reforef.ru 1 2 ... 41 42

Пьер Гийота


Могила для 500000 солдат
Роман, перевод М. Иванова.

ISBN 5-98144-056-5

Содержание
Песнь первая 2

Песнь вторая 28

Песнь третья 97

Песнь четвертая 161

Песнь пятая 202

Песнь шестая 237

Песнь седьмая 263
Послесловие 267

Песнь первая

В то время война захлестнула Экбатан. Множество беглых рабов переметнулось к победителям, но когда те попытались заговорить с ними о подавлении сопротивления оккупантам, рабы отказались выдать своих прежних хозяев, впадая в ещё большее холопство. Экбатан оставался самой большой столицей на Востоке: он раскинулся на пятнадцать километров вдоль берега. Каждый день пляжи у приморского бульвара покрывались трупами юных бойцов сопротивления, высадившихся ночью и расстрелянных морской стражей. Победа досталась без особых хлопот: победители овладели городом, отринувшим своих богов. Экбатан предался Септентриону, откуда захватчики, упакованные в каски, сапоги и броню, принесли снег на подошвах и лед на ресницах. Сто лет продолжалось похолодание; ученые Экбатана втайне разработали оружие способное вызвать потепление, но оно было перехвачено завоевателями. Был построен самолет, на него погрузили оружие и ученых и отправили в Септентрион. Захватчики преследовали всех, кого столица выплескивала из своих недр: авантюристов скоморохов, солдат. Несколько семей в центре города не пожелали подчиниться порядку, основанному на доносах и пытках их отроки по ночам сбегали внутрь страны или отплывали из подземных бухт на юге, стремясь соединиться на архипелаг! Букстехуде, еще не завоеванном, но день и ночь накрытом тенями вражеских бомбардировщиков.

Молодой офицер армии Экбатана, прежде терпевший притеснения со стороны Генерального штаба за то, что хотел ускорить военную реформу, в день капитуляции сбежал на архипелаг Букстехуде под предлогом дипломатической миссии в этой союзной стране. Экбатан вскоре осудил мятеж своего полномочного посла, изо всех сил старавшегося убедить правительство архипелага в необходимости и величии своей борьбы Правительство выделило ему сначала комнатушку в приморской гостинице, где он повесил на стену портреты своей жены и детей, оставленных в Экбатане, затем крошечную студию на национальном радио, откуда он посылал воззвания к родине призывая сограждан к сопротивлению, к обновлению, к политической прозрачности; и, наконец, заваленную зарядными ящиками заброшенную казарму с разбитыми стенами. Вскоревесь Септентрион, весь Запад и часть Востока были объяты пламенем. Завоевателю не хватало огня, чтобы осветить потемки своей души, не хватало крови, чтобы разбавить ею свои слезы.


Он вошел в покорный Экбатан на заре дня капитуляции, сел в галерее триумфальной арки и посмотрел на спящий город; его подошвы скребли цементный пол; крыса пробежала по балюстраде — он прижал ее голову сапогом и раздавил; кровь просохла на ветру; стражник встал перед ним на колени и вытер сапог, потом завернул крысу в платок. Завоеватель похлопал по колену поднявшегося стражника:

— Вели отнести крысу на кухню, мы скормим ее этим псам после подписания мира.

Старцы, священники, патриоты выбрали вожака, чтобы тот предстоял за них перед захватчиком. Этот вожак однажды одержал великую победу, отведав солдатского супа. Экбатан еще недавно трепетал от наслаждения после своего триумфа. Его поэты, его музыканты сдохли под бичами в лесах Септентриона. Глубокие глаза его женщин окаменели.

Экбатан был уязвлен речью старого вождя о традициях и национальной гордости: накануне он вновь приобрел универсальное сознание. Это время отмечено появлением новой добродетели по имени здравый смысл — ослабленной формы первобытного обряда. Поэты воспевали орудия труда: лопаты, вилы, животных и людей; за заслуги перед отечеством короновали быков, ленточки с цветами национального флага повязывали на самый тяжелый колосок; старый вождь лично желал награждать детей, спасших из огня или воды братишку или бабушку: малыша вталкивали в приемную, тот прижимал к груди бумажный флажок, о котором нужно было не забыть сказать старику, что он день и ночь хранится под рубахой; наконец старец выходил, лобызал, нагнувшись, ребенка в лоб, затем, по его знаку, адъютант открывал картонную коробку и вынимал жезл из ячменного сахара, раскрашенный в национальные цвета:

— Прими этот символ моей власти, пусть он растет вместе с твоим мужеством!

Вот так и сына раба, освобожденного священником (после совратившим его в качестве платы за благодеяние), однажды привели к вождю; мальчик громко объявил, что от старика воняет мочой, вождь был туг на ухо, потрепал малыша по щеке и всучил ему жезл, который тот тотчас вставил промеж ног:


— Мой быстро вырастет, Ваше Превосходительство, а ваш потеряет в размере и в силе.

Заметив, что мальчик не прочь с ним поболтать, вождь приказал подарить ему два агатовых шарика, которые тот тут же пристроил по бокам жезла, зажатого между ляжками.

Вождь, жмурясь от яркого света, отвернулся и, опираясь на руку адъютанта, исчез в толпе вдов. Ночью, навалившись на мальчика, священник душил его, бил кулаками по вискам; мальчик кусался, плевал ему в глаза, тот, сидя на краешке кровати, грозился снова обратить его в рабство, мальчик сказал ему, что голоден, священник сгреб его в охапку и потащил на кухню; юноша пересек садик и постучал в стеклянную дверь:

— Откройте, откройте, за мной гонятся.

Мальчик потянулся к замку, священник потащил его к себе; выстрел, юноша рухнул на освещенное стекло, в комнату врывается патруль, кровь вокруг головы юноши блестит в лунном свете, священник наливает выпивку, солдат видит кольцо в губе ребенка:

— Этот тоже из них? Выпейте с нами, священник. Эй ты, налей.

И тут же хватает мальчика за талию, привлекает к себе, колет голое тело кончиком кинжала, щиплет и крутит его соски большим и указательным пальцами, ребенок вырывается, падает на порог, его волосы пропитались кровью; священник гладит солдатские медали, спрашивает о значении символов, его рука дрожит на холоде металла, затылки и щеки солдат пахнут морозом и ветром.

Мальчик поднят, стоит за священником, грудь исцарапана, в руке кувшин холодного вина, на висках — кровавые колтуны.

— Священник, продай мальчишку.

— Он свободен, уже не продается.

— Он прислуживает тебе на твоих ночных мессах.

— Я еще не расковал его кольцо. Но могу вам показать акт об освобождении.

— Отдай мальчишку, священник, или я крикну, что ты прячешь партизан, и ты загнешься от холода в Септентрионе.

Священник встает, вытянув руки, отступает, мальчик ставит кувшин на пол, священник прижимает его к стене.


— Отдай мальчишку, я его хочу.

— Только через мой труп.

— За этим дело не станет.

— Убейте меня.

— Вам, попам — расстригам, героизм не к лицу. Ну же, опусти руки, освободи своего любовника и найди схоластическое обоснование своей трусости, как все вы делаете с тех пор, как ваш бог умер.

Священник опустил руки, склонился к ребенку.

— Аисса, ты свободен, выбирай.

Ребенок дрожит, вцепившись в бедра священника, касаясь босой ногой ледяного кувшина, округлившиеся глаза блестят, офицер берет его за плечо, притягивает к себе, пальцем раздвигает его губы, разжимает кольцо на деснах, сдавливает горло и поднимает мальчика, как рыбу за жабры:

— Что ты умеешь делать, малыш? Ребенок задыхается.

— Аисса играет на скрипке, как и все из его племени. Солдат пинает тело юноши — тот еще дышит.

— Возьми свою скрипку. Я тебя покупаю. Священник, даю тебе гарантию безопасности.

Священник с ребенком поднимаются в комнату, на корточках перед комодом они собирают вещи Аиссы, священник втискивает их в чемоданчик, они спускаются, офицер берет ребенка за руку:

— Ты взял свою скрипку? Если мы вернемся в Септентрион, ты мне понадобишься, чтобы прогнать мою меланхолию.

Священник склоняется к мальчику, но солдат поднимает оружие.

Партизан хрипит; три танка остановились перед садиком, солдаты в касках играют на губных гармошках в свете луны, офицер забирается на башню, мальчик, внизу, опирается на гусеницы, офицер сверху протягивает ему руку, мальчик цепляется за нее, взбирается на башню, офицер прижимает его ногой, танки трогаются с места, едут по приморскому бульвару, офицер смотрит на отражение звезд в бурлящей воде:

— Куда ты спрятал свою скрипку?

Он сдавливает кожу чемодана, мальчик открывает его, скрипка на мгновение блеснула в свете луны, офицер трогает ее, гладит, щиплет струны; сука, лежа на боку, кормит Щенков, танк надвигается, давит ее, кровь брызжет на фары; на лестнице Аисса падает на ступени, розовая пена брызжет с уголков его губ; поднимающийся по лестнице солдат наступает на руку потерявшего сознание ребенка, и она раскрывается на доске, увлажненной снегом.


На рассвете офицер, обнаженный, встает, откидывает простыни, пронизанные розовыми бликами; ребенок спит у двери, закутанный в попону цвета хаки, голова на чемодане; офицер идет к окну, выплевывает жевательную резинку, гладит нагревшуюся черепицу, закуривает сигарету; проходят две женщины под синими зонтами; офицер свистит, одна из женщин поднимает голову, видит обнаженного молодого мужчину, сидящего на подоконнике, дымное облачко над головой, блики от стены сеткой на животе и бедрах, офицер улыбается, достает новую сигарету, проводит большим пальцем по верхней губе; женщины поднимаются в садик, разбитый на террасе, усаживаются на стулья, мокрые от росы, одна из них бьет в ладоши, появляется девочка, босые ноги под короткой, шитой золотом туникой, верх туники мокрый, женщина трогает:

— Кто избил тебя до крови? Ладно, молчи, принеси кофе и тосты.

Девочка убегает, на груди — свежая кровь.

— Поваренок ее избил, потому что она ему отказала.

Я поощряю связи между слугами.

Она вновь поднимает глаза на обнаженного молодого мужчину, его ягодицы касаются свежей черепицы, он улыбается, видя полуоткрытую грудь той, что помладше, блестящие капли росы на перламутровой коже, жесткой, как шкура зверя, легкий пушок над верхней губой, он нашаривает ногой сандалии из ослиной кожи, склоняет голову, подсиненный лучами солнца дымок сигареты запутался в ресницах, ест глаза; она видит поднимающийся от линии бедра член, отворачивается, соскребает ногтем следы птичьего помета со стола, зонтик, раскрывшись, скатывается по ее ноге, которую она обнажила до колена большим пальцем, она поднимает глаза к молодому офицеру:

— Нынче заря занялась раньше и ближе к кварталу завоевателей. Ты по-прежнему любишь лейтенанта Иериссоса?

Говорят, его подозревают в организации взрыва поезда из Уранополиса.

Но вождь его защищает: еще до войны вождь увидел его среди нарядных детишек на званом ужине в честь лауреатов; он затащил его в парк, усадил на каменную скамью у фонтана, целовал его ноги, его губы поднялись до коленки мальчика, покрасневшего под кружевом воротничка:


— Ты сирота? Твой отец погиб в битве, которой командовал я, твоя мать — на военном заводе. Ты станешь солдатом, я так хочу. Я дам тебе раба — оруженосца. Пойдем в мой замок. У тебя будет оружие под подушкой.

Мальчик с пожитками сел в джип; машина въехала на брусчатку внутреннего двора, солдаты старой гвардии вождя, сидящие на корточках под бойницами, поднялись, мальчик высунул ногу из джипа, это движение приоткрыло под короткой штаниной пушок на лобке, вождь уже на ногах, он видит, ему сдавило горло; рядом с ним мальчуган с окольцованной губой гнет о мостовую ясеневый дротик:

— Вот твой оруженосец Аравик, он будет служить тебе днем и ночью, спать у твоей двери; вот кнут, чтоб его хлестать, вот ключ от темницы.

Мальчик смотрит на Иериссоса, его ресницы касаются шрама, пересекающего лоб по линии бровей, он протягивает дротик Иериссосу, его босые ноги испачканы лошадиным пометом и кровью.

Вождь обнял Иериссоса за плечи, мальчик взвалил на спину его багаж и зашагал по мокрой мостовой — с начала войны льет круглый год. Вождь ведет Иериссоса в центральную галерею замка; на полу у окон расставлены небольшие пушки:

— Это чтобы защитить Королеву Ночи. Ее былые любовники каждую ночь осаждают замок.

Молодая женщина ведет Иериссоса в приготовленную для него комнату; она склоняется над комодом, куда Иериссос бросил верхнюю одежду; Иериссос видит ее груди, его ладони сжимаются и разжимаются, женщина поднимает глаза, улыбается:

— Ты можешь их погладить, если хочешь.

Я — рабыня. Иериссос присел на колени, шорты из серой фланели рвутся, женщина просовывает руку в прореху между его ног, мальчик тянет руку к груди, позолоченной заходящим солнцем, трогает ее, его пальцы сжимают сосок, капелька молока выдавливается ему на пальцы, он ее слизывает, женщина, откинув голову, отталкивает его руку. Иериссос целует эту руку, целует грудь, солнце на его губах, ресницы щекочут соски, женщина склоняет голову к его виску, целует его волосы, ухо, Иериссос ощущает кольцо, скользящее по складкам ушной раковины, он резко выпрямляет голову, хватает губы рабыни, впивается в кольцо, его язычок обшаривает клокочущее нёбо, скользит по зубам, разбитым плетью или кулаком; его кулак опускается между грудями под платье, рука Бактрианы роняет одежду в комод, возвращается на плечо Иериссоса, тянет за ворот рубахи, скользящим кольцом обвивает шею; вот облако укрыло солнце, они поглощены друг другом; дверь в прихожую распахнута, на пороге возникает Аравик, в башмаках из ослиной кожи на деревянной подошве, он держит на вытянутых руках поленья и кору; Иериссос, лежа на постели, согнув ноги в коленях, смотрит на розовеющее облако, Бактриана на корточках укладывает белье, она поднимается, подходит к Аравику, сгружает поленья на мрамор пола; на коре — кровь от пальцев Аравика, который все так же стоит на пороге, вытирая пальцы о бока; Иериссос вскрикнул, Бактриана, поднявшись, подбежала к постели и зажала его рот рукой:


— Жар в твоих глазах, облака проплывают, смешиваясь с дымами, золотые отточенные диски срезают ирисы… Колени Иериссоса прижаты к животу, Аравик удирает, начальник стражи хватает его на лестнице, прижимает его голову к бронзовому шару, а руки к перилам; во рту стражника оскомина от тутового сока, его дыхание на лице Аравика — росистая свежесть, смешанная с грязью; после он освобождает руку и голову Аравика, указывает пальцем на расстегнутую ширинку, выдвигает ногу в расшнурованном башмаке, Аравик присаживается на корточки:

— Я видел на кухне женщину, похожую на тебя, я взял ее на циновке в мясном цехе.

Аравик, зашнуровав башмак, поднимается, его пальцы трогают пуговицы на ширинке, ногти впиваются в подрубленный край материи, обшитый галуном.

— В самом деле, она на тебя похожа.

Пальцы Аравика дрожат на горячих бедрах стража.

— Падая, я ранил ее ножом. Застегивай.

Пальцы Аравика хватают пуговицы, испачканные спермой.

— Пошли со мной.

Стражник ведет Аравика в подвал, где расположена кухня, посреди восточного фасада — окно, завешенное алой узорчатой тканью.

— Вождь ночевал у Королевы Ночи.

Во внутреннем дворе остановился грузовик с дымящимся навозом, стражник запрыгнул на подножку; за рулем — девушка со слюдяным козырьком на лбу, стражник хватает ее голову, целует ее в губы, его пальцы тонут в пыльных волосах рабыни, опускаются под платье, на спину; Аравик прижался животом к колесу машины; по четырем сторонам кузова на бортах, скрестив руки на лопатах, сидят четыре парня, уставившись в небо, на поросший мхом и травой портал: ловушку, где бьются малиновые бабочки под взглядами сонных стражей, застывших на корточках под своими бойницами; стражник на сиденье подминает девушку, мотор гремит, дрожит, подгоняя оргазм, стражник слезает с рабыни, ее руку свело в перчатке, голова подпрыгивает на пружинах сиденья, стражник выходит из машины; рабыня какое-то время остается неподвижной, ее платье завернуто до пупа, парни, опершись на борта, заглядывают через стекло в кабину, девушка вновь берет руль, трогается с места, грузовик пересекает двор, два стражника вспрыгивают на подножку, сопровождают рабыню до огорода, грузовик останавливается у подожженной свалки: стражники велят парням спускаться, те прыгают со своими лопатами:


следующая страница >>