reforef.ru 1 2 ... 4 5

14. ОТКРЫТИЕ МАУНДОВ







От штата Висконсин до Мексиканского залива, от Миссисипи до Аппалачей, но в основном в штате Огайо возвышаются десятки тысяч искусственных холмов; некоторые еще хорошо сохранились, другие развеяны ветром тысячелетий, распаханы плугами ферме­ров, разрушены и разграблены грабителями могил.

Некоторые из этих холмов похожи на пирамиды.

При этом слове перед глазами встают величайшие каменные постройки всех времен, и прежде всего три египетские колоссаль­ные пирамиды в Гизе под Каиром.

С ними можно сравнить только храмовые пирамиды майя и ацтеков в Мексике и Центральной Америке. Североамериканские искусственные холмы не являются пирамидами в математическом смысле слова и сложены не из камня, они представляют собой иногда небольшие, иногда же колоссальные насыпи из земли, так сказать, искусственные горы, причем величайшая из них за­нимает площадь большую, чем пирамида Хеопса.

Каковы бы ни были различия, просто удивительно и необъяс­нимо, как малоизвестен факт, что в США находится более 100000 таких насыпей. Всех их, непохожих на пирамиды и имеющих фан­тастические формы, называют собирательным словом «маунд». Неясно происхождение этого слова. Оно не обязательно означает холм над могилой или фундамент храма. Скорее, это общий тер­мин, в конечном счете появившийся для того, чтобы быть связан­ным с предположительно существовавшим народом, о котором известно очень немногое, а именно со «строителями маундов».

Вычислили, что в маунде недалеко от Майамисбурга, в штате Огайо, не меньше 8816 м3 земли; другая насыпь — в округе Росс, также в штате Огайо (только в этом округе находится около 500 маундов), насыпана из такого количества земли, на погрузку которой, по оценке одного фермера, потребовалось бы 20 000 ва­гонов. Но у индейцев вместо вагонов были только руки, корзины и мешки из шкур! Если кто-либо не поверит фермеру, то пусть ознакомится с мнением двух современных археологов, сделав­ших сообщение о маунде в Поверти-Пойнт, на севере штата Луизиана, после его внимательного изучения, фотографирования с воздуха и тщательных обмеров. Джеймс А. Форд и К. X. Уэбб



КНИГА


ЧЕТВЕРТАЯ




208 Книга четвертая

14. Открытие маундов 209

пришли в 1956 г. к выводу, что в нем находится приблизительно 405 000 м3 земли. По поводу самого крупного маунда Форд гово­рит: «...можно предположить, что на его строительство ушло свы­ше трех миллионов часов рабочего времени»*.

Если взять все североамериканские маунды, число которых несравненно больше, чем египетских пирамид, то мы можем себе представить затрату организованного труда «примитивного» на­рода, которая в совокупности намного превышает труд населения Египта. Ясно, что именно эти памятники, встреченные первыми переселенцами по пути на запад, должны были вдохновить их на самые смелые фантазии.

«Сквозь бои, сквозь поражения, все вперед и без задержки, пионеры! Пионеры!» — воспевал Уолт Уитмен этих людей, ко­торые наверняка и не думали об археологических исследованиях, а просто боролись за свою жизнь. Конечно, им и в голову никогда не могло прийти связывать данные постройки с дикими, бродячи­ми племенами краснокожих — с лихими наездниками сиу, апа-чей и других индейцев, как бы они ни назывались, у которых, по-видимому, были на уме лишь война и охота и которые чувствова­ли глубокое презрение к любой разновидности подневольного труда.

Первые ученые мужи, появившиеся вскоре в этих местах, не могли ответить на вопрос о происхождении маундов. Может быть, их воздвиг какой-нибудь мифический древний народ очень высокой цивилизации? Курьезно, что научное изучение северо­американского востока началось почти на сто лет раньше, чем Юго-Запада, последним занялся Банделье в 1880 г., а первым — еще в 1780 г. Томас Джефферсон. И с уважением следует отметить, что еще 19 ноября 1812 г. в одном из кафе Бостона было основано Американское антикварное общество, причем учредители заявили: «Его особой целью являются поиски древностей на нашем конти­ненте, доставка на определенное и постоянное место таких остатков американской древности и их сохранение, если их можно перевез­ти и сохранить».


Подобные заявления не помешали научным и ненаучным спо­рам о строителях маундов продолжаться в течение целого столе­тия.

В 1827 г. в германском городе Гейдельберге вышла книга под названием «Сообщения о древних жителях Северной Америки и их памятниках». Ее автор — Фридрих Вильгельм Ассаль, по про­фессии горняк, прибыл в Соединенные Штаты в 1818 г., девять месяцев прослужил в армии и поселился в Огайо, а затем в Пен­сильвании, где стал директором шахты. В 1823 г. он посетил Гер­манию и рассказал гейдельбергскому профессору Францу Иоси­фу Моне об удивительных индейских сооружениях, которые он особенно часто встречал в Огайо. Моне очень заинтересовался

этим вопросом, поскольку уже в 1820 г. Геттингенский универси­тет объявил конкурс на лучшую научную работу, содержавшую критическое сравнение американских и азиатских памятников. Он настоятельно попросил Ассаля изложить свои впечатления в письменной форме.

Ассаль выполнил эту просьбу и попутно просмотрел всю до­ступную по данному вопросу литературу, чтобы сравнить ее со своими наблюдениями, и зачастую его наблюдения были богаче и лучше обоснованы географически и этнологически, чем его пред­шественников. Его книга упомянута здесь потому, что она была первым трудом в Европе, обратившим внимание немецких ученых на памятники старины в Северной Америке, которые он критически проанализировал, высказал предположения о возрасте маундов и создавшем их народе, и это все в то время, когда в самой Амери­ке только начиналось изучение этого вопроса (работа Калеба Этуотера «Описание» появилась за семь лет до этого труда). Мы упомянули о книге Ассаля и потому, что на нее до сих пор совсем не обратили внимания американские ученые, занимавшиеся исто­рией строителей маундов. По счастливой случайности мне в руки попал сильно истрепанный том, содержавший 160 страниц; в США я не нашел упоминания о нем ни в одной библиографии по археоло­гии, даже в Библиотеке конгресса нет ни одного экземпляра.

Как мы уже сообщали в предисловии к нашей книге, еще в 1781 г. Томас Джефферсон произвел первые стратиграфические раскопки одного маунда в штате Виргиния. Примечательно, что он был не единственным президентом Соединенных Штатов, про­явившим живой интерес к строителям маундов. Другим президен­том, интересовавшимся археологией, стал человек, вошедший в американскую военную историю в качестве Старого Типпекано, героя многочисленных боев с индейцами, включая борьбу с их легендарным вождем Текумсе, восстание которого в 1810 г. он подавил в битве на реке Типпекано. Речь идет об Уильяме Ген­ри Гариссоне, родившемся, как и Джефферсон, в штате Виргиния, сделавшем военную и политическую карьеру, но всю свою жизнь слывшем очень простым человеком, что дало ему победу на выбо­рах с необычайно большим преимуществом. Он стал девятым президентом США! Но пробыл в этом качестве только в течение месяца — с 4 марта по 4 апреля 1841 г. (до самой смерти).


Он заинтересовался строителями маундов еще в 1829 г. В 1838 г. он опубликовал «Разыскания относительно аборигенов долины Огайо». Но в отличие от широко образованного Джефферсона он видел строителей маундов только в романтическом свете. Ему, старому воину, один из маундов показался крепостью, в его во­ображении возникли батальные сцены. На маунде, принятом им эа святилище, он представил себе жуткие сцены принесения чело­веческих жертв и поднимавшиеся к небу столбы дыма. Но тем не


210 Книга четвертая

14. Открытие маундов 211

менее он одним из первых совершенно четко определил, что стро­ители маундов были земледельцами.

Как ни странно, но самые ранние описания маундов мы полу­чили не от восточных колонистов, а от испанских конкистадоров, пришедших с юга. В 1539 г. Эрнандо де Сото высадился во Флориде и по дороге на север видел многочисленные маунды. Древние и новые! Мы приведем несколько цитат из старых источников3.

«Губернатор (де Сото) обнаружил в лесах большой храм, где были погребены вожди страны, и забрал из него много жемчуга...»

«У касиков этой страны существует обычай сооружать непо­далеку от поселения очень высокие холмы, на которых они ино­гда строят свои дома».

«Индейцы стараются располагать свои деревни на возвышен­ных местах, но, поскольку во Флориде таких мест не очень много, они сооружают искусственные холмы...»

«Дом вождя находился недалеко от берега на очень высоком холме, насыпанном человеческими руками и предназначавшемся для обороны».

«...Город из четырехсот домов и с большой площадью, посреди которой на искусственном холме-маунде стоял дом вождя».

Если бы археологи XIX столетия были бы образованными историками и могли бы познакомиться с испанскими источниками, то у них не возникло бы столь мифических представлений о стро­ителях маундов. Испанцам не приходило в голову придумывать мифическую древнюю расу, ибо они видели, хотя и не очень часто, строителей маундов за работой.


Поэтому больше всего предположений появилось на Востоке. Через двести лет после Эрнандо де Сото серьезные ученые предпо­лагали, что маунды на юге страны представляют собой не что иное, как фортификационные сооружения, построенные испанскими солдатами. Правда, в то время многие сообщения путешественни­ков и переселенцев, отважившихся отправиться на запад, за Миссисипи, были довольно путаны. Исключением была тщательно подготовленная научная экспедиция, направленная президентом Джефферсоном и состоявшая из двух офицеров: М. Льюиса (до этого его секретаря) и У. Кларка. Они отправились в 1804 г. и в течение двух с половиной лет, полных приключений, исследова­ли всю страну от Миссисипи до Тихого океана и собрали огромное количество материала. Это путешествие вошло в американскую историю как сказка. И по сей день туристические бюро извлекают из него доход, устраивая групповые поездки под названием «По следам Льюиса и Кларка».

Без сомнения, и Джордж Катлин был удивительным человеком. Этот адвокат вдруг занялся портретной живописью, а затем, по­чувствовав тягу к приключениям, объединил оба стремления; в течение восьми лет, путешествуя по стране индейцев и делая





зарисовки, он привез не только рисунки, но и массу записей и важных заметок. Европа о нем услышала первой. К стыду аме­риканцев, он в 1841 г. в Лондоне опубликовал за свой счет удиви­тельный двухтомный труд с тремя сотнями превосходных гравюр4.

Невозможно перечислить всех собиравших ценный архео­логический материал о строи­телях маундов. Мы упомянем только о первых и самых ин­тересных.

Миссионер Давид Цайсберг с группой обращенных в хрис­тианство индейцев приехал в штат Огайо и основал в 1772 г. поселок Шённбрунн. Несколько лет он жил среди племен онон-дага и делаваров, изучал маун­ды и позже описал их в «Исто­рии американских индейцев», и это, пожалуй, было первое со­общение, которое можно при­нять всерьез.


Искусство изготавливать куритель­ные трубки из глины или мягкого камня у строителей маундов было развито так высоко, что его прев­зошли только спустя много столетий в Европе.

Следует сказать и о ветеране войны за независимость США, генерале Руфусе Путнаме, ко­торый в 1786 г. основал «Огайо компани», открыто высказав на­мерение скупить по самой низ­кой цене большое количество земли в штате Огайо. У одного из оборотистых протестантских священников, преподобного М. Катлера, он обнаружил ка­чества теперешних лоббистов, и тот добился желаемого от американского правительства, находившегося в Вашингтоне. В 1787—1788 гг. они основали поселок Мариэтта — посредине

бесчисленных маундов. Именно эти два матерых дельца и по­могли археологам. Они препятствовали бессмысленному раз-


212 Книга четвертая

14. Открытие маундов 213




Одна из первых зарегистрированных находок периода строителей маундов, описанная еще Александром Гумбольд­том и опубликованная Сквайром и Дэви-сом в 1848 г. Маленькая курительная трубка из серого песчаника. Происхож­дение неизвестно.

рушению памятников старины. Путнам, знакомый с военной то­пографией, изготовил карты района распространения маундов, эти карты более ста лет были лучшими в своем роде. А служитель церкви Катлер, хоть это и звучит невероятно, за 140 лет до докто­ра Дугласа предвосхитил метод датирования по кольцам деревьев (правда, в самой примитивной форме, но впервые применительно к историческим памятникам). Он спилил гигантское дерево на одном из маундов Мариэтты, подсчитал годовые кольца и конста­тировал в 1798 г., что курган был насыпан минимум 463 года назад! По-другому сложилась судьба и деятельность Калеба Этуоте-ра, который при президенте Джексоне из почтмейстера стал комис­саром по делам индейцев. В 1829 г. он опубликовал труд, который часто называют классическим, хотя я нашел в нем массу ошибок (как и во всех других археологических работах того времени) ?. В основе его лежали исключительно взгляды автора, он содержал отличные рисунки и карты, а также очень примечательное заме­чание. После сообщения о том, что он исследовал бесчисленное количество скелетов и 50 черепов строителей маундов, он пришел к выводу, что эти люди «не были родственниками наших индейцев». И с уверенностью немца, легко отличавшего фрисландца от баварца, заявил: «Конечности ископаемых людей коротки, толсты и похожи на кости немцев больше, чем на кости других извест­ных мне европейцев».


Путаница увеличилась, когда в маунде нашли массу других археологических находок, и среди них особенно искусно вырезанные курительные трубки, отдельные из которых выглядели как головы слонов. В 1880 г. нашлись лю­ди, полагавшие, что некоторые маунды, де­формированные под влиянием природных явлений, когда-то изображали слонов и верблюдов, живших и вымерших в Север­ной Америке. Это навело на мысль, что строители маундов были современниками упомянутых животных, живших более де­сяти тысяч лет назад. В 1880 г. Фредерик Ларкин выдвинул версию, что строители маундов не только приручили мамонтов, но и одомашнили их! Ибо только гиганты мамонты (эти доисторические бульдозеры) могли передвинуть огромные массы земли, необходимые для создания маундов.


Деревянная маска, так называемый «олений тан­цор», из маунда Сниро в штате Оклахома.

Двумя самобытными характерами были Фуке и Мур. Жерар Фуке был во время Гражданской войны кавалерийским офи­цером. Он путешествовал по всему Востоку

и посещал не только каждый маунд, о котором слышал, но и ра­зыскивал всех возможных частных коллекционеров, чтобы вы­манить у них редкие археологические находки (их мы опишем через одну главу). Попутно он нашел время для опубликования двух очень серьезных книг о своих исследованиях. Курьезным в его деятельности было то, что все тысячемильные путешествия он совершил пешком, ибо, будучи еще кавалерийским офицером, по­клялся, что, как только кончится война, никогда больше не ся­дет на коня. После небольшой железнодорожной катастрофы он перестал доверять и этому виду транспорта. Прожил он достаточно долго, чтобы увидеть преимущества автомобиля. Но презирал и его! Хиббен писал, что еще в 20-е годы нашего столетия можно было увидеть рослого мужчину в доходивших до колен высоких кавалерийских сапогах на дорогах штатов Огайо, Индиана и Иллинойс.

Не только коллекционером, а коллекционером-грабителем был Сайрус Мур, богатый торговец хлопком, хотя он и оставил некоторые описания и иллюстрации своих археологических нахо­док. На протяжении значительного времени каждое лето на спе­циально построенном для него судне он с двадцатью пятью дюжи­ми молодцов отправлялся по Миссисипи и Огайо. Когда на берегу обнаруживали маунд (а он мог видеть тысячи из них), он оста­навливался и с помощью своих подручных грабил его. На судне, набитом индейскими произведениями искусства, при виде кото­рых забилось бы сердце любого ученого, он осенью спускался к Новому Орлеану, сидя вечерами на корме в специально изготов­ленном для него кресле и поигрывая на банджо.




Подобных грабителей ма­ундов было очень много, хотя большинство из них прини­мались за свое черное дело с не столь значительными сред­ствами. Автор не возражает против раскопок самодеятель­ных археологов, которым на­ука бесконечно благодарна, если они после обнаружения находок обращаются к специ­алистам. С давних времен, и особенно после последней вой­ны, появились любители, объединившиеся в научных исторических кружках, где их обучали научной методи­ке проведения раскопок и снабжали литературой, в ко-


214 Книга четвертая

14. Открытие маундов 215

торой рассказывалось, как следует сохранить для науки най­денные сокровища. Преисполненный благодарности дирек­тор Бронсонского музея Массачусетского археологического об­щества написал для археологов-любителей превосходный спра­вочник, так что любой «воскресный охотник за горшками»* дол­жен теперь носить его в своем кармане.

В наши дни маунды находятся под защитой закона и с ними не может произойти того, что случилось с маундом Спиро в Ок­лахоме. Еще в прошлом столетии один фермер, распахивая землю у основания маунда, обнаружил красноватую курительную труб­ку, искусно вырезанную из камня. Он показал ее друзьям, прослы­шавшим, что на Востоке глупцы платят за подобные вещи хорошие деньги. После сбора урожая фермеры отправились на маунд. Сначала они свалили все деревья, росшие на нем (уничтожив воз­можность датировки) и начали «охоту за горшками». Находок ока­залось более чем достаточно, они появлялись с каждым движением лопаты: керамические изделия, кованые медные пластины, боль­шое количество курительных трубок, бусы из камня, кости, рако­вины — сокровищница казалась неисчерпаемой; коллекционеры платили им за находки большие деньги. О маунде начали говорить, и Оклахомский университет послал ученых с целью спасти все, что еще можно было спасти. Но продувные фермеры, основав офи­циально зарегистрированное Общество для раскопок, доказали, что маунд — собственность этого общества, и запретили архео­логам не только доступ к нему, но и любую критику их деятельности.


Ученым ничего не оставалось, как сложа руки наблюдать за разработкой маунда фермерами, применявшими даже динамит. Памятник старины систематически разрушался. Прошло много времени, прежде чем государство специальным декретом прекрати­ло дальнейшее безобразие, и только в 1935 г. ученые Оклахомского университета попытались что-нибудь спасти из полуразрушен­ного маунда. И он оправдал их надежды.

Когда в результате исследований накапливается так много материала, что его почти невозможно окинуть взглядом, возни­кает настоятельная потребность в крупном классификаторе, или крупном составителе. История науки показывает, что эти класси­фикаторы, или составители, часто не были учеными-профессио­налами или же были ими в редких случаях, потому что наиболее примечательной их чертой была способность устранять и не заме­чать то, что обычно приводит в ужас специалиста с его стремлени­ем к завершенности и полноте. Эти люди, как правило, вообще не

* То есть грабительские, ненаучные раскопки с целью приобретения име­ющих цену древних вещей.

являются «полевыми» работниками. Они могут быть кабинетными учеными или только археологами-любителями, хотя они, несом­ненно, и лучшие экземпляры этой породы людей.

По истории изучения маундов за 120 лет написано три класси­фикационные книги, которые по праву приняты как образец. Первый труд был написан любителями, и не только в кабинетах, но и в результате проведения важных полевых исследований. На­ряду с этими тремя книгами появилось бесчисленное множество публикаций других авторов, которые не может игнорировать ни один археолог, но эти авторы не создали (как, например, в высшей степени интересный человек Сайрус Томас) таких «образцовых произведений».

Эфраим Джордж Сквайр родился в 1821 г. в Бетлехеме, в штате Нью-Йорк, работал в качестве журналиста в разных горо­дах до тех пор, пока не обосновался в Чилликоте, в штате Огайо, прямо в центре страны маундов. Он издавал маленькую газету и занимал незначительную должность, но имел достаточно вре­мени, чтобы предаваться своей страсти — изучению индейских древностей. Эту страсть с ним разделял врач из Чилликота — Э. Дэвис. Они объединили свои усилия в исследовании маундов. На это ушли годы. Фактически они вскрыли более 200 этих ис­кусственных холмов и установили местонахождение еще около 100 древних индейских земляных валов, часто дополнявших группы маундов. Затем они опубликовали совместный труд (основную часть написал Сквайр), который и в наше время в североамерикан­ской археологии считается классическим, — «Древние памятники долины Миссисипи: с включением итогов обширных и оригиналь­ных изысканий и исследований». В солидном фолианте было 306 страниц, 19 глав, 48 таблиц (состоявших большей частью из вели­колепно составленных карт) и 207 гравюр по дереву. Книга при­влекла всеобщее внимание, даже находясь еще в рукописи, потому что Сквайр предложил ее сотрудникам одного учреждения, кото­рое создало для рассмотрения рукописи комиссию. Последняя же решила этим произведением начать серию публикаций о маундах. Книга была издана в 1848 г. в Вашингтоне, и это был первый том «Смитсоновский вклад в познание» («Смитсониан контрибьюшн ту ноулидж»).


Вместе с изданием книги перед общественностью репрезента­тивно предстал Смитсоновский институт, так много сделавший для археологии США и ставший хранилищем самых больших науч­ных коллекций Америки,— институт, основанный англичанином.

Джеймс Смитсон родился во Франции, а умер в Италии. Он был очень богат и получил образование в Оксфорде. В 1829 г. он умер, оставив все состояние племяннику. По завещанию, если бы пле­мянник умер, не оставив прямых наследников, то состояние цели­ком должно было перейти в собственность Соединенных Штатов,


216 Книга четвертая

15. Бредовые теории: от Атлантиды до Му 217

«чтобы основать в Вашингтоне Смитсоновский институт — учреж­дение для расширения знаний и распространения их среди людей».

Племянник умер в 1835 г., не оставив наследников, и в этом же году клипер «Медиатор» доставил в Филадельфию огромный ящик, полный золотых соверенов, где их без промедления перечеканили в американскую монету. Получилась сумма 508 318 долл. и 46 центов!

Это завещание и по сей день остается загадкой.

Смитсон не только никогда не был в Америке, но и вообще ни­когда в своей жизни не проявлял к ней особого интереса. Однако его деньги нашли в США хорошее применение. 10 августа 1846 г. был официально основан институт, хотя нашлось много людей, предлагавших отклонить подарок и даже утверждавших, что Аме­рика не имеет юридического права принять его.

Настало время вернуться к нашим «образцовым произведениям».

Прошло не меньше 82 лет, прежде чем человек по фамилии Генри Клайд Шетрон предпринял попытку разобраться в накопив­шейся за эти годы литературе и критически ознакомиться с бес­численными коллекциями, а там, где были пробелы, самому взять­ся за лопату. В 1930 г. появился его труд «Строители маундов. Реконструкция жизни американского доисторического народа на основе изучения и интерпретации их земляных холмов, могил и остатков культуры». В нем было 508 страниц и 300 иллюстра­ций. Себя автор представил в качестве директора и археолога Археологического и исторического общества штата Огайо. В пре­дисловии он написал:


««Строители маундов» посвящена простым людям, понимающим, сколь интересна история их страны, но не имеющим ни времени, ни возможности познакомиться с обширной и зачастую малодо­ступной литературой на эту тему». И продолжал: «Если профес­сиональный историк найдет книгу полезным обобщением археоло­гии всего ареала маундов, то я сочту эту публикацию более чем оправданной».

Его надежды сбылись. Книги Сквайра — Дэвиса и Шетрона считаются классическими трудами, мимо которых не может пройти ни один ученый, изучающий индейскую археологию. Их необходи­мость была доказана и тем, что обе книги, первую в 1965 г., а Шет­рона в 1964 г., переиздали по дорогой цене фотомеханическим спо­собом, потому что оригиналы стали очень редки.

В обеих книгах есть ошибки. В них нет четкого объяснения, кем же, собственно говоря, были строители маундов, как долго они строили, когда появились и почему так загадочно исчезли.

На эти вопросы дан исчерпывающий ответ только после 1930 г. в результате многих исследований, опиравшихся на современные методы датирования. И вновь не профессионал, а человек, приоб­ретший имя написанием популярных книг о краснокожих для

юношества; он отважился обобщить собранный материал и дал нам наконец убедительное и свободное от мистицизма описание этих трудолюбивых людей (это был не один народ). В 1969 г. Ро­берт Сильверберг опубликовал книгу «Строители маундов в древ­ней Америке». Подзаголовок, книги говорил о ее содержании: «Археология одного мифа».

Но прежде чем мы кратко опишем особенности культуры стро­ителей маундов, следует высказаться не только о самом мифе, но и по поводу фантастических представлений об индейских племенах вообще и их происхождении — о разных небылицах, бытующих и в наши дни. Одно заслуживающее доверия лицо сообщило мне, что еще и теперь около 300 000 американцев твердо верят в то, что не только ранняя американская культура народа США, но и все культуры вообще пришли из страны Му. Не говоря уже о боль­шом количестве сторонников теории существования Атлантиды. Но, как сказал известный австрийский романист Роберт Музиль: «Некоторые ошибки — это станции на пути к правде!»


15. БРЕДОВЫЕ ТЕОРИИ: ОТ АТЛАНТИДЫ
ДО СТРАНЫ МУ

Нет никакого сомнения, что конкистадоры задумывались о проис­хождении многочисленных краснокожих племен. Как мы уже го­ворили, некоторые служители церкви серьезно полагали, что ин­дейцы вообще не люди, поскольку о них ничего не сказано в Биб­лии. Эта точка зрения была очень удобна и в экономическом отно­шении, ибо разрешала беспощадно порабощать коренное население. Но это мнение бытовало недолго, поскольку общение завоева­телей с женской половиной аборигенов очень скоро доказало об­ратное (впрочем, американский конгресс только в 1924 г. объявил индейцев гражданами США «со всеми их правами и обязанно­стями!»).

Простое и ясное изложение этой проблемы дал еще в 1702 г. некий Коттон Мазер, бостонский проповедник, «охотник за ведь­мами» и вдохновитель изуверского процесса «салемских колду­ний» в 1692 г. Он утверждал, и не в переносном смысле, а букваль­но, что дьявол собственной персоной привез этих краснокожих в Америку.

И тем не менее до Мазера и после него вопрос оставался откры­тым: каким образом причислить этих людей к божьим созданиям, о которых рассказывает Библия — единственный достоверный источник. Их бы и не причислили к людям, если бы не сторонники чрезвычайно «смелого» предложения, что индейцы были потомками «десяти исчезнувших племен израилевых»! Так и решили! Эта тео-



следующая страница >>