reforef.ru 1
При рассмотрении структуры экономики исходной базой служит теория трех секторов, основы которой заложил Колин Кларк в книге "Условия экономического прогресса", изданной в 1940 г. Изменения секторов в процессе развития экономики анализировали и теоретически обосновали Ж.Фурастье и С.Кузнец.


Авторы выдвинули гипотезу, согласно которой в ходе исторического развития происходит последовательный переход от общества с преобладанием в экономике первичного сектора, в основном сельского хозяйства, к индустриальному (вторичный сектор) и затем к обществу с доминированием третичного сектора – услуг.

Долгосрочная динамика народно-хозяйственных секторов в общем плане характеризуется следующими тенденциями. В начальный период индустриализации страны 80%, населения занято в сельском хозяйстве, 10 - в обрабатывающих производственных отраслях (промышленности и строительстве) и 10% - в секторе услуг. В ходе индустриализации растет доля занятых во вторичном секторе за счет уменьшения доли первичного до тех пор, пока не достигнет определенного предела (приблизительно 50%) общей численности занятого населения. В этот период также увеличивается доля третичного сектора. На следующем этапе развития начинает уменьшаться доля вторичного сектора и прогрессирует третичный сектор, в результате чего его доля повышается. В секторе услуг на конечном этапе его развития должно быть занято 80% всего экономически активного населения, в то время как на долю первичного и вторичного секторов должно приходиться по 10% занятых.

Теория трех секторов не бесспорна, однако опыт подтверждает ее действенность. Развитие мировой экономики сопровождается последовательными структурными изменениями, выражающимися в увеличении и уменьшении доли отдельных секторов экономики.

Новый исторический переворот, породивший третью волну перемен, начался в США в середине 50-х годов, а в других развитых странах – в конце 60-х годов и 70-х годах. Для этого этапа общественного развития характерны деиндустриализация и экономический рост, связанный с развитием сферы услуг. При этом сфера услуг начала развиваться быстрее промышленности, которая в свою очередь развивается интенсивнее сельского хозяйства. Считается, что новая экономика услуг или информатики находится приблизительно в середине этапа своего развития и через несколько десятилетий эта эра закончится.


Деиндустриализация проявилась в динамике численности занятых в отдельных секторах экономики. В странах ОЭСР с 1970 г. произошло относительное снижение численности занятых в сельском хозяйстве, а также в промышленности и строительстве. Вместе с тем значительно возросла численность занятых в сфере услуг. В экономически развитых странах доля работников, занятых в промышленном производстве, в общей численности занятых в этот период уменьшилась с 28 до 18%.

В настоящее время в промышленности США работает менее одного из шести работников, занятых в экономике страны, в то время как в сфере услуг – более 70%. В странах ЕС в промышленности работает каждый пятый из занятых в экономике.

Приведенные данные подтверждают вывод, что чем богаче страна, тем меньше доля работников, занятых в промышленности. Исходя из анализа тренда динамики секторальной структуры экономики США можно предположить, что через 20 лет в промышленности будет занят только один из десяти, занятых в экономике страны.

Таблица 1


Динамика занятости в секторах экономики Германии, %

Сектор экономики

Год

1800

1882

1939

1950

1970

1994

Первичный

80

42

25

22

9

3,5

Вторичный

8


36

41

45

49

39,1

Третичный

12

22

34

33

42

57,4

Деиндустриализация не оказывает негативного влияния на объем производства промышленной продукции. Он вырос по сравнению с предшествующим периодом. Однако уменьшилась доля промышленной продукции в ВВП, измеряемом в текущих ценах. Кроме того, уменьшилась доля сельского хозяйства. При этом увеличилась доля сферы услуг.

Увеличение доли сферы услуг в ВВП является следствием не только роста их объема, но и относительного их удорожания.

Деиндустриализацию не следует считать проявлением спада. Напротив, это естественное следствие прогресса в экономике. Тренд динамики секторальной структуры однозначен по своему характеру. Однако причины данного явления не столь однозначны.

Как свидетельствуют результаты изучения динамики экономики развитых стран, основные структурные изменения в секторах в первую очередь связаны с двумя факторами – динамикой спроса и производительности труда.

Динамика спроса в секторах экономики и отраслях не одинакова. Она тесно связана с изменением душевого дохода, но следует учесть, что с его увеличением по-разному изменяется спрос на отдельные товары. Это означает, что при росте доходов в отдельных секторах и отраслях имеет место различная эластичность спроса.

Спрос на продукты питания ограничен физиологическим пределом их потребления. Благодаря прогрессу в агротехнике производительность труда в сельском хозяйстве растет быстрее, чем спрос на сельскохозяйственную продукцию. Например, в настоящее время в сельском хозяйстве Германии занято 3,5% экономически активного населения, но эти люди производят значительно больше продуктов питания, чем 41% экономически активного населения производил 100 лет назад.


Таблица 2


Динамика занятых в секторах экономики Японии, %

Сектор экономики

Год

1872-1876

1970

1985

2000

Первичный

77,5

17,8

8,9

5,5

Вторичный

22,5

35,3

34,8

31,4

Третичный

46,9

56,3

63,1

Таблица 3

Динамика доли секторов экономики в ВВП Японии, %

Сектор экономики

Год

1878-1882

1938-1942

1985

1970

2000

Первичный

64,7

17,1

7,4

3,8

2,2

Вторичный


10,6

40,0

46,9

41,0

37,8

Третичный

24,7

42,9

45,8

55,2

59,9

Главной причиной изменений в секторальной структуре экономики является различие в росте производительности труда между секторами.

В промышленности производительность труда растет быстрее, чем в сфере услуг. Как свидетельствует анализ, проведенный МВФ, в 1960-1994гг. в экономически развитых странах объемы оказанных услуг и промышленного производства росли почти одинаково, но производительность труда в промышленности увеличивалась вдвое быстрее, чем в сфере услуг.

По мере продолжающегося уменьшения доли промышленного производства в экономике ее общее развитие будет все больше зависеть от сферы услуг. Поэтому следует создавать предпосылки для роста производительности труда прежде всего в этой сфере.

Алан Гринспен отмечал, что столь отличным от предшествующих, текущий период сделало распространение информационной технологии (ИТ) во всей экономике. Одним из результатов повышения темпов инноваций в ИТ послужило явное ускорение процесса, который много лет назад экономист Йозеф Шумпетер назвал “созидательным разрушением”, – постоянных сдвигов, в которых возникающие технологии вытесняют старые. Среди преимуществ новой экономики способность корпораций генерировать потоки информации в течение долей секунды, дающая возможность сократить ненужные запасы и высвободить избыток рабочей силы и капитала. Гринспен утверждал, что до середины 90-х годов миллиарды долларов, затраченные бизнесом на информационную технологию, оставили незначительный след в экономике в целом. Но начиная с 1995 г. все изменилось, и эффекты распространения цифровой технологии революционизируют секторы старой экономики.


Появилась гибкая и мобильная рабочая сила, не объединенная в профсоюзы. Сравнивая ситуацию США с большим охватом рабочей силы профсоюзами в Европе и Японии, Гринспен отмечал, что менее гибкие и, следовательно, более дорогостоящие рынки рабочей силы в этих странах в значительной мере служат объяснением относительно медленного развития здесь новой экономики. Более высокие показатели нормы прибыли в США как результат новых технологий во многом объясняются сокращением удельных затрат труда на единицу продукции. В Европе и Японии норма прибыли на инвестиции в те же новые технологии ниже, так как предприятия сталкиваются с более высокими издержками высвобождения работников, чем США.

Выдвигается тезис, что новая экономика составляет новую промышленно-технологическую революцию, сравнимую с появлением парового двигателя или автомобиля, и что она преобразует облик всей старой экономики, открывая новую эру более высокой производительности. Часто утверждается, что новая экономика сгладила, если не устранила, экономический цикл. Так, Томас Петцингер отмечал, что экономический цикл – порождение промышленной эпохи – вполне может стать анахронизмом.

Место России в информационном обществе1


К сожалению, за последние 30 лет Россия не смогла перейти от задач выживания к задачам развития. Страна вынуждена встраиваться в мировые кооперационные связи и должна войти жизненно необходимым звеном в технологическую пирамиду развитых государств.

Ценность любой страны, в том числе и России, для человечества определяется в настоящее время не богатством ее недр, теряющим значение по мере развития информационных технологий. Залогом конкурентоспособности становится особость, а главным фактором рыночной эффективности – культура. Ценность России все больше заключается в оригинальном взгляде на мир, нестандартном мироощущении, интеллекте. С учетом сказанного ее место в мировом разделении труда – “фабрика мозгов”, конвейер по производству самого дефицитного и ценного сырья – творцов и революционеров, “интеллектуального и эмоционального полуфабриката”, способного к творчеству и генерированию принципиально новых идей. Так как интеллект можно воспроизводить только при высоком уровне образования и благосостояния, мир будет заинтересован в нормализации жизни в России.


Параллельно с этим страна должна активно включиться в международные усилия по созданию системы наднационального регулирования глобальных экономических процессов, начиная с наиболее болезненной деятельности финансовых транснациональных корпораций. Как ни малы возможности России, она должна полностью использовать их для сокращения международных финансовых спекуляций и уменьшения их негативных последствий.

Представляется, что решение описанного комплекса задач позволит России оправиться и занять новое прочное и достойное место в мире, взяв на себя выполнение уникальных и необходимых человечеству функций.


1 МИХАИЛ ДЕЛЯГИН доктор экономических наук,директор Института проблем глобализации