reforef.ru 1 2 3 4




Наташа Антропова

Наш папа, доктор и путешественник

комедия
действующие лица

Александр – папа, доктор

Маша - дочь

Мария - дочь

Александр - сын

Нюра Петровна - соседка

за столом сидит девушка в черном и тоскливо ест кашу

входит мужчина в белом костюме
ДОКТОР. Ну вот и наступил конец света!

МАША. Тебе не кажется, что ты слегка все перепутал?!

ДОКТОР. Объясни, что ты имеешь в виду?

МАША. Здесь и сейчас уместен другой цвет костюма, а попросту - здесь не хирургическая.

ДОКТОР. Позволь заметить тебе, дорогая Мария Александровна, что это светский костюм, а не рабочий.

МАША. Пап, ну как ты можешь? Ведь мама не так давно умерла!

ДОКТОР. Я же первое, что сказал, войдя в эту траурную комнату, что наступил конец света, правда, маленький, но наш с тобой лично.

МАША. И когда ты перестанешь шутить?!

ДОКТОР. Я буду это продолжать делать даже на собственных похоронах.

МАША. (вскакивает) Папа, ну пожалей меня, пожалуйста.

ДОКТОР. Я стараюсь это сделать, но ты не даешь, и вырываешься из моих опытных докторских рук.

МАША. (вскрикивает) Папа!!!

ДОКТОР. (тоже кричит) А!!!

МАША. (продолжает кричать) Папа, с тобой все в порядке?

ДОКТОР. (тоже кричит) А с тобой?

МАША. (тихо) Нет! У меня умерла мама.

ДОКТОР. У меня тоже.

МАША. Как?

ДОКТОР. Ну, в смысле…
останавливает крик резко садится
ДОКТОР. (медленно) Ну, мне часто казалось, что она, твоя мама, реанкарнация моей мамы, ее соседские мальчишки всегда звали тетя Тома.

МАША. (вскрикивает) Папа!!!

ДОКТОР. Ну что ты кричишь?

МАША. Папа!!! (вскакивает на стол)

ДОКТОР. Ты чего, совсем с ума сошла?

МАША. Еще нет! Там мышь!!!

ДОКТОР. О, это точно реанкарнация нашей мамы!

МАША. Папа! (топает ногой)

ДОКТОР. Слушай, столько раз, сколько ты за это время произнесла слово «папа», мне кажется, ты в жизни не говорила.

МАША. Ой. (садится опять после паузы) А вот я так, как она, не умею кашу варить. У нее она всегда вкусная была, а у меня комочками. И почему я не попросила ее научить меня кашу варить!?

ДОКТОР. Забыла, наверное. У тебя с детства память избирательная была.

МАША. Да, наверное. Пап, а что дальше будет?

ДОКТОР. Будущее.

МАША. Это я и так знаю, а конкретно?

ДОКТОР. Ну, я же не ясновидящий или еще кто-то, а обычный работающий доктор.

МАША. Обычные доктора Данте в слух не читают.

ДОКТОР. О, это я так. А подслушивать у моего кабинета не хорошо.

МАША. А зачем тебя подслушивать? Ты так кричишь, что на весь город слышно.

ДОКТОР. Это я пытаюсь наладить контакт.

МАША. С кем?

ДОКТОР. С Данте.

МАША. Я так и подумала (пауза). Слушай, а ты ведь тоже умрешь, и я останусь одна!

ДОКТОР. Слушай, Мария Александровна, может тебе тоже пойти переодеться в белое? И у тебя мысли другие появятся.

МАША. У меня нет ничего белого.

ДОКТОР. Значит надо пойти и купить.

МАША. Там все такое сейчас странное, что я не знаю, как носить.

ДОКТОР. Ой. (хватается за ногу)

МАША. Что такое?

ДОКТОР. У меня там что-то болит.

МАША. Что?! Папа подожди, я тебе сейчас помогу, подожди.

начинает суетиться, пытается что-то сделать, запутывается в своей черной юбке, падает и начинает плакать

он тут же подлетает
ДОКТОР. Ну полно! Ты чего? Это я так пошутил. У меня ничего не болит все хорошо, правда.

гладит ее по голове, потом, как куклу, сажает на колени и укачивает

ДОКТОР. Баю-баюшки-баю, не ложися на краю, придет серенький волчок и укусит за бочок…

МАША. Уже укусил!

ДОКТОР. Ну, Мария, ты же взрослая и должна справляться со своими эмоциями.

МАША. Угу, должна, только непонятно, кому и зачем?...

ДОКТОР. Мария Александровна!
резко ставит ее перед собой
ДОКТОР. Все, хватит, а то точно придется применять хирургическое вмешательство.

МАША. Конечно! Можно начинать сразу с головы!
подставляет ему голову
ДОКТОР. Нет, она у тебя слишком хороша, а потом тут нужны ювелирные инструменты.

МАША. Пап, мы все не о том говорим, тебе не кажется?!

ДОКТОР. Нет, не кажется, еще слишком рано, чтобы говорить о том.

МАША. Тогда я пошла спать.

ДОКТОР. Еще рано!

МАША. А мне, если честно, все равно. Я хочу спать сейчас!
уходит

он остается один и пытается что-то найти в столе

находит какой-то старый блокнот

уходит
звонок в дверь

Мария выходит, открывает дверь, заходит очень деловая девица в красных сапогах на шпильке
МАРИЯ. Где он?

МАША. Кто?

МАРИЯ. Мой отец.

МАША. Не знаю, здесь никого нет, кроме меня и моего отца.

МАРИЯ. Нет, мне точно сказали, что он здесь.

МАША. Я не знаю, кто вам что сказал, извольте выйти.
входит доктор

ДОКТОР. О, наконец-то, ты пришла, доченька!
Маша в оцепенении садится на стол, стоящий перед ней

ДОКТОР. Познакомься, это Мария Александровна, и это, как ни странно, тоже Мария Александровна.

МАРИЯ. А почему ты появился сейчас, вдруг, в нашей жизни?

ДОКТОР. В вашей?

МАРИЯ. Да, я прихожу домой, у телефонной трубки сидит мама и плачет.

МАША. Нельзя сидеть у телефонной трубки, можно просто сидеть у телефона.

МАРИЯ. Ты лингвист?

ДОКТОР. Нет, она просто много читает.


МАРИЯ. Ну, я понимаю у каждого свои недостатки. Ну, так вот дорогой папа я ведь пришла просто поставить все точки над «и». Мне не нужна лишняя головная боль и плачущая мама не нужна тоже.

ДОКТОР. Ну, может быть ты для начала пройдешь, сядешь, снимешь обувь.

МАРИЯ. Зачем?

ДОКТОР. Ну, так, ради приличия хотя бы.

МАРИЯ. Нет, обувь я снимать не буду, а сесть - пожалуйста.
резко садится на стул
МАРИЯ. Я слушаю, у меня очень мало времени, говорите.
Он молча уходит

они остаются вдвоем и испуганно смотрят друг на друга пытаясь что-то разглядеть
МАРИЯ. Ну что ты так на меня пялишься?

МАША. Я смотрю на вас просто из любопытства.

МАРИЯ. Слушай, я на тебя не злюсь, ты хоть странная, но на вид вроде ничего, давай все-таки общаться на «ты».

МАША. Я не хочу с вами вообще разговаривать.

МАРИЯ. Да! А почему ты в черном?

МАША. Это траур по моей жизни.

МАРИЯ. Я явно это где-то слышала. Ты это ведь не сама придумала?

МАША. Неужели?!

МАРИЯ. У меня есть 20 минут с тобой пообщаться, мы же теперь вроде сестры.

МАША. (встает) А у меня на вас нету и 20 минут свободного времени.
начинает что-то демонстративно делать
МАРИЯ. Я понимаю, что ты на меня почему-то злишься, но разве нам есть, что делить? Я же ни на что не претендую! Я просто так здесь, вернее потому, что мама меня очень просила. Я ведь, честно, совсем не хотела сюда идти.
начинает ходить в зад вперед

входит доктор
МАРИЯ. А ты чем, папа, занимаешься по жизни?

ДОКТОР. Ну, вообще-то я доктор.

МАРИЯ. А мне говорили, что ты капитан дальнего плавания.

ДОКТОР. Кто говорил?

МАША. Пап, ну как кто? Ее мама конечно. Это же классика жанра.
резко бросает тарелку об пол
МАРИЯ. А она у тебя истеричка?!

ДОКТОР. У нее мама недавно умерла.


МАРИЯ. Тогда ей можно.

подходит к МАРИИ берет еще одну тарелку и бросает тоже ее об пол

кричит и бросает еще тарелку
МАША. Не подходите на мою территорию и не трогайте своими руками мою посуду!

МАРИЯ. (опешив) Никто и не претендует на твою территорию. Вон как загнула.

ДОКТОР. (тихо) Хватит.
хватается за сердце
МАРИЯ. Ты что, больной что ли?

ДОКТОР. Нет, вполне здоровый. Вы можете сесть и поговорить нормально, а не устраивать балаган?

МАРИЯ. Я тут при чем? Я - пожалуйста, это все она, твоя сумасшедшая!
МАРИЯ с ДОКТОРОМ садятся за стол
ДОКТОР. Ну, сколько мы тебя ждать будем?! Иди сюда, поговорим.

МАША нехотя подходит садится
ДОКТОР. Рассказывай о себе!

МАРИЯ. Что?

ДОКТОР. То, кто ты?

МАРИЯ. Я Маша, твоя дочь кажется.

ДОКТОР. Это все материальные формальности. Кто ты? Чем живешь? Чем дышишь?

МАРИЯ. Да вроде воздухом.

МАША. А мне обязательно это слушать?! У меня дел невпроворот.

ДОКТОР. Нет, у тебя дел, а то все … (машет в сторону рукой) это все пустое.

МАША. Спасибо, папа!

ДОКТОР. Ну?! (смотрит пристально на МАРИЮ)

МАРИЯ. Ну, что ну?! Учусь, но этим я явно не дышу. Мальчик у меня есть. Раньше, когда он только появился, было в кайф, а сейчас так, привычка. Ну, мама еще и вроде все. Ах да, и сосед, который недавно умер. Мама за ним все ухаживала, а теперь уже два месяца слезы льет, не понимает, что просто его к себе ангелы забрали, он хороший был. И все!

ДОКТОР. (обращается к Маше) Ну вот видишь!

МАША. Что видишь? Пап, хватит! Ты все время хочешь зачем-то залезть ко мне в душу и устраиваешь сплошной раскорданс. И не даешь мне спокойно в душе маму похоронить, и еще эту привел странность. Отпусти меня на время, дай мне хотя бы вдох сделать, а о выдохе я и не говорю!

она пытается встать он резко
ДОКТОР. Сидеть! Не только у тебя горе! У меня может оно больше.
МАША опять пытается встать
ДОКТОР. Сидеть, я сказал, и слушать. Я люблю тебя и не хочу, чтобы было тебе плохо, но твой эгоизм не дает тебе это увидеть. Ничего, с годами это пройдет, с годами… (садится)

МАРИЯ. А расскажи, пожалуйста, почему ты бросил мою маму?

МАША. Что, я еще и это должна слушать?! Я не хочу слушать про чужую маму. Пусть ты это назовешь эгоизмом, как хочешь. Не хочу, я хочу говорить про свою маму, про ее улыбку, про ее голос, про ее глаза, про свою молодую, рано ушедшую из жизни маму.
МАРИЯ демонстративно снимает сапоги и бросает их в угол
МАРИЯ. Теперь у меня много времени, я слушаю.

МАША. Почему ты слушаешь? Я не хочу, чтобы ты слушала! Я хочу, чтобы он, он, он (показывает пальцем) он слушал, а еще, желательно, слышал меня! (пауза, встает) Знаешь, я ведь тебе никогда не прощу, что ты был пьян в этот день, никогда!

ДОКТОР. У меня была уважительная причина.

МАША. Да не верю я, ты всегда их найдешь, эти причины, не верю!

МАРИЯ. Это было в день смерти твоей мамы?

МАША. Нет, давно! (подходит к ней) Ну куда ты лезешь? Ангелы вместе с твоим соседом давно покинули этот дом.

ДОКТОР. Не говори так, дорогая.

МАША. Не прощу, ты был пьян!

ДОКТОР. У меня в тот день умер пациент. Мне было очень плохо. Очень.

МАША. Ну и что! А мама, мама она же потеряла твоего очередного ребенка! Конечно, тебе было его не жалко, у тебя же, как выясняется, много детей!

МАРИЯ. Не говори так с отцом! Ты, что совсем спятила? У него же сердце, ты, что не видишь?

МАША. (садится) Ничего я не вижу.

МАРИЯ. Конечно, только себя! Ты сама собой себе все глаза застила.

МАША. Отстань от меня! Ты думаешь, что раз ты здесь сняла свои сапоги, то на все имеешь право?!


МАРИЯ. Да ничего я не думаю! Вроде интеллигентные люди, книжек много читают, а развели тут драму на драме.

ДОКТОР. (защищается) Я ничего не разводил, я всегда просто резал людей. (показывает руками как) Приблизительно вот так.

МАША. Да, а рядом у тебя под боком жили живые люди без наркоза, которых ты и не замечал.

МАРИЯ. Но, он с вами жил, и не бросил вас.

ДОКТОР. Ну, вот теперь обе… (встает и ударяет руками по бедрам) Ну началось! Я просто влюбился, первый раз может быть! Красиво влюбился с ухаживанием, цветами, признаниями коленопреклоненным, и как ни странно, ответственностью. А потом она на меня так смотрела просто ничего от меня не ждя, кроме любви, только любовь ей нужна была. И еще я знал, что если я ее не буду любить так, как она этого ждала от меня, отдавая все, но и беря взамен тоже все, то она меня точно бросит и просто исчезнет. Мы же всегда вернее я, конечно же, ценим только то, что может исчезнуть, а если ты уверен, что этот человек с тобой всегда, то ты его не бережешь. И часто, сам того не желая, делаешь всякие пакости. (пауза) А потом она стриглась налысо, когда были какие-то неприятности и все сразу проходило при чем у всех. Она не истерила, не плакала и она в отличие от тебя, меня простила, вернее это было выше ее, она просто сказала себе «так надо».

МАША. Вот этого я и не понимаю (пауза). Я сидела у нее на кровати, когда она умирала. Она улыбалась и говорила «так надо, он лучше знает». Кто он? Я никого в тот момент не видела, там никого не было.

ДОКТОР. Был.

МАША. Я чувствовала, что не был. Только она. Ее там так было много везде, она… она уходила куда-то далеко, перед этим заполнив собой все пространство.
пауза
МАРИЯ. А у меня мама обычная. Интересно, если ты обычный, простой человек с руками и ногами и не стрижешься налысо, что ты - любви вот такой красивой и на всю жизнь не заслуживаешь?

ДОКТОР. Я не знаю, но от простых людей устаешь.


МАША. Не слушай его. От сложных вообще голова едет, и не всегда есть шанс, что она встанет на место.

МАРИЯ. Да, а мне нравиться, что моя мама простая в вашем пониманий. Она каждый день много работает, если ей хочется - плачет над сериалом, моет посуду и слушает Аллу Пугачеву, но при этом всем помогает.

ДОКТОР. Я ведь тогда ее пожалел, и она это знала. Любви там никогда не было, была просто жалость.

МАРИЯ. Видимо она всегда это знала, и на тебя никогда и не обижалась. Она говорила «у тебя очень хороший папа», а потом он доктор, у него руки золотые, всегда добавляла она.

ДОКТОР. (гримасничает) Ой, сейчас заплачу.

МАША. Не обращай внимание, папа всегда шутит не в кассу.

ДОКТОР. Ой, смотри она на «ты» перешла, прогресс.

МАРИЯ. А чего ты так его гнобишь?

МАША. А мне больше некого! Я последнее время очень злая стала, и если честно, не знаю, куда эту злость девать. Я иду по улице, меня кто-нибудь толкнет случайно, так я убить готова этого человека. И когда на меня накатывает такое состояние, я пытаюсь прятаться от чужих, как можно дальше.

ДОКТОР. Ага, приходит, а тут я, ее папа, и она как начинает надо мной упражняться.

МАША. Я же знаю, что он никуда не денется.

МАРИЯ. Тебе надо бегать, может потихоньку энергия будет выходить, или сексом больше заниматься.

ДОКТОР. Ой, доченька это ведь еще одна запретная тема, сейчас достанется нам обоим!

МАША. Я бы с удовольствием, да молодые люди инертные пошли, никакие.

МАРИЯ. Странно, а мне все вроде нормальные попадались, может в тебе что-то ни в порядке?

ДОКТОР. Нет, все у нее в порядке. Это же мое воспитание, просто она немного перечитала. Хотя ты представляешь, она Гомера и Шекспира в подлиннике читает?!

МАРИЯ. Я не знаю ни одного языка, и немного читала, но чувствую себя счастливее тебя!

МАША. Просто потому что ты пустая, а пустым всегда нравиться жить.


МАРИЯ. Я тебя не оскорбляла.

МАША. Я тебя тоже.

МАРИЯ. Теперь я понимаю, почему ты здесь одна торчишь, все просто сбежали от тебя.

МАША. Неправда.

ДОКТОР. К сожалению, правда, доченька. А давайте все вместе медитировать? Может это нам поможет выжить и избежать конца света.

МАРИЯ. А что, вы его ждете?

ДОКТОР. Кого?

МАРИЯ. Ну, этого конца света.

МАША. Нет, мы ничего не ждем. Просто папа уверен, что он уже наступил.

ДОКТОР. О, смотри, луна пропала совсем, скоро и звезды исчезнут.

МАША. Ну да, но зато завтра опять родиться солнце, очень бы хотелось.



следующая страница >>