reforef.ru 1 2 3

В Судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда
ЛЕБЕДЕВА Платона Леонидовича,нет доступа

содержащегося в ФБУ ИЗ 77/1,

[107996 г.Москва, ул. Матросская Тишина,

д.18а].
по делу №1-23/10

Кассационная жалоба

(дополнительная)

к кассационной жалобе (краткой) от 21 января 2011 года


  1. Необходимые предварительные пояснения

«В Праве Принцип Доверия, всегда ассоциируемый с Принципом Добросовестности и Законности, не подразумевает и не предполагает иное использование Принципа Доверия кроме как для торжества Ее Величества Юстиции, Его Величества Закона, для торжества Права. Эксплуатация Принципа Доверия (теми, кто обязан применять Закон) для иных целей в правовом Государстве - недопустима.

Все иное - фарс или преступление»
(Платон, XXI век н.э.)

Перед тем как изложить суду кассационной инстанции свои аргументы по поводу очевидных незаконности, необоснованности и несправедливости оглашенного и подписанного судьей Данилкиным В.Н. заведомо неправосудного приговора от 27.12.2010 (далее – «приговор Данилкина»), считаю необходимым обратить особое внимание кассационной инстанции на следующие обстоятельства.

Эти обстоятельства, полагаю, могут позволить кассационной инстанции Мосгорсуда при добросовестном соблюдении ключевых принципов – верховенства права и надлежащего отправления правосудия – вынести единственно возможное законное решение об отмене приговора Данилкина и прекращении дела.

В противном случае, со всей неизбежностью, отсутствие независимости судей и их неподчинение Конституции и законам РФ в т.н. «деле ЮКОСа» (в т.ч. и Ходорковского-Лебедева) получит дополнительные подтверждения.


Итак.

§1.1. Недопустимость извращения судом

объективной реальности

С целью избежания повторения кассационной инстанцией абсурдных ошибок и примитивных фальсификаций, допущенных в приговоре Данилкина и иных судебных актах, предлагаю со всем вниманием и серьезностью отнестись к предупреждению–аргументу моего защитника, государственного советника юстиции, адвоката Мирошниченко А.Е., оглашенному им 28.10.2010 в прениях:

«Содержание судебных решений, пусть даже вступивших в законную силу, не может носить некий сакральный характер. Законы формальной логики и общеизвестные факты судебные решения в принципе не могут отменить и изменить, они не требуют специального доказывания, а их игнорирование заведомо незаконно и бессмысленно. Сколько ни вступай судебное решение в законную силу, не станет британское владение Гибралтар, расположенное на европейском материке, «островом», а нефть не будет «стоять без движения на узле учета» и «переходить на баланс», не появится ни у кого и ни при каких обстоятельствах и «фиктивное право собственности» на неё и т.д. Ничего подобного не произойдет никогда, ибо суду это неподвластно»1.

Это предупреждение–аргумент еще более актуально для кассационной инстанции, поскольку приговору Данилкина оказались «подвластны» не только «остров Гибралтар»2, «фиктивное право собственности»3, но и многое другое (о чем речь пойдет ниже), над чем теперь «изгаляется» (как любит выражаться сам Данилкин) весь образованный мир.

§1.2. Недопустимость игнорирования и извращения судом законов Российской Федерации

Конституция и законы Российской Федерации (ГК РФ, НК РФ и т.д.) предусматривает право каждого на получение доходов только в результате осуществления реальной предпринимательской и иной экономической деятельности и соответствующих ей расходов (обоснованных и документально подтвержденных затрат).


Этими законами и актами устанавливается объективная связь между произведенными расходами и полученными доходами (соответствие доходов и расходов4).

Соответствие доходов и расходов является основным принципом бизнес-права, позволяющим определить получаемый экономический эффект от реальной предпринимательской (или иной экономической) деятельности – прибыль (или убыток). А применительно к нашему случаю – получаемую прибыль от продажи нефти добывающими структурами ЮКОСа.

На обязательность соблюдения (а не игнорирования и извращения) стороной обвинения и судом этих законов, а также соответствующих решений Конституционного суда РФ в этой области, я неоднократно обращал внимание в процессе 4-х летнего судопроизводства, в частности в жалобе от 21.03.20085 и в своих показаниях от 03.09.20106.

Например, в показаниях я еще раз обратил внимание суда на то, что 4 июня 2007 года Конституционный Суд РФ вынес сразу два решения №320-О-П и 366-О-П, в которых особо было подчеркнуто:

«Гражданское законодательство рассматривает предпринимательскую деятельность как самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли (пункт 1 статьи 2 ГК Российской Федерации), которая для коммерческих организаций является основной целью их деятельности, а для некоммерческих организаций служит достижению целей, ради которых они созданы (статья 50 ГК Российской Федерации).

Глава 25 Налогового кодекса Российской Федерации регулирует налогообложение прибыли организаций и устанавливает в этих целях определенную соотносимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью организации по извлечению прибыли. Так, перечень затрат, подлежащих включению в состав расходов, связанных с производством и реализацией, содержит материальные расходы, расходы на оплату труда, суммы начисленной амортизации и прочие расходы, включая расходы на ремонт основных средств, направленные на развитие производства и сохранение его прибыльности (статьи 253-255, 260-264 Налогового кодекса Российской Федерации). Этот же критерий прямо обозначен в абзаце четвертом пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации как основное условие признания затрат обоснованными или экономически оправданными: расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.


Из этого же исходит и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, указавший в постановлении от 12 октября 2006 года N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате. Вместе с тем обоснованность получения налоговой выгоды, как отмечается в том же постановлении, не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.

Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1, Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24 февраля 2004 года N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Однако приговор Данилкина, вопреки этим законам, пытается «узаконить» рэкет (вымогательство) со стороны «псевдопотерпевших»7 - незаконное получение ими доходов не от реальной предпринимательской деятельности, а от искусственно изобретенного и полностью сфальсифицированного в приговоре Данилкина якобы «экспорта» всей добываемой ими нефти по ценам URAL’s CIF (R’dam или Med), несмотря на то, что эти «псевдопотерпевшие» вообще не производили никаких расходов для получения доходов от экспорта нефти.


Как было примитивно сфальсифицировано т.н. «хищение» в приговоре Данилкина - в результате абсурдного сравнения заведомо экономически несопоставимых цен продажи нефти в российских регионах ее добычи на месторождениях ЮКОСа (т.е. внутренних цен РФ) с ценами продажи российской экспортной смеси сырой нефти сорта URAL’s на условиях CIF (R’dam или Med) в европейских портах (т.е. экспортными ценами) – речь пойдет ниже.

§1.3. Недопустимость игнорирования и извращения в приговоре вступивших в законную силу решений судов

В приговоре Данилкина вопреки требованиям ст.120 Конституции РФ, ст.6 Федерального Конституционного закона «О судебной системе», ст.90 УПК РФ8 не только проигнорированы, но и преднамеренно сфальсифицированы преюдициальные обстоятельства, ранее установленные вступившими в законную силу решениями других судов (включая ВАС РФ), что является абсолютно недопустимым и несовместимым со статусом судьи РФ.

При этом, подписавший «приговор» Данилкин, как и его «авторы», демонстрируя очевидную некомпетентность, вышли за пределы компетенции и юрисдикции суда по уголовным делам, незаконно «переоценивая» в «приговоре» обстоятельства, правовая квалификация которых входит в исключительную компетенцию арбитражного суда РФ и судов иностранных государств. [При этом, замечу, даже не имея современного экономического и правового (юридического) образования].

Кстати, последнее привело к наличию в приговоре Данилкина множества взаимоисключающих (а то и просто нелепых и абсурдных) формулировок и выводов, ложность которых очевидна с позиций как права, так и элементарного здравого смысла.

А в сочетании с небрежностью в соблюдении (или, возможно, просто с незнанием) элементарных правил русского языка, все это, в итоге, привело не только к употреблению недопустимых «неточных формулировок»9, но и к полной утрате в приговоре Данилкина какого-либо правового содержания и очередной дискредитации судебной власти РФ в «деле ЮКОСа».


Такое, с позволения сказать, «поведение» представителей юстиции в «деле ЮКОСа» объясняется «гарантиями» Сечина И.И.10«суды «покроют» все их действия» - доказательства чему содержатся в т.25 на л.д.178.


  1. ОТСУТСТВИЕ СОБЫТИЯ И СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

§2.1. ОТСУТСТВИЕ СОБЫТИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
Общеизвестные факты получения выручки и прибыли от продажи нефти ежегодно публиковавшиеся (после их утверждения решениями собраний акционеров) в официальной бухгалтерской (финансовой) отчетности ОАО «Юганскнефтегаз», ОАО «Самаранефтегаз» и ОАО «Томскнефть» изначально свидетельствовали об отсутствии события преступления – т.н. «хищения» у них кем-либо всей добываемой нефти в 1998-2003 годах.

В ходе судебного следствия эти факты были подтверждены (помимо всех свидетелей) самими «псевдопотерпевшими» нефтедобывающими обществами.

Так в целом за период 2000-2003 годов (который только и мог оцениваться в «приговоре Данилкина» в силу требований ст.78 УК РФ) нефтедобывающие общества подтвердили суду получение ими следующих финансовых результатов:

  • ОАО «Юганскнефтегаз»11 (в лице ОАО «Роснефть»):

выручка: 183 млрд. руб.;

себестоимость (фактическая стоимость): 150,1 млрд. руб.;

прибыль от продажи нефти: 32,9 млрд. руб.

  • ОАО «Томскнефть»12:

выручка: 68,3 млрд. руб.

себестоимость (фактическая стоимость): 58,7 млрд. руб.;

прибыль от продажи нефти: 9,6 млрд. руб.

  • ОАО «Самаранефтегаз»13:

выручка: 46,3 млрд. руб.

себестоимость (фактическая стоимость): 38,3 млрд. руб.;

прибыль от продажи нефти: 8 млрд. руб.


Таким образом, согласно вышеприведенным доказательствам, полученная этими тремя обществами суммарная прибыль от реализации (продажи) нефти составила: в 2000 году - 10 млрд. 344 млн. руб.; в 2001 году - 26 млрд. 756 млн. руб.; в 2002 году – 4 млрд. 154 млн. руб.; в 2003 году – 9 млрд. 287 млн. руб.

В итоге, за 2000-2003 годы суммарная прибыль от реализации (продажи) нефти, полученная ОАО «Юганскнефтегаз», ОАО «Томскнефть» и ОАО «Самаранефтегаз» составила 50 млрд. 541 млн. руб.

Всего за 2000-2003 годы ОАО «Юганскнефтегаз», ОАО «Томскнефть» и ОАО «Самаранефтегаз» при суммарной фактической стоимости нефти - 247,2 млрд. руб. получили при ее реализации суммарную выручку - 297,7 млрд. руб. и, соответственно, суммарную прибыль от реализации (продажи) нефти более 50,5 млрд. руб. (