reforef.ru 1
Кондратьева, О. В «Соли земли» не всегда есть сахар к чаю / Ольга Кондратьева // Социальная защита. – 2009. - № 7. – С. 26-29.


В «Соли земли» не всегда есть сахар к чаю
Эта деревня под Тюменью стала уже легендой: сведения о ней передаются из уст в уста. Центр реабилитации наркоманов - место, куда обращаются самые отчаявшиеся.
Кристина медленно ходит по уютной солнечной спальне, убаюкивая на руках проснувшегося малыша. Остальные 15 маленьких человечков сладко сопят носами. На газовой плите греется молоко - на случай, если проснувшийся ребенок проголодался. Бесшумно работает стиральная машина. Сегодня Кристина - "дежурная мама". Возраст детишек разный - от года до шести, потому интересы различаются. Все сходятся в одном - в любви покататься с "горки". В спальне (она же игровая комната) расположена так называемая "труба": по лесенке ребята добираются до входа, а потом под радостные визги скатываются вниз по причудливо изогнутой закрытой пластмассовой "змее". Похожа на ледяную горку; только безопасна и функционирует круглый год. "Труба" принадлежала владелице крупного супермаркета: пока родители изучали продуктовые стеллажи, дети тренировались в искусстве "приземления". Но кризис прикрыл супермаркет, и игровой аттракцион оказался здесь в качестве подарка. А где это - "здесь"?

Яркий, как конфетная обертка, двухэтажный детский сад расположен на территории реабилитационного центра для наркоманов "Соль земли" (в 30 километрах от Тюмени). Эти дети родились в результате браков излечившихся наркоманов, которые не пожелали возвращаться в большой мир. Они продолжают жить и трудиться в реабилитационном центре: работы здесь - непочатый край. Иногда в центр попадают на излечение беременные мамаши-наркоманки. Их уговаривают сохранить ребенка - при том подходе к лечению, что применяется в центре, дети рождаются полноценные. Уговорить удается не всех, но кто решается - счастлив: дети и здоровые, и развитые, и подвижные.

Центр был создан десять лет назад как альтернатива традиционному медикаментозному лечению попавших в наркотический плен. Большинство, к сожалению, возвращается назад в объятия "белой смерти". Героиновым наркоманам, можно сказать, "везет". Если есть деньги на чистый героин -1 грамм - 1000 рублей, а чтобы единожды "вмазаться", надо 600 рублей, - жить можно относительно долго (так и хочется добавить "и счастливо", но, увы, это не так). Подавляющее большинство использует "грязные" наркотики. Сейчас наркодельцы научились делать синтетические наркотики из лекарств, продающихся без рецепта: баралгина, пенталгина и им подобных. Разовая доза отравы стоит дешево: 150-200 рублей. Но у подсевших на такой заманчивый наркотик жизнь короче, чем у дворового воробья, - через три месяца рак крови.


В "Соль земли" меня привез Виталий Сугатов, заместитель директора по административным вопросам. Он же - главный пиарщик того образа жизни, который помогает навсегда избавиться от наркотической зависимости. Вместе с другими обитателями центра ходит по школам, колледжам, наркологическим клиникам, рассказывает на своем примере, что значит "подсесть на иглу" и как трудно с нее соскочить. Борется за то, чтобы обезболивающие таблетки - сырье для дешевых наркотиков - продавали поштучно. Но пока безуспешно. Виталий приехал в тюменский центр десять лет назад из Улан-Удэ, до этого четыре года сидел на "грязных" наркотиках (сейчас у него семья: красавица жена, которая десять лет назад была наркоманкой и жила с бомжами на вокзале, два сына - погодки шести и пяти лет). В 90-е центр только-только создавался но аналогии с уже существовавшим (тогда - единственным) центром в Петербурге "Новая жизнь". Питерский "гуру" Дмитрий Какасьян передал эстафетную палочку коллеге Барашкону, который приехал в Тюменскую область, чтобы на основе программы для излечения алкоголиков "12 шагов" создать центр для реабилитации наркоманов. Десять лет назад здесь, в чистом поле, стояла избушка, где поселились несколько совсем конченых наркоманов, в излечение которых никто не верил, в первую очередь они сами. Была еще топившаяся "по-черному" банька, которая вскоре сгорела.

Сегодня центр - это целая деревня, в которой проживают более 100 человек: те, кто находится на излечении, и те, кто вылечился, но остался и деревне и занимается хозяйственным жизнеобеспечением центра. Эта деревня уже появилась на карте района. Инициатором выступил глава Нижне-Тавдинского района Зуфар Ахтариев. Визит в "Соль земли" поразил его в самое сердце. Сейчас он помогает "деревенским" как может: лесом, строительными и отделочными материалами. Стройка в деревне идет грандиозная. Основной объект - дом для мужского населения центра. Возведено уже четыре этажа, идут отделочные работы. Из членов бригады никто не имеет строительных специальностей, однако дом выходит на славу. Кроме жилых помещений, в нем будут зал для собраний и бильярдная. Две собственные пилорамы позволяют делать брус, доски для собственных нужд, излишки покупают дачники - дачный поселок в десяти километрах. Опять же живые деньги, чего так не хватает центру. За строительство отвечает Дмитрий, недавно закончивший курс реабилитации. Месяц назад он женился на такой же девчонке, тоже обитательнице деревни. Сергей, член бригады, приехал из Свердловской области. Он говорит, что лечился в нескольких больницах, но без толку. Выходил и снова кололся. Дважды сидел в тюрьме за воровство: не было денег на наркотики. Сергей смеется: "В наркодиспансерах только 30 процентов контингента - больные, 70 - персонал, а результат нулевой. Здесь же сразу по приезде тебе говорят, что с наркотиками покончено. Курить тоже надо бросить сразу. И вперед - включаешься в дела центра. Никто за тобой не следит, просто некому: все в делах и заботах. За работой и ломки не замечаешь". "Не совсем так, - мягко замечает Виталий, - с каждым приехавшим на реабилитацию заключается договор сроком на год. Закрепляется куратор. Конечно, он не ходит по пятам, как нянька, у него свои обязанности в центре, но всегда поможет советом, поддержит морально. Ну и. конечно, групповые занятия но изменению психологического восприятия себя и окружающего мира". Первые полгода - обязательное проживание в деревне, никуда не отлучаясь. Через три месяца могут приехать родители, но не другие родственники, тем более "друзья". Звонок родным - раз в месяц. Если человек решает, что через полгода он должен вернуться к обычной жизни, то он проходит второй полугодовой курс реабилитации - уже в условиях города. До 2003 года второго этапа не было. Потом поняли, что он необходим: у вполне на первый взгляд излечившихся ребят оказывался слишком мал внутренний ресурс, чтобы противостоять соблазнам прежней жизни. Было много срывов. Сейчас их практически нет, но и желающих вернуться на "материк" все меньше - большинство остается в деревне". Такое обстоятельство очень даже кстати: центр находится на самообеспечении, реабилитация то бесплатная. А надо пить-есть, одеваться. Строить жилье. Поэтому в центре большое натуральное хозяйство и нужны рабочие руки. 130 голов свиней, стадо дойных коров. Есть лошадь, которая зимой на санях катает ребятишек, а летом на ней пастух пасет стадо. На краю деревни - огромный сарай, заполненный сеном, и овощехранилище. Только картошкой засевается ежегодно 5 га, а еще свекла, морковь, капуста. Овощи остаются. Так появилась идея создать в Тюмени дешевую социальную столовую, куда бы пошли излишки. И мясо там бы реализовывали, а то приходится по дешевке сдавать перекупщикам на рынке. И денежки, так нужные на строительство и прочие нужды, капали бы на счет. Но кризис подкорректировал планы: под столовую надо строить здание, а денег нет. Финансовые затруднения усугубил недавно принятый областной закон, запрещающий оказывать общественным организациям помощь из областного бюджета. Только гранты. Но это копейки. Хорошо, что несколько лет назад успел помочь предыдущий губернатор Дмитрий Собянин. Внечатлившись эффективностью работы центра, он выделил средства на строительство асфальтированной дороги и газификацию. Сейчас вся надежда на мелкий бизнес, самый отзывчивый. Именно мелкие коммерсанты помогли приобрести бетонные блоки, кровлю для строящегося дома. Есть план к лету построить двухэтажный дом для девушек. Нужны новые дома для молодоженов, гостиница для приезжающих родителей. А взамен той сгоревшей баньки давно построена сауна. Я открываю дверь и ахаю: все обшито деревом, сухо, просторно, слева - джакузи, справа - бассейн. Под потолком висят березовые веники, наполняя баню запахом леса. Заготовили летом две тысячи, с гордостью говорит Виталий.


Главное для обитателей - подчиняться правилам и работать на общее благо. Некоторые не по одному разу отсидели в тюрьмах, тела - в синих наколках, но прошлым попрекать здесь не принято. Уже три года живет женщина, бывшая алкоголичка, которую выгнала из дома собственная дочь. Она пришла без документов, без одежды, прошла курс реабилитации, но возвращаться ей некуда. А некоторые наркозависимые приезжают на купленных родителями иномарках, в деньгах отказа не было, от армии их "откосили", дипломы купили. Здесь таким объясняют: прошлая жизнь закончилась. Не только в смысле наркотиков. Паниных денег тоже больше не будет. Придется работать, много и трудно. Как потопаешь, так и полопаешь. Нет сахара - будем пить чай несладкий (кстати, меня угостили превосходным чаем, но действительно без сахара). Лишних денег у центра нет, во многом приходится себе отказывать. Хотя все, конечно, сыты, одеты и у всех крыша над головой, и собственная "крыша" уже не едет, а это главное. Избалованных деток такой казарменный вариант не всегда устраивает, и они сбегают. Забора-то нет. Но это их выбор. Куда больше желающих попасть в деревню. Едут отовсюду - от Москвы до Хабаровска, из стран СНГ. Подобных центров два на все постсоветское пространство - и Питере и Тюмени. Сейчас, правда, появились филиалы "Соли земли" в Кургане, Саратове и Миассе. Но они малочисленные, и работа там только начинается. Курганский филиал рассчитан, например, всего на сорок человек. А потребности в излечении наркоманов большие. В реальном, конечно, излечении. А не предлагаемом в наркодиснансерах за большие деньги. Ломку снять - десять тысяч. Анонимное лечение - 20 тысяч в месяц. Но результата-то нет. А есть механизмы для перекачивания денег из карманов больного в карманы белых халатов.

Деревня под Тюменью стала уже легендой: сведения о ней передаются из уст в уста. Жаль только, что"Соль земли" - заведение не резиновое. "Вот построим то, что запланировали, - мечтательно говорит Виталий, - тогда будем брать пачками". Это он преувеличивает. С каждым новичком работают индивидуально и тщательно. Центр - место, куда обращаются самые отчаявшиеся. Вся их жизнь умещается в просвет иглы шприца с наркотическим зельем.

Ольга Кондратьева