reforef.ru 1
РЕЦЕНЗИЯ


на магистерскую диссертацию М. А. Мельниковой

«Графико-орфографические особенности древнерусских глаголических надписей в южнославянском контексте»
Магистерская диссертация М. А. Мельниковой посвящена изучению восточнославянских глаголических надписей в южнославянском контексте. В ней впервые рассматривается корпус древнерусских глаголических надписей (15 надписей из Новгорода и Киева) в сравнении с надписями южнославянскими – болгарскими и хорватскими. Важность проделанной работы заключается в том, что в результате производится попытка обнаружить связи русской глаголицы с определенной южнославянской традицией.

Первая глава работы, где дается обзор литературы вопроса, демонстрирует знание как фундаментальных работ по проблеме, так и новых статей и монографий в этой области. Вторая глава является исследовательской, где проводится палеографический и графико-орфографический анализ русской глаголицы. Каждая надпись проанализирована и классифицирована по двум критериям: содержание надписи и предмет, на котором она написана. По содержанию древнерусские надписи можно разделить на три типа: факт создания и имя писавшего, событийные надписи, надписи-молитвы. В работе скурпулезно описаны палеографические и графико-орфографические особенности южнославянских и русских эпиграфических памятников и сделаны следующие выводы. На Руси в XI в. употреблялась круглая болгарская глаголица в самом архаичном ее варианте. Хорватские надписи того же времени уже демонстрируют изменение глаголицы и употребление ее более поздних типов. На Руси же сохраняется глаголица, по графико-орфографической системе близкая к мораво-македонским памятникам: в ней сохраняется написание трех графем для звука [i]. Закономерность их употребления так же, как и в мораво-македонских памятниках, не прослеживается. Русские глаголические надписи имеют ошибки в начертаниях букв, что может свидетельствовать о том, что надписи делались весьма редко писцами, пользующимися кириллицей, и поэтому некоторые начертания глаголических букв забывались. На фонетическом уровне русские глаголические надписи демонстрируют утрату носовых звуков и их смешение с неносовыми, и правильное употребление редуцированных гласных, кроме случая в надписи 7. Хорватские надписи XI в., в отличие от русских, тяготеют к одноеровой системе (с ерем) и отсутствием «и» на ножке».


В работе Марии Александровны в качестве материала для исследования кроме надписей-граффити используются кириллические рукописи, содержащие глаголические буквы. В этих памятниках изучаются особенности глаголических букв в их связи с южнославянскими глаголическими начертаниями. Всего насчитывается восемь русских рукописей, где употреблены глаголические буквы, 4 рукописи 11 века, 2- 12 века и 2 – 13 века. Все буквы в этих рукописях так или иначе можно связать по начертаниям с круглой глаголицей. Никаких влияний хорватской глаголицы, где она была «живой» азбукой, на Руси не обнаруживается.

Таким образом, на материале глаголической эпиграфики и глаголических букв в рукописях установлено, что на Руси использовалась глаголица древнейшего типа, и она практически не развивалась в течение XI века и последующих столетий. Это свидетельствует об ее ограниченном использовании. В приложении к работе приводятся снимки и прориси всех глаголических надписей, использованных в работе, а также основные начертания русских глаголических букв в сравнении с южнославянскими. Приложение, таким образом, оказывается своего рода наглядным альбомом-справочником.

Замечания по диссертации носят частный характер и не влияют на общее положительное впечатление о работе. Так, на с. 53 несколько странно звучит вывод о том, что материалом для исследования являются надписи болгарского, хорватского и восточнославянского происхождения. Это само собой разумеется и описано во введении. Здесь, наверно, корректнее было написать, что восточнославянскую глаголицу целесообразно сравнивать с болгарской и хорватской, потому что они развиваются в XI в. по-разному.

На с. 92 автор диссертации пишет, что «вероятно, на Русь глаголические памятники привозились из Западной и Восточной Болгарии». Это фраза, сказанная вскользь, на самом деле является серьезной палеославистической проблемой. Восточная Болгария и Западная Болгария – это принципиально разные книжные и культурные центры, и наша задача, установить, как можно различать памятники, созданные в них. Различие между преславской и охридской глаголицей – одна из важнейших проблем, которую надо решать в большей степени на материале эпиграфики, потому что письменных глаголических памятников из Восточной Болгарии не сохранилось. К сожалению, в работе эта проблема не ставилась и внимание на ней не заостряется.


На с. 97 делается вывод о надписи № 7, где слово грешеныи, записано глаголицей. Автор пишет, что в ней наблюдается смешение редуцированного Ъ с Ь и Е. Во-первых, по самой надписи не видно, какая буква написана после Ш. На мой взгляд, это может быть Ь. Во-вторых, здесь нет смешения редуцированных Ь и Ъ, а есть смешение Е и Ятя в корне слова. В-третьих, не может ли в этой надписи прослеживаться новгородская бытовая орфография, где редуцированные заменяются гласными полного образования. На с. 78-79, где анализируется эта надпись, выводы сделаны корректно, но в общих выводах допущена ошибка. К сожалению, нигде не дается комментарий к надписи 9 пъслъ, что это за форма и как она переводится. По контексту, это «писал», но обычно это слово передается как псалъ, ѱалъ. Почему в данной надписи исчез звук «а», никак не комментируется.

Диссертация М.А. Мельниковой содержит исчерпывающие сведения о проблеме в научной традиции, методична и последовательна, выводы, сделанные в результате исследования представляются надежными и обоснованными. Считаю, что работа заслуживает высокой положительной оценки, а ее автор М.А. Мельникова достойна присвоения ей степени магистр лингвистики.

Канд. филол. наук, доцент кафедры русского языка Т.И. Афанасьева