reforef.ru 1 ... 11 12 13 14 15 16

Легенда о Граале или философская притча как дань постмодернизму.


Сказка ложь, да в ней намек!

Добрым молодцам урок.

Александр Пушкин «Сказка о золотом петушке»
Когда существующая реальность не устраивает тебя в принципе или хотя бы частично, ты волей-неволей начинаешь искать средства для перехода в реальность другую. Современная алкогольно-наркотическая промышленность, если можно так выразиться, предоставляет их в избытке. Но даже они не гарантируют того, что перейдя в другое чувственное измерение, ты найдешь-таки компромисс с самим собой. И тут возникает самая главная опасность: подмена реальности сказкой. Сказка сама по себе не так уж плоха и даже носит поучительный смысл, но всегда есть риск, что ты застрянешь в ней навсегда – и тогда не сносить тебе головы. Конечно, не может обойтись без сказки и наше повествование. Куда уж без нее, когда речь зашла о реальном и нереальном и туманной границе между ними? Итак, собственно, сказка.

Давным-давно в незапамятные времена в некоем королевстве жил один рыцарь. Был этот рыцарь очень храбр, прошел немало войн и поучаствовал во всех мыслимых и немыслимых сражениях. За что, собственно, и получил рыцарский титул. В былые времена слава о нем облетела все углы королевства, оседая в придорожных тавернах пеной в кружках с пивом, за которым и рассказывали легенды о нем. В общем, герой что надо. Но имел он один недостаток: был запойным.

Да и шутка ли сказать: все войны давно отгремели, дым от горящих селений развеялся, воронье подалось за прокормом в более сытные края, да и драконы все повывелись. Чем заняться рыцарю в такое время? Правильно – бороться с последним могущественным врагом рода человеческого, змием, притом зеленым. Вот рыцарь в меру своих сил и героических способностей и боролся. К тому же пили тогда повально все – от мала до велика, такие времена были.

И все бы ничего, да вот приспичило королю тогдашнему запечатлеть славу о себе в веках, то есть сделать что-то такое выдающееся, о чем потом долгие годы будут рассказывать с придыханием и почтительным благоговением. Войны кончились, враги все перебиты – что делать? Вот и насоветовали ему мудрые советники отыскать Святой Грааль, то есть чашу с кровью христовой. А шутка ли сказать: легенда всего рыцарства, миф, заставлявший учащенно биться сердца героев всех времен и народов. В общем, решил король во что бы то ни стало Грааль отыскать.


Понятное дело, что сам король ни на какие поиски не поедет, надо искать человека верного и храброго. Встает вопрос: а есть ли в моем королевстве такой человек, настоящий рыцарь без страха и упрека? Стали искать. Загвоздка. Былые герои на войнах прошлого оказались почти целиком истреблены, а молодым доверия нет – они еще и жизни-то толком не повидали. К тому же нескольких достойных король женил на своих дочерях, а родственников посылать в столь опасный поход как-то не с руки. Тут и вспомнили про нашего рыцаря. Послали гонцов.

А рыцарь в своем замке с похмелья страдает, голова его раскалывается, он рассолу просит. Слуги подносят, а заодно и сообщают, что прибыли посланцы от короля и велят передать, мол, король зовет его к себе на аудиенцию. Этого только не хватало, думает рыцарь, наскоро похмеляется и идет встречать гостей.

Так и есть: король зовет к себе по делу государственной важности. Рыцарю и без того дурно, а тут еще дурней делается. Что за дело государственной важности такое? Войны-то все давно закончены… Но делать нечего: выпивает он на дорожку и едет к королю.

Король к нему с распростертыми объятьями: мол, рад такому гостю, давненько ко мне настоящие герои не наведывались, кубок ему подносит, все дела. Рыцарь пьет. А король между тем переходит к делу. Вот, говорит, есть у меня задание государственной важности, которое по плечу только такому герою как ты. Непростое задание, ох, непростое. Святой Грааль сыскать! Чашу с кровью христовой!

Рыцарю при этих словах совсем уж не по себе становится – он последние лет десять совсем с другими чашами дело имел, а тут кровь христова… Вот ведь влетел так влетел! Но делать нечего – поручение самого короля, тут не откажешься. Поэтому, скрепя сердце, соглашается.

А король ему уже дары всякие сулит. Дочку свою в жены, полкоролевства и все дела – что в таких случаях сулят. Рыцарь кивает, кивает, потом спрашивает: а где ж мне его искать? Король ему и говорит: а ты к мудрецу поезжай, он человек умный, ученый – подскажет.


Ну делать нечего, рыцарь на дорожку напивается и едет к мудрецу. Через города и веси. А там гульба, грязь, поножовщина – обычное дело для черного люда. Рыцарь смотрит на все это и на ус мотает. Думает про себя, что ненависть бедных по отношению к бедным всегда безгранична. Такие дела.

Приезжает к мудрецу. Тот его встречает, с дорожки опохмеляет, все чин по чину. Потом к делу переходят. Да, говорит мудрец, слышал я про такую чашу, а только где она не знаю. Но совет тебе дам: за гнилым болотом, что в страшном лесу лежит, есть один монастырь: там много книг ученых да и отец-настоятель человек много мудрый, всего на своем веку поведавший, во многие тайны посвященный. Может, чем и сможет тебе помочь. Так что прямая тебе дорога к нему. А я, извини, больше ничем помочь не могу. Рыцарь огорчается, что снова в путь вместо того, чтобы в кабаке местном нажраться да девок крестьянских попортить, но делать нечего – едет.

И опять города да веси: гульба, грязь и поножовщина. Рыцарь по мере возможностей в них тоже участвует: не все же делами государственными заниматься, надо же когда-то и о душе подумать да телу дать отдохнуть. Так потихоньку-помаленьку добирается он до страшного леса, едет вглубь чащи.

Тут налетают на него разбойники. Но рыцарь тертый калач – не зря столько войн пройдя, жив остался. И знает, что не везде меч поможет, где языком поработать можно. Договаривается, в общем, он с разбойниками. У тех души такие же, что и у рыцаря, пропащие – на том и сходятся. После этого несколько дней они отмечают единение рыцарской и разбойничьих душ.

День на пятый рыцарь вдруг вспоминает, какая нужда его в лес загнала, и начинает собираться дальше в путь. Разбойники берутся показать ему дорогу до гнилого болота. Это дело они тоже отмечают – и тоже несколько дней.

В конце концов, рыцарь все же оказывается у болота, там прощается с разбойниками и дальше идет один. Нападают на него несколько упырей, но надо отдать рыцарю должное – за годы пьянства выучки он не потерял: кладет упырей без голов одного за другим. Талант, как говорится, не рубль – не пропьешь.


За болотом действительно монастырь, рыцарь направляется туда. А в монастыре праздник какой-то: монахи бочки с вином из погребов выкатывают. Эта картина душу рыцарю греет.

И отец-настоятель мужик не промах – принимает гостя как следует, за стол ведет, кормит и поит. В общем, неделю они просто пьют, о делах речи не заходит. Потом монахи пить перестают – они люди строгого образа жизни, им много не положено. Рыцарь грустно вздыхает, смиряется с положенным порядком вещей – в чужом монастыре, как говорится, хлебало свое особо не разевай – и выкладывает отцу-настоятелю зачем приехал.

Отец-настоятель слушает, хмурится, потом разводит руками: да если б я знал, где чаша эта с кровью христовой – разве б я здесь среди болота торчал? То-то и оно. Не знаю ничего. Книг умных много изучил, а вот где Грааль – ни в одной не написано. Такие дела.

Темнеет наш рыцарь лицом – с чем же к королю возвращаться? Отец-настоятель его положение понимает, а потому кагором поит. Рыцарь пьет, да не хмелеет – не до этого ему, думы темные думает. Смягчается отец-настоятель, говорит: пойдем – книгу тебе одну умную покажу, там описано, как этот Грааль выглядит. Может, пригодится в дальнейших твоих поисках. Рыцарю делать нечего – соглашается.

Идут они в библиотеку. Долго ищет отец-настоятель нужную книгу, потом находит, протягивает рыцарю – вот тут описание. Рыцарь читает, на ус мотает, только не легче ему нисколько: о том, где саму чашу искать, в книге ни слова. Благодарит, в общем, он отца-настоятеля за заботу и собирается в обратный путь. Нести свою голову королю на отсечение – нет нигде чаши Грааля.

Отец-настоятель его положение понимает – недаром мудрый человек – и велит монахам выкатить еще бочку вина. На посошок, так сказать. Посошок этот затягивается на неделю.

Через неделю рыцарь все же выдвигается и торенным путем убирается восвояси. Упыри на этот раз его не беспокоят: в прошлый раз, вроде, веселый был, а посек, а тут чернее тучи – страшно представить, что сделать может.


Разбойники рыцаря встречают и поят. Спрашивают, как, мол, успехи? А никак, отвечает рыцарь. Еду голову свою на отсечение сдавать. Разбойники его жалеют, предлагают у них остаться, вступить в лихое разбойничье братство. Но рыцарь на то и рыцарь – он королю присягал, клятву давал, это дело чести для него. Дело твое, говорят разбойники, но выпить с нами надо. Надо – так надо, соглашается рыцарь. И они начинают пить.

Через месяц рыцарь кое-как вспоминает о долге, прощается с лесной братией и едет к королю. Через города и веси, где за это время гульбы, грязи и поножовщины ничуть не убавилось. Помогает он этому веселью чем может. А сам о грядущем свидании с монархом думает.

В общем, долго ли коротко ли, но приводит его дорога к королю во дворец. Просит он аудиенции королевской. Слуги бегут королю докладывать.

А король только проснулся, в покоях дворцовых блаженствует. Но когда узнает о возвращении героя, велит немедленно вести того прямиком к нему в спальню: прямо здесь он его и примет.

Поднимается рыцарь к королю в спальню, про себя вспоминая ратные свои подвиги, войны прошлого, лихие времена, девиц вспоминает, замки сказочные, чего только не вспоминает, прощается со всем этим. Приводят его к королю в спальню. Король на подушках мягких восседает: глаза горят, кричит – ну как, принес? А рыцарю и ответить нечего.

Склоняет он голову, думает: все пропал – не видать мне теперь ни вина, ни девок крестьянских. И тут взгляд его падает под королевскую кровать: а там горшок ночной, куда король нужду свою естественную справляет. И уж очень похож он на описание чаши Грааля, которое рыцарь в умной книге в монастыре прочел. Приглядывается получше: так и есть! Он, Грааль родимый. Рыцарь веселеет. Бережет его судьба рыцарская от лютой смерти, бережет.

Да, говорит, нашел. Вот он – и показывает на королевский ночной горшок. Где? Король аж места себе не находит. Да под кроватью, отвечает рыцарь. Король в недоумении. Головой вертит. Где? Где? Потом лезет под кровать, достает горшок. При свете рыцарь видит, что так и есть: чаша Святого Грааля, как в книге и описана, все так и есть. Слава богу, думает.


А король глаза пучит. Так это ж мой ночной горшок! Но по описанию чаша Грааля, делает контрвыпад рыцарь. А ты ничего не напутал? - спрашивает король. Перепил, может? И строго так смотрит.

Нет, говорит, рыцарь – так она и в книге умной, что хранится в досточтимом монастыре по ту сторону гнилого болота, что в страшном лесу лежит, написано. Король хмурится. Одно дело войти в историю, как человек, нашедший чашу с кровью христовой, а другое – как дурак, превративший ее в ночной горшок. Не соответствуют исторической конъюнктуре такие находки. И понимает, что все это время испражнялся в Грааль.

Дело деликатное – и не дай бог, будет предано огласке. Тут уж и мятежом может запахнуть. И принимает он единственно верное решение: нет никакого Грааля и никогда не было. Причудились все эти поиски в пьяном бреду. Не ездил рыцарь ни в какой поход за чашей с кровью христовой – померещилось ему после обильных возлияний. А для верности рыцарю все же голову велит отрубить. Что незамедлительно и приводится в исполнение. Такие дела.

На том и сказке конец. А мораль тут такова: не гадь, куда ни попадя, – перед людьми краснеть не придется.
***

Моя личная трагедия заключена в том, что я зачастую не понимаю, чего хочу. Лично для меня это чревато бесконечным плутанием по ведущим никуда дорогам, столкновением с такими же заплутавшими людьми, осознанием и почти физическим ощущением растущего день ото дня мирового хаоса. Это лично для меня. Но когда таких, как я, – сотни, это уже поколение.



<< предыдущая страница   следующая страница >>