reforef.ru 1 2 ... 5 6



Ю.П.КЛОЧКОВ, В.Н. ТРИБУНСКАЯ

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ПО ПЕРЕВОДУ

ДЛЯ СТУДЕНТОВ МАГИСТРАТУРЫ
(на материале текстов

по европейскому праву)
Английский язык
Часть 3
Уровни В2 – С1



МГИМО


УНИВЕРСИТЕТ
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ

МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ (УНИВЕРСИТЕТ)

МИД РОССИИ

_____________________________________________________________________________
Кафедра английского языка №1


Ю.П.КЛОЧКОВ, В.Н. ТРИБУНСКАЯ
Английский язык
УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ПО ПЕРЕВОДУ

ДЛЯ СТУДЕНТОВ МАГИСТРАТУРЫ
(на материале текстов

по европейскому праву)

Часть 3
Уровни В2 – С1




Издательство

«МГИМО-Университет»

2011

Третья часть пособия предназначена для студентов II курса магистратуры, изучающих европейское право (третий семестр). Основная цель пособия – расширение компетенции студентов при работе с профессионально ориентированными текстами на английском языке, развитие навыков и умений, необходимых для профессиональной обработки текстов: понимание, обсуждение, перевод, высказывание по теме.

Третья часть пособия состоит из пяти разделов, в которых основными учебными материалами для перевода являются решения Суда ЕС, сыгравшие важную роль в развитии европейского права. Кроме того, приводятся положения из учредительных документов ЕС, тексты для обсуждения и перевода, тематический словарь, лексические упражнения, дополнительные тексты.

Пособие рассчитано на студентов, обладающих языковыми компетенциями, соответствующими уровням В2-С1.

Первая часть пособия вышла в 2009г., вторая – 2010г.
CONTENTS
Методические рекомендации…………………………………….. 5
I. DIRECT EFFECT OF EU LAW

Case 26/62, Van Gend en Loos v Nederlandse Administratie der Belastingen ………………………….. 7

II. SUPREMACY OF EU LAW


Case 6/64, Flaminio Costa v E.N.E.L. ………………………28

III. SUPREMACY OF EC LAW OVER

CONFLICTING PROVISIONS OF NATIONAL LAW


Case 106/77, Amministrazione delle Finanze

dello Stato v Simmenthal SpA ............................................48

IV. PROHIBITION OF QUANTITATIVE RESTRICTIONS

IN TRADE BETWEEN MEMBER STATES


Case 120/78, Rewe-Zentral AG v Bundesmonopolverwaltung fur Branntwein

(Cassis de Dijon)………………………………………………..65

V. COMPETITION

Case 328/81, NV Nederlandsche Banden Industrie Michelin v Commission of the

European Communities………………………………………84



Методические рекомендации по работе с учебным пособием по переводу (на материале текстов по европейскому праву)
Настоящее учебное пособие предназначено для лиц, прошедших базовый курс обучения английскому языку, усвоивших знания и выработавших навыки, соответствующие оперативному уровню владения языковыми компетенциями (уровни В2 – С1).

Цель пособия – способствовать выработке у студентов компетенций, необходимых для работы с текстами профессиональной направленности. Для развития этих компетенций необходимо уметь:

  • правильно понять содержание всего текста, его основных частей и отдельных предложений,

  • обсудить текст на английском языке, выявить затрагиваемые проблемы, сделать необходимые выводы и обобщения,

  • изложить содержание текста на английском и русском языках, используя умение свертывать информацию в зависимости от поставленного задания,
  • перевести текст и его отдельные части на русский язык, используя переводческие приемы, с которыми студенты ознакомились в ходе обучения переводу на предыдущих этапах (лексические и грамматические трансформации, место новой информации в русском и английском предложении, перевод интернациональной лексики и многозначных слов и т.д.).


Построение учебных материалов обусловлено поставленными задачами. Предлагаемые в учебнике пять разделов посвящены основополагающим темам европейского права. Их выбор соответствует традиционной структуре курсов по европейскому праву.

Приведенные в начале тематических разделов статьи учредительных договоров на английском и русском языках позволят студентам познакомиться со специальной терминологией и подготовиться к работе над аутентичными текстами, предлагаемыми в последующих частях темы. Эти тексты могут быть использованы для обсуждения и перевода, выработки навыка реферирования, как база для последующих сообщений по данной тематике, а также для подготовленного письменного перевода и неподготовленного устного перевода (перевод с листа).

Представленные в заключительной части каждого раздела материалы на русском языке являются дополнительными и имеют целью дальнейшее расширение фоновых знаний и совершенствование владения языком специальности. Эти тексты могут быть использованы для неподготовленного устного перевода, а также для заданий по письменному переводу.

Каждая тема пособия рассчитана, в среднем, на четыре аудиторных занятия (восемь академических часов), пятая тема, Competition law, более обширна и предполагает проведение шести занятий. Объем использования предлагаемых материалов может варьироваться в зависимости от степени общей языковой и специальной подготовленности слушателей/студентов.

I. DIRECT EFFECT OF EU LAW
Case 26/62, Van Gend en Loos v Nederlandse Administratie der Belastingen

I. Compare the English and Russian versions of the EC Treaty provisions, study the topical vocabulary, analyse the adequacy of translation.


ARTICLE 25 (ex Article 12)

Customs duties on imports and exports and charges having equivalent effect shall be prohibited between Member States. This prohibition shall also apply to customs duties of a fiscal nature.


СТАТЬЯ 25 (бывшая статья 12)

Таможенные пошлины на импорт и экспорт или равнозначные сборы должны быть запрещены между государствами-членами. Данный запрет распространяется также на таможенные сборы фискального характера.


ARTICLE 226 (ex Article 169)

If the Commission considers that a Member State has failed to fulfil an obligation under this Treaty, it shall deliver a reasoned opinion on the matter after giving the State concerned the opportunity to submit its observations.

If the State concerned does not comply with the opinion within the period laid down by the Commission, the latter may bring the matter before the Court of Justice.

СТАТЬЯ 226 (бывшая статья 169)

Если по мнению Комиссии одно из государств-членов уклоняется от выполнения каких-либо обязательств, возложенных на него настоящим Договором, она принимает мотивированное заключение по этому поводу, предварительно предоставив заинтересованному государству-члену возможность изложить свои соображения.

Если государство-член, о котором идет речь, оставит данное мотивированное заключение Комиссии без внимания в течение срока, установленного Комиссией, она может обратиться в Суд ЕС.

ARTICLE 227 (ex Article 170)

A Member State which considers that another Member State has failed to fulfil an obligation under this Treaty may bring the matter before the Court of Justice.

Before a Member State brings an action against another Member State for an alleged infringement of an obligation under this Treaty, it shall bring the matter before the Commission.

The Commission shall deliver a reasoned opinion after each of the States concerned has been given the opportunity to submit its own case and its observations on the other party's case both orally and in writing.


If the Commission has not delivered an opinion within three months of the date on which the matter was brought before it, the absence of such opinion shall not prevent the matter from being brought before the Court of Justice.


СТАТЬЯ 227 (бывшая статья 170)

Каждое из государств-членов, по мнению которого другое государство-член уклоняется от выполнения обязательств, взятых им на себя по настоящему Договору, может обратиться по этому поводу в Суд ЕС.

Обращению в Суд ЕС одного государства-члена с иском к другому государству-члену, основанном на предполагаемом нарушении этим последним обязательств, возложенных на него настоящим Договором, должно предшествовать предварительное обращение в Комиссию по данному вопросу.

Комиссия принимает свое мотивированное заключение после того, как заинтересованным государствам будет предоставлена возможность на основе принципа состязательности предоставить свои замечания в письменной или устной форме.

Если Комиссия не представит свое заключение в течение трех месяцев с момента обращения к ней по данному делу, то отсутствие такого заключения не препятствует обращению с иском в Суд ЕС.


Переводческий комментарий:

При анализе текстов 1 и 2 частей пособия мы уже подчеркивали такие особенности перевода документов как единообразие использования терминов и буквализм, зачастую за счет стиля.

При переводе ст. 227 фразу “after each of the States concerned has been given the opportunity to submit its own case and its observations on the other party’s case both orally and in writing” следует перевести более буквально как: «после того, как оба заинтересованных государства получили возможность представить в письменной и устной форме свою аргументацию и замечания по аргументации противоположной стороны» (ср. с переводом, предложенным выше).

Study the Topical Vocabulary and illustrate how these words and phrases can be used:


  • customs duties

- таможенные пошлины

  • charges having equivalent effect

- равнозначные сборы

  • customs duties of a fiscal nature

- таможенные сборы фискального характера

  • failure to fulfil an obligation under the Treaty

невыполнение обязательств по Договору

  • to deliver a reasoned opinion

- представлять/ давать мотивированное заключение

  • to submit its own case

- изложить/предоставить свои объяснения по делу

  • to submit its observations on the other party’s case

изложить/предоставить возражения на объяснения другой стороны

  • to comply with the opinion

- выполнить заключение /Комиссии/

  • to bring a matter before the Court of Justice

- обратиться в Суд ЕС с иском

  • alleged infringement

- предполагаемое нарушение /обязательств/

II. Texts for discussion and translation





  1. Translate the following text at sight.

Case 26/62 Van Gend en Loos v Nederlandse Administratie der Belastingen (1963) established the principle that individuals could rely on Community law before their national courts, the principle of direct effect, and Case 6/64 Flaminio Costa v ENEL (1964) established the principle of supremacy of Community law over national law. The court did this by interpreting the Treaty as to its 'spirit and general scheme'. In both cases, the court made it clear that the Treaties should be viewed as constituting a "new legal order'. After these judgments, the court has shown many examples of what critics might call judicial activism, but which could, on another reading, be considered a filling in of the gaps in a 'framework treaty', i.e. a text which is couched in general terms and which indicates general objectives, to be interpreted purposively thus filling in the gaps left in the Treaty articles.


When a question of interpretation of a Community act is raised in a national court, the ECJ may or sometimes must be requested to give a ruling by the national court. This ruling indicates to the national court what its decision on the point should be, but it is the national court which makes the final decision. It is not an appeal procedure. It is an example of shared jurisdiction, depending for its success on mutual co-operation. The national court retains the final word in its application of the ECJ's interpretation.

The preliminary reference procedure has proved to be a major contributor to the development of Community law. This development began when the court ruled in 1962 in Case 26/62 van Gend en Loos that individuals could also rely on Community law under certain conditions before their national courts in order to assert their Community rights. Thus, the doctrine of direct effect of Community law has opened the possibility to individuals to have access to the ECJ via their national court in cases where they would not have standing to have direct access to the ECJ. Thus, an individual may indirectly challenge action by member states or by Community institutions before the ECJ to obtain a ruling from the court which will give him/her the possibility to obtain an appropriate remedy from the national court.
Ex.1. Read the text once again and answer the following questions:


  1. What principles did the Court’s judgments establish in Van Gend en Loos and in Flaminio Costa v ENEL cases?

  2. What does the principle of direct effect imply?

  3. What is meant by the Court’s “judicial activism”?

  4. What is “the preliminary reference procedure”? Does it pre-determine the national court’s decision?

  5. What is the role of this procedure for the development of Community Law and for individuals seeking to assert their Community rights?


Ex.2. Summarise the text in English orally.

2. Translate the text of the Judgment into Russian.



Judgment of the Court of 5 February 1963.

NV Algemene Transport en Expeditie Onderneming van Gend & Loos v Netherlands Inland Revenue Administration

Reference for a preliminary ruling: Tariefcommissie - Pays-Bas.
Case 26-62.

[Extracts]

Summary

1 In order to confer jurisdiction on the Сourt to give a preliminary ruling it is necessary only that the question raised should clearly be concerned with the interpretation of the treaty.

3. The European Economic Community constitutes a new legal order of international law for the benefit of which the states have limited their sovereign rights, albeit within limited fields, and the subjects of which comprise not only the Member States but also their nationals.

Independently of the legislation of Member States, Community law not only imposes obligations on individuals but is also intended to confer upon them rights which become part of their legal heritage. These rights arise not only where they are expressly granted by the Treaty but also by reason of obligations which the treaty imposes in a clearly defined way upon individuals as well as upon the Member States and upon the institutions of the Community.

4. The fact that Articles 169 and 170 of the EEC treaty enable the Commission and the Member States to bring before the Court a State which has not fulfilled its obligations does not deprive individuals of the right to plead the same obligations, should the occasion arise, before a national court.

5. According to the spirit, the general scheme and the wording of the EEC treaty, Article 12 must be interpreted as producing direct effects and creating individual rights which national courts must protect.

6. It follows from the wording and the general scheme of Article 12 of the Treaty that, in order to ascertain whether customs duties and charges having equivalent effect have been increased contrary to the prohibition contained in the said article, regard must be had to the customs duties and charges actually applied by Member States at the date of the entry into force of the Treaty.


7. Where, after the entry into force of the Treaty, the same product is charged with a higher rate of duty, irrespective of whether this increase arises from an actual increase of the rate of customs duty or from a rearrangement of the tariff resulting in the classification of the product under a more highly taxed heading, such increase is illegal under Article 12 of the EEC Treaty.

Parties
In Case 26/62

Reference to the Court under subparagraph (a) of the first paragraph and under the third paragraph of Article 177 of the Treaty Establishing the European Economic Community by the TARIEFCOMMISSIE, a Netherlands Administrative Tribunal having final jurisdiction in revenue cases, for a preliminary ruling in the action pending before that court between

N.V.ALGEMENE TRANSPORT – EN EXPEDITIE ONDERNEMING VAN GEND & LOOS, having its registered office at Utrecht

and

NEDERLANDSE ADMINISTRATE DER BELASTINGEN

( Netherlands Inland Revenue Administration )

Subject of the case

on the following questions:

1. Whether Article 12 of the EEC Treaty has direct application within the territory of a member state, in other words, whether nationals of such a state can, on the basis of the article in question, lay claim to individual rights which the courts must protect;

2. In the event of an affirmative reply, whether the application of an import duty of 8% to the import into the Netherlands by the applicant in the main action of ureaformaldehyde originating in the Federal Republic of Germany represented an unlawful increase within the meaning of Article 12 of the EEC Treaty or whether it was in this case a reasonable alteration of the duty applicable before 1 March 1960, an alteration which, although amounting to an increase from the arithmetical point of view, is nevertheless not to be regarded as prohibited under the terms of Article 12.

Grounds of the judgment


The first question

a - jurisdiction of the Court

The government of the Netherlands and the Belgian government challenge the jurisdiction of the court on the ground that the reference relates not to the interpretation but to the application of the treaty in the context of the constitutional law of the Netherlands, and that in particular the Court has no jurisdiction to decide, should the occasion arise, whether the provisions of the EEC Treaty prevail over Netherlands legislation or over other agreements entered into by the Netherlands and incorporated into Dutch national law. The solution of such a problem, it is claimed, falls within the exclusive jurisdiction of the national courts, subject to an application in accordance with the provisions laid down by Articles 169 and 170 of the Treaty.

However in this case the Court is not asked to adjudicate upon the application of the Treaty according to the principles of the national law of the Netherlands, which remains the concern of the national courts, but is asked, in conformity with subparagraph (a) of the first paragraph of Article 177 of the Treaty, only to interpret the scope of Article 12 of the s aid Treaty within the context of Community law and with reference to its effect on individuals. This argument has therefore no legal foundation.

The Belgian government further argues that the court has no jurisdiction on the ground that no answer which the court could give to the first question of the TARIEFCOMMISSIE would have any bearing on the result of the proceedings brought in that court.

However, in order to confer jurisdiction on the court in the present case it is necessary only that the question raised should clearly be concerned with the interpretation of the Treaty. The considerations which may have led a national court or tribunal to its choice of questions as well as the relevance which it attributes to such questions in the context of a case before it are excluded from review by the Court of Justice.


It appears from the wording of the questions referred that they relate to the interpretation of the Treaty. The Court therefore has the jurisdiction to answer them.

This argument, too, is therefore unfounded.
b - on the substance of the case

The first question of the TARIEFCOMMISSIE is whether Article 12 of the Treaty has direct application in national law in the sense that nationals of Member States may on the basis of this article lay claim to rights which the national court must protect.

The objective of the EEC Treaty, which is to establish a common market, the functioning of which is of direct concern to interested parties in the Community, implies that this Treaty is more than an agreement which merely creates mutual obligations between the contracting states.

This view is confirmed by the Preamble to the Treaty which refers not only to governments but to peoples. It is also confirmed more specifically by the establishment of institutions endowed with sovereign rights, the exercise of which affects Member States and also their citizens. Furthermore, it must be noted that the nationals of the states brought together in the community are called upon to cooperate in the functioning of this Community through the intermediary of the European Parliament and the Economic and Social Committee.

In addition the task assigned to the Court of Justice under Article 177, the object of which is to secure uniform interpretation of the Treaty by national courts and tribunals, confirms that the states have acknowledged that Community law has an authority which can be invoked by their nationals before those courts and tribunals.

The conclusion to be drawn from this is that the Community constitutes a new legal order of international law for the benefit of which the States have limited their sovereign rights, albeit within limited fields, and the subjects of which comprise not only Member States but also their nationals. Independently of the legislation of Member States, Community law therefore not only imposes obligations on individuals but is also intended to confer upon them rights which become part of their legal heritage. These rights arise not only where they are expressly granted by the Treaty, but also by reason of obligations which the Treaty imposes in a clearly defined way upon individuals as well as upon the Member States and upon the institutions of the Community.


... The argument based on Articles 169 and 170 of the Treaty put forward by the three governments which have submitted observations to the Court in their statements of case is misconceived. The fact that these articles of the Treaty enable the Commission and the Member States to bring before the court a State which has not fulfilled its obligations does not mean that individuals cannot plead these obligations, should the occasion arise, before a national court, any more than the fact that the Treaty places at the disposal of the Commission ways of ensuring that obligations imposed upon those subject to the Treaty are observed, precludes the possibility, in actions between individuals before a national court, of pleading infringements of these obligations .

A restriction of the guarantees against an infringement of Article 12 by Member States to the procedures under Article 169 and 170 would remove all direct legal protection of the individual rights of their nationals. There is the risk that recourse to the procedure under these articles would be ineffective if it were to occur after the implementation of a national decision taken contrary to the provisions of the Treaty.

The vigilance of individuals concerned to protect their rights amounts to an effective supervision in addition to the supervision entrusted by Articles 169 and 170 to the diligence of the Commission and of the Member States.

It follows from the foregoing considerations that, according to the spirit, the general scheme and the wording of the Treaty, Article 12 must be interpreted as producing direct effects and creating individual rights which national courts must protect.

The second question

a – the jurisdiction of the Court

...the real meaning of the question put by the TARIEFCOMMISSIE is whether, in law, an effective increase in customs duties charged on a given product as a result not of an increase in the rate but of a new classification of the product arising from a change of its tariff description contravenes the prohibition in Article 12 of the Treaty.


Viewed in this way the question put is concerned with an interpretation of this provision of the Treaty and more particularly of the meaning which should be given to the concept of duties applied before the Treaty entered into force.

Therefore the Court has jurisdiction to give a ruling on this question.
b - on the substance

It follows from the wording and the general scheme of Article 12 of the Treaty that, in order to ascertain whether customs duties or charges having equivalent effect have been increased contrary to the prohibition contained in the said article, regard must be had to the customs duties and charges actually applied at the date of the entry into force of the Treaty.

Further, with regard to the prohibition in Article 12 of the Treaty, such an illegal increase may arise from a re-arrangement of the tariff resulting in the classification of the product under a more highly taxed heading and from an actual increase in the rate of customs duty.

It is of little importance how the increase in customs duties occurred when, after the Treaty entered into force, the same product in the same Member State was subjected to a higher rate of duty.
Decision on costs

The costs incurred by the Commission of the EEC and the Member States which have submitted their observations to the Court are not recoverable, and as these proceedings are, in so far as the parties to the main action are concerned, a step in the action pending before the TARIEFCOMMISSIE, the decision as to costs is a matter for that court.
Operative part of the judgment

The Court

In answer to the questions referred to it for a preliminary ruling by the TARIEFCOMMISSIE by decision of 16 August 1962, hereby rules:

1. Article 12 of the Treaty establishing the European Economic Community produces direct effects and creates individual rights which national courts must protect.


2. In order to ascertain whether customs duties or charges having equivalent effect have been increased contrary to the prohibition contained in Article 12 of the Treaty, regard must be had to the duties and charges actually applied by the Member State in question at the date of the entry into force of the Treaty .

Such an increase can arise both from a re-arrangement of the tariff resulting in the classification of the product under a more highly taxed heading and from an increase in the rate of customs duty applied.

3. The decision as to costs in these proceedings is a matter for the TARIEFCOMMISSIE.
Ex.1. Suggest the Russian equivalents for the following words and phrases:

to confer jurisdiction on the Court; to limit their sovereign rights; these rights arise; to charge a product with a duty; a highly taxed heading; grounds of the judgment; to have no bearing on…; to endow smn with rights; to invoke authority; a misconceived argument; to plead infringements.
Ex.2. Find in the text the English equivalents for the following words and phrases:

выносить решение в преюдициальном порядке; толкование договора; представлять собой новый правовой порядок; налагать обязанности на частных лиц (граждан и юридических лиц); подать иск на государство в Суд ЕС; вступление договора в силу; требовать соблюдения/признания прав частных лиц; утвердительный ответ; существо дела; конкретно; иски частных лиц.

3. Translate the text of the Judgment into English:



Н.В. ВСЕОБЩАЯ ТРАНСПОРТНАЯ И ЭКСПЕДИТОРСКАЯ КОМПАНИЯ «ВАН ГЕНД ЭНД ЛООС» ПРОТИВ АДМИНИСТРАЦИИ ВНУТРЕННИХ ДОХОДОВ

НИДЕРЛАНДОВ

Решение Суда ЕС от 5 февраля 1963 года.1

Дело № 26/62

(Рассмотрение дела в преюдициальном порядке)
[Извлечения]
Краткое изложение

1. Для того чтобы Суд ЕС обладал компетенцией по рассмотрению дела в преюдициальном порядке, необходимо и достаточно, чтобы поднятый вопрос был явно связан с толкованием Договора.


3. Европейское Экономическое Сообщество представляет собой новый международный правопорядок, в пользу которого государства ограничили свои суверенные права, хотя и в определенных областях, и субъектами которого являются не только государства-члены, но и их граждане.

Право Сообщества, независимо от законодательства государств-членов, не только налагает обязанности на частных лиц, но одновременно наделяет их правами, которые становятся частью их правового достояния. Эти права возникают не только, когда они предоставляются Договором, но также в силу обязательств, которые Договор строго определенным образом налагает на частных лиц, равно как и на государства-члены и институты Сообщества.

4. То обстоятельство, что Статьи 169 и 170 Договора ЕЭС позволяют Комиссии и государствам-членам возбуждать дело в Суде ЕС против государства, которое не выполняет своих обязательств, не лишает частных лиц права ссылаться при тех же обстоятельствах на эти же обязательства в национальном суде.

5. Согласно духу, общему смыслу и букве Договора ЕЭС, Статья 12 должна быть истолкована как имеющая прямое действие и создающая индивидуальные права, подлежащие защите национальными судами.

6. Из буквы и общего смысла Статьи 12 Договора следует, что для того, чтобы установить, были ли повышены таможенные пошлины или равнозначные им сборы в нарушение запрета, содержащегося в названной Статье, следует установить, каковы были таможенные пошлины и сборы, реально применявшиеся на дату вступления в силу Договора.

7. Незаконным повышением тарифа по смыслу ст. 12 Договора ЕЭС является повышение обложения одного и того же товара после вступления Договора в силу независимо от того, проистекает это повышение из изменения таможенного тарифа или является следствием изменения классификации товара, как подлежащего более высокому обложению.
Стороны

В деле 26/62

рассматривается запрос, направленный в соответствии с пунктом (а) первой части и третьей частью Статьи 177 Договора о создании Европейского Экономического Сообщества в Суд ЕС Комиссией по тарифам, которая является Административным судом Нидерландов, выносящим окончательные решения по спорам фискального характера, о вынесении в преюдициальном порядке решения в деле, находящемся в его производстве, между


компанией "N.V. ALGEMENE TRANSPORT- EN EXPEDITIE ONDERNEMING VAN GEND & LOOS", зарегистрированной в Утрехте,

и

NEDERLANDSE ADMINISTRATE DER BELASTINGEN (АДМИНИСТРАЦИЕЙ ВНУТРЕННИХ ДОХОДОВ НИДЕРЛАНДОВ),
Существо дела
по следующим вопросам:

1. Имеет ли Статья 12 Договора ЕЭС прямое действие на территории государства-члена, иными словами, могут ли граждане такого государства на основании вышеупомянутой Статьи претендовать на индивидуальные права, подлежащие защите судами;

2. В случае положительного ответа – представляло ли установление импортной пошлины в размере 8% на импорт в Нидерланды заявителем по основному иску карбамид-формальдегида, произведенного в Федеративной Республике Германии, незаконное повышение по смыслу Статьи 12 Договора ЕЭС, или в данном случае это было обоснованным изменением пошлины, применявшейся до 1 марта 1960 года, которое, хотя и представляло собой увеличение с арифметической точки зрения, тем не менее, не должно рассматриваться как запрещенное положениями Статьи 12?
Основания решения
Первый вопрос
А - Компетенция Суда
Правительство Нидерландов и Правительство Бельгии оспаривают компетенцию Суда на том основании, что упомянутый запрос относится не к толкованию, а к применению Договора в контексте конституционного права Нидерландов, и что, в частности, Суд ЕС не обладает компетенцией принимать решение по вопросу, если таковой возникнет, о том, будут ли положения Договора ЕЭС преобладать над законодательством Нидерландов или другими договорами, заключенными Нидерландами и инкорпорированными в голландское национальное право. Они заявляют, что решение данного вопроса относится к исключительной юрисдикции национальных судов, с оговоркой о возможности обжалования в соответствии с условиями Статьей 169 и 170 Договора.

Однако в данном деле от Суда не требуется вынести решение о применении Договора согласно принципам национального права Нидерландов, что остается вопросом компетенции национальных судов, а только дать толкование в соответствии с пунктом (а) первой части Статьи 177 Договора ЕЭС, сферы действия Статьи 12 Договора в контексте права Сообщества, а также ее правовых последствий для частных лиц. Поэтому данный довод юридически не обоснован.


Правительство Бельгии далее утверждает, что Суд ЕС не обладает компетенцией, на том основании, что никакой ответ, который мог бы дать Суд ЕС на первый вопрос Комиссии по тарифам, не будет иметь никаких последствий для разрешения спора данной судебной инстанцией.

Однако для наделения Суда юрисдикцией в данном деле необходимо и достаточно, чтобы поднятый вопрос явно касался толкования Договора. Соображения, которые могли привести национальный суд или иную судебную инстанцию к выбору заданных ими вопросов, а также их мнение в отношении значимости таких вопросов в рамках рассматриваемого ими дела, исключаются из рассмотрения Судом.

Из формулировки поставленных вопросов явствует, что они касаются толкования Договора. Поэтому Суд ЕС обладает компетенцией для ответа на них.

Следовательно, и этот довод юридически не обоснован.
В - По существу дела
Первый вопрос Комиссии по тарифам состоит в том, имеет ли Статья 12 Договора ЕЭС прямое действие в национальном праве в том смысле, что граждане государств-членов могут на основании этой Статьи претендовать на права, которые подлежат защите национальным судом.

Цель Договора ЕЭС - создание Общего рынка, функционирование которого непосредственно затрагивает заинтересованные стороны Сообщества, подразумевает, что данный Договор представляет собой не простое соглашение, создающее только взаимные обязательства между договаривающимися государствами.

Эта точка зрения подтверждается преамбулой Договора, которая обращена не только к правительствам, но и к народам. Она также подтверждается более конкретно созданием институтов, наделенных суверенными правами, реализация которых оказывает воздействие в равной степени, как на государства-члены, так и на их граждан. Кроме того, следует отметить, что граждане государств, объединенных в Сообщество, участвуют в деятельности Сообщества через Европейский Парламент и Экономический и Социальный комитет.

Кроме того, роль, которую играет Суд ЕС в соответствии со Статьи 177 в обеспечении единообразного толкования Договора национальными судами, подтверждает, что государства признают, что право Сообщества является источником, к которому их граждане могут обращаться в таких судах.


Из этого следует сделать вывод о том, что Сообщество представляет собой новый международный правопорядок, в пользу которого государства ограничили свои суверенные права, хотя и в ограниченных областях, и субъектами которого являются не только государства-члены, но и их граждане. Право Сообщества вне зависимости от законодательства государств-членов не только налагает обязательства на частных лиц, но также предназначено для наделения их правами, которые становятся частью их правового достояния. Эти права возникают не только в том случае, когда они в прямо выраженной форме предоставляются Договором, но также вследствие обязательств, которые Договор строго определенным образом налагает на частных лиц, равно как на государства-члены и институты Сообщества.

…аргументация, основанная на статьях 169 и 170 Договора ЕЭС, выдвинутая тремя правительствами, предоставившими свои замечания по делу в Суд ЕС, является ошибочной. Тот факт, что эти Статьи Договора ЕЭС позволяют Комиссии и государствам-членам возбуждать дело в Суде ЕС против государства, которое не исполнило своих обязательств, не подразумевает, что частные лица не могут ссылаться в соответствующих случаях на эти обязательства в национальном суде, равно как и тот факт, что Договор предоставляет в распоряжение Комиссии средства обеспечения соблюдения обязательств, возложенных на стороны по Договору, не препятствует возможности ссылаться при спорах между частными лицами в национальном суде на нарушения таких обязательств.

Сведение гарантий против нарушения Статьи 12 государствами-членами к процедурам, предусмотренным Статьями 169 и 170, лишило бы граждан всякой прямой правовой защиты их частных прав. Существует риск того, что обращение к процедуре, предусмотренной этими Статьями, будет неэффективным, если оно будет иметь место после выполнения национального решения, принятого в нарушение положений Договора.

Бдительность заинтересованных частных лиц, направленная на защиту своих прав, равносильна осуществлению действенного надзора в дополнение к надзору, вмененному Статьями 169 и 170 в обязанность Комиссии и государствам-членам.


Из вышеизложенных соображений следует, что в соответствии с духом, общим смыслом и буквой Договора ЕЭС Статья 12 должна быть истолкована как оказывающая прямое действие и порождающая индивидуальные права, которые подлежат защите национальными судами.
Второй вопрос
А - Компетенция Суда
... суть вопроса, поставленного Комиссией по тарифам, заключается в том, будет ли, с точки зрения права, фактическое увеличение таможенной пошлины, взимаемой с данного продукта, имевшее место не в результате повышения ставки, а в результате введения новой классификации продукта путем изменения его тарифного описания, нарушать запрет, содержащийся в Статье 12 Договора ЕЭС.

С этой точки зрения, задаваемый вопрос касается толкования данного положения Договора и, более конкретно, того, как следует трактовать понятие пошлин, установленных до вступления в силу Договора ЕЭС.

Соответственно Суд ЕС обладает компетенцией для вынесения преюдициального решения по этому вопросу.
В - По существу дела
Из формулировки и общего смысла Статьи 12 Договора ЕЭС следует, что для того, чтобы установить, были ли увеличены таможенные пошлины или равнозначные сборы в нарушение запрета, содержащегося в названной Статье, следует установить, каковы были таможенные пошлины и сборы, реально применявшиеся на дату вступления в силу Договора.

Исходя из смысла Статьи 12 Договора ЕЭС, такое незаконное увеличение может возникнуть вследствие изменения тарифов, вызванных классификацией продукта по другой статье с более высоким уровнем таможенных пошлин, а не только вследствие собственно прямого повышения ставки таможенной пошлины.

То, каким именно образом произошло повышение таможенной пошлины, не имеет большого значения в том случае, когда после вступления Договора в силу один и тот же продукт в одном и том же государстве-члене облагается пошлиной по более высокой ставке.
Судебные расходы

Расходы, понесенные Комиссией ЕЭС и государствами-членами, предоставившими свои замечания в Суд ЕС, не подлежат возмещению, и поскольку настоящее разбирательство является для сторон по делу по основному иску своего рода этапом рассмотрения этого дела в Комиссии по тарифам, решение о возмещении расходов является вопросом, который должен решать названный судебный орган.

По этим основаниям СУД
в ответ на вопрос, направленный ему для рассмотрения в преюдициальном порядке Комиссией по тарифам определением от 16 августа 1962 года,
постановил:
1. Статья 12 Договора о создании Европейского Экономического Сообщества имеет прямое действие и создает для частных лиц права, которые подлежат защите национальными судами.

2. Для того чтобы установить, были ли повышены таможенные пошлины или равнозначные им сборы в нарушение запрета, содержащегося в Статье 12 Договора ЕЭС, следует принять во внимание таможенные пошлины и сборы, реально применявшиеся соответствующим государством-членом на дату вступления в силу Договора.

Такое повышение может быть вызвано как изменением тарифов, связанных с классификацией продукта по другой статье с более высоким уровнем таможенного обложения, так и вследствие повышения применяемой ставки таможенной пошлины.

3. Решение в отношении расходов по данному разбирательству должно быть принято Комиссией по тарифам.

III. Additional text for translation into English



Принцип прямого действия права ЕС
Принцип прямого действия права ЕС, как и принцип верховенства, в наиболее полной последовательной форме установлен решениями Суда ЕС. Данный принцип является главным отличием права ЕС от международного права, нормы которого регулируют, прежде всего, отношения государств и международных организаций. В одном из своих первых (и наиболее знаменитом) решений в деле Ван Генд энд Лоос Европейский Суд постановил, что "независимо от законодательства государств-членов право Сообщества... не только налагает обязанности на частных лиц, но и наделяет их правами, которые становятся составной частью их правового статуса ".

Вместе с тем принцип прямого действия права ЕС имеет ряд ограничений, причем свои для каждого вида документа, в котором закреплены соответствующие нормы права Сообщества, и характера изложения самих норм.


Регламенты, принимаемые институтами ЕС, являются актами прямого действия: с момента утверждения Советом (Комиссией, Советом совместно с Европарламентом) и вступления в силу любого регламента ЕС содержащиеся в нем положения становятся непосредственно действующим правом на всей территории Европейского Союза, обязательными как для государств-членов, так и для частных лиц.

Что касается статей Договора о ЭС, то для прямого действия права необходимо, чтобы содержащиеся в них правила были изложены ясно, конкретно и не были дополнительно обусловлены результатами будущей деятельности государств-членов и институтов. Если же статья имеет характер общего принципа или декларации, устанавливает цели и программу деятельности институтов и государств ЕС, без точного и безусловного указания на конкретные права и обязанности, возникающие в этой связи у государства, граждан и юридических лиц, то обладать прямым действием она не будет. Так, статьи Договора о ЕС, устанавливающие цели ЕС и отдельных общих политик (например, ст. 2, 117, посвященные целям социальной политики), не являются непосредственно действующими нормами (т.е. не предоставляют гражданам/юридическим лицам определенных субъективных прав и не налагают на них обязанностей).

Не является таковой и ст. 5 Договора, требующая от государств-членов "предпринимать все надлежащие меры общего или частного характера" для выполнения Договора о ЕС и решений институтов ЕС, а также "воздерживаться от любых мер, которые могли бы поставить под угрозу осуществление целей настоящего Договора", так как сформулирована в общих выражениях и не создает каких-либо конкретных прав для граждан Европейского Союза. Напротив, ст. 12, запрещающая государствам-членам увеличивать или вводить новые ограничения во взаимной торговле, является непосредственно действующей, так как "содержит ясный и безусловный запрет, являющийся не позитивной, а негативной обязанностью [органов государств-членов]". Другими словами, "негативная" обязанность властей всех государств общего рынка не вводить новых пошлин, не устанавливать квот, дополнительных сборов, не препятствовать иным образом свободному движению товаров через свои границы, закрепленная в ст. 12, наделяет частные граждан и юридических лиц «позитивным» правом требовать от государственных органов и должностных лиц не нарушать этот запрет и в случае подобного рода действий требовать их прекращения и компенсации убытков.

Аналогичные условия о "ясном и безусловном" формулировании прав и обязанностей государств и частных лиц для придания им силы непосредственно действующего источника права действуют и в отношении директив ЕС.



следующая страница >>