reforef.ru 1

Становление


Тема 5: ГГ - попаданец. Действие: определение местонахождения (планетонахождения, миронахождения, времянахождения). Задача: спасти другого героя
В нежно-изумрудном небе планеты Хеофиль, мерно и божественно спокойно, парила птица Уиль*. Её необыкновенные перья, бело-кремового оттенка, сверкали янтарем в мягком золотистом сиянии Альфера**. Гонимые легким ветерком кипельно-белые облака, словно светящиеся изнутри, образовывали над землей величественные замки и фигуры неведомых существ. Взмахнув крыльями, и наклонившись немного влево, Уиль медленными кругами устремилась к раскинувшемуся внизу бескрайнему лесу. Зеленая, отливающая темной синевой, сплошная масса леса раскинулась на всю обозримую даль, небольшим островком освободив место для Каула – столицы вечного рода Иланэула***. Узрев в сплошной массе леса небольшую полянку, Уиль устремилась туда. Легким шелестом крыльев, нарушив нежное стрекотанье леса, священная птица осторожно села на одиноко стоящее дерево. Уиль переступая с лапки на лапку, наконец, устроилась поудобнее, и, накрывшись большими крыльями, замерла, словно намериваясь просидеть так вечность.

Альфер медленно клонился к закату. Цветы, черпающие живительные лучики светила, медленно сворачивались в тугие бутоны. На покрытый тонким слоем мха камень, прыгнул мотылек, собирая тепло медленно остывающей твердыни. Будто что-то почувствовав, мотылек развернул длинные усики. Внезапно девственно спокойный и чистый лес, прорезал шелест быстро идущих путников.

- Нэаль, надо спешить – время не ждет. – Посвященный, оглянувшись на шедших за ним путников, сокрушенно покачал седой головой. – Каждый миг промедления на столетия приближает гибель миров.

- И все же, Лоесаль, мне кажется, это ошибка.

- Ошибки быть не могло! – седовласый, повернув за очередной поворот, вывел путников на огромную поляну. – Мы на месте. Здесь все произошло, тут и должно закончиться.

Перед ними открылась обширная поляна, сокрытая от внешнего мира толщей леса. Почти все свободное пространство было занято одним каменным сооружением. Положенные друг на друга огромные камни, имеющие овальную форму, образовывали полукруг, в центре которого находился каменный постамент.


Посвященный оглядел пятерых спутников, широко открытыми глазами смотрящих на увиденное.

- И все-таки, - Неаль обратился к Лоесалю, - ты что-то напутал. Я не могу быть Хранителем.

- Ты и не Хранитель, - Лоесаль пошел к центру полукруга, - твой брат был им. Но твой брат убит. Ты единственный оставшийся единокровный Хранителю – теперь на тебя ложится вся ответственность.

- Но зачем ты притащил сюда мою семью и семью Пелля?

- Чтобы вы начали наш род там, поскольку это путь в один конец. По вашему уходу, я запечатаю Проход.

- Ты хочешь сказать, что мы не сможем вернуться?

- Да, именно это я и хотел сказать. Тиуль проник в тайну Прохода, убил всех Хранителей и переместился в Памир. Некогда наши предки жили там. Памир - наша родина, но потом люди развязали войну, и чтобы не погубить друг друга, наш род ушел на другую планету. На Хеофиль. Но Портал на Памире остался. Тиуль узнал, как его активировать и переместился туда.

- Зачем ему это?

- Мир людей развит примитивно, а Тиуль с нашими достижениями поставит весь Памир на колени.

- Но что я смогу сделать с Тиулем?

- Твоя кровь сможет. Становитесь на постамент, - Лоесаль вышел из полукруга. – Запомните, я Проход запечатаю, но если Тиуль поработит Памир, он вберет в себя всю мощь того мира и сможет взломать с той стороны Проход, и уже ничто не помешает ему ворваться в мир Хеофиля.

- Но разве нам нечем будет его остановить?

- Останавливать будет некому, - седовласый сокрушенно покачал головой. – После крушения Прохода, произойдет сопряжение миров, что выльется в становление нового мира, с полным крахом всего сущего. Оба мира превратятся в необозримую пустыню.
***
- Э, хозяин, принеси еще пива! – громко ударив кружкой о стол, Бодель, гном с огромной рыжей бородой, откинулся на стуле. – Всегда говорил – у Малока лучшее пиво в округе. Правда, Бен?

- Правда, правда, Бодель, - спутник гнома – человек среднего роста, широкий в плечах и с длинными светлыми волосами, собранными на затылке, утвердительно кивнул. – Ты бы завязывал с выпивкой, на сегодня хватит.


- Хватит? Да ты чего, Бен? Я только пяток чарок выпил, а ты сам-то всего две. Это разминка, главное еще впереди. Эй, где там наш поросенок? Хозяин, ты думаешь кормить своих посетителей, сколько еще ждать можно?

Покончив с еще парой кружек пива и запеченным поросенком, спутники вышли из таверны.

- Так, что, Бен, ты решил все окончательно?

- Да. Мне терять нечего. Может, хоть что-то полезное сделаю, а не просто помру никому не нужным.

- Да ладно тебе, ты это брось, - гном, слегка покачиваясь, оперся на двуручную секиру. – Вот пройдет неделька-другая, так простит все твоя, Хелен.

- Не простит. Она уже ушла к Велероду.

- Это который кузнец, что ли?

- Он самый, - Бен присел на стоящую у таверны скамью.

- Ээээ, парень, да в тебе просто кровь играет, - поглаживая бороду, заметил гном.

- Наверное. Не знаю.

В это время начал накрапывать осенний дождик. Уже третий день, как небо было затянуто плотными тучами. Крупные капли с силой били по раскисшей земле, вызывая бульбы брызг.

- Ну погодка. В такую погоду хороший кот хозяина на улицу не выпустит. – Гном, спрятав секиру под плащ, указал на ловко обходящую огромные лужи, сгорбленную старуху. – Ох, горгулья старая. Ты посмотри, Бен, как она хитро идет, словно танцует - вокруг лужи да грязь, а ей хоть бы что – ни пятнышка на старых лохмотьях.

Словно услышав его с другой стороны проходящего через деревню тракта, старуха направилась прямо к ним.

- Вот крыса старая, сейчас клянчить будет, – прошептал гном. – Неужели услышала?

- Ты бы еще громче орал – не одна бы она услышала.

В это время старуха, преодолев последнюю бурлящую лужу, подошла к ним:

- Не подадите ли старой злотый на пропитание?

- Иди от сюда, ничего у нас нет. – Шикнул на неё Бодель.

- А я и не у тебя спрашиваю, гном, сын Куса Рыжебородого. – Блеснула глазами из под глубокого капюшона старуха. – Подай, добрый молодец, а старая тебя за это отблагодарит.


Бен, не глядя на наглую попрошайку, молча выудил из-за пазухи злотый и бросил его старухе.

- Иди, старая, поешь, да не потеряй злотый сослепу, - по-прежнему не глядя на старуху, молвил Бен.

- Бен, да ты что? Целый злотый! – зашипел гном.

- Цыц, коротышка, что отдали – то не ваше, - зычно ответила старуха.

- Как ты меня назвала?! – взвился Бодель, срывая с секиры полог плаща.

- Бодель, - Бен стал между гномом и старухой, - ты перепил, успокойся. А ты, старая, иди куда шла. Мы тебе дали на ужин и на завтрак. Что тебе от нас надо?

- Да, ничего-ничего, - опять еле слышно протараторила она. – Милок, дай, я тебе погадаю, за злотый много чего скажу.

И не дождавшись согласия, рванула ладонь Бена.

- Ммм, я гляжу тебя твоя голубка оставила. Ничего-ничего – скоро она сама к тебе вернется. Хотя… - старуха задумалась. – Нет, не вернется.

- Иди от сюда, шельма старая! – гном в негодовании погрозил кулаком.

- Да, - Бен освободил ладонь, - нам уже пора идти.

- Куда ж вы идете? А, знаю, знаю. Путь у вас впереди интересный, да уж больно узкий, чтобы со смертью разминуться. – Гадалка закивала головой. – Кровь у тебя горячая. Ты не успокоишься, пока не хлебнешь горя. А вернулась бы к тебе твоя Хелен, да больно скоро ты умрешь.

И увидев замершего Бена, тут же добавила:

- Не смертью своей, а головой своей горячей. Тебя бесполезно переубеждать. Но я могу это подправить. Дай ладонь.

Схватив ладонь Бена, гадалка, из ниоткуда взявшимся, миниатюрным ножичком, уколола ладонь. На острие заблестела капелька крови, в следующий миг старуха что-то зашептала, и кровь, зашипев, испарилась.

- Вот и все, голубчик. Подправила я тебе твои проблемы.

- Вот и славно. Иди с миром, старая.

И, силой развернув громко сопящего гнома, Бен направился прочь. Но, не сделав и пары шагов, услышал голос старухи:

- Но знай, спасла я тебя от смерти горькой, только с одним условием: встретишь на пути своем путника необычного, прими его как брата своего. Иначе смерть тебе будет.


- Она меня достала. – Резко развернувшись, намериваясь задать старухи трепку, Бодель не рассчитал силы, и, поскользнувшись в грязи, с громким шлепком упал в лужу. Вскочив на ноги, опешил: – Где, она?

Широкий тракт с одиноко стоящей таверной позади деревни, был совершенно пустым.
***
- Что тебя заставило оставить дом, Бодель?

- Папашина крепкая рука, - усмехнулся гном. – Он всегда считал меня слишком несамостоятельным, чтобы жить своей жизнью. Вот и отправил меня в путь. На год. Сказал: «Вернешься гномом, а не клочком бороды – разрешу тебе завести семью».

- Строгий у тебя…

-… папаша? Эт, точно. – Выглянув в узкий проем ветхого шалаша, Бодель тихо выругался. – Да когда этот дождь прекратиться? Мы уже два дня тут сидим.

Пройдя всего две лиги по тракту, путники были вынуждены укрыться в густом ельнике. Грозивший поглотить всю землю неустанный дождь, не давал никакой возможности продолжать путь.

- И сдалась тебе эта дыра, - гном в сердцах вырвал клочок бороды.

- В Мистере живет мой дядя – мой последний родственник. Может он возьмет меня к себе в помощники.

- А чем твой дядя занимается?

- Охотой. Продает дичь и выделанные шкуры.

- Да, тут определенно есть где поохотиться. Сплошные леса. И дыра, какую еще поискать надо.

- Я уже слышал про дыру, Бодель, - Бен расстелил на земле плащ. – Может Мистер и небольшая деревушка, но через неё проходит Старый Тракт и там мой дядя. Лично для меня последнего достаточно. Не нравится – возвращайся в таверну.

Бен укутался плащом, положив под руку рукоять меча. Бодель, обиженно скосив на него глаза, ответил:

- Нет уж. Чтоб опять ту спятившую горгулью встретить? Я сказал, что иду с тобой, значит иду с тобой.
***
Нэаль осмотрелся.

Одним словом, мило, но слишком уж мерзко. Судя по рассказам Лоесаля, мир Памира являет собой полную противоположность Хеофиля. Так что ничего удивительного в увиденном нет.


- Папа, - к нему подошла Мисель, старшая дочь, - что нам делать?

Нежное создание, выросшее в ласковых лучах Альфера и созданное лишь творить добро, точная копия его преждевременно ушедшей супруги, неприятно поежилась.

- Возьми, - Нэаль стянул с себя легкую куртку и протянул дочери. И, обращаясь уже к своему семейству – дочери и сыну, и семье Пелля, добавил: – Не раскисайте, нам надо как можно дальше уйти от этого Портала.

Сверяясь с амулетом, показывающим присутствие силы, Нэаль прокладывал путь в густой чаще. К вечеру они вышли на небольшую полянку. Наскоро поев из припасенных запасов, стали готовиться ко сну. Умиротворяющая тишина леса подарила путникам крепкий отдых, после утомительного перехода на другую планету с совершенно чужим миром.

Едва солнце пробилось сквозь густые ветки, плотным кольцом опоясывающих поляну, как Нэаль подскочил как ужаленный.

- Папа, что случилось? – стоящий на часах Мирель, сын Нэаля, вмиг очутился рядом с отцом.

- Амулет обжег, - поглаживая красное запястье, на котором покоился амулет, тихо, чтобы не потревожить спящих, ответил Нэаль. – Амулет нашел Тиуля. Этот амулет некогда принадлежал Пеллю, и теперь Лоесаль отдал его мне.

- Но как ты это узнал? – Мирель осмотрел амулет отца, напрочь лишенного всяких надписей и рисунков. – Здесь же ничего нет.

- Амулет состоит из священного металла Кадиума, который есть сплошное магическое естество. Но лишенное при этом какой-либо силы. Кадиум – нейтральная магия, стоящая между Тьмой и Светом.

- Разве такое возможно?

- Возможно, Мирель, возможно. В нашем мире все возможно. А теперь слушай. – Нэаль взял сына плечи и посмотрел в глаза. – Запомни, ждите меня здесь ровно три дня, на большее запасов еды у вас не хватит, затем уходите на юг. Там находится небольшая деревушка, в ней вы сможете устроить себе нормальную жизнь.

- А как же ты?

- Мне надо найти и остановить Тиуля, Лоесаль сказал, что его остановит только моя кровь, а это может значить все что угодно.


- Но, как же нам жить среди людей?

- Так же, как некогда жили наши предки, когда еще этот мир находился в мире и гармонии. Мирель, теперь ты старший - тебе надо заботиться о сестре и присматривать за семьей Пелля. Слышишь меня? Ну-ну, - Нэаль обнял сына, - не раскисай. Раз Лоесаль отправил и вас сюда, значит, так было надо.

- Ты веришь ему?

- Кому? Лоесалю? Конечно, - за него отдал жизнь мой брат. А это многого стоит.

И забросив на плечо небольшую котомку и меч, Нэаль бесшумно скользнул в сплошную тьму деревьев.
***
- Что это такое? – Бодель растерянно посмотрел на Бена.

Спутник пожал плечами.

Они только что вышли на Старый Тракт, и увиденное им не понравилось. Прямо на широкой дороге валялись туши коров, очевидно деревенского стада – одни разодранные в клочья, другие словно высохшие трупы.

- Ты слышал когда-нибудь о таком? – гном не мог прийти в себя от увиденного.

- Тихо. – Шикнул на него Бен. – До Мистера час хода. Поторопимся, Бодель.

И не дожидаясь ответа гнома, зашагал вперед.

Неладное почуяли они, едва отошли пару сот метров. В воздухе стоял запах гари.

Перед их взором стояли дотла сгоревшие дома – только обгоревшие черные остовы, да пустые взоры окон. Вся земля в округе была черной от гари, ни травы, ни деревьев не осталось.

- Огненный шторм, - тяжело сглотнув, выдавил из себя Бодель. – У нас в Дронвере было пару раз такое.

- Огненные штормы – удел темных магов. – Словно не слыша гнома, тихо сказал Бен.

- Бен, - Бодель осмотрелся вокруг, - надо уходить отсюда. Это пропащее место.

- Нет, я должен осмотреть все здесь – мог кто-то спастись. Уходи без меня.

И не глядя, на спутника, Бен шагнул на утонувшие в золе улицы.

Тихо выругавшись, гном поспешил следом.
***

Нэаль спешил. Кадиум раскалился добела. Где-то совсем рядом творилось зло. Нэаль, брат последнего Хранителя, принц, затухающей династии Хеофиля. Последняя кровь, способная остановить множащееся зло.


Продираясь сквозь густые ветки ельника, Нэаль почувствовал сильный запах гари. Раздвинув у опушки густые заросли боярышника, он увидел раскинувшуюся внизу деревню. Точнее сказать, то, что от нее осталось. С пригорка, видно было одно большое пожарище – только некоторые дома, построенные частично из камня, уцелели. Кто бы ни жил здесь, он чем-то не угодил Тиулю. А кто еще мог это сделать? Нэаль уже успел убедиться, что в этом мире нет сильных всплесков магии. А значит, нет и сильных магов, способных хоть что-то противопоставить безумцу. Огненный шторм сам по себе не может обрушиться в аккурат на одиноко стоящую деревеньку. Таких совпадений не бывает.

Но Нэаля мучил другой вопрос: неужели Тиуль узнал о его приходе и решил с ним поиграть в кошки-мышки. Очень сильно не понравилась эта мысль ему.

Что бы там ни было, Нэаль решил осмотреть деревеньку. Прикрываясь редкими кустами на пригорке, спустился вниз. Ступив на противно хрустящей пепел, который устлал все вокруг, он увидел то, что было не видно издалека – зримое присутствие Тиуля и уходящую вдаль магическую тень. Тень всегда выдает темного мага на еще светлых землях.

Внезапно, Нэаль почувствовал чье-то присутствие. Резко развернувшись, он увидел стоящего за спиной человека. Пышущий злобой взгляд, каменное выражение лица и обнаженный меч. Нэаль сразу понял: этот человек желал одного – крови и убийства. Слева выбравшись из обгоревшего каменного дома, появился гном с огромной секирой.

Дотронувшись до весящего на шее амулета, который должен был обеспечивать речевое понимание с местным населением в других мирах, Нэаль, поднял руки и сказал:

- Вы знаете кто это сделал?

- Ты! – взревел человек и сделал выпад мечом.

Легко увернувшись от острого меча, Нэаль поднырнул под руку человека и развернувшись, увидел летящее в него лезвие секиры. Одним движением выхватив свой меч, Нэаль отвел в сторону тяжелую секиру, и ударом ноги повалил гнома на землю. В это мгновение на него снова кинулся человек. Решив не тратить времени, последний хранитель призвал магию. Перекинув меч в левую руку, Нэаль в один миг вывел в воздухе слабо мерцающую фигуру и резко вскинув руку, ударил заклятием в человека. Не добравшись всего метра до Нэаля, тот рухнул парализованный на землю.


Повернувшись к замершему гному, Нэаль снова ударил парализующим заклятием. Но приняв удар на лезвие секиры, гном отвел магию в сторону. Нэаль от неожиданности замер.

- Бодель, беги, - прохрипел обездвиженный человек.

- Бен, - не сводя глаз с Нэаля, ответил гном, - мне кажется он не тот, за кого мы его приняли.

- Он маг, Бодель, это все его рук дело.

- Ты, - гном угрожающе взмахнул секирой, - отвечай: зачем ты здесь?

Сообразив, что эти двое его с кем-то спутали, Нэаль ответил:

- Я ищу темного мага. Он сбежал из моего мира и укрылся здесь.

- Это твоих рук дело? – гном обвел взглядом пепел от деревни.

- Нет.

- Тогда зачем ты крался сюда как разбойник? – Бен тщетно пытался освободиться. – Думаешь, мы тебя не видели как ты выбрался из леса?

- И зачем мне было быть в лесу, если я все это сделал? – Нэаль обвел руками пепелище.

Бен не нашел что ответить.

- Что будем делать дальше? – Бодель все еще не опуская секиры, смотрел на Нэаля.

- Может, поговорим спокойно?
Убравшись от Мистера в лес, где гарь и запах пепелища не будет слышен, они развели небольшой костер.

- Значит ты – принц? – гном ткнул веточкой с гаженным мясом в Нэаля.

- Когда-то мой дед был первым наследником престола. Но потом у Муэла родилась двойня – сын и дочь, которые и заняли его место. Так вот – постепенно и не спеша, мой род стал уходить от трона. И сейчас я чисто формально являюсь наследником трона. Взамен этого, чтобы моя семья не начала борьбу за власть, хотя это было немыслимо, старейшины – Посвященные, создали круг хранителей, тех, кто наделен магией, и связали эту связь с нашей кровью. Только члены моей семьи являются хранителями.

- А этот Тиуль…

- Да, Тиуль убил всех хранителей и прорвался в ваш мир.

- Но зачем? – Бодель недоуменно уставился на Нэаля. – Ведь он и так всех убил, зачем было сбегать?


- Да, Тиуль всех убил, но есть еще Посвященные. Хоть они и не являются такой грозной силой как хранители, но все же могли что-то противопоставить ему. Тиуль же, решил сбежать в ваш мир, чтобы Посвященные его здесь не достали. Единственные кто мог его остановить здесь – это хранители, а они все мертвы.

- И ты хочешь его уничтожить? – подал голос, молчавший до этого Бен.

- Да.

- Но как? Ты же сам только что говорил, что ты – не хранитель.

- Не знаю. Но я должен найти Тиуля.

- А что будет, если план Тиуля удастся? – спросил Бодель.

- Тиуль обретет невиданную силу, которая освободиться в результате сопряжения миров. И тогда его точно не остановят Посвященные. К тому же…

- Что?

- При сопряжении, все живое, или по крайней мере большинство всего живого - погибнет.

- Мы идем с тобой, - глухо сказал Бен.

- Зачем? – Нэаль искренне удивился. – Вы ничего не сможете противопоставить Тиулю.

- А ты? Ты ведь тоже идешь, не зная как справишься с ним. – Бен укутался в плащ. – Мне гадалка сказала помощь путнику, встреченному на дороге. Думаю, этот путник – ты.

На утро, троица покинула лес. Впереди простерлись болота. Только низкий кустарник, да редкие чахлые деревца – вот и все, что видел глаз до самого горизонта.

- Ты уверен, что нам туда? – гном почесал бороду.

- Да. Магический след уходит туда. – Нэаль приложил руку к Кадиуму. – Здесь творилась темная магия.

Осторожно прыгая на с кочки на кочку, Нэаль шел первым. Вторым, с секирой наперевес, пробирался Бодель. С его низким ростом и большим пивным брюшком, передвигаться через болота было тяжелым испытанием. Замыкал тройку Бен, несший на плече предварительно срубленные в лесу длинные ветки, которые выступали в роли щупа или мостика, в случае необходимости.

Для ночлега выбрали небольшой островок суши, который им посчастливилось встретить перед самым заходом солнца. Развели небольшой костер из припасенных Беном сухих веток.


- Бодель, - Нэар откусил кусочек заранее припасенного жареной перепела, - как ты смог тогда в деревне отклонить мое заклятие?

- Ааа, - Бодель довольно погладил рыжую бороду, - все просто. Моя секира выкована из настоящей гномьей стали. Много веков назад пала с неба звезда и укрыла падшую наша Богиня Гор – Аничтев, воздвигнув на нее гору. Вот с тех пор мои деды, а до них их деды, проникали в тайны нашей священной горы Аничтев-Нерх.

- Ты хочешь сказать, что оружие, изготовленное из руды, добытой в вашей горе, способно отклонять магию? – удивился Бен.

- Здесь нет ничего необычного, - Нэаль утвердительно кивнул.

Утром, продираясь сквозь едкий зеленоватый туман, спутники двинулись дальше.

- Долго нам еще? – весь покрытый грязью, спросил Бодель.

- Скоро, я чувствую это, - Нэаль идя первым, повернулся к гному: - Может вам все же стоит меня оставить?

- Нет, Нэаль, раз мы пошли…

Бодель не договорил – отвлекшись на разговор, гном ступил не на ту кочку, и угодил в окно. Вмиг булькнув, болото втянуло в себя Боделя.

- Держись! - отбросив в сторону ветки, Бен кинулся к другу.

Но и сам, сделав шаг, ушел по пояс в мутную жижу. Не в силах сдвинуться с места, Бен отстегнул меч, и протянул один конец ножен гному:

- Хватайся!

Слабо трепыхаясь в болотной жиже, Бодель не смог вытащить руки.

- Уходите без меня, - гном выплюнул попавшую в рот грязь. – Бен вы вдвоем прикончите этого гада. И без меня. Не за чем рисковать.

- Ну уж нет! – Бен стал отстегивать пояс. – Раз гадалка предрекла мне вернуться, значит я не погибну, спасая тебя.

- Перестань, Бен. Не дурр…

Не договорив, гном скрылся в болоте.

- Бодель!

Воткнув в менее топкое место все оставшиеся ветки и закрепив один конец пояса за них, а другой взяв в руку, Бен бросился за Боделем. Сразу провалившись по плечи, Бен одной рукой нашарил внизу судорожно трепыхающегося гнома и ухватив того за попавший под руку ремень, потянул вверх. Тщетно. Болото крепко держало теперь не только Боделя, но и Бена.


В этот момент, Бен почувствовал, как будто некая сила выдирает его из цепких объятий болота. Повернув голову, Бен увидел неподвижно стоящего Нэаля, протянувшего руки к ним и словно пытающегося незримо вытащить из болота. Противно плюхнув, болото отдало свою добычу.

- Спасибо, - громко хрипя и отплевываясь, поблагодарил Нэаля Бодель.

- Не за что. Тебе следует благодарить Бена – если бы он не ухватил тебя и не затормозил твою гибель – я бы не мог тебя вытащить из такой глубины.

- Тебе не за чем было рисковать, - придя в себя, сказал Бену гном.

- Со мной бы ничего не случилось.

- Да. Мы уже слышали эту сказку, правда, Нэаль?

- Бодель, ты жив только благодаря самоотверженному другу, ты, Бен – лишь благодаря моей помощи спасся.

- Но гадалка…

- Бен, - Нэаль тряхнул головой, - гадалка сказала то, что должна была сказать, а выбор делаешь ты сам. Так же, как и строишь свою жизнь.

- Тише! – Шикнул Болен. – Слышите?

Впереди, за небольшой грядой чахлых деревцев, разносился по округе какой-то шум – толи грохот телег, толи лязг железа.

Осторожно ступая, спутники осторожно вышли, как оказалось, к краю болота. Впереди медленно переходя из вязкой жижи в землю, начиналась поляна. А за ней расположился край леса.

На опушке лежал гигантских размеров плоский камень, возле которого стоял человек с высоко поднятыми руками. Срываясь с кончиков его пальцев нитевидные молнии впивались в камень, отражаясь от него десятками лучей, неслись в разные стороны и образовывали нечто вроде призрачного облака. Которое слегка подрагивая, медленно разрасталось во все стороны. Это облако и испускало странный звук.

- Тиуль, - тихо сказал Нэаль. – Должно быть этот камень – Проход из Памира.

- Что будем делать? – Бен положил ладонь на рукоять меча. – Как его можно убить?

- Давайте вернемся на болото, - возбужденно предложил рыжебородый гном, - я нырну за моей секирой, а ты меня потом вытащишь.


- Оружие тут не поможет, - горько улыбнулся Нэаль. – Посвященный Лоесаль говорил, что моя кровь может оставить Тиуля. Что бы это значило?

Последние слова Нэаль сказал как будто себе. И в следующую секунду поднявшись во весь рост, зашагал к Тиулю.

- Стой, Нэаль! – шикнул Бодель. – Так же нельзя! Надо план составить…

Но Нэаль уже никого не слышал – он устремился вперед.

- Тиуль! – громогласно крикнул темному магу Нэаль.

- Нэаль! – обернулся Тиуль.

Глянув на него, Бодель вздрогнул. Бурлящая тьма в глазах, искрящиеся молнии на кончиках пальцев, развевающийся черный плащ – Тиуль уже не был простым смертным.

- Держи, - Бен кинул Боделю кинжал, и побежал за Нэаулем.

Через секунду к ним присоединился и гном. Три спутника, трех рас, объединенных лишь желанием светлой жизни – человек, эльф и гном, устремились навстречу смерти.

- Нэаль, я думал Лоесаль пришлет кого поопытнее. Или сам почтит своим присутствием. – Тиуль жадно улыбнулся.

- Лоесаль просит тебя остановиться, Тиуль, - сказал Нэаль.

- Так чего же он сам не пришел? – насмешливо спросил маг. – Что ты можешь мне противопоставить, Нэаль? И зачем ты привел сюда своих спутников? Нэаль, присоединяйся ко мне, и мы с тобой вдвоем будем править новым миром.

- Вдвоем? Мне казалось, ты единолично хочешь править им.

- Править миром? Нэаль, ты что! Мне нужна вся мощь, что освободиться от становления, а власть мне не нужна. Она и так у меня в руках.

- Тиуль, - Нэаь медленно обнажил меч, - остановись.

- Или что? – оскалился маг.

- Я остановлю тебя.

- Мы остановим тебя, - прошептал Бен.

- Сомневаюсь, - ухмыльнулся Тиуль.

И взмахнув рукой, обрушил на них сотни миниатюрных молний. Которые словно рассерженные осы рванулись по приказу темного мага в единственных защитников еще существующего бытия. Яростно шипя, разряды отшвырнули прочь Боделя, который вооруженный лишь кинжалом оказался беспомощным против магии. Парировав мечом пару-тройку молний, пал сраженный Бен. И только Нэаль, устоял.


Упав на колени, Нэаль крепко стиснул Кадиум. Острые края раскаленного добела металла, впились в руку, пролив капельки крови на амулет. Молнии, несущиеся на Нэаля, просто испарялись на подлете.

Черные глаза Тиуля широко раскрылись, не веря увиденному.

Подняв окровавленную руку, Нэаль незримо ударил темного мага. И тот словно котенок, вокруг которого не было сплошной тьмы, отлетел в сторону.

- Теперь я понял, - вставая на ноги, покачиваясь, прошептал Нэаль, - что имел ввиду Лоесаль.

- Этого недостаточно, - мерно поднявшись на ноги, сказал Тиуль. – Тебе не тягаться со мной Нэаль. Тьма сильнее Света, который вы считаете всем сущим.

- Не знаю насчет света – это привилегия Посвященных, но призванная сила Кадиума остановит тебя.

И выхватив меч, Нэаль, одним движением развернул клинок и вогнал его себе в живот. Медленно осев на землю, Нэаль навалился на амулет, заливая Кадиум своей кровью…

Тяжело поднявшись на четвереньки, Бодель громко охнул, увидев поразившего себя Нэаля. Рядом зашевелился Бен.

- Что будем делать? – просипел гном.

- Ждать, - с болью в голосе ответил Бен, - только кровь хранителя, остановит мага. Нэаль это знал.

…Подняв трясущуюся руку, Нэаль последний раз взглянул на корчащегося в муках Тиуля. Темного мага разрывало на части. Парящее над землей облако магии, съежилось и в следующий миг, громко хлопнув, развеялось в небытие. Тиуль пал.

Шатаясь на ногах, к Нэалю подошли Бен и Бодель.

Они осторожно подняли свалившегося на свой меч Нэаля. Тот был еще жив.

- Спасибо, - в белом лице эльфа не было ни одной кровинки. - Его магия… магия зла… бессильна против… принесенной в жертву жизни во имя жизни других.

И ухватив за рукав Боделя, Нэаль прошептал:

- К востоку от пепелища… в один переход… я оставил свою семью, - страшно захрипев, эльф закашлялся, - Бодель, заклинаю тебя… позаботься о них… особенно о моей дочери… Мисель… она так беззащитна…


Захлебнувшись пошедшей горлом кровью, Нэаль обмяк.

- Бодель, - Бен измученно взглянул на гнома, - ты понял, что он имел ввиду?

- Да. – Бодель прикрыл Нэалю остекленевшие глаза. – Но сначала его надо похоронить.

Сняв с руки Нэаля амулет из Кадиума, Бен протянул его гному:

- Держи. Передай его семье Нэаля.

- А как же ты? Я думал мы вместе…

- Нет, Бодель, теперь наши пути расходятся, - Бен пихнул ногой ссохшееся тело Тиуля, - нам обоим надо возвращаться домой.
***
Птица Уиль внезапно встрепенулась. Сонно заморгав глазами-бусинками, заозиралась вокруг. Ощутив восстановленный баланс миров, Уиль успокоилась. Сильно оттолкнувшись от ветки и широко взмахнув крыльями, Уиль улетела прочь. Большие перемены пока отменяются.
***
Что касается наших героев, то Бен вернулся домой. Взял Хелен в жены, и жили они долго и счастливо до самой смерти. Было у них трое детишек – два сына и дочь.

Что касается Боделя, то отважный гном отыскал блуждавших по лесу эльфов. Семью Нэаля и Пелля он забрал к себе домой. Отец простил вернувшегося сына и нарек ему имя Бодель Бесстрашная Борода. Исполняя последнюю волю Нэаля, Бодель взял в жены старшую его дочь – Мисель. Так мир совсем скоро узнал о новой расе – гоблинах. Но это уже совсем другая история…

* Птица Уиль – священная птица, предвестник больших перемен.

** Альфер – светило на планете Хеофиль.

*** Иланэул – прямой перевод с Древнего: «дитя изумрудной звезды»