reforef.ru 1
Карл Хайнц и Анджела ШТЕЙНМЮЛЛЕР

АУДИЕНЦИЯ
- Но ты же меня знаешь, Марсель, - сказал я дежурному гренадеру и стряхнул с туфель пыль. Солдат не желал меня слушать; Марсель никогда не хотел меня узнавать, если стоял, одетый в свою униформу, у дворцового подъезда. Он лишь коротко буркнул: "Документы", и тотчас снова плотно сжал губы и сощурил глаза, последнее он сделал из-за солнца. Ничего не поделаешь - я покорно полез в свой портфель, вытащил маленькую желтую карточку и поднес ее к самому носу несговорчивого стажа. Он достал компостер и выбил на тонком картоне дату.

- Проходите.

Я прошел через ворота к пропускному пункту, быстро смахнув по дороге пот со лба. Усатый писарь в серой накидке молча протянул руку за моим удостоверением и переписал к себе в книгу несколько столбцов шифрованных каракулей. Теперь я мог идти дальше. Дорога была отмечена длинными белыми стрелками и вела наверх, в бельэтаж, по лестнице, на перилах которой примостились ангелочки с серьезными физиономиями. Я вошел в канцелярию бельэтажа. Человек в ливрее как раз разбирал большую гору полосатых зелено-голубых бланков с отказами. Я кашлянул. Он медленно поднял глаза, проворчал что-то вроде: "Вот, мешают работать", и начал разбирать следующую кучу. Лишь после того, как последний бланк был в десятый раз перевернут с одной стороны на другую, чиновник сказал, обращаясь ко мне:

- Удостоверение А. Контрольная карта. И контрольный талон.

Я оторвал первый талон и протянул ему через стол. Он бросил его в пыльный архивный ящик, затем перелистал удостоверение и со скорбной мной вернул его мне. Видимо, оно было в полном порядке.

- Комната 75-С, по правой стороне, за дворцовой лестницей Дельта.

Я удивленно посмотрел на него.

- Реорганизовали, - нехотя пояснил он. Я осторожно закрыл дверь и тяжело зашагал направо по массивным, багряного цвета, каменным плитам, блестевшим на солнце. Эта реорганизация убила последние остатки моего радостного летнего настроения. Было и так достаточно трудно находить дорогу, путь предстоял длинный-длинный. Кто знает, дойду ли я когда-нибудь... И попаду ли на аудиенцию вовремя... А ведь попасть туда я должен всенепремено. В комнате 75-С обитала бумажная душонка - сморщенный человек, который раньше всегда стоял у канцелярского шкафа в кабинете 0-23 Альфа. Сегодня он сам выдавал бланки: ходатайство об изготовлении документа, разрешающего выход в аудиенц-зал, бумага, подтверждающая обоснованность ходатайства, контрольный запрос общего вида. И пять карточек с трехзначными номерами очередей в следующие кабинеты. Да еще секретный информационный листок, который следовало уничтожить сразу после прочтения, - в нем сообщалось о результатах реорганизации ни третьем этаже. Надо надеяться, я там никогда не окажусь! Мне было бы интереснее узнать, какие перемены произошли на первом этаже. Ведь здесь находились важные информационные бюро, а также выходы и входы. Сведения о них держались в строгом секрете. Я подошел к комнате с табличкой "Рефракторская R-К", постучался и предстал перед дежурным рефрактором. Держа в руке секундомер, он покачал головой, так как я появился с опозданием:


- Десять секунд!

За его спиной из ствола пневмопочты со щелчком упала капсула. Он осторожно открыл ее - иногда туда попадали мыши - и сказал мне:

- Так. Вы должны еще раз сходить в 75-С, у вас не хватает марки допуска в помещение.

Я помчался назад, мимо гренадера, стоявшего по-прежнему неподвижно, как колонна. Ведь могли бы послать марку мне вдогонку в капсуле пневмомочты, да где уж там - почта, видите ли, предназначена только для так называемых внутриведомственных служебных сообщений. Наконец, я получил марку и снова бросился к рефрактору, на сей раз он сказал:

- Неплохо, всего семьдесят три секунды, - и поставил мне в сопроводительный лист временный штемпель: через десять минут оттиск станет снова невидимым, и если за этот срок я не пройду следующую инстанцию, то останусь с носом. Теперь - через двойной контроль, где я смог сдать сразу четыре бумаги. Потом - в зал регистрации. Пять придирчивых регистраторш проверяли и перепроверяли, на самом ли деле у меня порядковый номер 370, и подошла ли уже моя очередь. Очередь моя подошла. Меньших номеров просто не было. Конечно, такое вполне могло произойти - после реорганизации они начали с больших номеров. Дамочки проворно обследовали содержимое моего портфеля, потом осмотрели мои зубы и сравнили их с приведенным в идентификаторе описанием характерных особенностей моего прикуса. По своей собственной инициативе они надавали мне советов, как избежать длинных дворцовых переходов, ловко сокращая путь и съезжая по лестничным перилам метровой ширины. Я поблагодарил, кивнув им несколько отливавших золотом муадоров [игра слов: mjidjr образовано по аналогии с louisdor (старинная французская монета с изображением короля Людовика, букв. "золотой Луи"), moi - Я (франц.)], и вновь углубился в свой маршрут. Я быстро нашел первый боковой ход и испугался. Он был покрыт чуть ли не двухсантиметровым слоем пыли, который нарушали лишь редкие следы. Видимо, уборщицам не отдавали распоряжения привести в порядок этот коридор, так как в официальных планах он не значился. "Слава богу, - подумал я, - что мне больше не приходится жить в этом балагане". Сокращая путь, я прошел, оставаясь незамеченным, мимо стражника, охранявшего лестницу Q Бета. Что ж, все не так уж плохо, предназначавшийся для него контрольный талон я просто сунул в карман своих брюк. Отсутствие этой бумажки заметят не раньше следующей ревизии. А она будет еще не скоро. Быть может, за это время меня больше вообще не вызовут на аудиенцию. В комнате 3-CD меня ждал неприятный сюрприз: дополнение к плану следования требовало, чтобы я вернулся в зал регистрации. Оттуда я не мог пойти ни в какой другой кабинет, кроме 3-CD - я попал в замкнутый цикл. Черт бы побрал эти временные реорганизации! Только все наладится, только исчезнут все накладки, связанные с предыдущей реорганизацией, как уже проводят следующую. Если я останусь в этом цикле, то никогда не достигну своей цели. Я порылся в своих бумагах и, присев не корточки в углу коридора, принялся чертить и считать на пыльном полу, я изобразил лабиринт дворцовых переходов - так, как подсказывала мне память - и обозначил маршруты, предписанные в сопроводительном листе, плане следования и дополнении к плану следования. Примерно четыре цикла и две тупиковые канцелярии, посещение которых не сулило ничего, кроме перспективы быть вышвырнутыми через окно! А я уже и так опаздывал! Тут ничто не могло помочь. Я должен был пренебречь предписаниями, правилами и дворцовыми порядками и, используя окольные пути, ужом проскользнуть через канцелярские дебри. Только бы меня не застукали! С этой минуты я игнорировал все указания, определявшие, в какую следующую комнату мне полагается идти. Охотнее всего я обошел бы стороной все медицинское отделение, но эти медики всегда были так бдительны, они натравили бы на меня охрану и навыдумывали бы кучу гнусных придирок. "Белые халаты" отобрали у меня прививочный паспорт вместе с антирабической маркой и пересчитали все мои оспинки. Затем они проставили мне в суточный аттестат латинские названия каких-то болезней. Беспрепятственно преодолев 00, 01 и 10, я почувствовал облегчение, портфель мой "похудел". Скоро я буду у цели - самое время! Королевская аудиенция начиналась уже через двадцать минут. Только я собрался обогнуть угол, украшенный искусной резьбой, как услышал там, впереди, легкий шорох.


- Ну, что ты, Люлетта! - раздались слова.

- Да не здесь же.

Высокий насмешливый голос ответил:

- Из-за гвардейца? Да ведь он не может двинуться с места. Ну, хочешь, я надвину ему шлем на башку?

Снова шуршание, и через некоторое время:

- Да, ковер здесь особенно мягкий... А тут на самом деле никто не ходит?

Из соображений осторожности я повернул назад. Потом я пробирался через другой переход, который освещала тысяча свечей и их зеркальных отражений. И хотя все так сверкало, я ощущал леденящий страх перед аудиенцией. Кто мог знать, как она пройдет... И все-таки я должен туда идти. И побыстрее. В CLG-1 меня поджидал суровый оберкамермейстер. Взамен стопки карточек, скрепленных шнуром, он вручил мне большой рулон документов, в которых я около пятнадцати раз вывел свое имя.

- Вы должны переодеться, - пробурчал он. - Обычный камзол для аудиенций. Сегодня - форма К с аксессуарами. Поживей!

Я схватил костюм и рванул через три двери, как спринтер. Потом я стоял перед личным костюмером. Он недовольно покачивал накладными буклями.

- Вот что, я бы на вашем месте постарался не потеть. Ну, что за вид... Ладно, уж как-нибудь запудрим.

Я быстро разделся, и меня облачили в сложный, неудобный костюм. Под мышками кололись булавки - их было в избытке. Костюмер обильно напудрил мое лицо и нахлобучил мне на голову длинный, тяжелый и жаркий каракулевый парик. Затем он отступил на три шага, оценивающе оглядел меня и сказал с удовлетворением:

- Недурно. Только, чур, больше ничего не портить.

То же самое пришлось выслушать и в третьей приемной, где в реестр внесли соответствующие отметки, и, кроме того, поместили вырезанный из черной бумаги силуэт. Еще немного - и все инстанции будут позади. Парик давил так, словно его подкладка была сделана из кирпича. Я с завистью поглядывал на легкий металлический шлем командира мушкетеров. Из моих бумаг, добытых с таким трудом, служивый скручивал фитиль для того, что бы зажечь свою вонючую трубку. Собственно говоря, теперь уже ничего не могло случиться. Я прошествовал - двигаться менее величественно в своем пурпурном одеянии я просто не мог - в последнюю приемную, великолепно обставленную, но заваленную документами и бланками, эту приемную я называл про себя "чистилищем".


- Ну, как, благополучно прошли? - осклабился, увидев меня, начальник службы контроля. Отдавая ему свои бумаги, я был учтив настолько, насколько мне позволял этот дурацкий костюм. Он проверял их с наслаждением, просмотрел на свет, отметил галочкой шифр, который было невозможно подделать. На моем лбу начал собираться пот, а драгоценное время уносилось, минута за минутой. Потом он поднял голову и посмотрел на меня:

- Однако, в копии еще не хватает отпечатка большого пальца короля...

Пол начал уходить у меня из-под ног - теперь, когда я так близок к цели... Как же мне быть... Я собрался с духом, взял, не долго думая, у него из рук копию, произнес как можно равнодушнее: "Ах, позвольте-ка взглянуть...", и, отдавая ее назад, надавил подушечкой пальца на пустое место. НСК с видом знатока еще раз осмотрел бумагу, проворчал: "Хм, такой слабый и размытый отпечаток...", и отметил в своем списке последний пункт. Я мог отправляться на аудиенцию. Медленно, с гордо поднятой головой, как и подобает победителю, я вошел в открывшиеся двери аудиенц-зала. Церемониймейстер взял из моей руки пурпурную карточку с белыми лилиями, взглянул на меня и ударил своим жезлом в блестящий мраморный пол.

- Messiers, dames. Le Roi! [Господа, дамы. Король!] Король пришел.

- Ну, наконец-то! - раздалось из толпы.