reforef.ru 1

Л.А. ШАМСУТДИНОВА,


г. Тобольск,

Сохранение этнической идентичности сибирских татар

На протяжении столетий на сибирской земле живут сибирские татары, которые считают себя коренным народом данной территории. Вряд ли данный вопрос кто-то может оспорить. На сегодняшний день только в Тюменской области численность татар составляет около 250 тысяч человек. Из них по переписи 2002 года около 9 тысяч записались сибирскими татарами. Сегодня необходимость идентифицировать себя сибирскими татарами возникает в силу ряда обстоятельств. Татары в Тюменской области всегда жили компактно, вели традиционный образ жизни, часто охотились, было развито рыболовство, земледелие, и они прекрасно чувствовали себя в своей среде обитания. Ни при каких обстоятельствах они не уходили из своих мест проживания, старались выживать на родной земле.

Языковые особенности сибирских татар стали объектом изучения исследователей уже в XVIII в. В 1804г. выходит книга И.Гиганова «Словарь российско-татарский», в составе которого имеются слова, заимствованные из русского языка: бүрəнəцек, монасир, мïйоц, мүцкə, панар, бараза, пядряо, пугряб, тясятина, жулаб и т.д.

И. Юшков в статье «Сибирские татары», опубликованной в газете «Тобольские губернские ведомости», обратил внимание на использование русизмов в речи сибирских татар: фонарь по-татарски - панар, сани - цана, ведро - пядра, решотка - ряшитка, шлея - шлия, желоб - жулаб и др.

В середине XIX в. накоплением и изучением материалов по сибирско-тюркским наречиям занимался В.В. Радлов. Лингвист зафиксировал фольклорные произведения на «живой» сибирско-татарской речи середины XIXb. В текстах отражены заимствования из русского языка: кäмсÿ1, кäрäпlä, кäрäтiнä, кÿрäнкä, лапка, манасыр, мынут, боцка и др.

В XX в. изучением сибирских диалектов начинают заниматься казанские ученые Л.З. Заляй, С.Амиров. В 1948 г. выходит «Диалектологический словарь татарского языка» под редакцией Л.З. Заляя. Составитель включает слова сибирских говоров, среди которых имеются русские заимствования: буйницэ, картупкэ, керэслэ, мусик, пэтерэ и т.д.


Одним из крупных ученых в области татарской диалектологии является Д.Г. Тумашева, научные изыскания которой внесли большой вклад в дальнейшее изучение диалектов сибирских татар. Языковед имеет свой подход к иерархии говоров и диалектов, сравнивает диалекты сибирских татар с другими тюркскими языками, выясняет отношение этих диалектов к татарскому языку, в частности, рассматривает фонетическое освоение русских заимствований в тобольском говоре.

Диалектолог Х.Ч. Алишина рассматривает русский пласт в составе нетюркского фонда лексики сибирских диалектов. Несколько научных статей исследователя посвящены русским заимствованиям, которые употребляются в сфере устного народного творчества - частушках (1997 г.), в антропонимиконе сибирских татар (1999г.). Х.Ч. Алишина приводит тематическую классификацию русизмов (2000 г.).

Исследователь Д.Б. Рамазанова рассматривает фонетическую, грамматическую, семантическую адаптацию русских заимствований в диалектах сибирских татар.

За многие столетия жизнь татар в Сибири изменилась не в лучшую сторону. Татарам пришлось пережить нашествие разбойника Ермака, который нашел свою смерть в водах Иртыша, и десятилетиями воевать с регулярной армией Ивана Грозного. Сибирское ханство, присоединенное к Руси, пережило крещение, во время которого потеряло часть своего народа, в виду массовой ассимиляции. Да и сегодня есть чувство, что, живя в светском государстве, народ переживает новый этап «крещения». Причем все это происходит без лишних прикрытий. Так, например, многие исконно сибирскотатарские слова заменяются русскими заимствованиями. Просторечные и диалектные слова русского народа вошли в разговорный язык татарского населения: пигəүешгə (от рус. беговушка) - розвальни, пуйницə (от рус. бойница) - большая лодка, рəгəц (от рус. рогач) - палка для охоты на медведя, күшүпкə (от рус. кожовка) - сани и т.д.

Уходят из жизни бытовые реалии. Государственная политика целенаправленно идет по пути ассимилирования сибирских татар русскими.


С начала нового века наш регион стал привлекательным на всех уровнях политических и экономических составляющих. Изначально богатства нашей земли привлекали не только иностранцев, но и отечественные структуры, в особенности высшие эшелоны власти и православных церковников. Последних больше волновало влияние. В ХIХв. функционировала миссионерская деятельность Русской Православной Церкви среди татарского населения Западной Сибири с центром в городе Тобольске, в рамках которого велась работа по выпуску книг на сибирско-татарских диалектах. Это свидетельствует о том, что основная часть татарского населения не владела русским языком.

В конце XVIII - начале XIX вв. обучение татарскому языку велось в Тобольском главном народном училище священником Иосифом Гигановым, написавшим первую татарскую грамматику на основе «наречия татар, проживающих в Тобольской губернии». Слушателями подобных курсов были учащиеся, готовящиеся стать священнослужителями-миссионерами.

Миссионерское дело продолжил в свое время Ефрем Елисеев. Он издал книги на наречии тобольских татар: «Первоначальные сведения о православной христианской вере, сообщаемый татарину Тобольской губернии, готовящемуся ко святому крещению» (1903), «О единой истинной вере. Миссионерско-христианская апологетика» (1910) и др.

Способствовала русско-татарским языковым отношениям деятельность переводческого отдела Тобольской духовной миссии, который выпустил «Краткий русско-татарский словарь» (1904), «Русско-татарский разговор. Практические уроки русского и татарского языков» (1905), «Русско-татарская азбука» (1906) и др.

При всем этом абсолютно не учитывались интересы коренного народа - местных татар. Об этом можно судить по тому, как проигнорировав 30 - 35% проживающих в г. Тобольске татар, приехавший Алексий II в 2003 году провозгласил город Тобольск православным. А начиная с 2004 года вдоль федеральных дорог Сибири с промежутками в 60 – 80 - 100 километров стали возводиться многометровые поклонные кресты. Над светскими учреждениями, например, над одним из корпусов Тобольской педакадемии, стал возвышаться крест. В садиках, школах, независимо от численности, нации, вероисповедания и без согласия родителей, порой не поставив даже в известность самих школьников, стали освящать помещения (например, в школе N17 г. Тобольска и в садике д. Аремзян Тобольского района, где одинаковое количество детей татар и русских). Воду Иртыша, водозабор, откуда поступает для всех жителей города Тобольска питьевая вода, из года в год в день крещения освящает Тобольская епархия. При этом нет данных о желании или нежелании людей других вероисповеданий пить такую воду.


Разрушенные до основания завоевателями, так называемыми «покорителями» Сибири, памятники татар остались далеко за рамками целевых программ развития региона. Хотя при этом во всех документах говорится о равноправии.

После приезда В.В. Путина наш регион определили как привлекательный для туризма центр. Стали выделяться огромные деньги из федерального и регионального бюджетов для развития региона и в особенности города Тобольска и Тобольского района. Централизованно и целенаправленно разрабатывались целевые программы развития области, районов и г. Тобольска. Но, к сожалению, как бы татарские ученые, общественные организации и деятели не представляли свои программы, дополнения к целевым программам по развитию татарского культурного, духовного, архитектурного наследия, по сохранению памятников, данные программы остались без внимания представителей государственной власти. Основной упор делается на усиление роли православной культуры среди всего населения России и русского языка.

До сих пор идет борьба за сохранение многих памятников сибирских татар федерального и регионального значения, таких как городище Искер, Чимги-тура, Сузгун-гора и многие другие. Нет даже элементарных указателей местонахождения данных памятников. Мы должны, к сожалению, признать, что идет развитие региона лишь в одностороннем ключе без учета наследия коренного народа, что создает напряженность среди татарского населения.

У городища Искер трагичная судьба. Будучи памятником федерального значения, он находится в ведении Абалакского заказника, носящего такое название в честь памятника регионального значения – Абалакского монастыря. Оба памятника расположены на территории Тобольского района. Искер – самый древний памятник на данной территории и представляет собой историческое, духовное, культурное наследие коренного народа этой зоны – сибирских татар. По статусу он имеет право дать данной территории собственное имя – Искерского заказника. Таким образом, здесь не учтена элементарная историческая справедливость.


В школьных учебниках также нет правдивой истории родного края, а именно, нет ни слова о некогда процветавшем Сибирском государстве, где столетиями жили сибирские татары, сохраняли традиции, до сегодняшних дней развивали свою культуру, обычаи, язык и землю. На территории заказника при разработке и установлении указателей не учтены мнения местного населения. На местах, т.е. в деревнях, где компактно проживают сибирские татары и только татары – носители мусульманской веры, говорящие только на родном языке и почитающие свое прошлое, без согласования с местным населением установлены указатели Абалакского заказника с двумя крестами. Два, казалось бы, исторических памятника: Искер – памятник федерального значения, татарское историческое наследие, и Абалакский монастырь – с татарским именем, но являющийся православным и имеющий региональное значение, заслуживают эмблем в указателях с полумесяцем и крестом или другой равнозначной символикой.

Да и сам памятник – городище Искер – не включен ни в одну целевую программу по развитию данной территории. Не просматривается Искер и в государственных программах по развитию туризма, не говоря уже о сохранении самого памятника, омываемого водами Иртыша и находящегося под угрозой полного исчезновения. Несмотря на ходатайства общественных организаций, ученых, не предусмотрено берегоукрепление Искера.

Получается, что, живя на данной территории веками, сибирские татары не имеют права на государственном уровне, при том, что они являются налогоплательщиками и трудятся во благо России, сохранять свою историю и достойно представлять свое наследие хотя бы как «музей под открытым небом» перед туристами, иностранцами и в конце концов перед собственными детьми. Между тем у всех народов РФ по Конституции одинаковые права. Но сибирских татар в Тюменской области не хотят ставить в один ряд с другими народами. Одновременно идет насаждение культа Ермака, якобы покорившего Сибирь, а вместе с тем и сибирских татар. Есть попытки вернуть, пусть даже в театрализованном виде, битву Ермака и Кучума, изначально выставляя Ермака победителем, независимо от того, как воспримет генетическая память искаженную историю «покоренного» народа Сибири все это. До сих пор на монументе Ермаку в г. Тобольске остается надпись «Покорителю Сибири», с которой татары не только не согласны, но и считают ее вызовом. Мы вынуждены признать, что российская государственная политика является глубоко не толерантной. Терпения коренному народу не занимать, но если суммировать всю ту несправедливость, которая была проявлена по отношению к сибирским татарам, то оно скоро может исчерпать себя.


Некоторыми политическими деятелями, бизнесменами, учеными ведется целенаправленная работа по искажению истории сибирских татар, игнорируются реалии сегодняшнего дня. Например, на Чувашском мысе бизнесмен А.Елфимов пытается воздвигнуть готовый, по его словам, памятник Ермаку, провоцируя коренное население на различного рода акции. Некоторые ученые, являясь участниками многих мероприятий, проводимых татарскими общественными организациями, пишут в своих статьях, книгах явно обратное увиденному и услышанному. Например, Игорь Белич в книге «Культ святых в сибирском исламе: специфика универсального» (2009 г.), касаясь истории памятников вокруг Искера, пишет, что традиция почитания святых мест у сибирских татар, таких как мавзолеи вблизи Искера, «начинает угасать и полностью исчезает к настоящему времени». Это он пишет после того, как сам вместе с нами посещал в течение последних 5 – 7 лет в рамках конференций «Историческая судьба Искера», «Искер-джиен» вышеназванные места и давал телевидению интервью о более почитаемых татарами местах.

Интересен факт освещения некоторыми учеными сегодняшнего положения сибирских татар и их выводы. Несмотря на неоднократные предложения общественности Тюменской области, Западной Сибири в законодательные органы о присвоении сибирским татарам статуса коренных жителей в течение последних 20 лет, конкретизации по данному вопросу от властей нет. Вопрос остается нерешенным. Но идет заказная работа по собиранию информации о судьбе сибирских татар, живущих в Заболотье, для дальнейшего, как видно по отчетам сектора этноконфессиональных отношений Института гуманитарных исследований ТюмГУ (руководитель – профессор А.П. Ярков), раздробления сибирских татар. Как показывает практика, идет обработка общественного сознания, в том числе и татар, изолированных от внешнего мира. Вся проблема в том, что многие сибирские татары, проживая компактно на традиционных местах проживания, оказались оторванными от центров цивилизации. К ним нет дорог, кроме зимников и воздушного пути на вертолетах. Электроэнергия подается по расписанию на несколько часов в день (допотопные дизельные станции). Земледелие отсутствует, не работают нацпроекты по АПК, так как к болотистой земле они неприменимы.


Среда обитания и выживания – озера, угодья традиционного природопользования сибирских татар, необходимые для жизнеобеспечения, властями сдаются в аренду, тем самым местное население обрекается на вымирание. Таким образом, после того как сибирских татар раздробят и запишут, как предлагают сотрудники сектора этноконфессиональных отношений Института гуманитарных исследований ТюмГУ, особым народом – «заболотными татарами», сибирские татары будут иметь меньше шансов на получение статуса коренных жителей и, соответственно, права на достойную жизнь в местах традиционного проживания. Казалось бы, на богатой ресурсами территории нашего региона при таких объемах добычи нефти и газа, которых хватает и нашей стране, и на экспорт, сибирские татары, имея в недрах родной земли такие богатства, как и в арабских странах, должны рождаться не просто богатыми, но безумно богатыми. Но, к сожалению, факт остается фактом, мы рождаемся должниками. Согласно Федеральному закону РФ N309 «Об образовании», мы потеряли возможность изучения родного татарского языка.

За несколько лет до принятия данного закона в школах к новому учебному году по настоянию вышестоящих структур меняли уставы школ. Средние учебные заведения переводились на новые стандартные типовые уставы с так называемыми дополнениями, которые сегодня обернулись против существования национальных школ, не только обучающих на родных языках, но и дававших право на изучение родных языков хотя бы в разрешенных региональных школьных компонентах, которых по новому закону сегодня просто нет. Получается, задолго до принятия ФЗ N309 властями велась подготовка к данной акции. Проводились так называемые соцопросы, где ставились изначально не научные вопросы. Например, такие как «по желанию родителей». Получается, что если ребенок хочет изучать родной язык, а родители нет, то он не сможет получить возможность изучения родного языка. Таким образом, нарушаются его конституционные права, а Россия нарушает международные конвенции, направленные на сохранение малых и коренных народов. Татарский и русский народы являются в России государствообразующими, занимают первых две строчки в переписях населения, но вряд ли кому придет в голову спросить у русского, имеют ли его родители желание, чтобы он изучал русский язык. Русский ответит, что этот язык является для него родным и только во вторую очередь - государственным. Тогда и татарин может смело сказать, что в первую очередь его родной язык - татарский, а государственный идет уже после.

Таким образом, проанализировав сложившуюся вокруг статуса сибирских татар как коренного народа ситуацию, можно сказать следующее. Сибирские татары обделены государственным вниманием, у них нет элементарных прав на сохранение языка, духовного, культурного наследия. Несмотря на это, сибирские татары остаются не только коренным народом на сибирской земле, но и имеют четкое самосознание. Черпая полезные ископаемые, строя заводы, выкачивая из недр черное золото и газ, продавая их за границу, в погоне за внешней политической стабильностью, власти забывают об элементарных внутренних вопросах государства, касающихся судеб целых этносов. Ведь именно малые народы, места их рождения, в сумме составляют единое целое в виде страны, и игнорировать это, не слышать зов коренных этносов, в конечном счете, означает нарушение международного права, правил, принятых в цивилизованном мире.