reforef.ru 1 ... 3 4 5 6 7


Кащея киллеры бабахнут

Там "новым русским" духом пахнет!
Другое стихотворение "Пушки"

Я помню чудное мгновение

Передо мной явилась ты

Пришла на "стрелку" как видение

Как ангел чисто красоты
Миха Лермонтов("Лермонт")

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом

Кого он "кинул", и на сколько

Раз жизни нет в краю родном

На нем долгов наверно море

И "бабки" кончились совсем

А он мятежный ищет горя

Он хапнет горя. Нет проблем.
Колян Некрасов("Некрас")

Однажды в студеную зимнюю пору

Пешком не ходил я, как "лох", по лесам

На "джипе" своем поднимался я в гору

Вдруг - хворосту воз! Дал я по тормозам!

Пошел разбираться. В спокойствие чинном

Лошадку ведет под уздцы мужичок

Он "джипу" слегка поцарапал бочину

Обидно мне за поцарапанный бок

"Попал ты, дружище! " "Да ехал я мимо... "

"Да ты и без денег, как я погляжу!

Откуда дровишки? " "Из лесу, вестимо... "

"Не бойся, я грамотно все развожу!

Не буду по полной "грузить" дровосека!

Зарплату не платят? Большая семья? "

"Семья то большая. В ней два человека

Один из них я, И второй тоже я! "

Я членов семьи посчитать попытался

Сбивался со счету, делил, умножал

Меня тот мужик, " грузанул" и смотался


А я, как дурак, все стоял и считал!
Серега Есенин("Серый")

Клен ты мой опавший

Клен заледенелый

"Бабок" подзанявший

У меня на дело

Если уродился

Дубом а не кленом

Будешь ты по жизни

Пацаном зеленым

А просадишь "бабки"

Можешь себя смело

Ты считать опавшим

И заледенелым

Разных баобабов

Что меня "кидают"

Их под самый корень

Сразу вырубают

Так что ты подумай

С кем имеешь дело

Клен ты мой опавший

И заледенелый
* Новая русская повесть "Луч света в темном царстве" *
Вместо предисловия: На сегодняшний день повсеместно возрождаются

традиции русского купечества. Так вот. Судя по уже возрожденным традициям.

купечество в семнадцатом веке выглядело примерно так.
ГЛАВА ПЕРВАЯ
VII век. Купеческая лавка "Пафнутич без компани ЛТД". Арабской вязью с

грамматическими ошибками. В лавке сидит купец Пафнутич, почесывая

двадцатидвухлетнюю щетину.

- Прошка! - кричит он.

В лавку орлом влетает приказчик Прошка.

- Где товары заморские?

- Продали за деньги заморские.

- А где деньги заморские?

- Вина купили заморские.

- А где вина заморские?

- Выпили по обычаю русскому.

- Пошел вон!


Пафнутич почесывает грудь все ниже и ниже, пока не вспоминает про девку

Анфиску.

- Анфиска! - кричит он.

В лавку лебедем вплывает девка Анфиска.

- В баню пойдешь?

- Так ведь денег нет!

- Пошла вон!

Пафнутич почесывает все ниже и ниже, пока не начинает чесать пол.

- Прошка! - кричит он.

В лавку орлом влетает приказчик Прошка.

- Денег дадут в долг под честное купеческое слово?

- Не дадут.

- А под нечестное?

- Ну разве что купец Еремеич, он нам должен.

- Пошел вон!

Пафнутич начинает мысленно почесывать девку Анфиску.

- Анфиска! - кричит он.

В лавку лебедем...

- Да прекратите вы влетать и вплывать! Ходите нормально, как люд

православный! - ругается Пафнутич:

- Деньги найду в баню пойдешь?

- Не пойду. Меня ужо купец Еремеич пригласил.

- Пошла вон!

Пафнутич, почесываясь, молится богу, чтобы Еремеич умер от чесотки.

- Прошка! - кричит он.

В лавку нормально, как люд православный, входит Прошка.

- Иди забери деньги у Еремеича.

- Так сабля вострая нужна с разрешением от Царя-батюшки.

- А если невострая?

- Эк, удивил! Сейчас куда ни плюнь, у каждого есть невостроя! - говорит

Прошка и плюет в окно.

- Эй! Кто там плюется! У меня есть сабля невострая! - кричат за окном.

В лавку входит купец Еремеич, весь окровавленный от почесывания.


"Спасибо, Господи! Недолго осталось" - думает Пафнутич.

- Пафнутич! Займи денег под честное купеческое слово. В баню хочется -

сил нет!

- Ты же мне должен?!

- Эк, удивил! Сейчас куда ни плюнь, я каждому должен! - говорит Еремеич

и плюет в окно.

- Эй! Кто там плюется! Нам Еремеич должен! - хором кричат два десятка

купцов, оплеванных Еремеичем.

Задумавшись, Пафнутич пытается почесать мозг, но мешает черепная

коробка.

- А пошли в баню под честное слово, к примеру, купца Никанорыча!

- Анфиска! - кричат купцы, от нетерпения почесывая друг друга.

В лавку лебедем вплывает Прошка:

- А может я сгожусь?

- Эк удивил! - удивляются купцы и плюют в Прошку. Но попадают в окно.

- Эй! Кто там плюется! Теперь придется с купцами в бане мыться, не

ходить же оплеванной! - кричит оплеванная Анфиска.:

- Но шубу даренную в бане снимать не буду!

- Будешь! - кричат купцы.

- Тогда дарите!

- В бане подарим! - обещают купцы.

- Врете! - не верит Анфиска своему счастью.

- Вот тебе честное слово, к примеру, купца Никанорыча!
ГЛАВА ВТОРАЯ
Роскошные хоромы товарищества "Волки Тамбовские". Над входом надпись

"Отделка теремов под еврозамки" и рекламный девиз "А вот здесь мы забубеним

желтую полосу! ".

В хоромах сидит купец Никанорыч и поглаживает окладистую бороденку.

К нему заходят два добрых молодца в кожаных кафтанах и с саблями


вострыми безо всякого на то разрешения от Царя - батюшки.

- Чьих будете? - вежливо спрашивает Никанорыч.

- Стеньки Разина людишки! - отвечают Стеньки Разина людишки.

- Что надобно?

- Нам бы водицы испить? - начинают издалека людишки.

- Пейте!

- Нам бы еще хлебца откушать?

- Ешьте!

- Нам бы еще денежек немного?

- Берите!

- А много? - доходят до сути дела людишки Стеньки Разина.

-.............! - хочет, но не может сказать купец Никанорыч,

нервно поглаживая окладистую бороденку.

- Кому платишь, купчина недорезанный?! - продолжают людишки Стеньки

Разина, поглаживая сабли вострые и постепенно превращаясь в людей Степана

Разина:

- Ты что, оглох, купчина недорезанный?

- Ась? - может, но не хочет разговаривать в таком тоне купец Никанорыч

и прикидывается глухонемым.

- Теперь будешь платить нам, купчина недорезанный! А не то мы тебя

дорежем! - заканчивают свою мысль человечища Степана Тимофеича Разина,

поглаживая саблями вострыми Никанорыча. Никанорыч, жалобно поглаживая мошну

с деньгами отдает им ровно половину мошны с деньгами.

- Мы ещЛ зайдем! - намекают Разинцы на вторую половину и уходят, громко

хлопнув дверью.

В хоромах остается купец Никанорыч. Он поглаживает уже менее окладистую

бороденку.

К нему заходят два добрых молодца в одежде службы государевой, с

саблями вострыми с разрешением от Царя - батюшки.


- Чьих будете? - тревожно спрашивает Никанорыч.

- Сборщики податей в казну! - бодро отвечают сборщики податей в казну.

- Что надобно?

- Нам бы водицы испить? - начинают издалека сборщики.

- Ась? - может, но даже разговаривать не хочет на эту тему Никанорыч,

снова притворяясь глухонемым.

- Ха-ха- ха! - неожиданно смеются сборщики податей.

- Ась? - продолжает тупить Никанорыч.

- Ха - ха - ха - ха - ха - ха! - вдвое пуще прежнего смеются сборщики.

- Ха - ха - ха! - не может сдержаться Никанорыч.

- Ну, посмеялись и будет! - приступают к делу сборщики податей:

- А теперь будешь платить подати в казну. А не то заточим тебя в

острог!

- А если мзду вам дать? - тонко намекает Никанорыч.

- Давай! - нехотя соглашаются сборщики и забирают другую половину мошны

с деньгами.

- Но подати все равно платить придется. А мы еще зайдем! - говорят они

и уходят, очень громко хлопнув дверью.

В хоромах остается купец Никанорыч, яростным поглаживанием он выдирает

остатки бороденки. К нему заходит красна девица, лепоты неописуемой.

- Чьих будешь! - озабоченно спрашивает Никанорыч, не признав красавицу.

- Жонка твоя. Агафья! - признается Агафья, жонка Никанорыча, тайная

любовница купцов Пафнутича с Еремеичем, конюха Ивашки, пекаря Степашки,

плотника Петьки, дворника Федьки, басурмана Ибрагима и левого мужика по

имени Агафон.

- Пошла вон! - начинает издалека Никанорыч.

- Ась?

- Пошла вон! Не дам я тебе денег! - продолжает Никанорыч.

- Ась?

- Да нет у меня денег! Осталось одно только честное купеческое слово

купца Никонорыча! - признается Никанорыч.

- Ась? Сам дурак! - находит, что сказать глухонемая Агафья и уходит,

сорвав дверь с петель. Скорее всего к басурману Ибрагиму.

В хоромах остается купец Никанорыч. Но почесавшись, решает съездить в

баню, чтобы заодно и помыться.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Роскошные банные покои "Срамное место". На входе висит объявление:

"Услуги непотребных девок 200 гривен

Непотребный массаж 100 гривен

Потереть спинку 15 гривен"

В предбаннике предаются плотским утехам купцы Пафнутич с Еремеичем. Они

пьют вина заморские. Сорят деньгами заморскими. Девка Анфиска парится в шубе

даренной и плотским утехам временно не предается. В баню заходит печальный

купец Никанорыч:

- Здорово купцы! Откуда деньги появились?

- Хороша банька! - уходят от неприятной темы Пафнутич с Еремеичем.

- Вот и я говорю хороша! А деньги где нашли на такую хорошую баньку?

- Вчера поп с колокольни упал! - еще дальше уходят от неприятной темы

Пафнутич с Еремеичем.

- Вот и я говорю, весело тут у вас! Так откуда деньги на такое веселье?

- А позавчера два попа с колокольни упали! - совсем далеко уходят купцы

от неприятной темы.

- Да уж! - не знает что и сказать Никанорыч. Но для поддержания

разговора признается:


- А я вот совсем разорен! И осталось у меня только слово мое честное

купеческое, долгами незамаранное, пока еще!

Молчат Пафнутич с Еремеичем, опасаясь открыть Никанорычу страшную

тайну.

- Хорошо хоть слово честное купеческое осталось!, - продолжает

печалиться Никанорыч:

- А не то пойти мне в распоследние дерюжники. Как купец Филимоныч.

Видал его вчера. Одет в рубище. Весь язвами покрытый. Побирается объедками.

Вот ведь как человек опустился!

- Да ты что! Так это он поднялся! Когда мы его видели месяц назад, он

выглядел гораздо хуже! - пытаются обнадежить купцы Никанорыча:

- А без честного купеческого слова мне и того хуже, в острог можно

угодить! - вконец опечалился Никанорыч.

- Если в остроге хорошо заточится, то и там жить можно! - уверяет его

Еремеич.

- Воистину можно! Мне тут недавно из острога купец Пантелеймоныч

весточку передавал. Живет, говорит, нормально. На дыбе его еще подвешивают,

но каленным железом уже не жгут. Обустроился человек! - успокаивает его

Пафнутич.

Тут в баню врываются стрельцы службы государевой. В бронекафтанах и с

саблями вострыми, укороченными, складывающимися. Для начала бьют купцов

крепко. Затем спрашивают грозно:

- Который тут Никанорыч?

- Он! - смело признаются Пафнутич с Еремеичем.

- Ах, так! - говорят стрельцы и бьют Пафнутича с Еремеичем.

- Так кто тут Никанорыч?

- Я! - смело признаются Пафнутич с Еремеичем одновременно.

- Ах, так! - говорят стрельцы и снова бьют Пафнутича с Еремеичем.

- Так который тут Никанорыч?



<< предыдущая страница   следующая страница >>