reforef.ru 1
Екатерина ТильманЧто снится вампирам? «...Он представил себе другое одиночество, еще более страшное, чем то, которое он когда либо знавал на этой заброшенной ферме; ужасное, беспощадное одиночество межзвездных пустынь, мятущееся одиночество того, кто ищет какое то место или живое существо...»К. Саймак «Смерть в доме»* * *Никогда еще дорога в Сент Меллон не казалась Евгению такой длинной. Ему не терпелось доставить в «Лиловый лотос» последнее письмо Тонечки: пусть эсперы скорее узнают, что ее открытие не пропало безвозвратно вместе с дневником!Для спешки была еще одна причина... но о ней он боялся даже размышлять — чтобы Юля не уловила случайно его эманацию!После трагических событий вокруг «Лотоса» распад его был неминуем — однако новая находка могла несколько продлить существование общины. Непонятно, нужно ли это было эсперам — но это было очень нужно Евгению: он надеялся за оставшееся время еще сильнее сблизиться с Юлей, чтобы она сама захотела остаться с ним, когда все закончится...Евгений то и дело искоса поглядывал на дремавшую в соседнем кресле Юлю: не замечает ли она его «крамольных» мыслей? Еще обидится, заподозрит в нечистых намерениях! И без того она откровенно сомневалась, стоит ли передавать Сэму письмо. «Понимаешь, оно притянет его к прошлому. Не знаю хорошо ли это...» Евгений убедил Юлю, что утайка информации, тем более столь важной, в любом случае будет еще хуже. Она согласилась — вслух согласилась, по крайней мере. Но сейчас, глядя на тревожное даже во сне лицо Юли, Евгений понимал, что все не так просто... да, но что с того? Конечно, причины для волнения есть — но неужели можно всерьез думать о том, чтобы не передать письмо?!...Едва выйдя из самолета, Евгений посмотрел в сторону вертолетной стоянки на краю летного поля, где стоял его «Алуэтт». Юля проследила за его взглядом.— Ну что, — ехидно прокомментировала она, — новый аллегорический сюжет: «Любопытство, побеждающее вежливость»? Точнее, уже победившее... Я должна как можно скорее передать Сэму письмо, а все остальное потом?Евгений отчаянно смутился:— Ты что, хотела еще зайти ко мне? Ну, пожалуйста...— Нет, — вздохнула Юля, и в ее голосе послышалась какая то странная то ли досада, то ли усталость. — Это я так, вредничаю... Полетели!...Они попрощались у переправы — это уже становилось привычным. Юля аккуратно спрятала письмо в карман куртки, чуть улыбнулась Евгению и, не дожидаясь просьбы, пообещала, что дня через три четыре обязательно позвонит. Она понимала: реакция на письмо Сэма (да и не только Сэма — все в «Лотосе» будут потрясены!) не может не беспокоить Евгения...Вернувшись домой, Евгений сразу позвонил своим агентам в больнице и в поселке и попросил их повысить внимание и докладывать каждый день даже о самых ничтожных изменениях в поведении эсперов. Впрочем, первые доклады можно было ждать только на следующий день, когда в больнице появится очередная смена из «Лотоса». Евгений сгорал от нетерпения, но поторопить время не мог...На следующий день пришло долгожданное сообщение: работающие сегодня Дэн и Инга держатся совершенно как обычно — ну, разве что чуть более задумчивы... И это все? Евгений разочарованно понял, что придется запастись терпением, а пока заниматься текущими делами.В основном следовало подготовить район к смене куратора. После распада «Лотоса» Евгений не собирался здесь оставаться: работа уже не будет такой интересной, и здесь вполне справится какой нибудь менее квалифицированный стажер. Заботясь о своем последователе, Евгений хотел передать ему все материалы в идеальном порядке (а не так, как он сам получил их когда то от Ананича!)На следующий день агент сообщил потрясающую новость — Сэм появился в больнице! Изрядно рассеянный и мрачный, но вполне работоспособный... Неужели письмо подействовало, и он начал возвращаться к жизни? Евгений так обрадовался, что едва не пропустил мимо ушей, что Сэм работает в паре с Юлей. Значит, она наверняка позвонит сама и все расскажет!..Евгений ждал ее звонка весь день и к вечеру даже начал беспокоиться. Но когда он сам набрал номер больницы, дежурная сестра ответила, что эсперы уже ушли...Евгений сразу погрустнел. Жаль, но видимо, Юле не удалось позвонить ему так, чтобы Сэм не слышал разговора. Ну что же, может, позвонит завтра из поселка...Но и на следующий день звонка не было — агенты сообщили, что в поселок приходил только Роман. Что случилось? Неужели письмо вызвало в «Лотосе» что то такое, о чем даже Юля не хочет рассказывать? Но Сэм вроде бы приходит в себя, что еще может быть? Или дело не в Сэме?..Еще через день, узнав, что Сэм и Юля снова работают в больнице, Евгений не выдержал и позвонил сам.— Ну что, совсем измучился ожиданием? — язвительно поинтересовалась Юля, взяв трубку. — Между прочим, обещанные четыре дня истекают только сегодня вечером. Или тебе так уж не терпится?— Да нет, вполне терпится, — ответил Евгений, еще минуту назад уверенный в обратном, — впрочем, если можешь, скажи, как Сэм и как вообще вы там?..— Ну, «мы там», пожалуй, никак... — если тебя устроит такой ответ. Зато Сэм в полном порядке. Кстати, он тут недалеко... Позвать? — в голосе прозвучало сдержанное издевательство, но она тут же сменила тон: — Ладно, не обижайся! Слушай, а может не стоит по телефону? Вообще то я собиралась сегодня приехать...— Когда тебя встретить? — спросил Евгений, пытаясь сдержать охватившую его неприличную радость.— Не надо меня встречать, спасибо, — после паузы возразила Юля. — У меня уже билет на автобус взят, так что доберусь. А ты лучше сообрази что нибудь к ужину... Ага?Евгений растерянно согласился, и Юля повесила трубку — он даже попрощаться не успел. Впрочем, к чему прощания, когда впереди... черт, а ведь ужин надо готовить! Евгений вздохнул и отправился на кухню. Бифштексы бифштексами, но гарнир все равно придется соображать самому...Слова Юли — насчет Сэма — не лезли из головы. Значит, Евгений был прав, и Сэму действительно стало намного легче после «письма из прошлого». Это хорошо! Но вот расчеты в отношении «Лотоса», похоже, не оправдываются — даже такой сильный импульс не смог оживить угасающий огонь...Ну что ж, значит, не судьба! «Лиловый лотос» выполнил свое предназначение, отдал эсперам все, что можно, и теперь искусственное поддержание его «на плаву» принесет только вред. Отныне каждого из эсперов ждет своя дорога, почти все они нашли в «Лотосе» спутника (или спутницу) и теперь могут жить где угодно, не боясь одиночества в мире «нормальных». Инга и Дэн, Юрген и Лиза, Марина и Роман...Правда, остаются Юля и Сэм, «зависают», не образовав пары... Ну, с Сэмом понятно: гороскопом, судьбой или чем там еще ему явно была предназначена Тонечка. А Юля? Или Тонечка «прислала» ее в «Лотос» вместо себя? Но тогда...Евгений вдруг почувствовал какую то смутную тревогу, невероятная — и весьма неприятная! — догадка промелькнула в мозгу. Юля и Сэм... Сэм и Юля... Случайно ли они два раза подряд появляются в больнице вместе? И вообще, Юля так долго не звонила, да и сегодня была не очень то любезной... Неужели...Ведь у Сэма и Юли столько общего, а прошлое вообще связывает их неразрывной нитью, невольно, правда, но — тем хуже! К тому же Сэм, в отличие от Евгения, эспер, и талантливейший, а после тонечкиного письма его возможности просто неизмеримо возрастут! И не станет ли образование этой пары заключительным мажорным аккордом умирающего «Лотоса»?Правда, Сэм был влюблен в Тонечку... но это было так давно! И редки ли случаи, когда утешительница становилась любовницей? Да и Юля — любила ли она Евгения на самом деле? Может, он тоже был для нее объектом утешения... или благодарности?Невесело усмехнувшись, Евгений решил проверить свою догадку по всем правилам — просчитать, так сказать, промоделировать! А вечером, возможно, Юля прямо скажет ему...Он вытер руки, вернулся в комнату и, сев за компьютер, вызвал «электронного психолога» — программу, о которой настоящие психологи говорили со скептическими усмешками, но которая тем не менее очень нравилась таким технарям, как Евгений. По сути, это была обычная экспертная система — зная психотип человека, описываешь стандартными терминами ситуацию и получаешь ответ — какова эмоциональная реакция...Главное — правильно задать начальные условия. Евгений терпеливо ввел данные в компьютер, стараясь ничего не упустить при переводе головокружительных пируэтов вокруг тонечкиного дневника на сухой язык психологических терминов. Интересно, какова будет результирующая реакция Сэма на Юлю? Симпатия? Влечение?..Он не угадал. Компьютер скептически пискнул, и на экране появилось имя «Сэм», а следом — эмоциональная характеристика. «Бессознательная неприязнь, — прочитал Евгений. — Смущение. Зависть. Осуждение.»Ну надо же! Впрочем, Евгений даже не особенно удивился... Хотя полчаса назад он и думал нечто прямо противоположное, но теперь сразу понял, чем вызваны зависть и осуждение, а вслед за ними и неприязнь......Юля была последней, кто знал Тонечку. Самоубийство произошло едва ли не на ее глазах. Она могла спасти — и не спасла, могла понять — и не поняла, короче, оказалась недостойной... примерно так! Да, это было логично, но ведь и его первое предположение относительно симпатии Сэма к Юле тоже было логичным! И так всегда: Евгений плохо умел определять какое из возможных чувств окажется «более логичным»!Но так или иначе, а от сердца немного отлегло. Конечно, программа не может дать никаких гарантий, но уж если даже она «увидела» не замеченную им самим альтернативу, это добрый знак. Но черт возьми, неужели он настолько ослеплен чувством, что начинает глупеть, как все влюбленные?!Евгений вернулся на кухню. Теперь, когда будущее уже не представлялось ему в таком мрачном свете, дела пошли быстрее, и вскоре он покончил с приготовлениями к ужину. На душе потеплело, он даже представил, как Юля после работы распрощается с Сэмом и направится к автобусной остановке... А Сэму ничего не останется, как одному брести по горам обратно в «Лотос»!На какой то миг Евгению даже стало жаль его — скоро друзья разъедутся кто куда, и он останется наедине со своими страданиями и «бессознательными неприязнями»... Впрочем, кто знает — может, замечательное открытие Тонечки как то сгладит эти проблемы? Во всяком случае, стоит повнимательнее приглядывать за ним на новом этапе его жизни — результаты могут быть весьма и весьма любопытные......Червь тревоги снова беспокойно зашевелился в душе Евгения. Причина была непонятна, но Евгений заставил себя сосредоточиться и вернуть мысль. Снова что то связанное с Юлей и Сэмом... На этот раз даже более страшное... Вот оно! Бессознательная неприязнь!..Догадка была столь неожиданна, что Евгений замер. Он вспомнил, чем обернулась для «Лотоса» бессознательная неприязнь Сэма месяц назад! А ведь Сэм тогда даже не знал толком, какой силой обладает. А что же теперь, после письма?..Но может теперь он умеет владеть собой? Нет, вряд ли, он ведь только только начал приходить в себя — и такого может «напредставлять» по дороге в «Лотос»......А большей мишени для случайностей, чем древний автобус на горной дороге и представить себе нельзя!Черт возьми! Если с Юлей что нибудь случится, он этого не переживет... Весь дрожа, Евгений набрал номер больницы. Только бы Юля еще не ушла! А если ушла, то придется звонить в полицию: пусть под любым предлогом задержат ее на автостанции. Ни в коем случае нельзя, чтобы она ехала этим автобусом!Юля собиралась уходить, ее вернули уже из вестибюля.— Что случилось? — встревоженно спросила она. — Зачем я тебе понадобилась?— Юленька, — Евгений старался говорить спокойно. — Ты не могла бы меня подождать? Я сейчас прилечу за тобой...— Ну... хорошо, — недоумевающе согласилась она. — А что случилось то? Почему такая паника?— Ничего, — неубедительно соврал Евгений. — То есть я потом... Ты вот что скажи: Сэм уже ушел?— Минут двадцать как! — отозвалась Юля. — Так что его догнать я вряд ли смогу... — И вдруг в ее голосе прозвучала болезненная тревога жутковатой догадки: — Сэм... Ты что, думаешь... Да ты с ума сошел!!!— Возможно, — отозвался Евгений, — возможно, я сошел с ума. Но умоляю тебя: дождись меня! Ну, Юля...Конечно, вертолет тоже может неожиданно сломаться, но все таки это гораздо более надежная машина, чем автобус. Кроме того, Сэм про него не знает, он уверен, что Юля поехала автобусом...В конце концов Евгений уговорил Юлю. Они договорились встретиться на западной окраине Серпена, за гостиницей — там было удобное место для приземления. Бросив трубку, Евгений поспешил на аэродром...* * *Всю дорогу до Серпена Евгений пытался сообразить, что же делать дальше. Нельзя ведь бесконечно бегать неизвестно от чего! Люди редко представляют себе, скольких смертельных опасностей они избегают каждую минуту даже самой обычной жизни! Ну а если все эти случайности сами ополчатся против тебя — долго ли проживешь на свете?..Правда вряд ли Сэм «ополчает» все случайности — скорее всего его воздействия носят сценарный характер... По крайней мере, история погрома, тонечкино письмо и давнишний рассказ самого Сэма заставляют думать именно так. А значит, можно «смешать случайности», на какое то время избежать удара — буквально выдернуть Юлю из под опасности...А потом надо будет как можно скорее поговорить с Сэмом: ведь сознательно тот зла Юле не желает! Еще лучше, если это сделает кто нибудь из своих и объяснит ситуацию... «Черт бы побрал этого психопата! — уже в бешенстве подумал Евгений. — Как можно настолько себя не контролировать?! Нет, правильно Юля сомневалась: не надо было отдавать ему письмо!»Наконец внизу замелькали дома, показалась гостиница, лужайка около нее... но никого похожего на Юлю не видно! Где же она? Евгений остановился в воздухе, медленно развернул вертолет, просматривая близлежащие переулки — безрезультатно... Снова начиная тревожиться, он пошел на снижение......Запыхавшаяся и растрепанная Юля появилась минут через пять, быстро влезла в кабину и откинулась в кресле, пытаясь отдышаться. Что случилось?— Откуда ты... такая? — несмотря на серьезность ситуации, Евгений не мог не улыбнуться.— С автостанции, — выдохнула Юля, — билет сдавала... Ну и еще... — она не договорила.— Что «еще»? — удивился Евгений и вдруг едва ли не с ужасом понял. — Ты что, — он стремительно повернулся в кресле, — пыталась предупредить остальных пассажиров?— Ну, не то чтобы предупредить, — усмехнулась Юля, уже окончательно приходя в себя, — кто же верит таким предупреждениям! Скорее, напугать... Нашла впечатлительную дамочку, встала перед ней в кассу, сдала билет и попутно объяснила почему — дурное предчувствие, плохой день, вещий сон, да еще упомянула, что эсперка... Ну, через пять минут остановка и опустела. Суеверия иногда бывают полезны...— Так это что получается, — искренне восхитился Евгений, — автобус вообще не пойдет? Ты всех пассажиров разогнала?— Не всех... Там какая то городская компания была, человек восемь, такой смех подняли — ты бы слышал... Так что пойдет автобус. Впрочем, может оно и к лучшему... — задумчиво протянула Юля, и, взглянув в глаза Евгению, безжалостно закончила то, что он не решался произнести: — По крайней мере, будем точно знать...По спине Евгения пробежал холодок. Черт возьми, может, не лететь никуда? Снять номер в гостинице на несколько дней, и за это время поговорить с Сэмом! Уловив его эманацию, Юля грустно улыбнулась.— Если рассуждать так, как ты, то проще вообще застрелиться!Евгений поежился и промолчал, а она добавила:— Конечно, осторожность никогда не помешает, но мне все же кажется, что ты ошибаешься в своих мрачных предположениях! Чтобы Сэм... Вот так вот... Правда, последние дни он действительно нелюдимый и колючий, но это то как раз не удивительно!Евгений снова промолчал, стараясь не поддаваться панике — не только внешне, но и эманацией. Что толку болтать: все продумано, вертолет исправен... полет должен быть безопасным! Но все же сердце дрогнуло, когда он запускал двигатель.Винт начал вращаться... Евгений прислушался: кажется, все нормально. Впрочем, если он ошибся, и случайности Сэма все же догонят их, то в полете может отказать все что угодно, даже автомат перекоса!Евгений добавил газ, и вертолет оторвался от земли. Теперь быстрый набор высоты — и скорее домой, в Сент Меллон! Евгений буквально слился с «Алуэттом» в одно целое, готовый почувствовать любую неисправность за две секунды до того, как она произойдет.Краем сознания он ощущал присутствие Юли в соседнем кресле и по прежнему радовался встрече с ней — но все это отодвинулось перед возможной опасностью, и заговори Юля с ним сейчас, Евгений просто не услышал бы!...Однако ничего необычного во время полета не произошло, и Евгений вздохнул с облегчением, когда полозья коснулись земли. Он искоса взглянул на Юлю, но она продолжала молчать. Интересно, посмеивается она в душе над его испугом или сама напугана не меньше, но скрывает это? Во всяком случае, он редко видел ее такой молчаливой и тихой!Когда они пришли домой, Евгений сразу же включил радио. Сообщение, которое он так боялся услышать, не заставило себя долго ждать. «В тридцати километрах от Сент Меллона на восемьдесят девятом шоссе попал под обвал рейсовый автобус...»