reforef.ru 1
М. Н. Биндюкова

Моральный Абсолют как ценностная константа и императив рубежа ХХ-XXI вв.
ХХ век в истории человечества стал веком сокрушения традиций и массового отхода от общепризнанных ценностей. Выдвижение на первый план идеи ценности индивида, прав и возможностей личности изменило все виды социокультурных связей, особенно связь человека с трансцендентным. Переориентация сознания на индивида шла параллельно с секуляризацией. В ХХ веке наиболее ярко выявилась ситуация, когда человеку Бог уже не нужен. Реально для многих людей он перестал быть ведущей силой их жизни, задающей нравственные цели и ценности. Однако исторически мораль развивалась рядом и опосредованно с религией. Моральные заповеди как универсальные и абсолютные требования были санкционированы религией и закреплены благодаря религиозно-культовым институтам. Вся жизнь человека от общественно значимых акций до мелких бытовых действий в течение тысячелетий была пронизана религией. Кроме того, мораль по своей природе близка религии. Мораль всегда противостоит нравам, не имеет адекватного предметного воплощения. Мораль говорит не о том, что было, есть или будет, а о том, что должно быть. Она всегда оппозиционна действительности, претендует на то, чтобы привнести в отношения людей иной, инобытийный смысл. Мораль секуляризириуется и автономизируется относительно поздно, с развитием капиталистических отношений, когда становится возможной самостоятельная активность человека как индивидуальности, личности. Однако гуманистическая идея ценности личности в ХХ веке понимается как гипертрофия интересов индивида. Мораль стала по преимуществу светской и, не имея опоры в высших сферах бытия, «повисла в воздухе».

Таким образом, дело прежде всего в утрате самого переживания священного, в потере Абсолюта, перед лицом которого мы оцениваем свои помыслы и с требованиями которого соизмеряем поведение. В XIX веке герои Достоевского говорят, что если Бога нет, значит все дозволено. В ХХ веке эти слова стали руководством к действию для многих людей, чей единственный мотив - собственная практическая выгода. Можно утверждать, что расставание с ориентацией на высшую духовность в целом оборачивается прагматизацией и уплощением сознания.


Проблема Абсолюта возникает не случайно в этической рефлексии. От ее решения зависит в значительной мере направленность теоретических разработок всех вопросов морали. Доказать, или обосновать, моральные ценности - значит найти то последнее основание, из которого выводится вся система этих ценностей, т. е. найти моральный абсолют незыблемый, самодостаточный принцип нравственности, из которого выводимы все частные, конкретные нормы и оценки. Но это также и глубинная проблема реальной нравственной жизни, мировоззренческих ориентиров, ценностей ориентации массового сознания поколений. Общество, в котором исчезают представления о высших ценностях и идеалах, становится ареной эгоизма и нравственного хаоса. Это ведет к взаимному непониманию и ожесточению, упадку духовности в целом. Так, например, трагедия европейской культуры, по мнению А. Швейцера, состоит в том, что она перестала способствовать духовному и нравственному возвышению человека и человечества. В Конце ХХ века «прогресс» понимается людьми как стремление к внешним успехам, увеличению благосостояния, накоплению знаний. Однако при таком образе жизни человек утрачивает нечто ценное, то, что делает его бытие истинно человеческим.

На печальные последствия отрыва человека от духовного центра бытия указывали и русские мыслители еще в начале ХХ века.

Н. А. Бердяев в работе «О назначении человека» отмечал, «что кроме биологического понимания жизни есть духовное понимание жизни. Духовное же понимание жизни всегда предполагает не только человеческую, но и божественную жизнь. Духовная жизни всегда предполагает другое, высшее, к чему она движется и поднимается. Не просто жизнь, а духовная жизнь, жизнь, поднимающаяся к Богу, не количество жизни, а качество ее есть высшее благо и ценность» (Бердяев Н. А. О назначении жизни. М., 1993. С.37.). Дать начало очередному витку духовного обновления человека и общества и составляет задачу философской этики. Сущность нравственных исканий - нахождение абсолютных заповедей и принципов. Поскольку этика отыскивает не законы сущего, а устанавливает нормы должного, постольку ее целью является не эмпирическое счастье людей, а их идеальное нравственное совершенство. Никакое эмпирическое содержание не может претендовать на название абсолютной нравственности. Абсолютная нравственная норма, - говорил Бердяев, - всегда есть только призыв вперед - это мяк, который нам светит из бесконечности» (Бердяев Н. А. Этическая проблема в свете философского идеализма // Проблемы идеализма. Сб. ст. М., 1903. С.104.). Бердяев признает принцип максимализма жизни, ее наивысшего развития в этическом смысле. Но трагизм нравственной проблемы (стремление человеческого «я» к идеальному совершенству) заключается в том, что абсолютный идеал совершенства не может быть до конца осуществлен в реальной человеческой жизни. Все нравственное развитие как отдельного человека, так и всего человечества предполагает такой идеал, ибо без него жизнь была бы лишена всякого смысла. Сама идея нравственного развития немыслима без идеи верховной цели, которая должна осуществляться этим развитием. Мы можем признать человеческую личность в качестве самоценности, дать ей право на самоопределение, рассматривать ее как безусловную ценность. Но это лишь условие осуществления нравственного блага, хотя и абсолютное по своему значению. Однако в эмпирической действительности нельзя указать того абсолютного ценного содержания, признанного самоцелью, которым должна быть накоплена жизнь человека, т. к., «оно никогда не бывает сущим, оно есть вечный призыв к бесконечному развитию, к высочайшей духовной энергии» (там .же. С.113.). Попытка точнее определить абсолютный идеал совершенства неизбежно должна выводить за пределы эмпирического мира. Идея осуществления человеческого «я», т. е. достижение идеального духовного состояния, отрывает человека от повседневности и выводит в сферу вечного и непреходящего.

Коренная нравственная проблема противоречия между должным и сущим, между человеческим стремлением к идеальному совершенству и эмпирической действительностью, по мнению Бердяева, разрешается путем как индивидуального, так и универсального развития. Осуществление духовного «я» - это беспредельное индивидуальное развитие, переходящее в духовное бессмертие, и беспредельное универсальное развитие, т. е. прогресс культуры. В качестве абсолютного должествования нельзя рассматривать никакую укоренившуюся форму эмпирического бытия. Моральный Абсолют есть призыв к вечной борьбе с существующим во имя все более высоких форм жизни. Эта идея ценна тем, что не позволяет никогда и ни на чем успокоиться. Поэтому нельзя согласиться с упреками в адрес этического абсолютизма в его чистой умозрительности, теоретизировании. «Абсолютная нравственность становится действенной, оставаясь абсолютной, как неиссякаемый источник постоянного нравственного бодрствования человека» (Гусенов А. А. Обоснование морали как проблема // Мораль и рациональность. М., 1995. С.63.).