reforef.ru 1

замечаем дела благости Божией и не ценим Его отече­
ских забот о нас. :

Действительно, многие люди настолько прилипли к земному, настолько осуетились в своей погоне за земным благополучием, что не только не благодарят своего Соз­дателя и Спасителя, но даже не вспоминают о Нем, так что Бог как бы совершенно не существует для них.

Но вот что парадоксально: когда постигает их какое-нибудь горе или болезнь, они инстинктивно вспомина­ют, что Он есть. Но, увы, тогда они вспоминают о Нем, не для того, чтобы испросить прощения и помощи выйти из создавшего положения, но с чувством ропота: «За что Он, мол, так наказал меня! Ведь есть сколько людей хуже меня, которые благоденствуют, а вот меня покарал!»

Роптать на Бога — это великое безумие и несправедли­вость по отношению к Тому, Кто все делает для нашего блага. Сами люди отвернулись от Бога, ежедневно грешат, попирают все нравственные нормы, обижают друг дру­га, а потом еще укоряют Бога в том зле, которое сами посеяли. В сущности они укоряют Бога за то, что Он дал нам свободную волю и не препятствует нам делать то, что хотим. Бог долготерпеливо ждет и не наказывает, потому что «Он не хочет смерти грешника, но чтобы он обратил­ся от зла и жил» (Иез. 33:11).

Несчастья в этой жизни — это не наказание, а напоми­нание, что мы не вечны в этой жизни, что всем нам при­дется предстать пред Судьей и ответить за свои поступки, как объясняет ап. Павел: «Будучи судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром» (1 Кор. 11:32). И обыкновенный отец наказывает своих детей, не чтобы отомстить им, а чтобы вразумить. Наказывает, а са­мому больно, потому что желает им добра.

Насколько Господь милосерд, иллюстрирует следую-

ший библейский рассказ. Когда царь Давид согрешил, пророк Гад пришел к Давиду и предложил ему избрать себе одно из трех наказаний: будет ли три года голод в стране; или-три месяца ты будешь преследуем неприяте­лями твоими, и меч врагов твоих будет досягать до тебя; или три дня — меч Господень и язва на земле будут ис­треблять в пределах Израиля. И ответил Давид пророку: «Тяжело мне очень, ибо весьма согрешил я. Но пусть луч­ше впаду я в руки Господа, ибо велико милосердие Его. Только бы в руки человеческие не впасть мне» (1 Пар. 21:8-14).


Вот как объясняет преподобный Антоний Великий по­нятие «гнева» по отношению к Богу: «Бог неизменно благ. Если кто недоумевает, как Он радуется о добрых, от злых отвращается, на грешников гневается, а когда они кают­ся, является милостив к ним, то на это надо сказать, что на самом деле Бог не радуется и не гневается, ибо радость и гнев — это свойства ограниченных людей. Нелепо ду­мать, чтоб Божеству было хорошо или худо из-за дел че­ловеческих. Бог благ и только благое творит, вредить же никому не вредит, пребывая всегда одинаковым. А мы, когда бываем добры, то вступаем в общение с Богом, по сходству с Ним, а когда становимся злыми, то удаляемся от Него по несходству с Ним... Так что сказать: Бог отвра­щается от злых, — есть то же, что сказать: солнце скрыва­ется от лишенных зрения» (Добротолюбие, т. 1, ст. 150).

Всякую житейскую скорбь и трудность надо рассмат­ривать как вразумление, посылаемое нам для исправле­ния. «Как лгать учит ходить младенца, — наставляет свя­той Иоанн Кронштадтский,.— так Господь учит нас живой вере в Него. Мать поставит младенца, сама отойдет, а мла­денцу велит идти к себе. Младенец плачет без поддержки матери, хочет идти к ней, да боится шагнуть, или стара-


58

59