reforef.ru
добавить свой файл
1


ПЛАН
Введение
…….……………………………………………………………3


  1. Язык автостопа…………………………………………………..4

  1. Жест как языковая единица автостопа………………………………4

  2. Техника голосования………………………………………………….5

  3. Правила функционирования языковых единиц……………………..8

  1. Коммуникации в автостопе……………………………………..12

  2. Автостоп как ритуал……………………………………………..13

1. Реализация автостопа……………….………………………………….13

2. Вторичные моделирующие системы………………………………….15

Заключение……………………………………………………………….18

Список библиографии…………………………………………………..19

Введение.
Прежде всего, следует дать понятие термину автостоп. Автостоп - это бесплатное передвижение на попутных машинах. Как и любой деятельностью, автостопом можно заниматься как профессионально, так и стихийно, по надобности, от случая к случаю.

"Стихийный" автостоп, не имеющий определенных методов и правил, возник с появлением автотранспорта еще в первые десятилетия XX века. В наши дни очень многим людям приходилось где-либо останавливать машины и ехать в них, иногда и бесплатно, но далеко не все они знают, что сведения об автостопе могут быть сведены в определенную систему, позволяющую сделать автостоп мощным универсальным средством перемещения. Перемещаясь автостопом, ваше путешествие станет более познавательным, вы увидите и узнаете то, что никогда бы не узнали, и - почувствуете настоящий аромат дороги.

Естественно для этого человеку следует знать некоторые правила и методы автостопа, чему как раз и учит семиотика автостопа. Семиотика – научная дисциплина, изучающая общее строение и функционирование различных знаковых и семиотических систем, хранящих и передающих информацию.

Цель данной работы выявить и описать структуру языка автостопа. Также будут выявлены конкретные примеры коммуникации на этом языке и их анализ, позволяющий отнести их к определённым типам дискурсов, которые в свою очередь имеют отношение к практике бытового и ритуального поведения.


  1. Язык автостопа.




  1. Жест как языковая единица автостопа.


Любовь, война, морское путешествие и охота имеют свой язык - как и все опасные занятия, поскольку это важно для их успеха...

Х. Вайнрих. Лингвистика лжи1

Трудность в описании неизвестного языка заключается чаще всего в проблеме дешифровки текстов, его запечатлевших. В данном случае проблемой как раз является очевидность описываемых структур, которые традиционно воспринимаются либо как структуры уже известных языков, либо как случайный, т.е. неструктурный набор элементов.

Определение автостопа на языке "допредикативных очевидностей" таково: автостоп - способ бесплатного передвижения на автомобиле, используемый теми лицами, у которых в данный момент нет своего авто. Такие лица называются автостопщиками или стопщиками. В процессе автостопа стопщик останавливает машину, в которой находится водитель и факультативные пассажиры, с помощью особого жеста голосования и/или других средств, чтобы доехать до нужного ему места. Хотя возможны и такие варианты, когда у автостопщика нет определённого места назначения.

Теперь, исходя из понимания языка как набора элементов и правил их функционирования в структуре целого, можно определить систему автостопа как язык, ядерная структура которого состоит из двух элементов-слов: жеста голосования и жеста остановившегося автомобиля (понимаемого как тело водителя). Прежде чем говорить о правилах функционирования слов в этом языке, следует сделать небольшое уточнение, касающееся природы описываемых языковых единиц.

Посредством термина "жест", условно выводится система жестикуляции (не являющаяся самостоятельным языком) из системы body language, которая, по определению Е.Н. Зарецкой, является знаковой системой бессознательного в отличие от естественного языка, находящегося, как правило, в поле нашего сознания [3, с.437]. Это делается по той причине, что если в процессе обыденной речи жесты как бы "подстраиваются под естественный язык", выступая в качестве переводимых невербальных эквивалентов вербальных единиц, то в системе автостопа жесты являются собственно языковыми единицами новой знаковой системы, отражающей в первую очередь сознательные процессы речевой деятельности участников семиозиса.


С точки зрения тотальной системы body language оба жеста, используемых в автостопе - и тело, прерывающее своё движение и рука, перпендикулярная вектору движущегося тела - являются иконическими знаками. Так как в этом случае автомобиль выступает как эквивалент собственного изображения, подобно рекламной картинке, а рука как некая аналогия шлагбаума. Но с точки зрения собственно языка автостопа оба элемента являются индексальными знаками, так как указывают друг на друга, на саму вероятность вопроса и ответа на него. Наконец, оба знака могут рассматриваться и как символы, но уже с точки зрения "языка" глубинных структур сознания, манифестацией которого можно считать не столько сами эти жесты, сколько всю систему знакового поведения в процессе автостопа.



  1. Техника голосования




  • Голосование - это обмен жестами между автостопщиком и водителем. Сначала нужно выделить (хотя бы для себя) из потока машин именно ту, к водителю которой вы будете обращаться. Смотреть надо водителю в глаза (а не на свои ботинки или в носовой платок).

Как именно поднимать руку - существует несколько вариантов.

1) Рука вытянута параллельно дороге, кулак с оттопыренным большим пальцем - жест употребляется в Европе и усердно вводится в употребление в России Валерием Шаниным2.

2) Рука согнута в локте, пальцы направлены вертикально вверх - этот жест, видимо, вызывает ассоциацию с жестом приветствия у дальнобойщиков.

3) Рука просто протягивается параллельно дороге, как шлагбаум.

Но сущность не в этом. Жест обязательно должен быть энергичным и направленным именно на этого водителя. Жест должен останавливать, а не напоминать протянутую руку нищего: "Пода-а-а-айте мне, бедному, маши-и-ну!"

    Голосуйте, как вам нравится. Но не стойте "вполоборота", повернувшись к водителям боком или спиной. Также, нельзя голосовать с мыслью: "Ну, этот точно не остановится, на всякий случай подниму руку..." Не рассеивайте внимание, а поднимайте руку, напротив, с уверенностью в успехе.

В любом случае следует избегать "эффекта столба", когда автостопщик стоит неподвижно с протянутой рукой, никак не отличаясь от окружающей местности.

Если водитель не хочет остановиться, он, как правило, пытается "оправдать" перед вами своё поведение. Например, он может провести рукой по горлу (перегружен, мест нет); показать пальцем вправо или влево (мол, скоро поворачиваю); и другими жестами пояснять, что он очень рад взять, но, сам понимаешь, никак не может. Отсутствие реакции со стороны водителя говорит о том, что автостопщик делает что-то неверно.

Автостопщик может попробовать убедить водителя: если мест нет, сделать жест уплотнения; если водитель "поворачивает", можно тоже показать в ту же сторону пальцем и кивнуть; или наоборот, пальцем показать, что едет далеко. Если виден номер машины, и он относится к пункту назначения, можно указать пальцем на номер; если видно, что кузов пустой - указать на кузов и т. д. Нужно вообще, вести себя как можно активнее в те 5-7 секунд, пока длится "разговор" с водителем.


  • Голосование в паре - один голосует, а другой тоже участвует в немом диалоге, но не копирует первого. Когда машина остановилась - при большом потоке тот, кто голосовал, бежит к ней, а другой продолжает голосовать. При малом потоке подбегают оба. На скоростных дорогах полезно разойтись метров на 50 и голосовать обоим: часто первого проскакивают из-за скорости или боязни, а второго замечают.
  • Голосование на ходу. Этого делать не следует, т.к. идти приходится лицом вперёд, машины появляются сзади, а голосовать спиной неудобно. Всё время приходится вертеться. Обычно до пункта назначения дойти пешком будет трудно, и ощутимой прибавки к расстоянию всё равно не будет.


Если машин очень много (скажем, 3-4 в минуту), быстро, выбрав более-менее приличное место, не отвлекаясь, начинайте голосовать. Если машин мало (скажем, 3-4 в час), выберите позицию тщательнее и "пускайте корни" на ней. Если машин совсем мало (скажем, 3-4 в день), а дальше по трассе ожидается резкое усиление потока - только в этом случае идите вперёд, прислушиваясь, не грядёт ли машина сзади.

  • Таблички. Можно голосовать, используя табличку с указанием пункта назначения. Этот метод особенно часто применяют на Западе; но и на наших дорогах порою встретишь бабульку с мешком и большим полотном "КАШИРА".

Применяя табличку, помните, что:

  1. табличка не заменит хорошей позиции - на большой скорости её просто не успеют прочесть;

2) размахивая табличкой с надписью "ИРКУТСК" или другим удалённым пунктом вы отбраковываете более близкие машины, хотя они-то и могут оказаться весьма быстроходными и полезными для вас. Мудрецы автостопа почти никогда не используют табличек.

Автостоп ночью. Так как ночью человек на дороге почти не заметен, автостопщики хорошо ездят ночью, применяя яркие, светоотражающие комбинезоны, катафоты, налобные фонарики и т.д. Человек в ярком комбинезоне, мигая красным фонариком, привлекает внимание водителя на расстоянии в несколько сотен метров - даже на неосвещённой позиции. Некоторые мудрецы ночью останавливают 90% машин. Вообще, человек в характерном комбинезоне на ночной дороге вызывает кучу ассоциаций ("Гринпис? Радиационный контроль? Менты? Космонавты?"), что весьма способствует автостопу. Если вас двое и вы в одинаковой форме - тем лучше.

Несмотря на эффективность езды в комбезах, большинство простых людей, как днем, так и ночью ездит без оных. В таком случае для ночного движения желательно быть одетым посветлее, иметь фонарик или хотя бы катафот, соблюдать осторожность и голосовать только на освещённых позициях. Лучше выйти из машины на 40 км раньше и стать под фонарями, чем проехать дополнительные 40 км, а затем простоять всю ночь в какой-нибудь тёмной деревне.



  1. Правила функционирования языковых единиц.


Данные правила фиксируются в трёх сферах: синтактики, семантики и прагматики.

  • Синтактическое правило (важное и с точки зрения прагматики): в ответ на поднятую руку неизбежно останавливается автомобиль. Такова идеальная схема. Реально необходимо ввести фактор времени, который играет на дороге особую роль. То есть всё держится на убеждении, что рано или поздно тебя кто-нибудь заметит и возьмет. Несовпадение идеальной и реальной схем объясняется тем, что не все потенциальные носители языка автостопа могут или хотят говорить на нём.

  • Семантическое правило: однозначность смысла вопроса и последующего ответа. Такова идеальная схема. В реальности возможны как дополнительные коннотации, так и случаи неправильного понимания смысла высказываний.

  • Прагматическое правило: оно аналогично "правилу кооперации" Грайса. Прагматичный стопщик хочет преодолеть пространство, а альтруистичный водитель жаждет ему в этом помочь. Такова идеальная схема, которая реализуется в виде разнообразных (и не всегда приятных) вариантов.

Нарушение этих правил не отменяет идеальных схем языка, но лишь демонстрирует механизм их реализации в процессе коммуникации между стопщиком - адресантом и водителем автомобиля - адресатом. Привычный пример нарушения синтаксиса автостопа со стороны адресата: отказ водителя от остановки своего автомобиля. Такие же нарушения коммуникации как отказ водителя от первоначального намерения взять стопщика и, напротив, отказ стопщика сесть в остановившийся автомобиль выходят за рамки собственно синтактики автостопа и являются, скорее, нарушениями прагматических правил автостопа. Их реализация лежит в области пересечения с другими языками и с другими типами коммуникации.

Коммуникация на языке автостопа в узком смысле его понимания с точки зрения синтактики завершается в салоне автомобиля. Тогда как с точки зрения прагматики знаковая система автостопа актуализируется в виде особого рода ритуальных диалогов между водителем и стопщиком. Приветствие, сообщение о месте назначения, возможные уточнения места высадки, разговор о дороге или на смежные темы и т.п. - дальнейшая типология подобных типов коммуникации лежит в области исследований по общей прагматике. В некоторых случаях речь может идти даже о формировании особого "автостопного" типа поведения участников диалога.


Возвращаясь к нарушениям синтактики автостопа, можно отметить своеобразные примеры инверсии, когда автомобиль останавливается, несмотря на отсутствие жеста голосования (например, в случае если на обочине стоит девушка или т.н. "панковский" автостоп, когда стопщик идет по белой полосе, не поднимая руки). Однако в этих примерах более релевантными представлены семантические аспекты автостопа, а именно - явление синонимии в его системе. Отсутствие жеста голосования интерпретируется водителями как минус-знак с тем же значением, что и традиционный жест голосования, но с дополнительными коннотациями (вызывающее молчание - в ситуации "панковского" стопа; общение с противоположным полом - в ситуации "девушка на дороге"), т.е. как синоним. Более "чистым" примером инверсии высказываний является тот случай, когда стопщик, увидев, что приближающаяся машина - такси, не поднимает руку (исходя из такого признака автостопа как принципиальная "бесплатность" проезда) и, более того, старается как бы "исчезнуть" с дороги, чтобы таксист, не дай Бог, не принял его за потенциального клиента. Таксист же, несмотря на все старания автостопщика, останавливается и подвозит последнего совершенно бесплатно. Собственно таксист в этой ситуации перестаёт быть таксистом, а принимает роль некоего небывалого альтруиста, дарующего тем, кто даже его об этом не просит. Небывалость в данном случая двоякая: с точки зрения бытового, нормального поведения таксист должен брать плату за проезд, с точки зрения языка автостопа ответ не должен упреждать вопрос.

Видоизменение жеста голосования (поднятый вверх большой палец, махание рукой, голосование в сторону, противоположную дороге и т.п.) рассматриваются не как синонимы, а как отдельные словоформы, экспрессемы, варианты основного инвариантного жеста голосования. Аналогичным образом в системе жестикуляции вообще, и в системе автостопа в частности, можно говорить об омонимии (в отношении жеста остановки такси или жеста полицейского, останавливающего автомобиль), паронимии (указующий жест рукой) и антонимии (жест, означающий: «проезжай мимо»).


Далее будут представлены два примера нарушения семантических правил со стороны участников автостопа.


  1. После жеста голосования стопщика останавливается фура, из которой выходит водитель и справляет нужду. Выясняется, что совершенно случайно стопщик голосовал в том месте, где водители тяжелых грузовиков делали это регулярно. Только следующий, остановившийся по своей надобности, водитель согласился взять стопщика.

  2. Другой случай произошел на глухой проселочной дороге недалеко от города Цесис в Латвии. Остановившийся на жест стопщика водитель был очень удивлен, когда узнал, что от него требуется кого-то подвезти. Выяснилось, что он интерпретировал жест голосования как омонимичный ему жест просьбы оказать некую гипотетическую помощь (например, дать денег или дернуть вывихнутую ногу.) Когда водитель понял, что никакой помощи, кроме как взять пассажира, от него не требуется, он тут же уехал, так и не пустив никого в салон своего автомобиля. Естественные условия, в которых имел место последний случай, допускают и другую его интерпретацию (в терминах теории речевых актов): деревенский водитель просто не владел языком автостопа и воспринял ритуальное высказывание "подвези" как прямой речевой акт "помоги". Вместо того чтобы на вопрос "Как дела?" ответить кратко: "Как сажа бела", адресат начинает пространное повествование о том, как у него дела. Впрочем, это лучше, чем обычное для автостопа игнорирование вопроса.

Исследуя язык автостопа, были проведены аналогии с естественным языком, но между ними есть также и различия. В первую очередь, это сравнительно небольшое количество элементов языка автостопа, которые при этом не стремятся к полисемии. Это, с одной стороны, сближает автостоп с искусственными языками а, с другой стороны, связано с его узкой прагматикой: выполнение/невыполнение программы "преодоление пространства", относительно которой коммуникация на языке автостопа и расценивается как успешная или неуспешная.


  1. Коммуникации в автостопе.


Другой особенностью автостопа является принципиальная диалогичность коммуникации в пределах этого языка, а точнее - затрудненность ведения монологического дискурса на нем. При всем относительном разнообразии экстралингвистических факторов суть автостопа сводится к одной лишь бесконечно повторяющейся паре высказываний, которую, вслед за Ю.М. Лотманом, можно было бы обозначить как "коммуникативную систему Я-ОН", обеспечивающую передачу некоторого константного объёма информации в противоположность системе Я-Я, в которой происходит информационная трансформация, приводящая к перестройке самого этого Я [2, с.229].

С последним тезисом о трансформации Я коммуникантов, в частности, связан и тот факт, что нередко водители, берущие стопщиков, в прошлом сами ездили автостопом. Это можно интерпретировать и как возможный результат монологизации языка автостопа для некоторых его носителей. Аналогичным образом можно истолковать известный параллелизм между реальным и ментальным путешествиями в фольклоре хиппи. Система Я-Я начинает работать, когда извне включаются добавочные коды, меняющие контекстную ситуацию - пишет Ю.М. Лотман [2, c.235]. В первом случае - это появление у стопщика своего автомобиля, нового тела со своим body language, а во втором - доза ЛСД, открывающая реципиенту коды бессознательного.

Ю.М. Лотман в качестве примеров приводит воздействие на внутренний монолог человека мерных звуков (стук колёс, мерная музыка) [2, c.247]. В данном контексте ритм является одним из сущностных признаков семантики пути, пространство и время которого заведомо отличаются от пространственно-временного континуума города или леса. В этом смысле центральный диалог автостопа до известной степени помещается в точке совпадения ритма его участников, который создаёт необходимый фон для успешной коммуникации. Для стопщика - слабый ритм машин, проезжающих мимо, из сферы индексальности в ничто, и сильный ритм машин останавливающихся, индексов, трансформирующихся в символы, а затем - в вещи с другого полюса реальности. Для водителя - это ритм сменяющихся ландшафтов, других автомобилей, возможных остановок и, где-то на периферии, ритмичная музыка.



  1. Автостоп как ритуал.




  1. Реализация автостопа.


Реализация автостопа происходит в виде упорядоченного символического поведения, которое по всей видимости имеет ритуальную природу. Априори можно сказать так, что автостоп является ритуалом хотя бы потому, что у водителей чаще всего нет видимой необходимости брать автостопщиков. С другой стороны, цели последних вполне очевидны - именно с их точки зрения автостоп расценивается как успешный или неуспешный коммуникативный акт (хотя возможны своеобразные варианты подобной оценки и со стороны водителя). Однако, если бы автостопщики знали заведомо, что их никто не подвезет, зачем бы они стали голосовать? Следовательно существует определенная договоренность между обеими сторонами диалога и, несмотря на некоторую асимметрию отношений, обе стороны обычно удовлетворены результатами этого договора. Ведь только этим можно объяснить достаточно широкое и достаточно единообразное распространение ритуала автостопа в мире.

В качестве гипотезы следует попытаться реконструировать договор, лежащий в основе автостопа. Очевидно, что этимологически он восходит к архаическим структурам сознания, поскольку чаще всего не осознается коммуникантами. Более того, этот договор до некоторой степени противоречит современной норме поведения, исходя из которой автостоп воспринимается как нечто маргинальное и факультативное (в некоторых странах - даже незаконное). Суть договора - в обмене символическими дарами. И если дар водителя - это нечто, позволяющее преодолеть пространство, то в чем же заключается дар автостопщика? Этот вопрос, по-видимому, заставляет некоторых водителей требовать дополнительного и более явного дара: денег или же определенного рода услуг. Последнее, кстати говоря, уже сформировало устойчивый стереотип "женщины на дороге". С другой стороны, этот стереотип выражается в расхожем (и чаще всего в небезосновательном) мнении о том, что женщин автостопом берут лучше, чем мужчин. Здесь же, конечно, и соображения безопасности, которыми руководствуются водители. Но это - опять-таки экстралингвистические факторы.


Большинство же водителей берут попутчиков, чтобы убить время дороги. Выражение "время дороги" здесь не метонимия. Можно сказать, что для участников автостопа амбивалентный характер дороги очевиден. Для шофера - это, в первую очередь, время (поскольку с пространством соотносится его второе тело - автомобиль); для стопщика - это, конечно, пространство (поскольку на период путешествия он как бы отказывается от времени). Время дороги для водителя непрерывно (за исключением значимой остановки для взятия попутчика); для стопщика пространство дороги прерывается и предстает в виде точек или отрезков пути.


  1. Вторичные моделирующие системы.


Реализацией вторичных моделирующих систем является в том числе и система игрового поведения, состоящая из идиолектов, развертывающихся в основном в пределах атрибутики, пространственных жестов, звуковых сигналов. При этом происходит процесс перехода от низших единиц знакового поведения (жест и поступок) к высшим (стиль и жанр поведения), выработка конкретных амплуа или поведенческих дискурсов.

Примеры амплуа автостопщиков: усталый человек, весельчак, панк, хиппи, и др. Пример амплуа водителя: некий человек всегда подвозит стопщиков, но предпочитает брать хиппи. Причина - он украшает свой автомобиль хипповскими "фенечками", которые берет у стопщиков в качестве символической платы за проезд. В этом случае "фенечка" для хиппи приобретает дополнительные коннотации специфического "автостопского" атрибута.

В качестве элементарной классификации поведенческих амплуа участников автостопа можно привести разделение тактики голосования на пассивную и активную. Что же касается водителей, то среди них тоже есть свои предпочтения: "одни подвозят только тех, кто скромно себя ведет на дороге, другие, наоборот, их не замечают и реагируют только на более активных хитч-хайкеров" [4, c.45-46].

Здесь будет уместно привести еще один пример специфического поведения водителя, демонстрирующего глубокое владение языком автостопа, а именно в той его сфере, которую можно обозначить как проксемику автостопа: очередность, порядок расположения голосующих автостопщиков на пространстве дороги. В этой сфере нередко возникает парадоксальная ситуация - стопщик, выходящий на трассу позже своих коллег, имеет все шансы уехать раньше них по той причине, что он первым попадает в поле зрения водителя. Очевидно, с этим "несправедливым" положением дел была связана следующая особенность поведения одного водителя - своеобразная автостопская привычка: он всегда брал только тех автостопщиков, которые стояли последними в череде себе подобных, не обращая внимания на тех, кто хотел уехать раньше других.


Далее можно говорить о некотором сюжетном восприятии автостопа, причем совокупность таких сюжетов складывается в своеобразную мифологию (например, фольклор хиппи). В данном случае можно обозначить основные моменты, структурирующие подобные сюжеты.

Во-первых, все, что касается семантики пути, а именно: преобладание горизонтального пространства; линейность и направленность движения; наличие причины и цели путешествия; возникновение преград и опасностей и их преодоление и т.п. Здесь же мифологизация самого пространства пути (понятие трассы у хиппи) и даже мифологизация конкретных трасс (популярная в прошлом трасса Питер-Таллин-Рига-Вильнюс).

Во-вторых, ограниченный набор персонажей, имеющих при этом однозначную характеристику, зависящую от того, способствует ли данный персонаж передвижению героя по его пути или нет: стопщик - всегда центральный и положительный герой, чаще всего он же - рассказчик; водитель - антагонист героя; третья фигура (например, милиционер). Последние два типа персонажей могут расцениваться диаметрально противоположным образом в зависимости от указанного выше условия.
Так, полицейские иногда даже помогают автостопщикам.

В заключение еще один пример с положительной третьей фигурой, описывающий ситуацию непосредственно на дороге. Милиционер помогает своей властью автостопщику-хиппи остановить машину. Затем автостопщик смотрит из отъезжающей машины назад и видит, как милиционер в знак прощания снимает фуражку, из-под которой падают длинные волосы (на сленге хиппи - "хаер"). Таким образом, здесь традиционно отрицательному для хиппи персонажу (милиционеру) приписывается собственно хипповский атрибут, чем еще раз подчеркивается отнесенность данного персонажа к позитивному полюсу мира стопщика и одновременно отмечается мифологический характер самого сюжета. Кроме этого, милиционер здесь выступает в роли носителя особого амплуа - "милиционер-хиппи". То есть подразумевается, что данный персонаж всегда помогает автостопщикам подобным или иным образом, а, следовательно, подразумевается и некоторое множество возможных сюжетов, подобных или в чем-то близких приведенному, что, в конечном счете, характерно именно для системы мифологических текстов.


Заключение.
В данном реферате была выявлена и описана структура языка автостопа. Было раскрыто понятие автостопа. Автостоп - способ бесплатного передвижения на автомобиле, используемый теми лицами, у которых в данный момент нет своего авто.

Далее в I главе было выявлено то, что единицей языка автостопа является жест. А также приведена техника голосования, с помощью которой человеку будет гораздо проще вести себя на дороге. Также семиотике автостопа обучают в специальных школах. В России существует несколько школ (направлений) автостопа. Наиболее солидной является Петербургская Лига Автостопа (ПЛАС), основанная еще в 1978 году. Вторая школа - она так и называется "Школа Автостопа" - существует в Москве с 1994 г. Создал её московский автостопщик, Валерий Шанин, автор книги "Хитч-хайкинг: автостопом по США и Европе" (Москва, 1994). Были выделены правила функционирования языковых единиц: синтактическое, семантическое и прагматическое.

Во II главе были исследованы коммуникации в автостопе. Выяснилось, особенностью автостопа является принципиальная диалогичность коммуникации в пределах его языка, а точнее - затрудненность ведения монологического дискурса на нем.

В III главе автостоп был рассмотрен как ритуал, что было ясно из того, что реализация автостопа происходит в виде упорядоченного символического поведения, которое, по всей видимости, имеет ритуальную природу.

Список библиографии.


  1. Поляков. Д. Критика и семиотика. 2000.

  2. Лотман Ю.М. О двух моделях коммуникации в системе культуры. Тарту,1973.

3. Зарецкая Е.Н. Риторика: теория и практика речевой коммуникации. М., 1998.

4. Шанин В. Хитч-хайкинг: автостопом по США и Европе. М.,1994.

5. Кротов А. "Практика Вольных Путешествий". Москва, 1998 г. на сайте www.avp.travel.ru


6. "Северный курьер". 20 октября 1999 года, № 218 на сайте www.karelia.ru

7. “Новое литературное обозрение” №56, 2002 на сайте www.nlo.magazine.ru


1 Вайнрих Х. Лингвистика лжи // Язык и моделирование социального взаимодействия. М., 1987. С.84.


2 Психолог, основатель «Школы автостопа» в 1994г.