reforef.ru 1
Полный карман неприятностей
Вилфред обожал уроки о магнетизме – все эти штучки с притягиванием булавок и кнопок, с кувырканиями маленьких магнитиков возле больших магнитов. Что-то есть в них такое… притягательное в этих магнитах, ну, правда, притягивают они лишь всякие железяки. Причем после этого железяки становятся тоже магнитами! «Мне бы настоящий магнит!» - подумал вслух мальчик. Мама на это многозначительно ответила: «Ну, может быть, к Рождеству…» Это, конечно, здорово, но ожидание для Вилфреда было просто невыносимо! И негодник стащил магнит. Он выбрал момент, когда никто не обращал на него внимания и спрятал магнит в карман. Самодовольно насвистывая, Вилфред медленно шел к школьным воротам. Воровать оказалось не так уж и сложно. Он даже подумал, а не стать ли ему воришкой?! Вилфред пошел в парк и там уселся на травку – прямо на старый изогнутый гвоздь. Мальчик ничего не почувствовал, поскольку гвоздь оказался как раз под карманом с магнитом. Но когда Вилфред, наконец, встал, гвоздь так и остался висеть на кармане – магнит был настолько сильным, что притянул предмет через ткань. И если бы Вилфред это и заметил, он не смог бы оторвать гвоздь от штанины. А вот массивную табакерку Вилфред увидел. Она прямо-таки выпрыгнула из мусорной корзины и «приклеилась» к гвоздю. Вилфреду стало неловко – а вдруг люди подумают, что он курит. Мальчик попытался оторвать табакерку от кармана, да не тут-то было! Она успела намагнититься и за ней потянулась мусорная корзина с металлическим ободком! Корзина оторвалась от основы и покатилась к Вилфреду. Тот попытался убежать, но куда там! Корзина с грохотом присоединилась к табакерке, прилипшей к гвоздю, который пристал через карман к ворованному магниту… Когда мальчик проходил мимо молочной лавки, металлическая тележка молочника, увлекаемая магнитом, выкатилась на тротуар и – бац – намертво прилипла к корзине. Мальчишка испугался и бросился наутек. Ох, и нелегко ему было бежать с гвоздем, табакеркой, корзиной и тележкой, приклеившимися к карману. А уж когда магнит притянул автобус с пассажирами, Вилфреду стало совсем тяжело! За городом несчастный попытался избавиться от всего, что к нему прилипло, но вышло все наоборот – магнит притянул электричку: она слетела с рельсов и присоединилась к остальным предметам. И тут на землю плюхнулся космический корабль. Скорее всего, его сбило с орбиты мощное магнитное поле… Вилфред плелся, накинув пиджак на голову, желая спрятаться от удивленных взглядов прихожан: он тащил за собой прилепившиеся к карману гвоздь, табакерку, урну, тележку, автобус, электричку и космический аппарат. У самых ворот дома карман брюк Вилфреда не выдержал и треснул. Магнит, освободившись от ткани, вновь притянул гвоздь. Тот – табакерку, к ней приклеилась урна, к урне – тележка, к тележке – автобус, к тому – электричка, а уж к ней – звездолет. На дороге образовалась целая груда намагниченного металла. И позже эту проблему пришлось решать важным людям из городского совета. Вилфреду же досталось от мамы – за оторванный карман на брюках. В тот день мальчик решил, что больше никогда в жизни не будет воровать. Ведь краденное в кармане – не богатство совсем, а лишь сильный магнит для больших проблем!


Большая ошибка Виргилия
Виргилий никогда никому особо не нравился. Помниться, прошлой весной старикан выпил лишнего и, расхаживая вдоль рядов торговой лавки, орал во всю глотку, как он хорош. Кудахтал, как петух: «Да я, если захочу, выловлю всю живность вон с той горы! А вы все за это будете угощать меня вином, чесать мне спину и фотографировать меня!»

«Не иначе как ты купил себе новое ружье, Вергилий?»

«А вот и нет! Я просто взял ножичек, кусок деревяшки и вырезал дудочку, вот и все!»

Те, кто слышал похвальбы старикашки, представили, как он устраивает в горах концерты для зверей и чуть не лопнули от смеха. Вергилий, смерив торговца и покупателей злым взглядом, продолжил: «Глупцы! С помощью этой дудки я могу изобразить голос любого зверя – оленя, енота, бобра…»

«Скунса, например», - засмеялся кто-то из присутствующих. Рассерженный Виргилий хлопнул дверью и помчался в Дымящиеся горы, прихватив с собой провиант и дуду.

Говорят, он забрался в самую чащу кленового леса, где сел на поляне, достал пищалку и извлек из нее звуки, похожие на олений голос.

Молодой олень услышал зов сородича и вышел на опушку.

Зарядил Виргилий ружье, прицелился… «Бабах!» - прогремел выстрел, и – мимо.

Но олень был не единственным, кто услышал звук дудки – там была еще и рысь. Мечтая отведать свеженькой оленятины, она вышла на полянку.

А там – Виргилий, со своим незаряженным ружьем. Оскалилась дикая кошка и пригнула на горе-охотника. Но тот не растерялся – схватил дудочку и давай дудеть голосом снежного барса.

Испугалась рысь и бросилась наутек.

Однако не только она услышала голос барса, но и сам голодный снежный барс. Выбежал хищник на поляну, а там – Виргилий со своей дудкой. Оскалился злобно барс и пошел на человека.

А Вергилий давай дудеть со страху что было сил. Выдул он что-то очень похожее на рык гризли. Как представил себе барс, что сейчас он попадет в лапы медведя, тут же ретировался и скрылся в тени деревьев.


Громкие звуки дудки разнеслись по всей округе. И услышал их огромный, косолапый гризли. Он так устал от одиночества, а тут кто-то зовет мишку!

В надежде встретить подругу сердца, гризли приковылял на поляну.

Конец нашей истории хоть и печальный, но справедливый – слопал медведь горе-охотника. Ну и поделом ему, злому и жадному!

Виргилий должен был учесть, что все звери хотят есть!

Гобболино – домашний кот
Поздним вечером малыш Гобболино бежал по лесной тропинке. Неожиданно перед ним возник старик-лесоруб, который нес на спине тяжелую вязанку дров. Котенок, уставший от одиночества, украдкой увязался за стариком. Вскоре они подошли к небольшому домику.

Старик сбросил вязанку и заметил Гобболино.

«А ты откуда взялся? – удивился он.

- Да ты, видать, голодный. Пойдем-ка на кухню, я угощу тебя молочком». И старик открыл входную дверь.

Удивлению Гобболино не было предела, когда на кухне их встретила та самая Розабель, что прислуживала леди Алисе в башне. Она, оказывается, была внучкой дровосека!

«Розабель, а ты что здесь делаешь? – воскликнул старик. – Ты почему не в башне с леди Алисой?»

Розабель уже собиралась что-то ему ответить, как заметила в дверях Гобболино.

«Выгони его! – завопила девушка. – Сейчас же прогони кота! Это ведьмин котище. Из-за него развалилась башня и проснулся дракон!»

Старик взял котенка на руки и ласково спросил: «И что, это правда? Ты в самом деле ведьмин кот?»

Гобболино лишь печально и протяжно мяукнул в ответ.

Не смог старик поверить, что такой милый котенок может натворить что-нибудь ужасное, и решил оставить Гобболино в доме. Розабель это не понравилось, и она ходила с сердито надутыми губами.

Каждый вечер внучка просила у дедушки денежку на новую ткань. Ее просьбы были такими настойчивыми и жалостливыми, что, в конце концов, сердце старика таяло, и он жаловал внучке монетку. Розабель с нетерпением ждала, когда же, наконец мимо их дома будет проходить торговка с чудесными шелками и атласом.


И вот однажды та пришла. «Заходите, выпейте чашечку чая и погрейтесь у огня. Заодно и товар покажете», - вежливо пригласила старушку-торговку Розабель. Старуха, ухмыляясь, приняла приглашение и вошла в дом. Гобболино распознал странные нотки в хихиканье гостьи – так могут смеяться только ведьмы. Увиденный котенком длинный горбатый носище подтвердил догадки Гобболино – это была колдунья.

Розабель выбрала среди товара подходящую материю – атлас цвета чистого золота, яркий, блестящий, переливающийся.

«А сколько будет стоить пошить платье из этой чудесной ткани?» - спросила девушка у старухи.

«Два серебреника», - ответила та.

«Как жаль, у меня только один!»

«Что? Неужели ты думаешь, что я хожу от дома к дому просто так и раздаю товар бесплатно?» - проскрипела ведьма-торговка и начала складывать ткани в корзины.

«Не уходите! Я могу вам предложить кое-что в обмен, - заволновалась Розабель. – К примеру, один серебреник и вот эти вкусные пирожные или мое шелковое покрывало, или наши часы с кукушкой?»

«Ха-ха! Ну и рассмешила ты меня, глупышка! Не нужны мне ни пирожные, ни покрывала, ни часы. Есть, пожалуй, одна вещица, которую я бы взяла. Отдай мне в придачу к монете эту забавную киску, и атлас твой».

«Но котенок не мой, а дедушки! – огорчилась Розабель. – Он меня никогда не простит, если я отдам вам Гобболино».

«Хм. Ну, что поделать, нет так нет. Послушай, на опушке стоит избушка. Я пробуду там еще три дня. Передумаешь – заходи».

Два следующих дня Розабель ходила сама не своя. Неожиданно она переменила свое отношение к котенку. Вдруг подобрев, девушка предложила Гобболино сметанки. Потом подхватила наевшегося котика на руки и стала гладить его шерстку, нашептывая: «Посмотри-ка, малыш, какую я сделала тебе кроватку из бархатного мешочка. Полезай-ка в нее!»

«Как мило! – подумал Гобболино. – И почему я решил, что Розабель – злюка?» И котик забрался в мешочек. Розабель тут же завязала веревочкой мешочек, чтобы доверчивый котенок не смог выбраться.


«Вот так-то лучше! Теперь-то у меня будет золотое платье. А дедушке я скажу, что ты удрал!» - и девушка побежала к избушке на опушке.

Торговка-ведьма складывала вещи и готовилась к отъезду.

«А, это ты! Я знала, что ты придешь!» - она взяла из рук Розабель бархатный мешочек и повесила его у седла на ослике. Девушка протянула ей серебреник, и ведьма отдала покупательнице золотистый атлас.

Несколько недель ведьма тащила Гобболино через дремучие леса, в которые никогда не заглядывало солнце. В конце пути они вышли к пещере, где жила давняя подруга торговки. У входа в пещерное жилище сидела кошечка с глазами цвета молодой травы. Как оказалось, это была… сестренка-близняшка Гобболино – Сутика!

Котята очень обрадовались, увидев друг друга! Они поели супчика, сваренного в волшебном котелке, и Сутика продемонстрировала братцу все, чему научилась, живя с колдуньей.

Например, по мановению лапы киски из котелка зазвучала дивная музыка, и по всей пещере начали летать поросята.

«Теперь покажи-ка нам свои фокусы, братишка!»

«Да не может он ничего! – презрительно хмыкнула ведьма-торговка. – Разве что искры пускать, прятаться и проказничать, а сделать по-настоящему что-то отвратительное ему не по силам!»

«Так оно и есть, - кивнул в знак согласия котик. – Да я никогда и не мечтал быть ведьминым котом.

Все они – плохие! И все проделки их хозяек – злые и жестокие!»

«Ах ты, жалкий котище! – заорала ведьма. – Жестокие, злые? Да что это за слова такие? И это говорит ведьмин кот?» Она схватила Гобболино и швырнула его в котел. Бедный котенок начал тонуть, пуская пузыри и захлебываясь… При этом колдовская похлебка, что варилась в котле, смыла остатки волшебства с Гобболино.

«Цепляйся сзади, братец!» - крикнула ему сестрица, подлетевшая к котелку на метле. Гобболино изловчился и уцепился за палку. Котята тут же взмыли высоко-высоко над Ураган-Горой.


«О, спасибо тебе, сестренка, что спасла меня, - всхлипывая, пробормотал Гобболино. – Спасибо!».

«Не стоит благодарностей, - фыркнула Сутика. – Ты мой брат. Но ты – позор для нашей семьи и я не желаю тебя больше видеть. А сейчас я сброшу тебя, потому что мне пора возвращаться!» И кошечка спихнула котика с метлы.

Полетел Гобболино кубарем вниз и плюхнулся в холодную реку. «Спасите! Я тону!» - закричал котенок. Раньше, будучи заколдованным, он плавал не хуже рыбы, но теперь мог лишь неуклюже барахтаться на поверхности.

К счастью, душераздирающее мяуканье услышали дети, которые играли на берегу: «Смотрите, смотрите! Там котенок! Его нужно вытащить!» Старший мальчик схватил палку и выудил промокшего и продрогшего котика.

«О, не может быть! Гобболино – котенок, которого мы когда-то уже спасали! Ты не разучился пускать искры из носа? И все еще умеешь внезапно исчезать и появляться?»

Гобболино отрицательно покачал головой. Дети взяли его на руки и отнесли домой к отцу. «Глянь, кого мы нашли в реке. Он чуть было не утонул!»

«Но коты колдуний не тонут – они плавают, как рыбы», - засомневался глава семейства. Он взял Гобболино на руки и внимательно рассмотрел его: «Нет, никакой это не ведьмин кот – обыкновенный домашний котенок!»

«Тогда можно его оставить?»

«Не возражаю».

Счастливые дети отправились спать, а их мать налила в блюдце для Гобболино парного молока.

Согревшись и вдоволь наевшись, Гобболино свернулся калачиком у доброй женщины на коленях.

После стольких приключений и бесконечных скитаний он почувствовал себя по-настоящему счастливым. Теперь у котенка был дом, и Гобболино стал настоящим домашним котом. Мечты все-таки сбываются!

Великан Грог

В стране рыжих великанов жила-была семейка людоедов: папаша-людоед, мамаша-людоедочка и сынуля-людогрыз по имени Грог.


Папаша Грога был громадным, рыжим, с зелеными зубищами и тремя рогами. Силища у него была такая, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Но, к сожалению или к счастью, как и все великаны-людоеды, умишком отец был слаб.

Мамуля Грога на фоне папули казалась красавицей: огненно-рыжая, с ярко-зелеными губами и красно-зеленым рогом. Нужно заметить, что мамаши-людоедочки достаточно умны; наверное, потому, что у них три глаза, тогда как у папаш – два или один.

Грог, как и все малыши – людогрызики, был еще розовенький и безрогий. Однако, несмотря на малолетство, сынуля оказался намного смышленее папашки.

Чтобы порыжеть, каждый маленький великашка должен был для начала расправиться с каким-нибудь монстриком. Папаша Грога получил особое удовольствие, уничтожая драконов. Он считал, что пришло время сынишке поохотиться на одного из них. Вот только Грогу не хотелось никого лишить жизни.

Хуже того, Грог подружился с одним мудрым желтым драконом по имени Загон. И ничего так не нравилось маленькому великану, как сидеть в уютной пещере Загона и слушать сказки о далеких землях и особенно про страну добрых, умных и храбрых золотых великанов.

Когда папаша-людоед узнал о дружбе сына с драконом, он пришел прямо-таки в бешенство и заревел: «Драконы созданы, чтобы на них охотиться, а не для бесед! Если хочешь стать таким же могучим, как я, прикончи этого жалкого крылатого». Грог попятился и вывалился из дверей дома. А папаша – за ним! Понял малыш, что дело принимает плохой оборот, и припустился бежать.

Грог остановился лишь у пещеры Загона. Заливаясь зелеными слезами, он рассказал дракоше, что стряслось. «Тебе нужно улетать, дружище!» - печально добавил Грог.

Дракон глянул поверх очков на приятеля: «А знаешь, ведь ты мог бы стать одним из золотых великанов! Они никогда не причиняют никому вреда, ну, разве что когда им приходится защищаться от гнусных гоблинов».


Загон побрел в потайной коридор, предложив Грогу следовать за ним: «Далеко-далеко, в тени одинокой горы, есть страна, в которой все всего боятся».

«А кто они такие, и чего они там боятся-то?»

«Кто, кто – великаны и, естественно, драконы. А боятся они огромного червя, который каждую ночь проскальзывает в их жилища и глотает всех и все подряд. Налопавшись, гадина уползает на гору, оставляя за собой вонючий, липкий зеленый след».

Длинный коридор привел друзей в комнату, в которой было полно старых карт и каких-то инструментов.

«Неужели никто не покажет этому слизняку, где раки зимуют?» - поинтересовался Грог.

«Не так просто одолеть червя. Нужно прокрасться к нему в пещеру, когда он спит. Проблема в том, что чудище постоянно меняет форму, а вход в его пещеру узкий, что обычному великану туда не влезть».

«А я смогу пробраться?» - взволновано спросил Грог. Дракон утвердительно кивнул головой.

«С помощью отцовского меча я мог бы разделаться с гадом раз и навсегда!» - самоуверенно заявил его приятель.

«Хм, вообще-то, мог бы. Учти, меч должен пронзить сердце червя – иначе с ним не справиться».

«Я сделаю это!» - заверил дракона Грог и помчался за отцовским мечом. Войдя в дом, Грог осторожно подкрался к стеклянной полке, где хранился меч, и взял его.

Вскоре Грог уже летел на спине Загона навстречу приключениям.

(продолжение будет)

Ларец Пандоры
В далекие времена в мире не было ни несчастий, ни болезней, ни зла. Тогда никто никого не обижал, и люди не старели. Они не знали, что такое зависть и жадность, поэтому никогда не ссорились, не дрались и не начинали войн.

Мужья и жены никогда не ругались – как Пандора и Эпиметий, которые были неразлучны, словно небо и звезды. Целыми днями они танцевали, пировали, играли, веселились или дремали на теплом солнышке, поскольку всегда была весна. Кто-нибудь злой мог бы сказать, что Пандора была просто-напросто избалованной. Но тогда не было никого, кто мог бы так подумать о ней.


Эпиметий каждый день преподносил супруге то платье, то украшения, то статую для ее любимого сада. Как-то он принес домой что-то большое и квадратное, завернутое в полотно – старинный, запыленный, кованый ларец, перетянутый золотой тесьмой.

«А это что? – весело спросила Пандора, беззаботно кружась вокруг ящика. – Новый подарок для меня?»

«Нет, дорогая, - отрицательно покачал головой ее муж. – Этот ларец дал мне на сохранение Гермес. И я пообещал, что никогда не узнаю о содержимом ящика. И ты, дорогая, пожалуйста, никогда не открывай его, иначе нам придется об этом сильно пожалеть!»

«Ну, пожалуйста, дай взглянуть хоть одним глазком. Так интересно узнать, что там!»

«Нет, Пандора! Мы должны уважать волю бога».

На следующий день, когда Эпиметий отлучился по делам, женщина поспешила к ларцу.

В полной нерешительности она водила пальчиком по пыльным замкам ящика, по тесьме… «Что же там? Наверное, Эпиметий пошутил насчет воли бога. В конце концов, это все-таки окажется моим подарком. Кроме того, обещания давал супруг, а не я. Ну что случиться, если я только взгляну?» - ее пальчики уже начали развязывать узел из тесьмы, однако невероятным усилием воли женщина заставила себя остановиться.

Пандора попыталась отвлечься и заняться домашними делами, но к вечеру желание узнать содержимое ларца стало невыносимым. Она развязала тесьму и открыла замки.

В тот миг из ларца донеслось какое-то странное шуршание – словно бабочка билась крылышками о лампу.

«О, тут какая-то живность. Бедняжку заперли в этом дурацком ларце!»

И Пандора откинула крышку.

Внутри ящика оказался пыльный кувшин, запечатанный воском. А странные звуки доносились из сосуда, причем они становились все громче и громче.

«Если я соскребу воск, Эпиметий догадается, что я заглядывала сюда!» - Пандора закрыла ларец и попыталась больше не обращать на него внимания.


Но ей так хотелось узнать, что же в сосуде?! Она начала нервно ходить по комнате, то и дело бросая любопытные взгляды на ящик. И через миг, как в волшебном сне, стоя у открытого ларца, она уже стирала пыль с таинственного кувшина.

«Пандора! Пандора! Пожалуйста, выпусти нас на волю!» - послышался из сосуда хор нежных голосов.

В нерешительности женщина нервно покусывала губы: «Нет, я не смею, не смею! Муж просил…»

«Да что он понимает, твой супруг? Умоляем, выпусти нас! Белый свет истосковался по нам! Нас так не хватает в этом несовершенном мире!»

Уж слишком велико было искушение! Не смогла Пандора перед ним устоять и содрала воск с горлышка кувшина.

Под натиском огромного и омерзительного черного шершня пробка вылетела из сосуда. С жала насекомого капал яд, и его зловещее стрекотание напоминало Смерть.

Затем из кувшина вылетел пучеглазый жук с назойливым жужжанием – Страх.

Вслед за ним на пол вывалился зловонный жук в гнойных пузырях. Уползая, он оставил надпись из липкой слюны – Болезнь.

Следующим появился комарище цвета инея. Он выпорхнул в окно и полетел в сад.

На что бы комар ни уселся, там появились либо колючки, либо сорняки, темные пятна гнили и отвратительные гусеницы. Пискливое завывание комара напоминало Голод!

Тщетно пыталась Пандора закупорить кувшин. К женщине подлетел какой-то жук и, больно ужалив ее в руку, нахально заявил: «Меня, Старость, и моих друзей теперь не остановить. Мы – это то зло, которого твой мир никогда не знал. Мы – твой самый дорогой дар богов, которых раздражало твое безграничное счастье».

Пробка от кувшина вдруг стала для Пандоры такой тяжелой, что она не смогла ее поднять. С неописуемым ужасом женщина смотрела, как кожа на ее руке становится дряблой и покрывается старческими пятнами. В бронзовом зеркале на стене отразилось прекрасное лицо, которое испещряли морщины, и быстро сидеющие волосы.


Неожиданно леденящий вихрь вырвался из кувшина – это была Зима. Она окатила Пандору мокрым снегом, и та чуть не замерзла насмерть от холода.

Из последних сил женщине удалось заткнуть кувшин пробкой и захлопнуть крышку ларца. Но все-таки Тревога, Злость и Ревность успели выскользнуть на волю.

Жаля и кусая, они вылетели из дверей и врезались прямо в голову Эпиметия, который как раз возвращался домой.

Он набросился с упреками на жену: «Ты мерзкая, упрямая и глупая эгоистка! Я же умолял тебя не открывать ларец. Почему ты не могла сделать так, как я тебя просил?»

Пандора, к которой никогда в жизни так не относились, впервые почувствовала, как ее глаза наполнились слезами.

Наверное, и Несчастье тоже успело выбраться из злощастного кувшина.

А с улицы доносились крики и вопли горожан, которые отчаянно дрались без особых на то причин. В один миг прекрасный мир превратился в омерзительное и ужасное место, где жили злые и алчные люди.

Вдруг женщина услышала, как кто-то тоненьким голоском зовет ее из ларца: «Пандора! Пандора! Не оставляй меня тут одну-одинешеньку. Я нужна миру. Без меня в нем никогда не будет гармонии!»

«Нет уж! На этот раз ты меня не проведешь!» - всхлипывая, крикнула женщина и налегла всем телом на крышку ящика.

«Но я могу помочь тебе. Только выпусти меня! Ну же, смелее!» - голос был таким же несчастным, как и у самой Пандоры.

В конце концов, женщина уступила уговорам и, попросив Эпиметия отойти подальше, открыла ларец и вновь откупорила кувшин.

Оттуда вылетело нечто, напоминающее крошечную моль. Это насекомое даже немного рассмешило Пандору. Хлипкое создание уселось женщине на нос, и ее сердце наполнилось чем-то приятным и теплым. «И что ж ты за несчастье-то такое?» - поинтересовалась Пандора.

«Меня зовут Надежда», - пропищало малюсенькое крылатое создание и улетело сражаться со злом. Хрупкая Надежда подарила свои сомнительные обещания весне, замерзшему и заброшенному саду. Как ни странно, забавному созданию поверили и на многих людских лицах высохли горькие слезы отчаяний и разочарований. Кстати, крошечная Надежда зацепила своим маленьким крылышком щеку Эпиметия.


Пандора, обливаясь горькими слезами, припала к ногам супруга: «Простит ли мир мне когда-нибудь то, что я натворила?»

Воцарилась звенящая тишина. Слабая улыбка пробежала по лицу Эпиметия: «Я очень на это надеюсь. Ведь есть у всех хоть маленькая, но Надежда!»
День рождения Лесовичка
Звездной летней ночью, когда все зверушки Качающегося Леса крепко спали, Старушка-Ворчушка, надев халат, на цыпочках прошла на кухню. Она зажгла свечу и принялась писать приглашения на вечеринку по особому случаю.

Проснувшись утром, Лесовичок увидел улыбающегося во весь рот Абигайла, который раскачивался на паутинке у приятеля перед носом.

«С днем рождения!» - торжественно произнес Паучок и чмокнул друга в кончик носа.

«О, спасибо, дружище Абигайл!» - поблагодарил Лесовичок и взглянул в зеркало. – Тебе не кажется, что сегодня я выгляжу взрослее?»

Паучок ухмыльнулся: «Совсем чуть-чуть. Слушай, я тут приготовил скромненький подарок. Надеюсь, он тебе понравиться!»

«Большое спасибо, дорогой Абигайл, - принялся благодарить дружка Лесовичок, разворачивая подарочную упаковку. – И что же тут?»

«Шарф», - признался Абигайл.

«Но он такой крошечный!»

«Понимаешь, тут кое-что случилось, - начал объяснять Паучок. – Я связал длинный шарф, но он оказался слишком тоненьким и узеньким. Естественно, я применил волшебство, чтобы сделать шарф посолиднее, но он почему-то уменьшился!»

«Ну, не расстраивайся. Безвыходных положений не бывает. Раз он тебе подходит, значит, тебе его и носить!»

Старушка-Ворчушка готовила подарочек внуку. Она тихонечко выскользнула из дома, опустила запечатанный конверт в почтовый ящик, затем постучала во входную дверь и спряталась за деревом.

«О, глянь-ка! – радостно воскликнул Лесовичок, обнаружив конверт. – Между прочим, адресовано мне».


Он вскрыл послание, в котором было написано:

«Дорогой Лесовичок!

Я приготовила особенный сюрприз к твоему дню рождения. Если хочешь узнать какой, используй мои подсказки.

С любовью, бабушка».

С обратной стороны листа Лесовичок обнаружил первый ключ к разгадке:

«Найди сначала, внучек мой, того, кто днем почти слепой».

«Я догадываюсь, кто это! – почесал затылок Лесовичок. – Скорее всего, это Крот Сумасброд!»

И Лесовичок, прихватил Абигайла, помчался вглубь Качающегося Леса. Старушка-Ворчушка радостно хихикнула, выглянув из-за дерева: «Отлично! Все идет по моему плану. Теперь я могу продолжить начатое в тишине и покое».

Друзья подошли к домику Крота и забарабанили во входную дверь.

«Ладно, ладно, сейчас открою. Кто там так торопиться? – раздалось ворчание Сумасброда. – К чему так шуметь? Я отлично все слышу».

Сумасброд отворил дверь и хотел выйти, но споткнулся на пороге и прорыл носом землю.

«Что за невезенье! – пробормотал Крот. – Это уже десятый раз за сегодняшнее утро». Он отряхнулся и как ни в чем не бывало спросил: «Чем могу быть полезен?»

«Я хочу разузнать о сюрпризе по случаю дня рождения! Тебе что-нибудь известно о загадке бабули?» - поинтересовался Лесовичок.

«Кажется, что-то такое я припоминаю… Нужно подумать!» - промямлил Сумасброд.

Крот так глубоко задумался, что нечаянно зацепился за корень дерева и покатился к подножью холма, где угодил в большой куст папоротника.

«Вспомнил! – торжественно заявил Крот, когда Лесовичок помог ему сесть. – Слушай внимательно:

Задачка эта - не игрушка.

Решить ее поможет Попрыгушка!»

Лесовичок недоумевал: «Абигайл, дружище, что бы это значило?»

Паучок занялся поисками ответа в своей волшебной книге: «Сейчас все выясним! И что ж это за штуковина такая – Попрыгушка?»


«Может, игрушка-попрыгушка? – предположил Лесовичок. – А если в рифму? Подушка, стружка, кружка, ля… Точно – Лягушка Попрыгушка!»

Поблагодарив Крота, друзья отправились к пруду Большая Лужа. На берегу водоема, на огромном листке кувшинки сидела та самая Лягушка Попрыгушка.

«Привет, Попрыг…»

«Чш-ш, тише! Не спугните мой завтрак – вон ту вкуснящую муху! Похоже, она как раз задремала».

«Попроси лучше Абигайла ее поймать – он мастер по ловле букашек!»

Но толстая жадина подумала, что, может, еще придется с ним делиться и сама прыгнула на муху! Та, лениво жужжа, отлетела в сторону, а лягушка с раскрытой пастью плюхнулась в Большую Лужу.

«Ты в порядке?» - заволновался Лесовичок.

Из-под листа кувшинки показалась голова Лягушки с выпученными глазами.

«Ей-стей-ственно! – раздраженно булькнула она в ответ. – Видели, какой классный прыжок? То-то!»

Лесовичок помог Попрыгушке вскарабкаться на берег: «Послушай-ка, ты не знаешь, случайно, продолжения загадки бабушки насчет готовящегося сюрприза?»

«Я знаю все!» - хвастливо ответила Лягушка. Вытершись теплым дубовым листком, она громко проквакала:

«Тот подарок твой хранит,

Кто ночью ест, а днем спит!»

«Знаю, знаю! – радостно закричал Лесовичок. – Это может быть только Сова Соня».

И друзья помчались к старому дереву, где в дупле обычно спала Соня.

«Привет, тетушка Сонюшка!»

Зевая, Сова приоткрыла глаза: «А, это ты Лесовичок! Ну, рассказывай, как отметил день рожденья?»

«Мы еще не праздновали. Вот, бегаем целое утро».

«Ой, погоди-ка, я совсем забыла. У меня тут кое-что есть для тебя от любящей и любимой бабушки».

Соня исчезла в дупле, но вскоре вернулась с огромным конвертом.


Лесовичок нетерпеливо вскоре его и обнаружил там… приглашение на свой день рождения!

«Глянь-ка, Абигайл, вот он – сюрприз: бабушка устраивает вечеринку в мою честь. Нужно поторопиться, а то я опоздаю на собственный день рождения!»

Лесовичок открыл двери древесного дома и быстро прошел на кухню.

«Сюрприз!» - дружно закричали друзья.

Лесовичок был приятно удивлен – бабушка устроила чаепитие и пригласила всех друзей именинника. Кстати, за праздничным столом уже сидели Крот Сумасброд и Лягушка Попрыгушка.

На праздник Лесовичка из города приехал дядюшка Тарарам, «великолепно» играющий на самодельном тромбофоне. Его, если так ее можно назвать, «музыка» очень понравилась Грибоголову, и он распевал под этот аккомпанемент весь вечер на все лады.

Бабушка испекла четырехъярусный торт, и чтобы задуть на нем свечи, Лесовичку пришлось встать на табурет.

«Всем привет! – послышался голос Совы Сони. – Друзья мои, извините за опоздание – я, кажется, нечаянно задремала, готовясь ко дню рождения».

«Нет, нет, ты вовремя – еще есть кусочек торта!» - засмеялся Лесовичок.

Сова уселась рядышком с бабушкой, и гости дружно запели песенку «С днем рождения тебя!»

Даже Абигайлу разрешили пригласить парочку своих друзей – Паучок угощал их на столе. Да, такого удивительного дня рождения в Качающемся Лесу еще никогда не бывало!

Эльфы и сапожник
«Неужели нельзя работать быстрее?» - ворчала жена на своего мужа-сапожника.

На что тот мило улыбался: «Конечно, дорогая, я мог бы работать быстрее, отрезая лоскутки кожи не так аккуратно, делая стежки крупнее. Но я хочу, чтобы покупатели уважали меня за качественную работу».

«Это все хорошо, милый, однако у нас не осталось денег на новую кожу. Ты работаешь так тщательно, что на одну пару ботинок у тебя уходит несколько дней».


«Что поделать? По крайней мере, я стараюсь! – грустно ответил сапожник. – К тому же мои глаза уже не так зорки, как раньше, да и пальцы не так проворны, как в былые дни».

Вскоре у супругов действительно закончились деньги, и сапожник смог приготовить для завтрашней работы лишь полоску кожи.

В течение дня он усердно вырезал части новых туфель из куска кожи, грустно размышляя: «Наверное, это моя последняя пара обуви, пусть же она будет поистине неповторимой».

Настал вечер. Усталый сапожник отправился спать, оставив на скамье вырезанные детали.

«Прости меня за то, что мы такие бедные, дорогая», - извинился он перед супругой, ложась в постель.

«Что поделать, если все, что ты умеешь, это – делать свою работу на совесть», - попыталась успокоить его и саму себя жена.

Утром сапожник протер стекла очков, продел нить в иголку и хотел начать сшивать приготовленные детали, однако… На лавке стояла готовая пара туфель прекрасной работы! Кто-то ночью сшил великолепные туфли за хозяина мастерской.

«Ты только посмотри на работу! – показал он обувь супруге. – Глянь, какие швы! Кто мог такое сделать?»

А туфли и впрямь были так ладно сшиты, что за них предложили двойную цену. На вырученные деньги сапожник купил больший кусок кожи и выкроил детали для двух пар туфель. Оставив заготовки на лавке, он отправился спать уже с приятными мыслями.

Утром две пары туфель стояли на его рабочем столе.

Сапожник пребывал в радостном недоумении: «Чья же это работать?» Туфли были столь хороши, что за полученные от их продажи деньги сапожник купил кожи на четыре пары башмаков.

И ночью таинственные мастера сшили четыре пары обуви.

Покупатели были в восторге: «Какая подошва, что за швы!» Слухи о чудо-мастере разнеслись по всей округе, и люди стали приходить издалека, чтобы купить парочку изумительной обуви. Жена сапожника радовалась: «Теперь кожи нам хватит на всю жизнь! И покупатели уж столько, что мы можем считать богатыми людьми!»


Сапожник, однако, задумался: «А тебе не хотелось бы узнать, кто это помогает мне по ночам?»

И вот, в холодную ночь накануне Рождества, сапожник, как всегда, оставил вырезанные детали на лавке, а сам с супругой спрятался.

В полночь из-за напольных часов появились шесть крошечных голеньких эльфов. Они вскарабкались на лавку и тотчас же принялись за работу – сшивать и подбивать обувь, зашнуровывать ее и начищать.

Время от времени эльфы прекращали работу, чтобы подышать на окоченевшие ручки или потопать маленькими замерзшими ножками.

«Бедные малютки! – пожалела их жена сапожника. – Подумать только – все это ради нас, а у самих-то нет ни рубах, ни штанов, ни обувки!»

«За все, что они для нас сделали, нам нужно отблагодарить их», - предложил сапожник.

Утром жена сапожника сшила из яркой теплой ткани рубахи и штанишки для добрых эльфов. Сапожник взял тончайшую из нитей и сшил каждому из них симпатичные сапожки из мягчайшей кожи.

В рождественскую ночь муж с женой оставили свои подарки на лавке, а сами спрятались, как и прежде. И вот появились шесть эльфов, дрожащих от холода.

Не найдя ни кожи, ни деталей для работы, эльфы смутились. Заметив же одежду и сапоги, они несказанно обрадовались. Одевшись и обувшись, эльфы закружились в веселом хороводе.

«Прощай, работа! Теперь мы будем только веселиться!» - с песнями и плясками эльфы покинули мастерскую.

«Ну вот, нет у нас больше помощников эльфов! – засмеялась жена сапожника. – Как же ты теперь сам справишься со всеми заказами?»

Сапожник улыбнулся: «Придется мне, как и прежде, стараться делать все как можно лучше!»

«Я уверена, что так оно и будет, - кивнула головой супруга. – Ты всегда был таким!»

Заяц и черепаха

Как-то Заяц принялся подтрунивать над неторопливой Черепахой: «Ты такая медлительная, что будь твоя воля, наверное, вообще б никогда не двигалась». На что Черепаха ответила: «Я хоть и медленно, но всегда прибываю, куда мне нужно. И знаешь что? Давай устроим гонки!»


«Ты что, издеваешься надо мной, старая телега? Ну хорошо, сама напросилась…»

На следующее утро звери собрались поглазеть на предстоящее состязание между Зайцем и Черепахой. Судья Крот поднял флажок: «На старт, внимание, марш!»

Заяц рванул вперед, оставив закашлявшуюся из-за поднявшейся пыли Черепаху далеко позади себя. Та лишь сдвинулась с места, когда противник уже давно скрылся из виду.

«Нет, это безнадежно! – вздохнул Жук. – У бедняги Черепахи нет никаких шансов на победу».

«Ну и глупа эта Черепаха, - оглянувшись, протянул Заяц. – А я хорош – мчусь, что дух! И зачем, если я и так немного...” И он улігся на мягкую травку и вскоре крепко уснул, грезя о грядущих похвалах и призе.

А черепаха еле-еле двигалась по заданному маршруту. Многие из зрителей так устали на это смотреть, что не выдержали и разошлись по домам. Черепаха тащилась, никуда не спеша. К полудню она чуть ли не проползла мимо спящего на обочине Зайца. Черепаха и не подумала его будить – поехала дальше.

Наконец. Заяц проснулся. Сладко зевнул и потянулся, он увидел, что солнышко опускается за горизонт. Длинноухий оглянулся и засмеялся: «А этот бестолковой Черепахи даже не видно!» Запрыгнув на мотоцикл, Заяц помчался к финишу, предвкушая получение приза.

Но, к своему ужасу, впереди он увидел Черепаху, медленно пересекающую линию финиша. Флажок опустился, и Черепаха была объявлена победителем гонок. До Зайца донеслись звуки восторженных похвал и аплодисментов, но, увы не в его честь.

«Это не честно! Заныл Заяц. – Ты жульничала. Любой скажет, что я быстрее тебя, старой глупой телеги!»

«А помнишь, я говорила тебе: пусть медленно, но я всегда дохожу туда, куда мне нужно. Вот такая я!»