reforef.ru 1 2 3
Allumino

At the beginning…

«Час ночи… Мда-а…» - подумал Алекс, взглянув на часы. Стараясь сильно не шуметь он повернул ключ в замке и вошел в квартиру. Прихожая встретила его темнотой и тишиной. «Все спят… У-уф…» - на цыпочках он стал пробираться в свою комнату. Чтобы не шуметь сильно, он решил снять верхнюю одежду у себя в комнате. Старательно подавляя любые шумы, издаваемые его походкой, он все же вошел в свою комнату и, с явным облегчением, прикрыл дверь поплотнее…
Небольшая предыстория: Алекс – сын богатых родителей. В общем-то обычный семнадцатилетний подросток, чудом не зарвавшийся из-за своих денег. Никаких Armani & Gucci в одежде, никаких печаток, золота и тому подобных «понтов» он не использовал – всегда ценил удобство, а не громкие (и настолько же дорогие) бренды различных фирм. Явным увлечением, вот уже многие годы считал компьютер, но не зацикливался на нем. При желании, правда, мог сделать с электроникой поистине невообразимые вещи. Нередко пропадал незаметно ночами из дому –увлечения (днем на их времени нет) да и еще много чего. Безумно тактичен и харизматичен, хоть и часто притворяется то шлангом, то тумбочкой…

Его родители – директора двух крупных фирм, работающих в разных сферах рынка. Нажили состояние на своих идеях, чем, в общем-то и гордятся. Не стесняются показывать свою состоятельность, ввиду чего нажили большое количество завистников.
… закрыв дверь, Алекс облегченно вздохнул. «Кажется не разбудил никого… Отлично.». Не раздеваясь он подошел к окну и открыл жалюзи. На улице было темно, сильный ветер создавал некое подобие снежного бурана… Снаружи это не кажется красивым, но отсюда Алексу нравилась эта картинка.

Пальцем ноги парень ткнул кнопку на стоящем рядом, на полу, белом ящике. Сразу и не поймешь что это – просто коробка, с кучей торчащих оттуда железяк и проводов. Иногда даже Алекс не узнает свой компьютер, уже так много раз препарированный им… Включение компьютера – уже рефлекс. Даже если абсолютно не хочется за ним сидеть – все равно включаешь этот электронный ящик – «Там разберемся» сразу взбредает в голову.


Почему-то уже третью ночь Алекс вот так вот заворожено стоял и смотрел на творящееся на улице безобразие в виде сильной вьюги. Причудливые игры ветра и снега интересовали его сейчас не меньше компьютера – а уж этот ящик вызывал у него огромный интерес. Нахлынуло, как всегда, много мыслей. «Что я сделал сегодня? Что сделал не так? Что вчера…» и так далее. Каждый раз в мозгу прокручивались возможные варианты различных ситуаций, в которые Алекс попадал. Далеко не всегда ситуации были из приятных и далеко не всегда он вел себя в таких ситуациях верно. Это Алекс осознавал только когда вот так вот спокойно размышлял наедине с собой, в гробовой тишине и темноте, слабо освещаемой светом монитора, который, в общем-то, служил сейчас только светильником…

Алекс в очередной раз взглянул на часы. «1.58… Пора закругляться с такими вот размышлениями о себе, а то вообще спать перестану.». Было жарко. На 6.20 заведен будильник, неоднократно целовавшийся с ближайшей стеной, а еще столько всего надо сделать… И уже так хочется спать.

Только сейчас Алекс понял почему ему жарко – он до сих пор в куртке и шапке. «Совсем ошизею скоро…» - подумалось ему, а на часах 1.58 сменилось 1.59.

Бросив еще один сонный взгляд в окно, за котором виднелось небо, испещренное звездами, Алекс твердо решил пойти спать. Приоткрыв немного окно – сам себе удивляясь, что в середине зимы проделывает такое – он выключил компьютер, параллельно стянув с себя шапку. Электронные комнатные часы показали 2.00…
Глава 1. «Алекс?»
… 2.00.

Алекс не обратил внимания на странный глухой щелчок за дверью, в комоде. Зря.

В ту же секунду он ощутил как будто время останавливается. Медленно, постепенно останавливается, останавливая вместе с собой все остальное. Также медленно из-за двери донесся нарастающий гул, стало еще жарче. Все произошло за секунду. Дверь снесло с петель и бросило прямо в Алекса, стоявшего в тот момент у окна. Уже горящий в тот момент кусок дерева снес Алекса прямо в окно, которое не выдержало такого взаимодействия и разбилось. Только теперь время стало возвращаться в свое нормальное русло. Прогремел взрыв. Всю квартиру мгновенно охватил огонь, пожирая все на своем пути…


Они жили на 1 этаже. Алекса отнесло на 5 метров от окна его комнаты и припечатало дверью прямо к железной качели, стоявшей во дворе. На какое-то время в глазах помутнело, звуки вокруг стали глухими, почти не слышными и, в конце концов совсем исчезли, сменившись полной тишиной. Болевой шок наступил еще в воздухе…

Спустя какое-то время Алекс очнулся. Первую минуту он пытался понять что случилось, кто эти люди, обступившие его, что это за липкая красная жидкость, заливающая его лицо и уже сделавшая его волосы каким-то подобием водорослей. Он был без сознания около 20-25 минут. За это время вокруг него столпилась когорта из большинства жильцов его дома. Недалеко был слышен вой сирен пожарных машин. Двор был освещен огнем, неукротимо рвущимся наружу из полыхающего помещения. Его треск входил в резонанс с голосами этой толпы людей и создавал у Алекса впечатление, будто он стоит в центре рынка в 12 дня в воскресенье.

Кто-то оттащил немного поодаль дверь, уже наполовину черную от поцелуя огня. Глаза пытались настроить резкость и разобрать хоть что-то в происходящем. Безуспешно. Ресницы слипались от той самой непонятной красной жидкости, текущей ручьями откуда-то сверху…

Алекс приподнялся. Ему казалось что он попал под каток. Причем несколько раз. Наконец глаза смогли сфокусироваться на самой яркой точке и тут до него дошло, что эта точка – окна его квартиры. Дым валил плотными клубами из всех окон, стекол у которых уже не было – они лежали на снегу мелкими осколками. Постепенно события стали выстраиваться в том порядке, в котором они происходили на протяжении всего вечера. Алекс пришел домой, закрыл двери, включил компьютер… Тут в мозгу пронеслась еще одна мысль – «Кто такой Алекс?!»…

Кто-то заметил, что парень очнулся.

- Эй, мальчик… Ты тут, кажется, живешь? Это окна твоей квартиры?

В ответ не прозвучало ни звука. Алекс и не слышал вопроса. Точнее – не слушал. Он не понимал, что обращаются к нему.

- Ты в порядке, а? – кто-то наклонился, чтобы разглядеть его получше. Все лицо было залито кровью, из носа, видимо сломанного дверью, тоже текла кровь…

«Алекс? Что это за имя? Почему оно вдруг пришло мне на ум?... Эти люди обращаются ко мне?» - он заметил, что большинство взглядов вокруг устремлены на него.

- Так ты тут живешь, верно? Ты можешь говорить?

- Я?... – слабо прошептал в ответ Алекс.

- Да ты-ты… Я видел как ты открывал дверь этой квартиры пока ждал лифта на свой этаж… Так ты тут живешь, да?

Алекс не понимал чего от него хотят. Сознание было разбросано по всему двору, прилегающему к дому, в котором на данный момент горела одна из квартир. Приехало 2 пожарных машины, разрывая звуком своих сирен гул толпы людей.

Мужчина, допытывавший Алекса, наконец, оставил эту затею. Он повернулся к какой-то девушке и сказал еле слышно «Бесполезно»…

Где-то рядом послышались другие сирены. Видимо милиция или скорая помощь.

Машинально Алекс поднялся со снега. Контроль над телом медленно, но верно возвращался к нему. Боль во всем теле становилась все сильнее. Неожиданно ноги начали подкашиваться… Алекс потерял сознание в падении и уже не ощутил, как повалился в мокрый, холодный снег.
Глава 2.
«Кто?»
Уже второй день Алекс не видел ничего, кроме этого скучного белого потолка местной больницы и вечер зашторенного окна в его палате. Ему строго-настрого запретили вставать с кровати, периодически кормили его какой-то мутью и кололи какие-то лекарства. Очередной психиатр развел руками со словами «Ничем не могу помочь». Алекс не мог вспомнить ни кто он, ни кто его родители, ни где он живет. Какая-то часть его памяти просто ушла в недоступную для сознания часть мозга…

На четвертый день парень мог свободно перемещаться по больнице. Это ему уже разрешали. Все было каким-то странным, непривычным.

К концу недели Алекс случайно разобрал стоявший в зале телевизор. Как будто в бреду он разложил на полу все детали телевизора, отсортировав их. Также, когда его заставили собрать все как было, Алекс интуитивно за день вернул технику в строй больницы. Он просто видел куда что воткнуть, чтобы «это» работало в резонансе с «вон тем».


Через несколько дней была начата процедура перевода Алекса в психиатрическую клинику как неизлечимого пациента. Его память о прошлой жизни, родителях, доме – вообще о чем бы то ни было – не возвращалась. Казалось – она только уходит все глубже и глубже в мозг. Алекс никак не воспринял эту новость – никаких чувств слово «психушка» у него не вызывало.

Еще через два дня Алекс уже заходил в автобус местной больницы. Именно этот автобус должен был отвезти его и еще пару десятков умалишенных в психиатрическую клинику.

Пройдя мимо нескольких сидений – он ужаснулся. Его соседи по путешествию были не просто умалишенными – это были самые натуральные психи. Он же всего лишь потерял память – он прекрасно это осознавал – но не понимал, почему его везут в компании таких людей…

Мирно, в гордом одиночестве устроившись на самом последнем сидении, Алекс уставился в окно. Было утро. Обычное зимнее утро. На этот раз не холодное, без ветра и вьюг – светило солнце, но пока грело слабо, голубое небо напоминало чистое полотно без единого узора. Алекс любил такую погоду. Она ему напоминала что-то хорошее… Но что именно – он понять не мог.

Наконец двери автобуса закрылись, водитель отжал сцепление, надавил на газ и сдвинул этот кусок железа с места. Сидеть у самого мотора автобуса – удовольствие сомнительное – Алекс это ощутил на собственном примере. От этого звука закладывало уши – конечно, больницы не могли себе позволить дорогие комфортабельные автобусы… Через, примерно, 15 минут пути уши все же адаптировались к такой обстановке. За окном медленно проплывали дома, деревья, покрытые снегом, какие-то магазины, остановки, люди… Каждый отдельный эпизод, увиденный в автобусном окне, вызывал у Алекса разные ощущения… Но эти ощущения упирались в тупик памяти, которая отказывалась работать.

«Ну же… Мне сказали, что если я буду чаще пытаться вспомнить что-то – я быстрее смогу восстановить свою память…» - Алекс слабо ударил себя по лбу открытой ладонью, как бы приказывая мозгу работать в полную силу. Несложно догадаться, что мозгу было абсолютно параллельно такое обращение…


Тут послышался глухой хлопок и автобус резко унесло по дороге, покрытой гололедом, куда-то в сторону. Была бы скорость больше – эта громадина на колесах непременно врезалась бы в какую-нибудь машину или дерево на обочине. Прокололось колесо. Причем неясно от чего… Делать ничего не оставалось, кроме как позвонить в больницу и заказать другой автобус. Водитель достал из кармана мобильный и вышел на улицу, набирая какой-то номер. Алекс остался в компании со всеми пассажирами автобуса. Он бросил взгляд в сторону и только сейчас до него дошло, что он сидит около задней двери автобуса. Повернув голову, он посмотрел в окно – на улице становилось все светлее от постепенно усиливающихся лучей солнца. Водитель что-то кому-то доказывал по телефону…

Алексу переставала нравиться компания психов, которые, вроде бы, уже начали обращать внимание на задние ряды сидений автобуса. Да и на за окном была картина, в которую он неудержимо хотел попасть. Недолго, в общем-то, думая он встал и размеренно, за несколько шагов, достиг двери. Она оказалась открыта… Точнее – замок на двери красовался только для приличия – не более. Она была сильно захлопнута, но не закрыта.

Алекс оказался на улице по другую сторону автобуса от водителя. Свежий воздух разительно отличался от запаха гари, издаваемого автобусным мотором. Первые мгновения хотелось закашлять, но Алекс сразу подавил в себе это желание и вскоре привык дышать свежим, морозным воздухом. На улицах было не так много людей, было довольно прохладно. Алекс был одет в ту самую куртку, в которой его привезли в больницу – и она неплохо согревала.

Оглянувшись на автобус, парень начал искать взглядом проколотое колесо… И действительно переднее правое колесо было похоже не на колесо, а на тонкий слой резины, покрывающий диск.

«Надо же… Что могло так разворотить шину?... Мда…» - Алекс не придавал особого значения этому вопросу, но небольшой интерес у него был. Тем не менее он быстро отвлекся. Ему не очень хотелось встречаться тут, на улице, с водителем автобуса. Подумав, что нового автобуса ему все равно ждать придется долго – лучше провести время прогулявшись на свежем воздухе, чем в компании психов. «А в случае чего… Хм… Ну прикинусь одним из этих…» - все было очень просто.


Оглядевшись вокруг, Алекс увидел отличную площадку для прогулок. Рядом был парк. Обычный городской заснеженный парк. Даже не особо задумываясь о том, когда он вернется, Алекс не стал останавливать свои ноги, уже сами идущие по направлению к парку… Он оглянулся на автобус и, решив, что переезд сегодня затянется, ускорил темп ходьбы…

Парк поражал не столько своей красотой, сколько обилием ощущений, которые испытывал Алекс, бездумно бродя по нему. Казалось, он уже был тут. Каждое дерево было ему знакомо, каждая лавка, фонарь, куст, покрытый снегом… Было такое ощущение, будто он уже был здесь и был неоднократно, но одновременно присутствовало и чувство новизны… Внезапно из мыслей его вырвал странный подземный толчок. «Что за бред… Землетрясение?...» - но эту мысль Алекс сразу отмел. Почему-то его подсознание упорно утверждало, что тут не может быть землетрясений… В конце концов он решил что ему просто показалось…

Алекс уже порядочное количество времени гулял по парку. «Ладно… Пора уже возвращаться, возможно меня ищут...» - подумал он на выходе из парка. Пока Алекс шел по тому же пути, каким пришел, он пытался вспомнить хоть что-то. Хоть какой-то момент своей жизни. Он прекрасно понимал, что лавка – это лавка, что снег – это снег, а зима – это зима… Но в упор не мог понять как, когда и где он это узнал. Видя по пути какую-нибудь электронную штуковину – он уже наперед знал все ее устройство, что к чему подключено и как это все работает… Но опять же – не мог понять откуда он это знает. Какая-то часть жизни выпала из памяти – и именно эта часть включала в себя воспоминания о том, кто он, о том, кого он знал когда-то и о том, где его дом… Наконец он осознал, что за следующим поворотом уже должен стоять его автобус. В мыслях пронеслось, как его ищут, спрашивают у прохожих не видели ли они его…

Он повернул на повороте и, словно остолбенев, врос в заснеженный асфальт. Не было ни нового автобуса, который должен был отвезти его в ту самую психиатрическую больницу, ни бригады ищеек, ни водителя спорящего о чем-то по телефону… Вместо этого лишь утопающий в пламени огня автобус, да толпа народу, взявшаяся откуда ни возьмись и активно обсуждающая произошедшее тут…


А мозгу Алекса пронесся батальон мыслей за один единственный миг. Он вспомнил тот странный толчок под ногами, который он не воспринял всерьез… Он сразу понял, что все остались в автобусе – никто бы не вышел без разрешения водителя. Видимо водитель уже вернулся в автобус – в одном свитере он вряд ли остался бы стоять на улице… А значит… А значит, что все, кто ехал в этом автобусе – мертвы. Логически – и он тоже должен был там быть. Фактически – никто не говорил что его там не было. Психов вряд ли будут идентифицировать по останкам. Алекс побоялся подойти к автобусу… Вместо этого он спокойно развернулся и размеренно зашагал к парку. Он шел так, чтобы никто не подумал что он что-нибудь знает о произошедшем… Да он в общем-то и не знал…

Войдя в парк, Алекс присел на ближайшую же лавку и окунулся в тот океан мыслей, который омывал его мозг в ту минуту…
Глава 3.
«Я»
«Кто я?...» - Алекса этот вопрос не оставлял ни на минуту. Наряду с остальной горой вопросов – этот был самым важным. «Почему я ничего не помню?...» - вопрос, следовавший всегда за предыдущим…

Вот уже несколько часов Алекс сидел на лавке в парке. Поднимался ветер. Становилось холодно. Пошел слабый снег. «Так… Если я продолжу так тут сидеть – я точно заболею.» - парень осмотрелся. Людей становилось все меньше. Уже около часа назад мимо парка проехал эвакуатор со сгоревшим автобусом. Пойти, может и было куда, да только Алекс этого не помнил, потому просто поднялся с лавки, отряхнул с себя снег и побрел в сторону, противоположную взрыву.

Пройдя парк насквозь, Алекс оказался на перекрестке – интуитивно выбрав направление – он продолжил свой шаг. За те несколько часов мозгового штурма в парке он переосмыслил многое. По чистой случайности ведь он оказался вне автобуса. Сейчас он никуда не сможет пойти, вряд ли кто узнает его. Пойти в милицию? И сколько времени пройдет пока они поймут кто он? Подросток 17 лет, не помнящий ничего о себе… В их базе наверняка нет ни единой строчки о нем. Почему-то ему казалось именно так – знать наверняка он не мог…


Тем временем погода явно начинала портиться. Ветер наращивал силу с бешенной скоростью, плюс ко всему валил сильный снег, кружимый этим ветром – все походило на снежный буран. Только в миниатюре. Разглядеть впереди что-нибудь было проблематично…

Алекс дошел до какого-то большого торгового комплекса и зашел вовнутрь не столько посмотреть что и почем продается, сколько погреться. В этом большом, массивном здании было очень тепло – потому Алекс решил заодно немного осмотреться. Его не покидало чувство, будто он уже бывал тут. В принципе очень многие места вызывали у него это чувство, но именно внутри этой постройки оно выражалось особенно ярко.

Пройдя мимо охранника, Алекс отметил для себя, что у этого человека тут же зазвонил телефон. Не придав, как всегда, этому особого внимания, парень направился к центральной лестнице на второй этаж. Бутики с драгоценностями, находящиеся на 1 этаже его совсем не интересовали. Тут же дорогу наверх, уже у самой лестницы, ему перегородил рослый, коренастый охранник.

- Ты пойдешь со мной. – сухо сообщил он.

- А вы, собственно, кто? И почему я должен идти за вами? – ответил Алекс, уже увидев боковым зрением второго охранника.

- Тебя ждет один человек… - бросил в ответ охранник и начал подъем по лестнице.

Алекс опомниться не успел, как его подхватили под руки еще двое охранников и насильно потащили наверх. Парень не особо-то и сопротивлялся. Его одолевало любопытство к происходящему, хоть он и совершенно не понимал в чем дело и кто его вообще ждет тут.

На 3-ем этаже центра охранник, шедший спереди, вошел в холл этажа, сойдя с лестницы. На этом этаже торговали всевозможной электроникой, компьютерами, телевизорами, цифровым оборудованием и еще черт знает чем. Пройдя какое-то время вдоль торгового зала охранник остановился у небольшой железной двери. Постучав три раза, он отошел от нее. Дверь открылась, но внутри было темно – невозможно было ничего разглядеть. Люди, державшие его за руки, буквально запихнули его внутрь комнаты, находящейся за дверью и закрыли эту самую дверь.


Комната была довольно таки просторной, освещалась только парой неоновых ламп, висящих на параллельных стенах помещения, да светом от двух работающих мониторов. В комнате стояло на самом деле 5 компьютеров, просто работало только 2. Было очень накурено.

Алекс осмотрелся – вроде бы комната пустовала. Не было видно присутствия кого-либо, хотя ему ясно сообщили, что его ждут. Попытка открыть дверь не увенчалась успехом. Ее закрыли снаружи. Пожав плечами, Алекс прошелся по комнате и сел на кресло, стоящее рядом с компьютером. На мониторе была загружена операционная система, больше ничего. На втором включенном компьютере тоже. Тут внезапно экран озарился оповещением о новом сообщении из сети…

Алекс осмотрелся – в комнате никого не было. Вроде бы камер или чего-нибудь подобного тоже не было. Недолго думая он потянулся к клавиатуре и открыл сообщение.

[ Привет, Ал. ] гласило сообщение. «Это мне чтоль?» - пронеслось в мозгу у Алекса. Никаких обратных координат, ни имени отправителя, ни электронного адреса не было. Еще немного подумав, парень все же написал ответ…

[ Мы знакомы? ] … После этого сообщения на добрых пару минут воцарилось спокойствие. Ответ не приходил. Алекс начинал волноваться. Сидеть одному в этой темной комнате уже надоедало.

[ Аллюм, это ты? Точно ты свиду ведь… Ты прикалываешься чтоль? ] – наконец пришел ответ от загадочного собеседника.

[ Аллюм? Вы разговариваете не с тем, кто вам нужен судя по всему… ] – отправив это сообщение Алекс начал рыться в памяти в поисках слова «Аллюм». Что-то смутное прорисовывалось в памяти, но это словно ровным счетом ничего ему не говорило.

[ Al, не пугай меня. Я ведь прекрасно вижу, что это ты… ] – тут же Алекс еще раз осмотрелся в поисках камеры, которая его снимает. Безуспешно.

[ Al, ты ведь сам разработал технологию прятанья этих малюток-видеокамер… Ты чего? ] – пришло еще одно сообщение. Алекс не знал что ему ответить. Он совершенно ничего не понимал.


[ Сейчас ведь Эмми позову… Ты ведь знаешь как она реагирует на твои шутки… ] – собеседник видимо рассчитывал испугать Алекса, но только еще больше ввел его в неведение…

[ Алюмино, дароф! ] – почти одновременно с предыдущим пришло новое сообщение. Мозг Алекса постепенно тормозился все больше…

[ Приветствую… ] – больше ничего чтобы написать ответ на ум Алексу не приходило.

[ Э… Ал, ты в порядке, а? Чего это ты как будто первый тест на пропуск в команду мне устраиваешь?... Или меня уже исключили?! ] – только сейчас Алекс увидел, что у сообщений этого человека заполнено поле «Author». Оно гласило «Системный_Глюк». Мысли сплелись. «Ну и прозвище…» - подумалось парню. Первый собеседник вообще отключился.
Allumino: Мы знакомы?

Системный_Глюк: Мдя-я… Теперь надо понять кто из нас съехал с катушек…

Allumino: Я действительно не понимаю. Кто вы? Что я делаю в этой комнате?

Системный_Глюк: Приплыли… Та-ак… Ты знаешь кто я? Прозвище EmmA тебе о чем-нибудь говорит? Должно говорить…

Allumino: Впервые слышу…

Системный_Глюк: Так… Жди там… Я сейчас обзвоню всех наших… По ходу у меня уже глюки пошли…
«Системный_Глюк» ушел в режим «не в сети», оставив Алекса в одиночестве. «Какого черта тут творится?! С кем это я только что говорил вообще?...» - парень встал со стула, подошел к двери и попытался открыть. Безуспешно. Теперь волнение начало одолевать Алекса по полной программе. В комнате воцарилась почти гробовая тишина. Наконец, по прошествии нескольких минут пришло еще одно сообщение. Системный_Глюк писал: «Мы едем. Жди там.»…



следующая страница >>