reforef.ru 1 2 ... 10 11
PERCEPTION,


CONSCIOUSNESS,

MEMORY

Reflections of a Biologist

G. ADAM

Plenum Press.

New York and London

Д. АДАМ

ВОСПРИЯТИЕ,

СОЗНАНИЕ,


ПАМЯТЬ

Размышления биолога

Перевод с английского

канд. биол. наук Н. Ю. Алексеенко

под редакцией

д-ра биол. наук Е. Н. Соколова

Москва «Мир» 1983

ББК 28. 903

А28 УДК 612 + 577.3

Адам
Д.

А28
Восприятие, сознание, память. Размышления биолога: Пер. с англ./Перевод Алексеенко Н. Ю.; Под ред. и с предисл. Е. Н. Соколова.—М.; Мир, 1983. —152 с, ил.

Монография известного венгерского физиолога обобщает современные данные в области нейрофизиологии и экспериментальной психологии. Рассмотрены механизмы восприятия (восприятие электромагнитных волн, механических колебаний, положения тела в пространстве и др.), сознания, научения и памяти. Значительное место уделено современным экспериментальным моделям.

Для физиологов, нейрофизиологов, психологов, врачей, а также для читателей, Интересующихся физиологическими основами высшей нервной деятельности.

0304000000-211 „-J» , ББК 28.903

041(01)-83 ' " 6А2.2

Редакция литературы по биологии

© Academfai Kiad6, Budapest 1980 (g) Перевод на русский язык, «Мир>, 1983

Предисловие редактора перевода

Современная наука характеризуется двумя противоположными тенденциями развития. С одной стороны, происходит все большая специализация, связанная с появлением новых отраслей знания; с другой стороны, имеет место интеграция научных дисциплин, основанная на открытии базовых, фундаментальных закономерностей. Это справедливо и в отношении наук, изучающих работу мозга. Тем ядром, вокруг которого происходит консолидация научных дисциплин, изучающих деятельность мозга, является нервная клетка. Нейрон и сети связанных между собой нейронов образуют те структуры, которые лежат в основе восприятия, памяти и процессов обучения.


Книга Д. Адама отвечает назревшей потребности представить данные нейрофизиологии и психологии в рамках психофизиологии как единого целого. Принцип интеграции психологических и нейрофизиологических данных автор последовательно проводит через всю книгу. Проиллюстрируем логику такого подхода на примере зрительного восприятия. После изложения психофизических закономерностей связи между внешним раздражителем и ощущением (закон Фехнера, закон Стивенса) автор рассматривает те специализированные нейроны, образующие колонки и слои в новой коре, которые реализуют процесс анализа сигнала. Подчеркивая активный характер зрительного восприятия, автор специально останавливается на нейронных ансамблях, обеспечивающих эту активность в виде поисковых и прослеживающих движений глаз.

Достоинством книги является то, что она не ограничивается анализом экстероцепции, а сопоставляет ее также с интеро-цептивными системами. Содержательная характеристика инте-рецепции основана на собственных оригинальных наблюдениях автора.

Значительное место в книге уделяется функциональным состояниям мозга — механизмам активного бодрствования и сна. В связи с проблемой активного бодрствования и внимания обсуждается проблема сознания. Автор выделяет здесь два аспекта: оптимальный уровень активации и акт вербализации. Следует особо остановиться на акте вербализации как механизме сознания. Автор подчеркивает, что сознание означает регистрацию событий не только в непосредственном восприятии, но и в речевой сфере. Доказательством в пользу такого утверждения Д. Адам считает результаты опытов, поставленных на

6

Предисловие редактора перевода

лицах, подвергшихся в лечебных целях операции «расщепления мозга». Когда сигнал попадает только в правое, субдоминантное, полушарие, он не вербализуется и не осознается. Осознание сигнала связано с участием левого полушария, обеспечивающего его вербализацию.

В разделе, посвященном обучению (научению) и памяти, после анализа классических и инструментальных условных рефлексов дается описание недостаточно учитываемого «негативного обучения», которое выражается в постепенном ослаблении реакций на регулярно повторяющийся раздражитель. Подчеркивая, что в основе обучения лежат стойкие изменения связей между нейронами, автор излагает концепцию последовательной смены пластических изменений на уровнях электрической возбудимости, синаптической эффективности и молекулярных процессов. Заслуживает внимания предположение о едином коде памяти — о существовании общих механизмов для процесса обучения и формирования иммунных реакций по схеме антиген — антитело.


Можно надеяться, что развиваемый автором интегральный подход к анализу сложных явлений восприятия, памяти и сознания вызовет заинтересованный отклик у широкого круга читателей.

Е. Н. Соколов

Предисловие

Столь излюбленный в наше время междисциплинарный подход— не просто мода. Он отражает признание того, что многие вопросы, которые, как раньше думали, вполне возможно рассматривать в рамках той или иной традиционной науки, на самом деле выходят далеко за ее пределы.

Таким образом, междисциплинарный подход — это, по определению, совместная попытка нескольких самостоятельных отраслей науки проникнуть в области, не полностью доступные каждой из них в отдельности. Стимулируя сотрудничество нескольких дисциплин, такое исследование может способствовать обогащению каждой из них; но в то же время наличие пограничных областей иногда служит предлогом для того, чтобы отложить решение непреодолимых на первый взгляд проблем.

Исследование мозга, по-видимому, стало такой междисциплинарной областью науки. На наших глазах берется приступом крепость классической психологии; в ее внешние и даже некоторые центральные части вторгаются физиология, морфология, физика и химия. Нейрофизиология тоже перестала быть автономной и самоуправляемой областью, она все больше зависит от помощи, которую оказывают ей общая психология, эпистемология (теория познания) и логика, а также точные науки, такие как математика и физика. Эти пограничные вторжения безусловно оказались полезными для всех участников. В традиционных границах своих консервативных принципов классические науки в большинстве своем стоят теперь перед методологическим и эпистемологическим кризисом. Брешь в их стенах подает хотя бы некоторую надежду на их возрождение.

Автор настоящей книги работает в области нейрофизиологии. Как и некоторые его коллеги, он ожидает, что быстрее всего будут развиваться пограничные области этой науки, и считает, что надо широко открыть двери в изучение мозга психологам, математикам, философам, физикам, инженерам и представителям медицинской профессии. Однако общению между людьми, работающими в разных областях, мешает отсутствие общего языка даже в пределах естественных наук, не говоря уже об искусствах. Поэтому нейрофизиологу остается лишь пользоваться терминологией своей науки и надеяться, что те, для кого эта книга может представить интерес, приобрели достаточный опыт в ознакомлении с неизвестными им вещами.


8 Предисловие

Интерес к работе человеческого мозга растет в самых разных научных кругах. В Венгрии, так же как и в других странах, многие физики, математики, инженеры-электрики и философы интересуются теми или иными аспектами нервной деятельности. Одним из свидетельств такого интереса служит то, что автора неоднократно приглашали на различные университетские кафедры для чтения лекций по физиологии головного мозга.

При написании книги автор имел в виду интересы слушателей этих лекций: философа и учителя, которым для их работы нужно больше знать о биологии процессов отражения в головном мозгу и о механизмах памяти; физика и инженера-электрика, которые хотели бы применить современные знания по теории информации или связи к исследованию мозга. Даже старшее поколение биологов, врачей и психологов, интересующееся последними результатами изучения мозга, возможно, будет радо получить сжатую и «удобоваримую» сводку такого рода, чтобы освежить и пополнить свои знания по нейрофизиологии.

В этом смысле предлагаемая книга является научно-популярной. При ее написании помимо собственных исследований автора использованы важнейшие работы по физиологии мозга, опубликованные в последние годы, а также (особенно при подборе иллюстраций) наиболее известные научно-популярные журналы.

Первое венгерское издание было принято с интересом и быстро разошлось. Это можно приписать тому, что оно вышло в такое время, когда новые данные о мозге накапливались с поразительной быстротой. Настоящее английское издание, очень близкое ко второму венгерскому и к немецкому изданиям, свидетельствует о неослабевающем интересе к предмету.

Тема книги ограничена биологическими процессами приема информации и ее переработки и хранения в головном мозгу. Такому выбору способствовали не только собственные научные интересы автора, но и убеждение, что сенсорные «афферентные» процессы представляют собой группу высших нервных механизмов, изучение которых ближе всего соответствует интересам других наук.


Эта книга написана также для неспециалистов; если она пробудит интерес к физиологии мозга у широкого читателя, автор сочтет, что трудился не напрасно.

Д. Адам

ЧАСТЬ I

ВОСПРИЯТИЕ — УСВОЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ МОЗГОМ

Старинное изречение «Nihil in intellects, quod non ante in sensu» («Ничто не бывает в уме, чего раньше не было в ощущении»), хотя и представляет собой упрощение, вряд ли приемлемое в наше время, все-таки содержит некоторую долю истины. Информация о внешнем мире может попадать в головной мозг, т. е. в перерабатывающий ее центр, только через сенсорную систему, которую можно поэтому считать воротами сознания или — на языке кибернетики — его входным устройством.

Наши сведения о сложных процессах, запускаемых внешними стимулами и приводящих к субъективным ощущениям, весьма скудны. Некоторые механизмы, лежащие в основе этих процессов, удалось выяснить, но важные связи более крупного масштаба все еще ждут расшифровки.

Мы знаем, что сенсорная клетка (рецептор) преобразует стимул в короткие ритмические электрохимические импульсы. Затем поток импульсов передается по нервным путям в различные переключательные станции центральной нервной системы. Известен механизм, благодаря которому импульсы переходят с одного нейрона на другой. Выяснены также некоторые детали центрального «декодирующего» процесса. Однако физиологического истолкования сенсорной функции в целом или, точнее, единой нейрофизиологической теории восприятия, которая ответила бы на все вопросы о центральном представительстве органов чувств, еще нет.

В этой книге мы попытаемся суммировать то, что измерительные и записывающие приборы биолога позволяют обнаружить в периферических рецепторах и в их центральных представительствах.

Глава 1

Биология восприятия

Анализатор. Как физиолог, занятый теоретическими проблемами, так и врач, имеющий дело с патологией органов чувств, уже не могут отделить функцию рецепторного аппарата от его


10

Глава 1

представительства в головном мозгу. Сенсорную информацию получает, передает и перерабатывает функциональная единица, которая состоит из рецепторов (например, сетчатки глаза или кортиева органа во внутреннем ухе), сенсорных нервных путей и нейронов головного мозга. Павлов назвал весь этот аппарат анализатором, что указывает на его функцию анализа стимулов. Прежде чем обратиться к группам центральных нервных клеток, выполняющих сенсорную роль в психологическом смысле, мы кратко опишем общие свойства рецепторов.

Экспериментальные методы

При исследовании физиологии органов чувств все шире применяются микрометоды, позволяющие изучать функциональные изменения внутри клетки или даже в субклеточных структурах. Для выяснения, строения рецепторов, которое в пределах разрешающей силы светового микроскопа хорошо изучено, уже давно используются методы микроскопической анатомии. Тонкую структуру рецепторного аппарата исследуют в настоящее время при помощи электронного микроскопа с целью проследить сложные отношения между строением и функцией.

Трудно предсказать, насколько полезны будут данные микроморфологии для решения психологических проблем. Между тем методы микрофизиологии оказались ценным орудием для прослеживания нервного импульса, вызываемого в рецепторах внешними стимулами, и для определения его параметров. В ре-цепторные клетки вводят тончайшие электроды, толщина которых измеряется микронами, и с их помощью регистрируют потенциал покоя этих клеток и внезапное изменение, называемое потенциалом действия.

Классическими приемами физиологии рецепторов являются макрометоды, позволяющие изучать те изменения в головном мозгу, которые возникают в ответ на внешние стимулы у здоровых людей с неповрежденной нервной системой. Одна группа таких методов относится к области психофизики. Эти методы основаны на отчетах испытуемых о восприятии стимулов измеримой силы, генерируемых хорошо известными физическими источниками. Сюда же относится метод условных рефлексов, применяемый для оценки способности различать два стимула. Этот метод, который мы подробно рассмотрим позже, состоит в сочетании одного стимула с другим, безусловным (например, с пищей — пищевое подкрепление). Если животное может различать два каких-то стимула, у него можно выработать избирательную реакцию на один из них — тот, который предъявлялся с подкреплением.


Биология восприятия

11

Генерация и проведение импульсов

В процессе филогенеза возникли специальные органы рецепции и передачи информации о внешних стимулах. Рецепторы представляют собой специализированные структуры, преобразующие внешние стимулы в электрохимические сигналы — импульсы, которые затем передаются по нервным проводящим путям в сенсорную кору. Рецепторы тесно соприкасаются с соответствующими нервными клетками (нейронами), точнее с их отростками, которые проводят импульсы, возникающие в рецепторах, к телу клетки (соме). Основная функция нейрона состоит в передаче импульсов, генерируемых рецепторами. Разумеется, эта функция варьирует в различных нейронах животного и человеческого организма: одни нейроны способны порождать ритмические импульсы, другие анализируют и интегрируют импульсы, которые к ним приходят. Здесь мы будем рассматривать только роль нейронов как передатчиков импульсов. Упрощая, можно сказать, что генерацию импульсов осуществляют рецепторные нейроны, их передачу — остальные нейроны. Рассмотрим обе эти функции.

Чтобы понять распространение коротких, периодических электрохимических импульсов, надо сначала обратиться к нейрону в состоянии покоя. Обычно разность потенциалов между внешней и внутренней сторонами мембраны рецепторного нейрона в покое составляет примерно от 30 до 100 мВ. Эту разность мы называем потенциалом покоя. Ее можно измерить, введя в клетку микроэлектрод толщиной около 1 мкм, а второй электрод поместив с внешней стороны клеточной мембраны. Разность потенциалов регистрируется достаточно чувствительным прибором. Пока еще не установлено, чем вызывается эта разность. Но одно можно сказать с уверенностью: внутриклеточная жидкость (жидкое содержимое клетки) по своему составу отличается от наружной, т. е. внеклеточной, жидкости. В то время как внутри клетки в избытке имеются ионы калия, в тканевой жидкости больше ионов натрия. Содержимое клетки богато белком, а в наружной жидкости много ионов хлора. Как полагают, высокую концентрацию калия и низкую концентрацию натрия в клетке создает работа так называемого «натриевого насоса» — особого активного метаболического процесса. Потенциал покоя, согласно Ходжкину (Hodgkin), достаточно хорошо объясняется неравномерным распределением ионов.


Аналоговый ответ. При раздражении рецепторного нейрона потенциал покоя снижается на 30—50 мВ, т. е. происходит частичная деполяризация. В таком состоянии достаточно второго стимула гораздо меньшей интенсивности, чтобы потенциал покоя исчез. Упомянутое снижение потенциала в рецепторе строго локально — оно происходит только в том участке клеточной

12

Глава 1



Рис. 1. Генерация и распространение нервного импульса в тельце Пачини и в аксоне, выходящем из рецептора. Rx и R2положение регистрирующих микроэлектродов (внизу) и соответствующие записи (вверху): рецепторный потенциал и периодический потенциал действия.

мембраны, на который подействовал стимул. Еще одна особенность деполяризации состоит в том, что степень изменения потенциала зависит от интенсивности стимула: более слабые стимулы лишь ненамного снижают потенциал покоя, а сильные вызывают более выраженную деполяризацию. Можно сказать, что это локальное снижение потенциала пропорционально внешнему стимулу; поэтому в терминах кибернетики его можно назвать аналоговым ответом.

Такое локальное уменьшение разности потенциалов, носящее аналоговый характер, биофизики называют генераторным потенциалом. Генераторный потенциал рецептора некоторые авторы называют рецепторным потенциалом. Этот местный сдвиг потенциала представляет собой очень важный феномен, так как он порождает нервные импульсы в аксоне, связанном с ре-цепторной клеткой. Нервный импульс не остается локальным,

Биология восприятия 13

он распространяется и, как мы увидим, не является аналоговым, а носит — опять-таки на языке кибернетики — характер бинарного (двоичного) сигнала.

Тельце Пачини. Рецепторный потенциал часто исследуют в тельцах Пачини, которые в большом числе имеются в коже и других тканях (например, в брюшине) человека и животных.




Рис. 2. Схема строения нейрона. Видно, как к верхнему нейрону подходят окончания аксона от другого нейрона. Короткие отростки — дендриты, длинные волокна с миелиновой оболочкой — аксоны (обратите внимание иа разрывы в оболочке, называемые перехватами Ранвье). Заштрихованные участки тела клетки изображают клеточную мембрану с сидящими на ней концевыми вздутиями. В остальной части клетки показаны ядро, ядрышко и гранулы тигроида. Эти последние играют важную роль в метаболизме и синтезе белка. Стрелками показано направление распространения импульсов.



следующая страница >>