reforef.ru 1
РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ФУНКЦИЙ И ПРАГМАТИКИ РЕЧИ В КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКИХ ПАРЕМИЯХ

Современная наука о языке носит междисциплинарный характер, в результате чего стало актуальным изучение традиционных объектов лингвистики с новой точки зрения. В этом плане релевантно исследование различных жанров фольклора, в том числе пословиц и поговорок, с позиций лингвистики, отмеченной антропоцентризмом.

Многие ученые признают, что пословицы представляют собой чрезвычайно ценный феномен для современной науки и обладают большим эвристическим потенциалом для культурологии, этносемантики, когнитивной лингвистики. При этом лингвисты, занимающиеся проблемами паремиологии, неоднократно предпринимали попытки дать свои определения пословицы, однако до сих пор в специальных лингвистических исследованиях отсутствует общепринятая универсальная ее дефиниция.

Пословицы – наследие не устаревшее, живое, функционирующее в нашей речи. За каждой из пословиц стоит авторитет поколений, их создавших, в силу чего паремии не спорят, не доказывают, а носят аксиоматический характер и не требуют обычно верификации относительно их истинности и общезначимости.

Паремические высказывания традиционно пользуются большой популярностью на протяжении жизни всего социума. Они способствуют обогащению языка, прочно вошли в нашу речь и являются неотъемлемой ее частью. С давних пор люди с их помощью приобретали необходимый навык выражать свои мысли доходчиво, учились умению лаконично и вместе с тем образно оценивать различные явления окружающей действительности.

Высказывания рассматриваемого типа способствуют репрезентации мировоззрения этноса, охватывая все стороны его жизни. По этому поводу известный собиратель дагестанских, кабардинских и балкарских пословиц Н. Гребнев писал: «Пословица – это как бы энциклопедия народа, в которой содержатся ответы едва ли не на все вопросы жизни. В них говорится, как надо жить, как поступать в тех или иных случаях, что имеет ценность истинную и что мнимую» [1,3].

В карачаево-балкарских пословицах и поговорках наличествует значительное количество лексем, употребляющихся как в прямом, так и в переносном, часто метафорическом, значении, но превалирует при этом последнее. Буквальное восприятие пословиц и поговорок часто приводит к разрушению логики:


Огъурлуну сёзю – суу, огъурсузну сёзю – уу - Речь доброго человека – вода, речь злобного – яд;

Адамны ниети не сёзюнде болур, не кёзюнде болур Помыслы человека - в его словах или в его глазах.

Правда, в некоторых случаях их целесообразно переводить буквально, поскольку это дает возможность адекватно их воспринимать носителю другого языка.

Без переносного значения не было бы и прямого значения, поэтому переносное значение паремий базируется на прямом значении. Таким образом, при функционировании паремии переносное значение выходит на первый план, то есть доминирует над первым значением, которое теряет свою значимость. Большую роль между прямым и переносным значением играет вид тропа – оборота речи, в котором слово или выражение употреблено в переносном значении. «В основе тропа лежит сопоставление двух понятий, которые представляются нам близкими в каком-либо отношении» [2,355]. Этим тропом в пословицах и поговорках часто является метафора – слово или выражение, употребляющееся в переносном значении на основе сходства в каком-либо отношении двух предметов или явлений. Основу метафоричных карачаево-балкарских пословиц и поговорок составляет конкретная лексика – названия лиц, предметов, животных и птиц: Тилчи жиляндан эриши кёрюнюр - Доносчик покажется некрасивее змеи; Сёз тюлкюге жетсе, тауукъ сакъ болсун - Если слово досталось лисе, курице надо быть начеку;

Иги сёзню къылыч кесмез - Хорошее слово мечом не разрубишь.

В подобных высказываниях находят отражение самые разнообразные взаимосвязи жизненных явлений, нередко имеющих глубокий философский смысл.

У разных представителей народа отношение к слову, речи сильно отличается – одни смотрят только на дела, не обращая особого внимания на слова, у других на первый план выходит красноречие. У карачаевцев и балкарцев высказанное слово, намерение равнозначны действию, поступку, что становится понятным из следующего высказывания, часто употребляемого в процессе коммуникации: Айтханынг да этген кибикди - Сказано, что сделано. Поэтому их речевой этикет требует тщательного подбора слов для выражения мысли с максимальной точностью. «Целесообразное и незатрудненное применение языка в целях общения обеспечивают качество «хорошей» речи: точность, чистоту, логичность, выразительность, богатство, уместность» [ ]. Облигаторным является точное, четкое выражение мысли, чтобы быть правильно понятым и не впасть в противоречие. Речевой этикет карачаево-балкарцев требует от говорящего неукоснительной логики, точности и уместности. Высказанное слово воспринимается как некая константа, которая не подвергается трансформации: Айтма, айтсанг – къайтма - Не говори, скажешь – не отступай.


Во многих карачаево-балкарских пословицах и поговорках четко прослеживается мысль о важности речи и слова для человека, то есть функции коммуникации вообще, они являются маркерами умственного развития и интеллекта. Паремии выступают как помощники в разрешении конфликтных ситуаций в различных областях жизнедеятельности. Своевременно сказанное слово может предотвратить беду, что видно из следующих пословиц:

Сёлешгенликге, сёз тауусулмаз «От говорения слова не закончатся»;

Сёз айта билмеген, башын ат берип алыр «Не умеющий говорить лошадью будет откупаться»;

Айтсанг – палах, айтмасанг – хата «Скажешь - беда, не скажешь – другая»;

Сёз айтылмаса, иш этилмез «Без слова и дело не делается».

Одним из столпов традиционного воспитания карачаевцев и балкарцев было научить ребенка говорить правду. Подростков сурово наказывали за попытку обмануть. Не принималась даже ложь во спасение. Любая ложь выступает как зло. С ранних лет человек должен был отвечать за свои слова, ведь обманувший раз обманет еще:

Бир алдагъан минг алдар - Обманувший раз, обманет тысячу раз.

Ложь обычно раскрываема и порицаема:

Ётюрюкню къуйругъу бир тутум - Хвост лжи в один ухват; Ётюрюкге – тюкюрюк - На ложь – плевок;

Ётюрюкден тюбю жокъ, кётюрюрге жиби жокъ - Лживости нет дна, поднять [ложь] нет веревки и др.

Карачаево-балкарская речевая этика воспринимает ложь как проявление трусости, слабости и подлости человека. Представители карачаевцев и балкарцев, воспитанные в традиционном духе, говорят то, что думают, не преуменьшая или не преувеличивая значение сказанного, даже если это не выгодно им и их сородичам. Честность – это качество, которое не терпит никаких отклонений. В их понимании способный обмануть способен и на худшее, соответственно, быть настоящим человеком – это значит быть честным. Сохранять честность способен только тот, кто чист сердцем. Слово кертичи происходит от керти «правда» и буквально означает «правдивец, сторонник правды». Характер карачаево-балкарца отмечен максимализмом, и это весьма ярко отражено в пословицах типа:


Керти сёзню ёзден айтыр, жашырмайын кёзден айтыр - Правдивое слово уздень скажет в лицо, не скрывая, скажет;

Керти сёз кери кетмез, аман сёз игилик этмез - Правдивое слово далеко не уйдет, плохое слово добро не сделает;

Иги сёз къарыу берир, аман сёз ауруу берир - Хорошее слово силы придаст, плохое слово болезнь принесет;

Кертичиге айгъакъ жокъ - Честного человека обличать не в чем; Кишилик – кертичиден - Мужество – от правдивого.

Правила речевого поведения у карачаевцев и балкарцев строятся на паремиях, содержащих утверждение о силе и опасности слова. Коммуникант должен обеспечить отсутствие ущерба от слова, поскольку носитель верит в магию слова, в способность его материализации, что является архетипичным явлением для социума:

Ариу сёз – жан тыяр, жаныу сёз – жан къыяр «Доброе слово – смерть остановит, угрозы – смерть ускорит»;

Ариу сёзде ауруу жокъ «В добром слове болезни нет»;

Ахшы сёз – жаннга азыкъ, аман сёз – башха къазыкъ «Хорошее слово – пища для души, плохое слово – кол для головы»;

Иги сёз - жаннга азыкъ, хыны сёз – башха къазыкъ - Хорошее слово – пища для души, грубое слово – кол для головы.

Смысл правил в вышеуказанных паремиях сводится к предписанию быть осторожным со словом, так как сказанное слово не допускает переделок, может причинить ущерб и обернуться против говорящего.

Система ценностей карачаево-балкарцев включает в себя здоровье – как физическое, так и духовное, оценивая его как истинное богатство человека. В паремиях к духовным болезням относятся такие, как слепота души, бесчувственность и равнодушие к людям. Но важным признается и телесное здоровье, его следует беречь и поддерживать, чтобы оно не подвело в нужную минуту. Слово должно быть здоровым, обладать силой исцеления. Доброе, здоровое слово обладает магической силой, что видно из следующих паремий:


Жумушакъ сёз къаты тыякъны сындырыр - Мягкое слово и крепкую палку поломает;

Жылы кийим эт жылытыр, жылы сёз бет жылытыр - Теплая одежда тело согреет, теплое слово душу согреет;

Иги сёз къарыу берир, аман сёз ауруу берир - Доброе слово силы дает, плохое слово болезнь дает;

Аман тил артыкъ бармакъгъа ушайды - Дурной язык похож на лишний палец;

Ангылаусуз сёлешген ауруусуз ёлюр - Говорящий без понимания умрет без болезни;

Ариу сёз жилянны тешигинден чыгъарыр - Красивое слово змею из норы вытащит.

Таким образом, рассмотренный выше фактологический материал дает возможность сделать вывод о том, что речевой этикет карачаево-балкарцев предъявляет высокие требования к процессу говорения. Функция коммуникации является необходимым и в то же время ответственным его элементом. С прагматической точки зрения паремии предписывают говорящему правдивое, доброжелательное, обдуманное выражение мыслей и пожеланий. Речь должна быть здоровой, доброжелательной и обогащенной духовно.
Список литературы


  1. Гребнев Н. И. Краткое слово – красивое слово: Народные изречения и пословицы Дагестана и Кабардино-Балкарии. – М.: «Детская литература», 1983. – 64 с.

  2. Ёзден Адет: Этический кодекс карачаево-балкарского народа / Сост. Джуртубаев М.Ч. – Нальчик: Эльбрус, 2005.

  3. Розенталь Д.Э. Практическая стилистика русского языка. – М.: ООО «Издательство АСТ-ЛТД», 1998. – 384 с.