reforef.ru
добавить свой файл
1 2 ... 6 7
Содержание

Хлебная пустыня.

Агентство «АгроФакт» 20.07.2011
Нужно ли государству суетиться на рынке зерна?

«Крестьянские ведомости» 21.07.2011
Дмитрий Рылько: при прочих равных условиях нас ожидает достаточно серьезная ценовая просадка

Журнал IDK.Эксперт 16.07.2011
Сам не плошай: госдума приняла закон о поддержке сельхозстрахования

Российская газета» 20.07.2011
Д. Эпштейн: уровень поддержкироссийского АПК недостаточен

Агентство «АгроФакт» 21.07.2011
Когда у всех с деньгами плохо, а нам с пшеницей – хорошо

«Российская газета» 20.07.11
Язва в центре России

Газета «Взгляд»21.07.2011
На мировом рынке мяса грядут перемены

«Крестьянские ведомости» 18.07.2011
Накормят ли нас отечественным мясом

«Комсомольская правда» 21.07.2011
Хозяин

ИД «Крестьянин» 22.07.2011
Кто будет опылять российские поля, сады и огороды?

Агентства «АгроФакт» 19.07.2011
Долгое возвращение льна

«Крестьянские ведомости» 20.07.2011
Татарстанский президент готов взять

долги по НДФЛ продуктами

«Коммерсант» 19.07.2011
Җиргә ятып, ир елый...

«Ватаным Татарстан» 19.07.2011
Күз өстендәге каш сыман...

«Ватаным Татарстан» 18.07.2011

Агентство «АгроФакт» 20.07.2011

Хлебная пустыня.
Саудовская Аравия ищет в России недостающее зерно.

Власти Саудовской Аравии хотят заняться выращиванием зерна в России,
а также предлагают создать совместное предприятие по торговле им на Ближнем Востоке
, пишут Московские новости.

В проникновении на новые рынки наши зернотрейдеры заинтересованы. А вот создание совместного производства может споткнуться о желание саудовцев получить гарантии нераспространения на него будущих экспортных эмбарго, считают эксперты.


Делегация Саудовской Аравии провела в российском Минсельхозе переговоры о реализации совместных зерновых проектов. Позднее, на встрече с вице-спикером Совета Федерации Ильясом Умахановым, глава комитета по экономике и энергетике Консультационного совета Саудовской Аравии Салех аль-Шуайби сообщил, что «инвестирование в российское сельское хозяйство и экспорт российской пшеницы и ячменя — это инициатива короля Саудовской Аравии».

Известное своими несметными нефтяными богатствами государство, расположенное в одной из самых засушливых пустынь мира, занялось выращиванием зерновых на искусственно орошаемых землях в 70-х годах прошлого века. К началу 90-х годов Саудовская Аравия на какое-то время вошла в десятку крупнейших экспортеров пшеницы, одним из главных покупателей успел стать даже Советский Союз. Но из-за высокой себестоимости и дефицита водных ресурсов власти решили к 2016 году полностью прекратить субсидирование производства зерна. В мировой прессе появлялись сообщения, что представители саудовского бизнеса скупают земли для производства зерна в Африке и в других регионах мира. В ноябре прошлого года посланцы саудовской компании Otech встречались с первым вице-премьером Крыма Павлом Бурлаковым и также вели переговоры об инвестициях в производство зерновых в этой украинской автономии.

По долгосрочному прогнозу министерства сельского хозяйства США (USDA) в ближайшее десятилетие самым быстро растущим регионом — импортером зерна станет Африка южнее Сахары и Ближний Восток, включая в первую очередь Саудовскую Аравию. Уже сейчас эта страна импортирует 2 млн т пшеницы (с учетом муки) и 5 млн т ячменя. К концу десятилетия на нее будет приходиться до трети мирового импорта ячменя. «Им явно нужно создание стабильных зерновых потоков и наличие мощностей по размещению зерна для внутреннего потребления и для перепродажи, чтобы не зависеть от конъюнктуры рынка», — считает вице-президент Российского зернового союза (РЗС) Александр Корбут.


Заинтересованы в таком партнере и российские зернотрейдеры. «Очень важно, что Саудовская Аравия — крупнейший и платежеспособный потребитель, — отмечает специалист одной из компаний. — И эта страна очень удобна для нас в плане транспортной логистики: вышел из Новороссийска, прошел Босфор и Дарданеллы, Суэцкий канал — и на месте». Корбут предположил, что одним из участников СП может стать Объединенная зерновая компания (ОЗК), как «100%-ная государственная структура, с которой удобно работать Минсельхозу». В ОЗК подтвердили «МН» участие своих представителей во встрече с делегацией Саудовской Аравии и заверили, что будут «прорабатывать вопрос о возможности сотрудничества».

Сложнее с созданием совместного зерноводческого хозяйства. В России работают деньги, например, европейских инвесторов в холдинге «Агроинвест», ведущем производство зерновых на площади 400 тыс. га. Но холдинг действует наравне с другими игроками национального рынка. Интерес саудовцев совершенно другой — четкая ориентация на экспорт. Поэтому они очень заинтересованы в получении государственных гарантий сохранности своих инвестиций, считает Корбут. Главный риск очевиден — новое эмбарго на экспорт зерна. В прошлом году запрет был введен внезапно для участников рынка. В любом случае саудовцы захотят закрепить за собой права собственности на землю, что может быть не просто в условиях существующих у нас ограничений на возможности приобретения земли иностранцами.

По информации Корбута, до обсуждения региона, где может быть размещено российско-саудовское совместное хозяйство по производству зерновых, дело не дошло. «Но надо учитывать, что на юге все права на собственность определены. Свободных земель там нет. Вопрос, что есть в Черноземье или в Поволжье», — рассуждает эксперт. Зерно необходимо Саудовской Аравии не только, чтобы накормить свое стремительно растущее население, но и обеспечить кормами животноводство. Например, крупнейшими потребителями ячменя в стране являются верблюдоводческие хозяйства. Если саудовцы захотят сосредоточиться на производстве фуражного ячменя, то СП может появиться в Орловской, Брянской или даже Новгородской областях, предполагает Корбут.

«Крестьянские ведомости» 21.07.2011

Нужно ли государству суетиться на рынке зерна?
Поспешность, с которой в прошлом году правительство РФ приняло решение о запрете на вывоз зерна с территории страны, и отстраненность,
с которой сегодня правительство наблюдает за развитием ситуации на зерновом рынке, суть две стороны одной и той же медали. Медаль эта называется «метод ручного управления» экономикой. Полемика о плюсах и минусах такого метода разгорается тем жарче, чем очевиднее становятся прямые экономические потери от административного решения, совершенно не адекватного той или иной угрозе.


Взять то же эмбарго на вывоз зерна, введенное 15 августа прошлого года и отмененного 1 июля нынешнего года. По мнению президента Российского зернового союза Аркадия Злочевского, прямые потери российских зернопроизводителей от эмбарго составили 114 млрд рублей. Эта сумма сложилась, главным образом, из разницы в цене зерна на российском и мировом рынках. Не было бы запрета –
и аграрии (не зернотрейдеры, а именно аграрии) могли бы спокойно выручить эти деньги. А Злочевский утверждает, что прошлогодняя угроза дефицита зерна на внутреннем рынке, которой якобы и было продиктовано решение правительства об эмбарго, была мнимой, не подкрепленной ни расчетами большинства экспертов, ни даже данными Росстата. Кстати, 114 млрд рублей – сумма, примерно сопоставимая с той, которую ежегодно тратит государство на поддержку аграрной отрасли.

Сегодня ситуация обратная. На горизонте сельскохозяйственного сезона маячит не дефицит, а переизбыток производства зерна. По прогнозам экспертов зернового рынка, если ничего не помешает собрать урожай в 90 и выше млн тонн, цены на зерно неуклонно пойдут вниз. И могут в конечном итоге опуститься ниже критических пределов, то есть, фактически будут приближаться к себестоимости производства зерна.

Собственно, процесс, как говорится, уже пошел. Цены на пшеницу снижаются примерно на 300 - 350 рублей за тонну в неделю. Между тем, уборка фактически только началась.


Пока цена на зерно, по мнению первого вице-премьера правительства Виктора Зубкова, составляет от 5 тыс. до 6 тыс. рублей за тонну. «Это комфортный «коридор» как для его производителей, так и для потребителей, - сказал он недавно в Волгограде. - Плохо было бы, если бы цена составляла 3,6 - 3,8 тыс. рублей за тонну, как в прошлом году, или 7,5 - 9 тыс. рублей». Сегодня, по словам Виктора Зубкова, нет никакой необходимости в регуляторах рынка. Правильно, пока нет. А завтра?

Проблема состоит в том, что этот «комфортный» коридор цен никто не зафиксировал документально. Никто не определил, сколько должна стоить пшеница, чтобы зернопроизводителю стало дискомфортно. В России до сих пор считается нормальным, если цены на зерно за сезон колеблются в пределах 40 - 50 процентов,
а то и выше. Мало того, сами аграрии не допущены сегодня к процессу установления этого пресловутого коридора цен. Тогда как в ЕС, Канаде или США фермерские ассоциации накануне сельскохозяйственного сезона (а то и за пять лет доегонаступления) договариваются с правительством о ценовом коридоре. Он, как правило, не превышает нескольких процентов. И там, если цена выходит за рамки установленного коридора, автоматически включаются государственные регуляторы – либо закупочные интервенции, либо выброс на рынок дешевого зерна из государственных фондов. Понятно, что возможны варианты. Это – всего лишь схема, принцип действия государства.

И он состоит в том, что резкого колебания цен позволяет избегать не ручное управление отраслью, а заранее продуманный механизм, включающийся автоматически.

«Сегодня пока государству нет необходимости пытаться суетиться на рынке зерна, пусть идет чисто рыночный процесс, который позволяет тем, кто имеет излишки зерна, продать его за рубеж, а тем, кто не может или не хочет этого делать, продать внутри страны», - сказал первый вице-премьер правительства Виктор Зубков во время рабочей поездки в Волгоградскую область.


Суетиться правительству действительно не пристало. Надо просто один раз в году устанавливать правила функционирования зернового рынка.

Себе - спокойней, а продавцам и покупателям зерна - понятней.
Журнал IDK.Эксперт 16.07.2011

Дмитрий Рылько: при прочих равных условиях нас ожидает достаточно серьезная ценовая просадка
В преддверии Международного форума «Аграрное Черноземье», который состоится 19-21 июля в городе Орёл, Дмитрий Рылько, Генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) поделился с порталом IDK.ru видением ценовой конъюнктуры в текущем году и прогнозом урожая зерновых.

Дмитрий Николаевич, как Вы оцениваете ценовую конъюнктуру на пшеницу на этот год, по России, по миру?

Ценовая конъюнктура только складывается, она зависит от многих факторов. Рынок трясет, идет уборка, многое зависит от того, какая будет погода. Ценовая ситуация складывается под воздействием многих факторов, даже таких, которые на первый взгляд не имеют прямого отношения к рынку зерна. Например, валютный кризис в Западной Европе, действия китайских властей по охлаждению экономики, валютные курсы.

Какова в данной ситуации роль России?

При прочих равных условиях Россия, как мы и ожидали, играет сейчас ключевую роль в определении ценовой ситуации на мировом рынке рядовой продовольственной пшеницы. Мы здесь являемся, скажем так, двигателем рынка. И это происходит уже не первый год, это происходит, по сути, каждый год, когда мы экспортируем. И даже в период запрета на экспорт цены на мировом рынке пшеницы складывались под воздействием этого фактора. И сейчас определяем его движение вниз, серьезное движение, которое произошло в течение нескольких последних недель. Под воздействием жесткой ценовой конкуренции отечественные экспортеры выигрывают ключевые международные тендеры с отрывом от ближайших страновых конкурентов в 30-40 долларов за тонну.


Можете поделиться ценовыми прогнозами?

На рядовую пшеницу уже произошло падение экспортных цен –
с 300 до 235 долларов
. И при прочих равных условиях наш внутренний рынок ожидает ценовая просадка.

В какой перспективе?

Это в течение нескольких недель или даже дней.

Что может помешать этой просадке?

Факторов, которые могут предотвратить падение рынка, полно, на любой вкус. Это очень плохая погода при уборке в России, негативные погодные условия в мире. Серьёзное укрепление доллара. Может помешать новая волна притока спекулятивного капитала в товарные фьючерсы. Ей может помешать временное решение долговой проблемы в США, переоценка МСХ США запасов и урожая в сторону их снижения (это – весьма вероятно), рост спроса со стороны Китая на американскую кукурузу, который потащит за собой все остальные зерновые рынки, в том числе российский рынок пшеницы. Ей может помешать своевременное объявление, а затем и проведение государственной закупочной интервенции. Ей может помешать и что-то такое, о чем мы ещё не знаем. Но при прочих равных условиях, если всё будет продолжаться так, как оно продолжается сейчас, на внутреннем рынке пшеницы ожидается ценовая просадка.

На каком уровне Вы прогнозируете урожай в этом году?

Текущая оценка – 89 миллионов тонн всего зерна, включая зернобобовые, то есть мы еще приподнимаем наш прогноз в очередной раз. Стартовали мы в феврале
2011 с 84 млн. тонн, как известно.

А в региональном разрезе?

На Юге близкий к рекордному, но не рекордный, в Сибири средний, в отдельных регионах типа Омска – высокий, в Центрально-Черноземном регионе средний,
в Поволжье средний, и очень высокий на Урале.

Что сейчас происходит с российским экспортом?

Вопреки опасениям ряда аналитиков, экспорт в июле ожидаем на уровне, близком к среднему за последние три года – 1,8 млн. тонн, или даже выше. Хотя, как подчеркивалось, это на фоне жесткой ценовой конкуренции и уже произошедшей просадки рынка.

«Российская газета» 20.07.2011

Сам не плошай: госдума приняла закон о поддержке сельхозстрахования
Госдума приняла долгожданный Закон «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования», который вступит в силу 1 января 2012 года. Как отметила министр сельского хозяйства Елена Скрынник, его реализация позволит снизить нагрузку на сельхозпроизводителей – они будут выплачивать только половину страхового взноса.

Чиновники полагают, что это позволит увеличить долю застрахованных посевных площадей в стране до 70 процентов, снизить риски невыплаты страхового возмещения сельхозпроизводителям в случае банкротства компаний и сэкономить федеральные средства при возникновении чрезвычайных ситуаций.

Раз, два и обчелся

Пока правительство РФ начинает подготовку проектов нормативно-правовых актов, необходимых для реализации законопроекта, «РГ» выяснила, чего ждут аграрии от нового закона на примере Владимирской области. В прошлом году свои посевы здесь застраховали всего два хозяйства: СПК «Спасское» в Суздальском районе и племзавод «Илькино» – в Меленковском. Казалось бы, с учетом жестокой засухи, это прозорливое решение должно было послужить хорошим примером для остальных.
Но в 2011-м региональная статистика агрострахования еще хуже: ни одно хозяйство не приобрело страхового полиса.

Да и застраховавшиеся в прошлом году отнюдь не чувствуют себя победителями. Более того, директор суздальского хозяйства Андрей Шарагин считает, что совершил ошибку. За поле озимой пшеницы заплатил 120 тысяч рублей. После перезимовки
20 гектаров пришлось списать. По договору ему должны компенсировать затраты на пересев. Но небольшие «проплешины» разбросаны по всей площади, и сделать это технически невозможно. Страховку нужно оплатить во время посевных работ, когда оборотных средств в хозяйствах и без того не хватает.

Не приходится рассчитывать и на возмещение потерь урожая. Для страховщиков недобор – это 17 центнеров с гектара. Но даже если весь урожай с 140 гектаров поделить на реальную площадь поля в 160 гектаров, меньше 25 центнеров в хозяйстве знаменитого Суздальского ополья не будет.


- 17 центнеров для нас – это крах! – заявляет Андрей Иванович. – Получается, возместят убытки, и то частично, если произойдет полная гибель. И есть ли смысл страховать?

В «Илькино» за страховку заплатили 400 тысяч рублей. Мало того, что в ответственный момент фирма пропала, так еще и застрахованные хозяйства не могли рассчитывать на такую же помощь от государства, как незастрахованные. А значит, понесли от засухи больше убытков.

- Кабала натуральная: огромные риски, существенный процент нужно заплатить, а вернут не вернут, неизвестно. При утрате менее 40 процентов ничего не заплатят! – не скрывает досады председатель СПК, заслуженный работник сельского хозяйства РФ Сергей Кострюков.

Правда, учитывая катаклизмы прошлого года, когда были потеряны две трети урожая, застраховаться в этом году при всех минусах илькинцы все же собирались. Обзвонили страховые организации. Кто-то вообще не занимается агрострахованием – очень большие риски. Ну а те, кто согласился, страхуют только картофель, зерно и овощи. Чтобы разработать тарифы, франшизу и страховую премию, подготовили пакет документов, кучу сертификатов на зерно, вплоть до указания, какие минеральные удобрения внесли. -

Всегда страховались с господдержкой, но, чтобы получить возмещение, необходимо было документально подтвердить окончание посевных работ, – рассказывает главный бухгалтер хозяйства Алина Епсилова. – Но весна выдалась поздняя, и закончить сев не успели. Площади у нас солидные, урожай большой. При расчетах цена реализации берется по прошлому году. А она была высокой из-за засухи. Получилось, надо заплатить восемь миллионов рублей. Таких денег даже наше небедное хозяйство не смогло выделить.

Словом, в этом году в «Илькино» продолжают растить урожай без страховки.
С убеждением, что от природных катаклизмов спасает не она, а многоотраслевое производство.




следующая страница >>