reforef.ru 1 2 3 4

Раздел 5
ПУБЛИКАЦИЯ
ИСТОРИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ

С. Г. Милюков

НЕИЗВЕСТНОЕ ПОСЛАНИЕ А. А. ВИНИУСА
К ПЕТРУ ПЕРВОМУ


© С. Г. Милюков, 2009
Неизвестный ранее в историографии послужной список А. А. Виниуса обнаружен автором настоящей статьи в Эрмитажном собрании Рукописного отдела Российской национальной библиотеки (РНБ) в Петербурге1. Рукопись отлично сохранилась, утрат нет. Бумага XVII в., иностранного производства. Русская скоропись начала XVIII в. характеризуется сочетанием ярко выраженных рукописных традиций с элементами графики XVII в. Традиции XVII в. сказывались в использовании старых орфографических приемов, начерков отдельных букв, в манере написания взметов и выносных букв, правилах сокращений, в беспорядочном использовании знаков препинания. Элементы нового были видны в переходе от размашистого написания отдельных букв к их четкому написанию, в упоминании терминов, дат, характерных для начала XVIII в. Листы сшиты в книгу, переплет кожаный с застежками. Записи сделаны на обеих сторонах листа. Чернила имеют коричневатый и бурый оттенок. Текст подлинника представляет собой поздний список XVIII в. конечной авторской редакции. Список имеет пометы переписчиков, в тексте отсутствуют следы авторской правки. В конце текста стоит несобственноручная подпись автора — Андрей Виниус2. Текст послужного списка идет в конце книги. Книга начиналась богословскими русскоязычными рукописными текстами, которые не имели авторства А. А. Виниуса и смыслового единства с текстом его послужного списка. Вероятно, переписчик использовал оставшиеся чистые листы, сшитые в книгу, для изложения текста послужного списка. Текст послужного списка не имел датировки автора. Исходя из содержания, палеографических особенностей послужного списка можно установить время его написания: конец 1707 — начало 1708 г., когда Виниус находился в Голландии. Концовка послужного списка была им написана примерно в начале сентября 1708 г., когда он был в Москве3. Текст послужного списка — это повествавание от первого лица, адресованное царю Петру. Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что данный источник представляет собой конечную редакцию послужного списка А. А. Виниуса, написанную самим автором на 67-м году жизни.


Причины появления источника вполне понятны и объясняются самим автором: перед возвращением из Голландии напомнить царю о своих заслугах, реабилитировать свое имя в глазах Петра. В конце послужного списка — просьбы автора о возврате родового движимого и недвижимого имущества из-под ареста. Послужной список написан в жанре философского послания, дружеского напутствия Петру в его сложных делах реформирования и борьбы за могущество России. Виниус раскрыл в нем эволюцию своего собственного мировоззрения, перечислил места службы за прошедшие годы, подробно остановился на работе в приказах Сибирском и Артиллерийском, описывая положение дел в этих и других ведомствах как до своего вступления в должность, так и в период своей работы в них. Послужной список охватывает почти все сферы общественной жизни второй половины XVII — начала XVIII в. и делится на следующие смысловые части:

1) философское вступление, содержащее напутствие царю Петру и раскрывающее систему мировоззренческих ценностей автора, его отношение к вере, политике, праву, морали4;

2) основная часть, в которой изложена биография автора и деятельность с самого рождения до времени написания текста (1641—1707)5;

3) заключительная часть послужного списка, включающая просьбу Виниуса о прощении за самовольный уход со службы и о снятии ареста с имущества6.

Послужной список отличается от челобитных и писем Виниуса прежде всего своим объемом: в нем автор отразил 66 лет своей жизни. Особенностью данного источника является то, что место его составления не Россия, а Голландия. Этим объясняется желание автора не просто описать свои службы, а посмотреть на свою жизнь как бы со стороны, подвести итог деятельности, проанализировать и оценить свой личный вклад в совершенствование российской действительности. Нет свидетельств, был ли подан послужной список Петру или нет. Возможно, его текст был доведен до Петра в устной форме самим Виниусом, а послание все же дошло до адресата.


Среди современников Виниуса подобного рода послания не были редкостью. Обычно именно послужные списки ложились в основу личных дневников, воспоминаний общественных и государственных деятелей, широко известных в историографии. Сравнительный анализ разных документов с послужным списком позволяет сказать, что благодаря авторскому стилю проблемного изложения событий этот источник, в отличие от других документов, позволяет выявить позицию автора по целому ряду вопросов, его кругозор, конфессиональную принадлежность, особенности поведения, мотивацию, целеполагание, вытекающие из общей политической и тактической линии, которую автор занимал по отношению к правительству, царю, грамотность автора, а также черты, характерные для приказной системы управления. Источник содержит штрихи к биографии Петра, показывает расстановку политических сил, личный вклад Виниуса в решение задач, поставленных перед ним. Автор рисует развернутую картину событий, вспоминает интересные и важные детали, имена современников, пишет о преобразованиях в экономике, политике, о ходе Северной войны. Кроме информационной, послужной список имеет ценность как литературный памятник эпохи начала петровских реформ.

Написанный в эпистолярно-публицистическом жанре послания, традиционном для древнерусской литературы, послужной список представляет собой обращение авторитетного общественного и политического деятеля к царю и касается важнейших вопросов того времени. Форма послания близка к письму, но по содержанию послание напоминает литературно-политический памфлет. Автор со всей остротой изобличает пороки приказной системы, характерные для общества конца XVII — начала XVIII в., что было весьма злободневно и актуально. Выражаясь языком М. В. Ломоносова, послание было написано «средним штилем», сочетая в себе средства и приемы художественной выразительности, обусловленные данной эпохой. Помимо общих тематических и лексических особенностей стиля послания, большое значение имеют характерные стилевые особенности автора. Послужной список не просто дополняет другие источники, но является определяющим документом по отношению к ним. Все это говорит об уникальности послужного списка Виниуса и его подлинности.


Значение послужного списка в общей системе делопроизводства, его историческая ценность определяются достоверностью сведений — фактов, дат, цифрового материала. Сведения, содержащиеся в послужном списке, не могут претендовать на исчерпывающее и предельно объективное освещение событий. Автор описывал наиболее яркие и значительные, на его взгляд, моменты, непосредственным участником которых он был. Составление послания являлось для Виниуса непростым делом. Нужно было не только восстановить и зафиксировать с максимальной точностью события за 67 лет жизни, что уже само по себе достаточно сложно, но еще «разнести» воспоминания по службам в разных приказах. Факты, приводимые автором, не только добыты им самим, но и по памяти заимствованы им из судебно-следственных материалов, делопроизводства центральных учереждений, мемуаристики, эпистолярии. Иногда он ссылался на факты, известные лишь ему самому и его адресату — царю
Петру. Видимо, при написании послания Виниус придерживался мнения,
что Петру и окружению царя были хорошо известны подробности послужного списка. Поэтому Виниус строго не придерживался формуляра. Он не указал точной даты своего рождения, выборочно указал даты назначения в тот или иной приказ, упомянул некоторые события из жизни, деятельности, иногда ссылаясь на источник заимствования, иногда нет. Необходимо учитывать, что возможность автора фиксировать сведения для послужного списка в наиболее точном виде была ограниченной. Сведения воспроизводились по памяти. Следовательно, собственные выводы автора менее точны, чем свидетельства документов текущего делопроизводства. Однако в связи с утратами многих источников некоторые факты, приводимые Виниусом, заслуживают первостепенного внимания.

Критикуя материалы послания, следует помнить, что оно содержало в себе определенную политическую направленность, заданность, избирательность информации, что говорит о зависимости автора от авторитетов, недостаточной искренности стремлений, взглядов, позиций. Неудивительно, что Виниус не стал подробно останавливаться на своей службе при Софье, развив воспоминания о работе в приказах при Петре. Существенное значение имело определение истинной роли автора в описываемых событиях. Он проводил мысль, что строил свою деятельность в строгом соответствии с законами государства, всегда выполняя наказы, данные ему царем и правительством. Нужно учитывать обстановку острой политической борьбы, попытки разных групп в своих целях использовать положение Виниуса, борьбу, развернувшуюся за его имущество. В этой связи отнюдь не случайны преднамеренные неточности и пропуски, отсутствие упоминаний в послужном списке о встрече Виниуса с А. Д. Меншиковым в 1703 г., умышленное сокрытие имен некоторых лиц. В контексте событий 1707—1708 гг. это означало, что автор затушевывал негативную роль Меншикова и правительственной группировки Т. Н. Стрешнева в целом, преувеличивая свою роль в истории. Цифровой материал, приводимый Виниусом, требует от исследователя большой осторожности и предварительной обработки, а в некоторых случаях годен лишь для выяснения тенденций развития, так как не вполне ясны источники заимствования Виниуса, его методы подсчета.


Некоторая тенденциозность информации послужного списка не снижает его информационной ценности. Достаточно высокая степень достоверности не снимает необходимость дополнить его данными других источников. Сравнительный анализ послужного списка с другими источниками подтверждает достоверность большой части информации первого. Общее количество неточностей невелико. Конечно, это отнюдь не означает, что послужной список не нуждается в проверке, в тщательном анализе его содержания. Каждый факт требует к себе индивидуального подхода, проверки на достоверность. Для этого требовалось тщательно изучить жизнь и деятельность автора по другим, альтернативным, источникам: его образование, социальное происхождение, принадлежность к той или иной партии, группе, поскольку все это могло влиять на освещение им событий и их оценку. В иных работах автора настоящей статьи приводится критика документов, которые легли в основу послужного списка. Каждый неизвестный ранее факт послужного списка всесторонне изучался и сопоставлялся с более ранними данными самого А. А. Виниуса — челобитными и письмами, с данными окружения Виниуса, его оппонентов, законодательными актами, документами приказного делопроизводства, с другими источниками и литературой. Лишь с опорой на скрупулезный анализ сведений всех источников решался вопрос о степени достоверности того или иного свидетельства7.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что послужной список Виниуса представляет собой богатейший материал для исследователей, изучающих историю Петровской эпохи. Активное и последовательное использование содержащихся в послужном списке сведений обогатит источниковую базу, будет способствовать слому устаревших и примитивных исторических схем.
ВИНИУС, Андрей Андреевич (Winius, Vinivs, Vinio, Andreas Andreaszon) (4.6. 1641—11.1716 [Москва]) — видный государственный деятель, московский дворянин, думный дьяк, сподвижник Петра I.

В. — фриз по национальности, сын нидерландского купца Андрея Денисовича В., мать В. по нац-ти фризска, сконч., вероятно, после 1630 г., мачеха В. — Гертруда Мейер. В. связывал свое происхождение с древним фрисландским родом, входил в протестантскую общину Москвы, члены семьи принадлежали к высшим гражданским сословиям Нидерландов.

В детстве получил домашнее образование, знал немецкий, голландский, латинский, древнегреческий, английский языки, географию, черчение, математику, химию, богословие, был воспитан в духе традиционного для Нидерландов кальвинизма. В. 22.8.1655 г. крещен в Москве по православному обряду патриархом Никоном, с 20.3.1664 г. переводчик (с гол. яз.) в Посольском приказе. С 16.10.1672 по 23.1.1674 г. находился в качестве русского посланника в Англии, Франции, Испании; с 1674 г. дворянин по московскому списку, 8.3.1675 г. по поручению Тайного приказа отправлен на р. Каму для поисков месторождений серебряной, золотой и иных руд, с 1675 по 1701 г. заведовал почтовым делом, с 1689 г. — почтмейстер Московского государства, в 1678— 1690 гг. — дьяк Аптекарского приказа, 28.12.1681 — 1690 г. наблюдал за московской бархатной мастерской З. Паульсена, 30.6.1689 — 13.5.1694 гг. дьяк Посольского, Малороссийского, Смоленского приказов, Владимирской, Галицкой, Устюжской и Новгородской четей, с 1690 г. приближен к царю Петру, учил царя гол. языку, 1.1693 — 6.1693 гг. возглавил посольство к гетману И. С. Мазепе в г. Батурин, с 1.9.1694 по 9.10.1703 гг. — думный дьяк Сибирского приказа, начало регулярной переписки с Петром I, с 3.1697 г. — руководитель Сибирского приказа, 27.2.1700 — 14.11.1703 гг. — член думской комиссии по составлению проекта Нового Уложения, с нач. 1701 г. — руководитель Аптекарского и Артиллерийского приказов, в мае-июне 1702 г. послан в Новгород и Псков с обозом пушек и др. припасами для армии, 12.6.1702 — 1.1703 гг. выезжал в Сибирь для осмотра первых уральских металлургических заводов, указом от 9.10.1703 г. лишен всех постов за должностные упущения и халатность, В. откупился от наказания более чем 13 тыс. руб., в течение 1704 — 1705 гг. продолжал заведовать Пушечным двором в Москве, занимался поставками провианта для армии. В середине 1705 г. послан в действующий полк под г. Гродно для прохождения воинской службы, попал в окружение, бежал за границу, 6.1706 — 5.1708 гг. нелегально жил в Нидерландах, в казну за долги отписана часть его имущества, 9.1708 г. вернулся в Москву с разрешения Петра I. 10.1708 г. царь положил В. оклад думного дьяка, вернул дом в Москве, вотчины, имущество; 12.1710 — нач. 1712 г. находился в качестве гос. советника (министра) при гетмане Скоропадском в Малороссии, кон. 1708 — 1716 г. занимался переводом западных законов и подготовкой к изданию необходимых царю книг. Сконч., пережив всех своих детей Похоронен в Москве у церкви Введения Божией Матери в Барашах у Покровских ворот;


Жены: первая — Пататокина Клементьева, вторая — Матрена Ивановна. Дети: Федор, Матвей, Катерина, Мария. Брат Петр, сестра Мария, зятья: стольник А. И. Калитин, генерал Д. А. Траурнихт; свояк Е. И. Укараинцев.

В. разработал и осуществил первую государственную программу развития металлургических пр-в на Урале, в Сибири и Забайкалье; под его руков. построены заводы Невьянский, Каменский, Аремзянская мануфактура, заложены Алапаевский, Уктусский, Нижнетагильский, Нерчинский заводы, пороховой завод на р. Подувалке (приток Иртыша, рядом с р. Аремзянкой); осуществил экономическое реформирование Сибирского царства.

Под руководством В. в Москве была построена в сентябре 1696 г. первая триумфальная арка при въезде на Каменный мост из Замоскворечья в честь взятия русскими войсками крепости Азов; 30.9.1696 г. В. устроил в Москве церемонию триумфального шествия русских войск. В. — автор поздравительных вирш в честь Ф. Лефорта и А. С. Шейна. Свои записки о церемонии В. послал кузену, бургомистру Амстердама Н. Витсену. В. отвечал за строительство в 1701 г. нового Пушечного двора и цейхгауза на территории Московского Кремля (Пушечный двор находился между Никольскими и Троицкими воротами Кремля, архитектор Христофор Кундрат, живописец Оружейной палаты Чоглоков, Иван Салтанов). В. 1.8.1701 г. открыл школы на Пушечном дворе для подготовки кадров артиллерийстов и воен. инженеров. Один из основателей первой Навигацкой школы в Сретенской (Сухаревой) башне, занимался комплектацией школ учебными и измерительными приборами.

В. приобрел в 1666 г. двор в Москве у Покровских ворот. Ранее дом принадлежал купцу Петру Микляеву и был у него отписан в казну; В. выкупил дом за 400 рублей. Был пожалован 28.1.1689 г. дворовым местом на ул. Мясницкой в Огородной слободе, имел загородное имение под Истрой, возле Нового Иерусалима, владел более чем 250 крестьянскими дворами, в Московском уезде у него было 2 вотчины: 15 дворов в Горетовом стане (с. Степанково, с. Сокольниково), 5 дворов в с. Горки. Книги по артиллерии, над переводами которых работал В., предназначались для слушателей моск. школ в качестве учебных пособий. Чертежи пушек, мортир и гаубиц из этих книг В. использовал на Пушечном дворе и уральских заводах как рабочие.

В. — инициатор создания рукописных справочно-энциклопедических книг, посвященных Сибири, собрал коллекционный альбом, вкл. более 300 редч. гравюр и рисунков, имел одну из лучших в Москве библиотек, насчит. 645 изданий и рукописей XVI—XVII вв., после смерти В. библиотека вошла в фонд БАН СПБ.


следующая страница >>