reforef.ru 1 2 ... 5 6
Утверждён


Президиумом Верховного Суда

Российской Федерации

28 сентября 2011 года


О Б З О Р


судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за второй квартал 2011 года

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
Вопросы квалификации преступлений
1. Лицо, с целью совершения кражи предоставившее информацию о наличии у потерпевшего крупной суммы денег и времени его отсутствия в квартире, обоснованно признано судом пособником в этом преступлении, хотя другие соучастники (исполнители) совершили разбой.
П., располагая информацией о наличии в квартире К. крупной суммы денег, не менее 100 000 долларов США, предварительно договорился с Н., У., Т. и иным лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, о хищении денег путём кражи. За предоставление информации П. должен был получить 10% похищенной суммы, лично не участвуя в краже.
Получив от П. сообщение о том, что потерпевший отсутствует в городе, Н., У. и иное лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, с целью совершения кражи попытались через окно проникнуть в квартиру и похитить деньги, но не смогли этого сделать, поскольку потерпевший оказался в квартире и обнаружил преступное посягательство. Осуждённые скрылись с места происшествия.
Однако той же ночью, убедившись, что потерпевший не вызвал сотрудников милиции, указанные лица предприняли вторую попытку, в результате которой обманным путём проникли в квартиру и, применив насилие к потерпевшему, похитили у него деньги и имущество.
Действия П. квалифицированы судом по ч. 5 ст. 33, пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона

от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ).
Осуждённый П. и его адвокат в кассационных жалобах просили переквалифицировать действия П. на ч. 5 ст. 33, ч. 3

ст. 30, пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку первая попытка совершить кражу не удалась, а впоследствии имущество у потерпевшего было похищено другим способом, о чём П. не договаривался с осуждёнными.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила приговор без изменения, а кассационные жалобы – без удовлетворения, мотивировав своё решение следующим.
Судом установлено, что первоначальный умысел осуждённых был направлен на хищение денежных средств у потерпевшего путём кражи. Но совершить кражу денег они не смогли и через незначительный промежуток времени, продолжая преследовать цель завладения денежными средствами, напали на потерпевшего и похитили обнаруженные в квартире деньги и вещи, то есть довели свой преступный умысел до конца.
Поскольку действия указанных лиц по завладению денежными средствами путём разбоя не охватывались умыслом П. и являлись эксцессом исполнителей, то действия П. правильно квалифицированы судом как пособничество в совершении кражи группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину.

Определение № 78-О11-18

2. Действия осуждённого, связанные с уничтожением или повреждением автомашины, которой он завладел во время разбойного нападения, представляют собой способ распоряжения похищенным имуществом (в уголовно-правовом смысле) и дополнительной квалификации по ч. 2 ст. 167 УК РФ не требуют.
Установлено, что 6 февраля 1997 г. у Е., К. и Ш., следовавших в автомобиле потерпевшего О., возник умысел путём разбойного нападения завладеть деньгами и имуществом водителя. Остановив автомобиль в пустынном месте, осуждённые совершили убийство О. Завладев деньгами и имуществом потерпевшего, осуждённые скрылись с места происшествия на похищенной автомашине.
В ночь на 9 февраля 1997 г. Е. и К. сожгли автомашину, принадлежавшую О., причинив ущерб на сумму 11 210 000 неденоминированных рублей.
По приговору суда (с учётом внесённых изменений) действия Е. квалифицированы по пп. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 162, пп. «з», «к» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осуждённого Е., отменил состоявшиеся судебные решения в части его осуждения по ч. 2 ст. 167 УК РФ и производство по делу в этой части прекратил.

Президиум мотивировал своё решение следующим.
Судом установлено, что Е. в процессе разбойного нападения завладел автомобилем потерпевшего, а также другим имуществом, в связи с чем его действия квалифицированы по пп. «а», «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ. Стоимость похищенного автомобиля и находившегося в нём имущества включена в размер ущерба, причинённого в результате разбоя.
Затем с целью скрыть следы преступления, спустя более двух суток с момента совершения разбойного нападения, Е. принял участие в уничтожении похищенного автомобиля и находившегося в нём имущества, что получило самостоятельную юридическую оценку по ч. 2 ст. 167 УК РФ.
По настоящему делу основанием для квалификации действий осуждённого Е. по пп. «а», «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ и ч. 2 ст. 167 УК РФ явились установленные судом факты посягательств, совершённые в разное время на один и тот же предмет преступления, который лишь единожды выбыл из законного владения собственника имущества.
Кроме того, условием наступления уголовной ответственности по ст. 167 УК РФ является причинение значительного ущерба именно вследствие умышленного уничтожения или повреждения имущества.
При таких обстоятельствах оснований для осуждения Е. по ч. 2 ст. 167 УК РФ не имелось.

Постановление Президиума

Верховного Суда РФ № 57П11
3. Удержание пистолета в процессе нападения не может рассматриваться как незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, дающее основание для квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 222 УК РФ.
Как установлено приговором суда, Б. и Х. с целью завладения деньгами напали на потерпевших В., И. и К. При этом Х., угрожая пистолетом, потребовал передать ему находившиеся у потерпевшего В. деньги, а Б. в это время нанёс потерпевшему К. удар ножом в спину.
В ответ на посягательства потерпевшие В. и И., обороняясь, произвели выстрелы в Х. После того как Х. упал, Б. поднял его пистолет, но был обезоружен и задержан потерпевшими.

По приговору суда Б. осуждён по пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г.


№ 73-ФЗ).
По этому же приговору Б. оправдан за отсутствием события преступления на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ по обвинениям по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 2 ст. 222 УК РФ.
В кассационном представлении государственный обвинитель просил отменить приговор в части оправдания Б. по обвинению в незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов. Автор представления полагал, что время нахождения пистолета в руках Б. не имеет значения для квалификации его действий по ч.2 ст. 222 УК РФ.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила приговор суда без изменения, а кассационное представление – без удовлетворения.
Из материалов дела следует, что после завладения пистолетом Б. был сразу разоружён потерпевшими, в связи с чем его действия по удержанию пистолета в процессе нападения не могут рассматриваться как незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Определение № 78-О11-15
4. Если умысел виновного был направлен на убийство одного человека, но в результате выстрелов наступила не только смерть этого лица, но и причинён средней тяжести вред здоровью другим потерпевшим, то действия виновного квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. «а» ч. 2 ст. 112 УК РФ.
Установлено, что в ходе совместного распития спиртного между Б. и И. произошла ссора, перешедшая в драку. Во время драки Б. из имевшегося у него пистолета произвёл выстрелы в И., от которых потерпевший впоследствии скончался. В момент выстрелов рядом с потерпевшим И. находились и другие граждане, в частности потерпевшие А. и М., которым действиями Б. был причинён средней тяжести вред здоровью.
Действия Б. квалифицированы судом по п. «е» ч. 2 ст. 105, по п. «а» ч. 2 ст. 112 УК РФ и ч. 1 ст. 222 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат осуждённого просил приговор отменить, производство по ч. 2 ст. 112 УК РФ прекратить в связи с отсутствием в действиях осуждённого состава преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила приговор без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения.
Позиция адвоката осуждённого о том, что для квалификации действий осуждённого по п. «а» ч. 2 ст. 112 УК РФ необходимо установить прямой умысел, не основана на законе.

Производя выстрелы в направлении И., рядом с которым находились другие люди, Б. хотя и не желал причинения им вреда, однако сознательно допускал возможность причинения вреда их здоровью любой тяжести, то есть действовал с косвенным умыслом на причинение средней тяжести вреда здоровью А. и М.
Очерёдность причинения ранений потерпевшим, на что обращается внимание в жалобе, не имеет правового значения и не влияет на юридическую оценку действий осуждённого.
Определение № 20-О11-2
Назначение наказания
5. В тех случаях, когда обстоятельство, предусмотренное в законе как отягчающее наказание, указано в статье Особенной части Уголовного кодекса в качестве одного из признаков преступления, оно повторно не может учитываться при назначении наказания.
По приговору суда Я. осуждён к лишению свободы: по п. «в» ч. 3 ст. 131 УК РФ (за преступление, совершённое в мае 2002 года) на 9 лет; по п. «в» ч. 3 ст. 131 УК РФ (за преступление, совершённое в июне 2002 года) на 9 лет; по п. «в» ч. 3 ст. 131 УК РФ (за преступление, совершённое в августе 2002 года) на 9 лет; по ч. 1 ст. 105 УК РФ (за преступление, совершённое 8 декабря 2002 года) на 9 лет; по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (за преступление, совершённое 8 декабря 2002 года) на 12 лет. На основании ч. 3

ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено окончательное наказание в виде 23 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению прокурора, изменил судебные решения, исключил из приговора отягчающее наказание обстоятельство – совершение преступления в отношении малолетней.

В постановлении указано следующее.
Диспозиция п. «в» ч. 3 ст. 131 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. №63-Ф3) предусматривала уголовную ответственность за изнасилование потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста.
Используя в уголовном законе термин «малолетние» (п. «г» ч. 1 ст. 61, п. «з» ч. 1 ст. 63, п. «в» ч. 2 ст. 105, п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ и другие), законодатель не раскрывает содержание данного термина. Между тем по смыслу закона, придаваемому ему правоприменительной практикой, малолетними являются дети, не достигшие четырнадцатилетнего возраста. В связи с этим нормативные термины «малолетние» и «не достигшие четырнадцатилетнего возраста» в уголовном законе являются равнозначными по содержанию.
Поскольку суд первой инстанции учёл возраст потерпевшей при юридической оценке действий виновного в качестве квалифицирующего признака (совершение преступления в отношении потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста), то признание этого же обстоятельства в качестве отягчающего наказание (совершение преступления в отношении малолетнего) противоречит положениям ч. 2 ст. 63 УК РФ.
Кроме того, Президиум все действия осуждённого в соответствии с положениями ст. 10 УК РФ квалифицировал по п. «в» ч. 3 ст. 131 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), поскольку санкция закона в данной редакции является более мягкой по сравнению с санкцией п. «в» ч. 3 ст. 131 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ).

Постановление Президиума

Верховного Суда РФ № 388П10пр
6. При повторном условном осуждении за преступление, совершённое до вынесения первого приговора, правила назначения наказания по совокупности преступлений, предусмотренные ч. 5 ст. 69 УК РФ, не применяются, а каждый приговор исполняется самостоятельно.

По приговору суда от 29 марта 2002 г. Ю. (ранее судимый 26 ноября 2001 г. по пп.«а»,«в»,«г» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, постановлением суда от 25 июня 2009 г. его действия переквалифицированы на пп. «а», «б», «в» ч.2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), по которой назначено 1 год 10 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года) осуждён по пп. «а», «б», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения данного наказания с наказанием по приговору от 26 ноября 2001 г. назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.
Постановлением суда от 20 января 2004 г. приговор от 29 марта 2002 г. в порядке ст. 396, п. 13 ст. 397, ст. 399 УПК РФ изменён, действия Ю. переквалифицированы с пп. «а», «б», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ).
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 11 сентября 2008 г. изменила постановление суда от 20 января 2004 г., действия Ю. переквалифицировала с ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) на пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), по которым назначила 3 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.
В надзорной жалобе осуждённый Ю. просил смягчить наказание, а также исключить назначение наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ.
Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорную жалобу осуждённого, а состоявшиеся в отношении Ю. судебные решения изменил, указав следующее.
При приведении приговора в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ исключено осуждение Ю. по пп. «б», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), то есть по квалифицирующим признакам «неоднократно» и «с причинением значительного ущерба гражданину».
Кроме того, в соответствии с примечанием к ст. 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, введённого в действие с 1 июля 2002 г., исключено осуждение за кражу имущества А. на сумму 300 рублей.

Однако при этом, несмотря на указанные изменения, улучшающие положение осуждённого, вопрос о смягчении ему наказания не обсуждался. Более того, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, назначив Ю. по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) 3 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, вопреки требованиям


ч. 3 ст. 410 УПК РФ усилила наказание, поскольку судом первой инстанции ему по данной статье было назначено 3 года лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ.
Поэтому назначенное Ю. по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ

(в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) наказание подлежало смягчению.
При условном осуждении по второму приговору за преступление, совершённое до провозглашения первого приговора, по которому также было применено условное осуждение, суд в резолютивной части приговора должен указать на самостоятельность исполнения указанных приговоров, поскольку испытательный срок, устанавливаемый при условном осуждении, не является наказанием и не может быть ни поглощён более длительным испытательным сроком, ни частично или полностью сложен.
Однако в отношении Ю. при условном осуждении по приговору от 29 марта 2002 г. за преступление, совершённое до вынесения предыдущего приговора от 26 ноября 2001 г., по которому также было применено условное осуждение, применены общие правила назначения наказания по совокупности преступлений (ч. 5 ст. 69 УК РФ).
Постановлением суда от 23 января 2004 г. в соответствии с

ч. 3 ст.74 УК РФ отменено условное осуждение Ю. по приговору от 29 марта 2002 г. и для отбывания наказания, назначенного по ст. 158 УК РФ, в виде 3 лет лишения свободы он направлен в исправительную колонию общего режима.
Следовательно, приговор суда от 26 ноября 2001 г., по которому Ю. осуждён (с учётом внесённых изменений) по

пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ условно, должен исполняться самостоятельно.
На основании изложенного Президиум изменил состоявшиеся в отношении Ю. судебные решения и смягчил ему наказание по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) до 2 лет 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Президиум исключил из приговора назначение наказания по совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Постановление Президиума

Верховного Суда РФ № 2П11


следующая страница >>