reforef.ru 1 2 ... 5 6
Хуана Инес де ла КРУС


... Жизнь знаменитой мексиканской поэтессы Хуаны Инес де ла Крус была ... безраздельно посвящена двум "пламенным страстям" - науке и поэзии.

Хуана Инес де Асбахе-и-Рамирес де Сантильяна (... светское имя поэтессы до принятия ею монашеского чина) родилась 12 ноября 1651 год в Сан-Мигель-де-Непантла, селенье, расположенном в шестидесяти километрах к юго-западу от столицы.

... Уже в раннем детстве Хуана Инес обнаружила редкие способности и необыкновенную тягу к знаниям. В трехлетнем возрасте она ... выучилась читать, к шести годам легко освоила премудрости письма...

... При дворе вице-короля Мексики заговорили о необыкновенно одаренной девочке, изумлявшей окружающих своими успехами в науках и страстью к сочинительству стихов. Ее жалуют званием придворной дамы...

В шестнадцать лет она ушла в монастырь.

... В 1695 году в столице вспыхивает эпидемия чумы. Самоотверженно ухаживая за больными монахинями, Хуана Инес заражается сама и умирает 17 апреля 1695 года.

И. Чежегова



ПОСВЯЩЕНИЕ
"Читатель мой, мои стихи..."
СОНЕТЫ
Сонет, в котором поэтесса опровергает восхваления, расточаемые ее портрету пристрастной лестью
Сонет, котором смерти отдается предпочтение перед старостью
Сонет, в котором осуждается мирская суетность и оправдывается приверженность Музам
Сонет, который утешает ревнивца, доказывая неизбежность любовного непостоянства
Сонет, в котором доказывается, что разлука - большее зло, нежели ревность
Сонет, в котором доказывается, что любви приличествует здравомыслие и сообразность
Сонет, в котором говорится о том, что следует отличать забвение от пренебрежения

Сонет, который тщится умерить ревнивую скорбь доводами рассудка

Сонет, в котором любовь ищет защиты от любовных мук
Сонет, в котором содержатся рассуждения о прихотях любви
Сонет, продолжающий рассуждения о прихотях любви
Сонет, который продолжает рассуждения о том же предмете, отдавая предпочтение разуму перед склонностью
Сонет, в котором ревнивое подозрение утишается красноречием слез
Сонет, в котором говорится о муках любви, несравнимых, однако, с достоинствами того, кто их причиняет
Сонет, в котором доказывается, что любовь к недостойному должна быть искуплена чистосердечным раскаянием
Сонет, в котором говорится, что того, кто недостоин любви, не следует ненавидеть, ибо ненависть, как и любовь, удерживает его слишком близко от сердца
Сонет, в котором судьба осуждается за двуличие
Сонет, в котором доводы рассудка служат утешением в любовной скорби
Сонет, в котором воображение тщится удержать уходящую любовь
Сонет, в котором лицемерная надежда осуждается за сокрытую в ней жестокость
Сонет, в котором содержится суждение о розе и созданиях, ей подобных
Сонет
РЕДОНДИЛЬИ
Редондильи, которые содержат рассуждения о безрассудствах любви
Редондильи, в которых говорится о том, что красота, преследуемая докучной любовью, может избавиться от нее с помощью откровенности столь учтивой, что даже выказанное пренебрежение не будет оскорбительно для влюбленного
Редондильи, в которых содержится ответ на суждение, что женщин делает прекрасными любовь
Редондильи против несправедливости мужчин в их суждениях о женщинах
РОМАНСЫ
Романс, в котором осуждается чрезмерная ученость, почитаемая бесполезной и даже пагубной для жизни

Романс, в котором с изысканностью и чистосердечием объясняется природа ревности и доказывается, что ее тревоги являются единственным свидетельством любви, в чем автор противоречит мнению дона Хосе Монторо, одного из славнейших поэтов нашего века

Романс, в котором выражается скорбь, вызванная разлукой с любимым
Романс, который может быть положен на музыку
ЭЛЕГИИ
Элегия, которая может служить утешением в разочаровании
Элегия, в которой женщина, потерявшая нежно любимого супруга, в отчаянии оплакивает свою горестную утрату
Элегия, в которой изливаются ревнивые чувства, рожденные разлукой
Элегия, в которой женщина, прощаясь с возлюбленным, не в силах скрыть свою скорбь
ГЛОССЫ
Глосса, в которой говорится о превратностях судьбы
Глосса, остерегающая Красоту от очевидной опасности быть обманутой
ДЕСИМЫ
Десимы, в которых доказывается, что любовь по свободному выбору единственно приличествует достоинству любящих
Десимы, в которых благородные усилия разума противоборствуют тираническому игу страсти
Десимы, в которых душа, изо всех сил противясь Любви, в конце концов принуждена ей сдаться, разделив печальную участь Трои
Десимы, в которых просьба возлюбленного о позволении уехать остается без ответа
Десимы, посланные некой Особе вместе с портретом
Десимы, в которых любовные излияния обращены к портрету возлюбленного
Десима воину-сочинителю
Десимы прославленному оратору
ЛИРЫ
Лиры, продиктованные желанием рассеять необоснованные ревнивые подозрения
Лиры, в которых выражены горестные чувства, вызванные долгой разлукой с любимым
Лиры, в которых женщина, потерявшая любимого супруга, изливает свою скорбь



Источник: Хуана Инес де ла Крус. Десятая муза. Пер. с исп. И. Чежеговой. Изд. второе, доп. Предисл. И. Чежеговой. М.: "Худож. лит.", 1973.
 

Перевод с испанского И. Чежеговой.

ПОСВЯЩЕНИЕ


* * *

Читатель мой, мои стихи
столь далеки от идеала...
Одно достоинство у них -
что я сама ценю их мало.

Я не хочу их ни бранить,
ни проявлять к ним снисхожденья,
дабы никто не возомнил,
что я им придаю значенье.

Не почитателя я тщусь
найти в тебе, мой добрый гений,
но беспристрастного судью
моих бесхитростных творений.

В сужденьях независим ты,
судью честней найду едва ли, -
суди ж меня - мои стихи
меня навек с тобой связали.

Суди. На свете ничего
нет выше разума от века.
Не посягает даже бог
на разуменье человека.

Любой твой приговор приму,
суди меня как можно строже:
коль нелицеприятен суд -
чем он суровей, тем дороже.

Придворной Музе угодить
ты сможешь при одном условье:
злословьем в меру поперчив,
ей кушанье из славословья.

А я равно твоя слуга,
придусь иль нет тебе по нраву:
придусь - так не жалей похвал,
а нет - брани меня по праву.

Могла бы про свои стихи
сказать себе я в оправданье,
что переписывают их
подчас без должного вниманья,

что неразборчива рука
у переписчика иного, -
а если буква неверна,
то сразу умирает слово,

что я сама порой спешу,
жалея на отделку время,
что слишком краток мой досуг,
обязанностей тяжко бремя,

что нездоровье подвело,
что я в заботах с головою,
что и сейчас мое перо
спешит, пришпоренное мною.

В моих словах, надеюсь я,
ты не усмотришь доказательств
того, что я в своих грехах
виню стеченье обстоятельств.

Своим стихам, читатель мой,
поверь, сама я знаю цену;
но твой мне важен приговор, -
стихи выходят на арену...

Тебе на суд их отдаю:
хвали, брани их с миной строгой,

и пусть стихи мои идут

им предназначенной дорогой.

Но помни, что в твоих руках
всего лишь проба, и покуда
ты не распробуешь куска,
не торопись порочить блюдо.

СОНЕТЫ

СОНЕТ,
в котором поэтесса опровергает восхваления,
расточаемые ее портрету пристрастной лестью

Портрет мой не хвали - он непохож:
здесь чванного искусства ухищренья
и красок хитроумное сплетенье
глазам внушают вкрадчивую ложь.

Не льсти мне, лесть, ведь все равно ты лжешь:
неумолимо времени теченье,
непобедимы старость и забвенье,
от них, как ни надейся, не уйдешь.

И твоему усердью я не рада:
ты - слабый ветер в мертвых парусах,
от рока ненадежная ограда,

блуждающее в немощных мечтах
желание. И беспристрастье взгляда
здесь обнаружит призрак, тленье, прах.

СОНЕТ,
котором смерти отдается предпочтение перед
старостью

Великолепья пышного полна,
о роза, ты - источник восхищенья!
Была природой при своем рожденье
ты в пурпур и кармин облачена.

Так радуйся, пока тебе дана,
увы, недолгая пора цветенья;
пусть завтра смерть придет, но наслажденья,
что ты вкусишь, не отберет она.

Она сорвет тебя рукой бесстрастной,
но мнить себя должна счастливой ты,
что умираешь юной и прекрасной.

Чем видеть, как прелестные черты
уродуются старостью ужасной, -
уж лучше смерть в расцвете красоты.

СОНЕТ,
в котором осуждается мирская суетность
и оправдывается приверженность Музам

Зачем, о свет, меня терзаешь ты?
Ужель обидно так мое стремленье
возвысить красотой свои сужденья,
сужденьем не унизив красоты?

Мне чужды о сокровищах мечты,
ищу лишь для ума обогащенья:

опасны о богатстве размышленья -

они доводят ум до нищеты.

Гляжу с непреходящею тоскою
на ставшую добычей красоту,
на алчность, что кладет конец покою...

Что до меня, я лучше предпочту
навек проститься с радостью мирскою,
чем жизнью мнить мирскую суету.

СОНЕТ,
который утешает ревнивца, доказывая
неизбежность любовного непостоянства

Любовь приходит, унося покой, -
с бессонницей, горячкой и томленьем,
растет с тревогами и подозреньем,
питается слезами и мольбой.

Потом она ведет неравный бой
с уловками, обманом, охлажденьем,
потом даст ревность волю оскорбленьям,
и жар любви угаснет сам собой.

Любви закономерность такова.
Угаснувшие чувства не воспрянут.
И мнить меня неверной - есть ли прок?

Ведь скорбь твоя, поверь мне, не права,
и вовсе ты любовью не обманут,
а просто срок любви уже истек.

СОНЕТ,
в котором доказывается, что разлука - большее
зло, нежели ревность

Один влюбленный - здесь, вдали - другой,
и каждого из них судьба злосчастна:
в одном бушует ревность - и напрасно,
другой утратил неспроста покой.

Но гнев ревнивец сдерживает свой,
на поворот судьбы надеясь страстно,
и шлет изгнанник пени ежечасно,
увы, исход предвидя роковой.

Хоть ревность тоже муками чревата,
но смотришь - то в отчаянье она,
то сызнова надеждами богата.

В разлуке же душа их лишена:
разлука ведь сама почти утрата,
в ней горшая из мук заключена.

СОНЕТ,
в котором доказывается, что любви приличествует
здравомыслие и сообразность

Служить для всех предметом поклоненья -
мечтают все красавицы о том:
алтарь перестает быть алтарем,
коль иссякают жертвоприношенья.

Бледнеет красота, коль восхищенье

она зажжет лишь в ком-нибудь одном:
ведь чтобы красоте стать божеством,
нужны ей многих страстные моленья.

Меня ж толпа поклонников страшит,
и мне милее в чувствах соразмерность:
пусть тот, один, меня боготворит,

кому нужны моя любовь и верность.
Любовь - как соль, и ей всегда вредит
как недостаточность, так и чрезмерность.

СОНЕТ,
в котором говорится о том, что следует отличать
забвение от пренебрежения

Зачем ты лжешь, что мною ты забыт?
Когда бы вправду я тебя забыла,
то в памяти моей бы место было,
где ты, пусть позабытый мной, укрыт.

Но я - и память это подтвердит -
к тебе ни разу мысль не обратила,
мне даже и на ум не приходило,
что стану я источником обид.

Твое понятно было б обвиненье,
когда б ты был любим иль хоть питал
надежду на мое благоволенье.

Но сей победы ты не одержал.
Пойми: тебя не помнить - не забвенье,
скорей уж это памяти провал.

СОНЕТ,
который тщится умерить ревнивую скорбь
доводами рассудка

Ужель, скажи, над разумом твоим
победу злая ревность одержала?
И от ее отравленного жала
ты тягостным безумьем одержим?

Ужель конец любви столь нестерпим,
что ты возненавидел и начало?
Но вспомни - ведь любовь не обещала
тебе, что вечно будешь ты любим.

Все скоропреходяще. И в бесстрастье
жестоком все уносит жизни бег...
Остановить его - не в нашей власти.

Но, заблуждаясь горько, человек
не верит в то, что и любовь и счастье
даются лишь на время, не навек.

СОНЕТ,
в котором любовь ищет защиты от любовных мук

Ни разлюбить не в силах, ни простить,
не в силах ни уйти я, ни остаться;

есть множество причин, чтоб нам расстаться,

одна причина есть, чтоб вместе быть.

Ты боль мою не хочешь облегчить, -
и сердцу прикажу я разорваться:
наполовину ненависти сдаться,
наполовину продолжать любить.

Больной любви в тебе лишь исцеленье:
так не давай же воли злым укорам,
и так уж сердце рвется пополам...

Поверь, твои упреки, подозренья
любви послужат смертным приговором,
и ненависти сердце я отдам.

СОНЕТ,
в котором содержатся рассуждения
о прихотях любви

Его люблю я, но не любит он,
безмерна скорбь моя, мне жизнь постыла;
а тот, кого презреньем я дарила,
увы, в меня без памяти влюблен.

Сносить любимого надменный тон,
быть может, сил бы у меня хватило,
но день и ночь в моих ушах уныло
звучит немилого докучный стон.

Его влюбленность я ценю так мало:
ведь я другого о любви молю,
но для него любимой я не стала...

Двух безответных чувств я муки длю:
я от любви немилого устала,
от нелюбви любимого скорблю.

СОНЕТ,
продолжающий рассуждения о прихотях любви

Меня не любит тот, кого люблю,
я не люблю того, кем я любима;
к слезам немилого неумолима,
сама перед любимым слезы лью.

Хулящему меня любовь сулю,
хулю того, кем я боготворима,
смеясь над нелюбимым нестерпимо,
насмешки от любимого терплю.

Любя и не любя, я оскорбляю
всегда невольно одного из двух;
сама, любя и не любя, страдаю.
Пытают оба мой смятенный дух:

один - меня мольбами оглушая,
другой - к моим мольбам оставшись глух.

СОНЕТ,
который продолжает рассуждения о том же
предмете, отдавая предпочтение разуму
перед склонностью

В предателе - влюбленного ищу,

кто предан мной - ко мне пылает страстью,

над любящим своей я тешусь властью,
а перед разлюбившим трепещу.

Убита нелюбовью - не ропщу,
устав искать в жестокости участья;
тому ж, кто дал бы мне любовь и счастье,
за смерть от нелюбви я смертью мщу.

Увы, не может мил мне стать немилый,
а милого нет силы разлюбить.
И счастья нет в моей судьбе унылой...

Но если выбирать, - так чем служить
для милого добычею постылой,
немилому наградой лучше быть.

СОНЕТ,



следующая страница >>