reforef.ru   1 2 3 ... 5 6

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Теоретическая концепция формирования жанра реалистического романа в таджикской литературе ХХ века, включающая:

а) обоснование жанра таджикского романа как литературного феномена и жанра, определяющего основные тенденции развития реалистической прозы ХХ века;

б) характеристика истоков и генезиса жанровых особенностей романа в истории персидско-таджикской литературы;

в) идентификация и характеристика важнейших социо-культурных и художественно-литературных факторов, зарождение и формирование жанра романа в таджикской средневековой литературе ;

г) анализ жанровых особенностей народных романов и прозаических дастанов классической литературы.
2. Новые обстоятельства и новые факторы формирования жанров реалистической прозы в конце ХIХ и начале ХХ века:

а) влияние просветительской литературы джадидизма в формировании жанровых особенностей таджикской реалистической прозы;

б) общая характеристика первых таджикских реалистических романов и их влияние на развитие основных тенденций национальной прозы первой половины ХХ века;

в) определение и оценка вклада С. Айни как автора первого таджикского реалистического романа в развитии реалистической прозы;

г) роль и влияние литературной традиции в формировании и становлении национального романа и ее жанровые разновидности;

д) общая характеристика писательской и художественной школы С. Айни и продолжение его романнотворческой традиции в творчестве его последователей Дж. Икроми, С. Улугзода, Р. Джалила и других.

Хронологические рамки диссертации. Особенности выбранной темы определяет также хронологические рамки исследования. Как было отмечено, формирование любого литературного жанра (в том числе жанра романа) невозможно проследить в пределе одной эпохи. Исходя из этого, наряду с общетеоретическими аспектами проблемы, исследование включает краткое изложение истоков основных этапов формирования таджикского реалистического романа в классической и современной таджикской литературе. В свою очередь, этот временной отрезок разделен на периоды: а) Х-ХIV века; б) ХVII-ХIХ века; в) первая половина ХХ века.


Апробация работы. Основное содержание диссертации нашло свое отражение в двух монографиях и более 25 научных статях соискателя, опубликованных в Таджикистане и Иране. Список публикаций приводится в конце автореферата. Отдельные положения диссертационной работы отражены также в научных докладах и сообщениях, прочитанных автором на республиканских и международных конференциях и симпозиумах в Республике Таджикистан и в Исламской Республике Иран.

Диссертационная работа обсуждена и рекомендована к защите на совместном заседании отделов истории литературы, современной таджикской литературы и фольклора Института языка, литературы, востоковедения и письменного наследия им. Рудаки АН РТ (13 мая 2011 г. протокол №4).

Объём и структура работы. Характер исследуемого материала и круг поставленных задач определили содержание, структуру и методологические принципы настоящей работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.

Основное содержание работы

Во введении обосновываются актуальность проблемы, ее научная новизна, определяются цель и задачи работы, теоретические и методологические основы диссертации, объект и материал исследования. Здесь же дается обзор основных тенденций в исследовании исследуемой проблемы, аргументируются практическая значимость исследования, ее новизна и обосновывается структура диссертации.

Первая глава - «Литературные предпосылки становления таджикского романа» - состоит из двух разделов, в которых речь идет об истории становления и теоретических основах реалистического романа в таджикской литературе и о традициях романной прозы в истории персидско-таджикской литературе.

В первом раздел первой главы - «История формирования жанра романа в персидско-таджикской литературе»- определяются основные предпосылки формирования данного жанра в таджикской литературе.

Общеизвестно, что современный роман как важное литературное явление, зародился как своеобразный жанр художественной литературы на заре буржуазного общества в результате синтеза новых эстетических взглядов и этических потребностей человечества, корни которых уходят в глубь веков. Наряду с этим, художественные сочинения, схожие с романной прозой, прослеживаются в литературе разных народов, как Запада, так и Востока. Например, эпические произведения античных авторов, несомненно, можно считать началом формирования эпического мышления и, в последующем романной прозы в литературе.


В средние века структурные и содержательные компоненты романа в зависимости от социальных и культурно-политических перемен подверглись определенным изменениям и, можно cчитать, что все это представляло процесс развития жанра романа в художественной литературе как наиболее популярного литературного жанра, достигшего своего совершенства в течение нескольких столетий. Популярность данного жанра объясняется также и его особенностью, заключающийся в том, что в нем приоритетным являются стремление автора осмыслить объективность, а не просто фиксировать или описать фактологические данные. Поэтому этот жанр можно считать своего рода способом погружения в реальную жизнь, в объективность и наряду с этим автор считает необходимой попытку прогноза будущих событий, чтобы не повторить ошибки прошлого, то есть установить причинно-следственные связи.

В историческом плане развитие романа как литературный жанр берет свое начало со времен возникновения первых эпических произведений. По мнению некоторых ученых, другие эпические жанры классической литературы уступили свое место популярной романной прозе, наряду с чем, изменяя свою форму, слились с этим жанром. Имеют место и такие рассуждения, что некоторые жанры устного народного творчества также являлись первоосновой жанра романа.

Романная проза описывает человеческую жизнь, социальные, политические факты и явления, места и исторические событие, используя при этом языковые эффекты и словесную действенность, что нельзя проследить в исторических источниках, хотя в большинстве случаев значительное количество произведений романной прозы тесно связаны с историческими процессами и явлениями. Основное отличие жанра романа от исторического описания заключается в том, что в нем применяются определенные приемы искусства с учетом эстетических потребностей и этических норм и принципов человеческого общества. По мнению Н.Т.Рымара, основная цель романной прозы- решение конкретных проблем, которые могут проявляться в человеческой жизни, не нарушая при этом эстетические и этические нормы и принципы социальной среды и всего общества1.


Становление и развитие романной прозы в персидско-таджикской литературе насчитывает своеобразную историю, начинающуюся со времен античной и классической литературы. Говоря о дальнейшем развитии жанра романа в современной таджикской литературе, следует отметить те факторы, которые сыграли решающую роль в его генезисе, а также исторические и литературные труды первых таджикских прозаиков, опыт зарубежной литературы и быстро меняющуюся действительность в начале ХХ века. Таджикская романная проза со времен ее становления на всем протяжении своего развития всегда подчинялась художественным принципам и ценностям своей эпохи, о чем свидетельствует использование в ней разных жанровых и стилевых форм, а также таких извечных тем человеческой жизни как борьба добра со злом, прошлое и настоящее, жизнь и смерть, этико-эстетические ценности и другие материальные и моральные ценности.

Говоря о процессе становления и развития романной прозы в таджикской литературе, в данном разделе нам удалось рассматреть разновидности жанров прозы в различные исторические периоды как эпические произведения, притчи, философские изречения, предания, сказания, легенды, повествования, дастаны, путевые заметки, которые способствовали формированию романного мышления в таджикской литературе.

Второй раздел первой главы - «Традиции романной прозы в истории персидско-таджикской литературы» - посвящен проблемам разновидности романной прозы в античной и классической персидско-таджикской литературе, становления и развития идентичной формы романа в современной таджикской литературе. О разновидностях эпических произведений в древнеиранской, персидско-таджикской классической литературе подробно говорилось в работе иранского ученого Забехулла Сафо «Эпические произведения в Иране». Следует отметить, что ряд эпических произведений в древнеиранской литературе, таких как сказание о праведном Зарире, сказания о деяниях Ардашира Бабакана, сказания о Рустаме, сказания о Каве, сказания о Сиявуше и других народных героях древнего Ирана можно назвать эпическими произведениями, которые были написаны в форме жанра средневеково романа. Естественно, чтобы научно обосновать данную концепцию необходимо отдельное монографическое исследование, в котором следует проанализировать и интерпретировать определенные факты и научные аргументы, рассмотрение которых не входит в задачи нашего исследования. Содержание таких произведений, как «Шахнаме» Фирдоуси, «Гаршоспнаме» Асадии Туси, «Зафарнаме» Хамидуллаха Муставфи, «Шахнаме» Фатхалихана Сабо, «Доробнаме» Тарсуси, «Искандарнаме» и других эпических произведений классического периода вполне соответствует жанровой структуре романа.


Иранский ученый Сируси Шамисо придерживается мнения о том, что эпос в Иране до и послеисламского периода охватывает вопросы величия и мощи Ирана как государства, темы могущества и доблести, смелости, храбрости и героизма его царей, полководцев и витязей. Некоторые другие, особенно мистические, произведения, которые были написаны после завоевания Ирана арабами и распространения ислама, описывают поражение и разгром иранского государства cо страны арабов и тюркских царей.1 Поэтому можно сделать вывод о том, что возникновение эпоса в персидской литературе носит стадиальный характер и обусловлен определенноми историческими обстоятельствами.

Вышеприведенные аргументы еще раз доказывают, что в древнеиранской и персидско-таджикской классической литературе как воплощении культурных, литературно-эстетических и этических ценностей иранских народов эпос сыграл весьма важную роль в культурной и духовной жизни иранских народов. Как уже было отмечено, герои, и образы прозаических произведений доисламского Ирана, в эпических жанрах исламского периода уступили свое место суфиям, аскетам и мудрецам, которые вели духовную и разумную борьбу против зла, невежества и неблаговидных поступков человека.

Таким образом, после распространения ислама эпическое мышление в персидско-таджикской литературе приобрело новое содержание, где вместо воспевания величия и могущества прослеживается покорность и подчинение, а вместо гордости и героизма воспевались покаяние и терпимость.

В последующие века число эпических произведений значительно сократились; это привело к тому, что в литературоведческой науке остались нерешенными множество вопросов, касающихся теории прозы и классификации эпических жанров. В таджикском литературоведении при изучении и классификации эпических произведений персидско-таджикской классической литературы ученые применяют два термина. Для одных произведений применяют термины дастан и кисса (дастан, сказание, рассказ), а для других прозаических произведений используют термин роман. Термины достон и кисса употребляются чаще всего для обозначения таких жанровых произведений, которые по содержанию больше относятся к народным сказаниям и приключенческим поэмам, а термин роман употребляется для обозначения крупнопланных произведений типа «Абумуслимнаме», «Тутинаме», «Самак Айяр», «Доробнаме» и др.


Многие литературоведы при употреблении термина кисса и особенно термина дастан основной акцент делают на эпическое содержание конкретного произведения, где речь идет о конкретных случаях и социальных взаимоотношениях в контексте определенного пространства и времени. В большинстве персидских и таджикских словарей слово дастан обозначает рассказ, сказание, быль, рассказ о прошлом, пересказ приключений. В этом плане данный термин указывает, прежде всего, на жанровые особенности этих произведений.

Иранский литературовед Мухаммад Махджуб отмечает, что термин дастан в современной персидской прозе вполне соответствует тому значению, которым обозначают один из видов прозаических произведений.1 Позже литературоведами Ю.Борщевским и Ю.Салимовым проведена классификация эпических произведений, где главным измерением являлось соответствие основного идейного содержания эстетическим потребностям социальных групп и общества в целом. Приключенческий народный эпос средневековья Ю. Борщевским выделен в следующие виды и группы: 1)рыцарские романные прозы; 2) фантастические повести; 3) городские повести и новеллы; 4) плутовские (авантюрние) новеллы; 5) аллегорические рассказы; 6) новеллы и рассказы с религиозным содержанием.

Таджикский литературовед Ю. Салимов в своем исследовании «Персидско-таджикская повествовательная проза» дополняет проведенную классификацию Ю. Борщевского и разделяет персидско-таджикскую сказочную прозу на рыцарские романы, рассказы, новеллы, предание и сказание. Грузинский литературовед А. Гвахария при анализе и интерпретации грузинских вариантов персидских прозаических произведений использует термин дастан в силу того, что этот термин соответствует больше таким произведениям, а также употребляется с таким же содержанием в русской иранистике и в иранском литературоведении.

На всем пути своего эволюционного развития, начиная с древних времен и по сегодняшний день, жанр романа в таджикской литературе проблему человека, его места в мире эстетических и духовных ценностей решает по-новому. При определении и исследовании критериев становления и развития рассматриваемого жанра современное литературоведение в основном опирается на научные достижения и концепции европейских исследователей, которые также признают тот факт, что начало возникновения жанра романа, а точнее, его предпосылок, относится к древности или средневековью; здесь также можно говорить и об античном и рыцарском романах, которые, благодаря некоторым своим чертам, сближаются с романом в современном понимании его жанровой структуры. Вместе с этим в современном литературоведении встречаются и такие рассуждения, что произведения античности и классического периода якобы имеют некоторую схожесть с современным жанром романа, большую, чем однородные явления. Конечно, общеизвестно, что недостаточная разработанность проблемы романной прозы в современном таджикском литературоведении является основной причиной подобных разночтений. Поэтому можно лишь напомнить, что эпические жанры в древнеиранской и классической литературе возникли и начали развиваться намного раньше, чем в некоторых других литературах. Именно по этой причине анализ и интерпретация становления и развития эпических жанров в персидско-таджикской литературе требует специального и особого подхода.


Многие эпические жанры древнеиранской и персидско-таджикской классической литературы по структуре и содержанию отличаются от романных и некоторых эпических жанров литературы других народов. Например, отличие героических легенд древнеиранской и персидско-таджикской классической литературы от французских и испанских рыцарских романов состоит в том, что героические легенды имеют намного всеохватывающее содержание и они шире по форме, чем упомянутые рыцарские романы. Поэтому можно утверждать, что формирование и развитие жанра романа в персидско-таджикской литературе началось, намного раньше, чем в некоторых других литературах, что тесно связано с развитием общественного строя, социальных взаимоотношений, культурных и эстетических норм и потребностей отдельно взятого общества. Высказывая свою точку зрения, по этому поводу грузинский ученый И.В.Каладзе считает, что средневековый персидско-таджикский романный жанр, несомненно, начал формироваться намного раньше и уже в ХI веке этот жанр завершил процесс становления, что подтверждается созданием конкретных художественных произведений, которые являются значимыми и ценными литературными шедеврами. Несмотря на такое убедительное рассуждение, можно сказать, что оно требует дополнительных доказательств, которые предстоит представить современному литературоведению.

Вместе с тем в средневековой персидско-таджикской повествовательной прозаической литературе прослеживаются те особенности содержания и формы, которые являются определяющими компонентами жанра романа. На примере таких произведений можно увидеть и проблемы частной жизни. Если в древности в эпосе центральное место занимали цари, полководцы, жрецы, религиозные предводители или же герои, воплощавшие в себе силу и мудрость целого общества, то уже в средневековом эпическом жанре, подобно роману, на первый план выходят образы обыкновенных простых людей. Идейно-содержательные стороны этих произведений также охватывают вопросы счастья и радости в частной жизни, борьбы за свободу, человеческое достоинство и других моральных норм и ценностей. Примером таких произведений могут стать поэмы Айюки «Варка и Гулшах», Унсури «Вомик и Узра», Фахруддина Гургани «Вис и Ромин» и др. Интересным является также то, что в этот период вокруг многих исходных произведений возникали много новых сюжетных комплексов, появлялись новые герои, в результате чего от исходного произведения многовековой давности зачастую оставались в его более поздней версии только имена главных героев и основной сюжет. Таким образом, в персидско-таджикской классической литературе возникало так много новых сюжетных комплексов и новелл, что, по существу, можно говорить не о новых вариантах, а почти о новом произведении. Таким образом, можно видеть, что перед нами не окаменевшая, а динамично развивающаяся традиция, всегда вызывающая у читателя чувство изумления и восхищения. Несмотря на это, перед нами встает вопрос о том, что как научно обосновать определение и классификацию жанра этих произведений.


Сюжетное ядро значительной части таких произведений восходит к глубокой древности и к устной традиции. Исходя из этого факта, а также из общих закономерностей литературного процесса, необходимо рассматривать подобные произведения не как некую промежуточную форму, а как письменную литературу особого рода, своеобразие которой состоит не в ее кажущейся жанровой неопределенности. А в вполне определенно выраженном народном характере, народные истоки этих произведений ни в коей мере не препятствуют их развитию в литературе. Именно подобным способом сформировались такие основные жанровые формы как дастан, кисса, хикоят, которые уже с тех времен соответствовали разновидностям прозаических жанров современной литературы, в том числе романному жанру. Следует отметить, что в этих произведениях в отличие от обычных сказок герои действуют активно, осмысленно, чем и проявляется их индивидуализм, который реже прослеживается в сказках и других жанрах древнеиранской литературы.

Авторы этих произведений уже не возводят непреодолимые барьеры между добром и злом и не ставят своих героев по их обеим сторонам, а их герои, как и в реальной повседневной жизни, могут находиться на разных позициях, исходя из своих целей, мировоззрений, моральных норм и ценностей, а также эстетических и материальных потребностей. Именно в этот период происходит индивидуализация героев, которая в древних фольклорных источниках не была ярко выражена, так как герои больше воплощали в себя интересы и мечты всего общества. Подобная индивидуализация героев в произведениях данной эпохи свидетельствует о том, что на самом деле в эпических сочинениях того периода отчетливо проявляются основные атрибуты и особенности жанра романа. Примером это является серия произведений о Юсуфе и Зулейхе, Лейли и Меджнуне, Фархаде и Ширин.

Таким образом, началось формирование такой своеобразной и совершенной художественной формы, в которой можно увидеть идеальное совмещение романтического и реалистического мышления, которое способствовало всестороннему структурному, и содержательному плану развития литературных жанров и в целом всей персидско-таджикской классической литературы. При анализе художественной литературы данной эпохи можно выявить, что этот период стал этапом формирования особого художественного мышления, которое, несомненно, можно назвать романным мышлением, и оно проходит путь развития длиной в несколько столетий и до наших дней. Общеизвестно, что жанр дастан в древнеиранской и персидско-таджикской классической литературе вначале имел форму героического эпоса. В таких эпических произведениях центральное место занимали героические и приключенческие истории с описанием различных и необычных образов и сюжетов. Своеобразная и отличительная особенность этих произведений заключалась в том, что в происходящих в произведении действиях не прослеживается вмешательство автора. С течением времени как идейные, так и содержательно-структурная особенности эпических произведений, постепенно развиваясь, приобретали новые контуры и атрибуты. Важнее всего было то, что в происходящих в этих произведений действиях стал активно участвовать сам автор, а в самих произведениях началось более детально описание различных жизненных аспектов отдельно взятых людей, надежд и видения конкретных личностей, а также мечты и чаяний народных масс.


Эпические произведения классического периода персидско-таджикской литературы по тематическому и содержательному направлению разделялись на рыцарские, героические, любовные, аллегорические, романтические, философские и нравственные произведения, каждое из которых имеет своеобразные художественные и стилистические особенности. Например, «Гаршоспнаме» Асадии Туси особо отличается от других произведений своей эпохи тем, что и по объему, и по содержанию оно больше соответствует особенностям жанра романа и самое главное в нем то, что произведение посвящено всего одному человеку – Гаршоспу, хотя и здесь автор соблюдает традицию рассказа в рассказе, которая часто встречается в других эпических произведениях той эпохи. Вместе с тем, можно перечислить и другие произведения, которые также были написаны нетрадиционно, где чаще используется диалог между героями и участие самого автора, такие как «Хусрав и Ширин», «Лейли и Меджнун» Низами. Данный литературный стиль в последующие века стали использовать и поэты Амир Хусрав Дехлави, Салмони Соваджи, Джами, Хотифи, Мулхами Бухорои и Шохин, что стало своего рода творческой школой для большого количества поэтов персидско-таджикской классической литературы.

Возникновение романного мышления, в свою очередь, способствовало формированию и совершенствованию основных атрибутов жанра романа. Дальнейшее развитие эпической формы таких поэм, о которых шла речь выше, двигалось в направлении романизации – более подробной разработки сюжета и характеров героев. В такие произведения начали включать поучительные повести со вставками из новелл и притч, так называемые включенные или обрамленные произведения.

В персидско-таджикской литературе классического периода имеется большое количество прозаических произведений художественного, преимущественно повествовательного характера, созданных анонимными авторами и остававшимся долгое время малоизученными. Лишь во второй половине ХХ века появляются некоторые исследования, раскрывающие их особенности и значение, в их числе работа таджикского ученого Ю. Салимова «Персидско-таджикская повествовательная проза». Автор отмечает, что возникновение подобных повествовательных произведений тесно связано с необычными для нас мероприятиями, так называемыми бозори ќиссахонї, когда в многолюдных местах проходили кружки народных рассказчиков, повествовавших интересные легенды, сказки, предания, былины о народных героях, исторические рассказы о прошлом. Рассказчики соответственно имели при себе огромные рукописные книги, содержащие повествовательный материал.


Запомнить и передавать тексты этих рассказов из уст рассказчиков, с дословной точностью было невозможно. Поэтому, начиная с XI-XII веков, некоторые из подобных прозаических произведений записывались и передавались из поколения в поколение и дошли до нас с именами их составителей или переписчиков, которые, в свою очередь, внесли свою корректировку в содержание и смысловое обогащение этих произведений.1

Таким образом, благодаря этим переписчикам и рассказчикам были сохранены тексты замечательных историй и приключений, а также преданий и легенд «Самак айяр», «Доробнаме», «Искандарнаме», «Абўмуслимнаме», «Хотамнаме» и др. Несомненно, эти произведения можно отнести к жанру средневекового романа в силу не только соответствия их объема, но и, в первую очередь, таких существенные особенности, как отражение социальной жизни и общественных конфликтов, изображение человеческой личности, ее помыслов и действии. Исходя из вышеприведенного, можно сделать вывод о том, что именно составители и переписчики этих произведений внесли огромный вклад в становление жанра романа в персидско-таджикской классической литературе.

Становление жанра романа также тесно связано с процессом самосознания иранских народов, в результате чего у них возникает интерес к своему историческому прошлому, стремление воссоздать его в письменном виде. В качестве примера можно привести тот факт, что было осуществлено несколько попыток составить общий свод исторических преданий в форме книги царей («Шахнаме»), что предпринятое Дакики начинание удалось Абулкасыму Фирдауси, осуществившем в грандиозной форме, интересном содержании и изложенном в стихотворной форме произведении.

Таким образом, становление и развитие литературных жанров и художественных произведений тесно связаны с социально-экономическим положением, условиями и образом жизни людей, духовными, культурными ценностям, эстетическими потребностями, нравственными нормами и принципами общественного строя. Наряду с тем, что упомянутые выше, так называемые народные романы содержат своеобразные литературно-эстетические особенности, они также сыграли немаловажную роль в формирования и развитии романа и других прозаических жанров. Интересен факт, что в океане повествовательной прозы, насчитывающем огромное количество многочастных романов, все они отличаются своеобразными специфическими особенностями, что очень редко прослеживаются в других произведениях. Например, содержательная форма «Калила и Димна», «Синбоднаме» и «Гулистон» интересна тем, что в каждом из этих произведений использованы особые стили выражения мысли, художественные приемы, где их авторы преследуют общие цели – достижение как нравственного, так и эстетического эффекта у своего читателя или слушателя. Вместе с тем, можно видеть, что в этих произведениях наличествуют разные черты типа рыцарского, исторического, авантюрного, плутовского, семейно-бытового содержания.

По мнению Н. Т. Рымара, в процессе становления жанра романа и развития его эстетической природы немаловажная роль принадлежит жанру новеллы.1 В некоторых произведениях жанра романа персидско-таджикской классической литературы, таких как «Джомеъ-ул-хикоят» (Сборник рассказов), «Чор дарвеш» (Четыре дервишей), «Калила и Димна» , «Тўтинома» (Предание о попугае) обнаружены такие приемы типа как вставные новеллы в рассказе или рассказ в рассказе, позволяющие делать вывод, что подобные произведения являются сборником различных логически взаимосвязанных и близких по содержанию рассказов или новелл. Причем в этих книгах, что вставные рассказы или новеллы внутри большого рассказа, не всегда взаимосвязаны между собой хотя на самом деле это не так. Их авторы и составители были нацелены на то, что читатели или слушатели смогли найти ту нить, которая связывает их общность и именно выявление этой взаимосвязи раскрывает оригинальность заложенных в этих рассказах эстетических и нравственных ценностей. Например, в книге «Калила и Димна», рассказывая о человеке, который пользовался большим уважением царя, по вине завистников и недоброжелателей был изгонан из дворца, автор неслучайно приводит рассказы о Льве и Корове, об Обезьяне и Мастере, споры Шанзоба со Львом или приключение Лисы. Во всех этих рассказах поднимались вопросы взаимоотношения людей разного социального статуса и различного мышления. Подобным образом автор стремился довести до читателя свою идею и давал ему самому возможность сравнивать разные ситуации, и аллегорически через поведение животных показывает проблему и путь ее решения. Подобное можно наблюдать и в «Синдбаднаме», где автор приводит рассказы различного содержания и даже в определенной степени их разделяет. При этом целью автора, являлось желание объяснить читателю и слушателю понятия добродетели и морали, чести и человеческого достоинства посредством содержания рассказов, в основе которых лежат проблемы взаимоотношения людей и соблюдения ими в социальной среде нравственных норм и принципов. Мухаммад Захирии Самарканди приводил такие рассказы как «Хамдуна бо Рубох ва Мохї» (Обезьяна, Лиса и Рыба), «Гургу Рўбох ва Уштур» (Волк, Лиса и Верблюдь), «Дузду Шер ва Хамдуна» (Вор, Лев и Обезьяна) последовательно друг за другом, но они не состоят внутри одного рассказа, как в других произведениях т. е.рассказ в рассказе, но, приводя эти рассказы в цепочке, автор стремился к тому, чтобы они взаимно дополняли друг друга, а читатель смог для себя извлечь то, что не смог в предыдущих рассказах. Таким образом, в «Синдбаднаме» Захири Самарканди речь идет о Синдбаде как мудреце-мыслителе, ставшем жертвой клеветы.


В целом это произведение учит правителей осмотрительности в ведении дел, когда решается человеческая участь, и как важно иметь рядом с собой мудрых и преданных соратников. Другое произведение, где обрабатываются народные сказки, «Тутинаме», повествует о том, как после отъезда купца хитрый попугай убеждает его жену каждую ночь слушать сказки и в итоге коварство попугая доходит до такой степени, что купец, возвратившись домой, убивает свою жену за измену, которая вообще несостоялась. Исходя из этого, можно еще раз убедиться в справедливости мнения Н. Т. Рымара о том, что одним из способов становления жанра романа является объединение различных логически взаимосвязанных рассказов и новел в одно целое, чем усиливается действенность художественного слова.

Следует отметить, что в данной главе проводится подробный анализ сюжета и жанровых особенностей романных или так называемых романноподобных произведений персидско-таджикской классической литературы «Калила и Димна», «Марзбоннаме», «Доробнаме», «Искандарнаме», «Абумуслимнаме», «Самаки айяр», «Амир Хамза», «Амир Арслон» и в итоге делается вывод, что эти произведения можно уподоблять рыцарским, авантюрным и приключенческим произведениям жанра романа западной литературы эпохи средневековья.

Вторая глава диссертация


<< предыдущая страница   следующая страница >>