reforef.ru 1



На правах рукописи



Криворотова Виктория Викторовна

ВОЗБУЖДЕНИЕ МОНОКРИСТАЛЛОВ, ЛЕГИРОВАННЫХ ЭРБИЕМ, В ИНТЕСИВНЫХ ОПТИЧЕСКИХ И РАДИАЦИОННЫХ ПОЛЯХ

01.04.07 – физика конденсированного состояния

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата

физико-математических наук


Иркутск 2010
Работа выполнена в Иркутском государственном университете путей со­общения.
Научный руководитель: доктор физико-математических наук, профессор

Барышников Валентин Иванович
Официальные оппоненты: доктор физико-математических наук, профессор

Раджабов Евгений Александрович,
доктор физико-математических наук,

Зилов Сергей Анатольевич
Ведущая организация: ГОУ ВПО «Томский политехнический университет»

Защита состоится 28 апреля 2010 г. в 9.00 часов на заседании диссертацион­ного совета Д 212.074.04 при Иркутском государственном университете по ад­ресу: 664003, г.Иркутск, бульвар Гагарина, 20.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Иркутского госу­дарственного университета.
Автореферат разослан « 19 » марта 2010г.


Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат физико-математических наук,

доцент Б.В. Манга­зеев
Общая характеристика работы
Актуальность работы. Примесные ионы Er3+ фторидных и оксидных кри­сталлов являются рабочими центрами лазеров инфракрасного (ИК) диапазона (2,9 мкм). В настоящее время активно разрабатываются малогабаритные твер­дотельные Еr-2,9 мкм-лазеры с полупроводниковой накачкой [1].

В рамках данного направления необходимость разработки лазеров в диа­пазоне 2-3 мкм обусловила интенсивные исследования вынужденного излуче­ния кристаллов на основе сложных фторидов и оксидов с высокой концентра­цией примеси Er [2]. При оптической накачке таких сред, наряду с ИК-излуче­нием, наблюдаются зеленые и красные линии люминесценции [3, 4]. Значи­тельный интерес в исследованиях представляет, как один из эффективных, кри­сталл фторида бария иттрия с редкоземельной примесью эрбия.


К настоящему времени существует большое количество работ по иссле­дованию редкоземельных примесей сложных оксидов [6, 7]. Меньшее число работ посвящено сложным фторидам. Кристаллы BaY2F8 с различным содер­жанием редкоземельных примесей достаточно подробно исследовались ав­торами работ [4, 16].

Вместе с тем, ряд важнейших вопросов относительно процессов возбуж­дения антистоксовой люминесценции в рассматриваемых кристаллах остается нерешенным. Так, анализ литературных данных показывает, что возбуждение ионов эрбия происходит по кооперативному механизму [6, 7]. Однако данные исследования нельзя считать завершенными, поскольку отсутствуют в доста­точной мере экспериментальные и теоретические доказательства перечислен­ных механизмов лазерного возбуждения ионов Er3+.

Остается открытым вопрос о причине высокой эффективности возбужде­ния ИК и видимого излучения примесных ионов эрбия в сложных фторидах и оксидах при мощном импульсном радиационном воздействии. Так в работе [8] исследовалась природа рентгенолюминесценции редкоземельных примесей в оксидах. Однако механизмы, происходящие в кристаллах при рентгеновском возбуждении, не могут быть раскрыты в полной мере вследствие малой плот­ности мощности данного типа возбуждения. Поэтому для достоверного выяв­ления процессов возбуждения люминесценции примесных ионов Er3+ в кри­сталлах сложных фторидов и оксидов, представляет интерес использование сильноточных наносекундных электронных пучков, когда высокая концентра­ция наведенных электронно-дырочных пар позволяет, независимо от конкури­рующих каналов, выявить механизмы возбуждения всех примесных центров, входящих в кристаллическую структуру. Такие исследования для изучения процессов возбуждения редкоземельных ионов Er3+ не проводились.

Кроме того, при исследовании оксидов и фторидов авторами [9] впервые обнаружена широкополосная малоинерционная катодолюминесценция собст­венного вещества при субнаносекундном сильноточном электронном облуче­нии. В литературе отсутствуют какие-либо данные об исследованиях широко­полосной малоинерционной катодолюминесценции в кристаллах фторида ба­рия иттрия.


Таким образом, исследование кристаллов сложных фторидов и оксидов с высокой концентрацией примеси Er при интенсивном наносекундном элек­тронном возбуждении также актуальны не только в прикладном плане, но и в необходимости выявления механизмов передачи высоких плотностей энергии дефектам легирующей примеси Er и ионам собственного вещества.

В связи с актуальностью представленных выше проблем была поставлена задача: изучить эффективные процессы передачи энергии дефектам редкозе­мельной легирующей примеси эрбия и ионам собственного вещества сложных фторидов и оксидов под действием мощных наносекундных электронных пуч­ков, ИК-лазерного излучения и световых некогерентных импульсов, с целью определения механизмов возбуждения катодолюминесценции (КЛ) ионов соб­ственного кристаллического вещества и примесных дефектов эрбия, а также механизмов нелинейного лазерного возбуждения ионов эрбия, ответственных за ИК-люминесценцию с сопутствующим антистоксовым излучением.


Научная новизна работы отражена в следующих положениях, выносимых на защиту:


  1. В сложных фторидах и оксидах, легированных примесью Er3+, при ла­зерном инфракрасном возбуждении линии излучения на 2,9 мкм происходят по двухступенчатому механизму переходы электронов 4I15/2 4I9/2 2H9/2 и 4I15/2 4I11/2 4F7/2 , ответственные за возбуждение сопутствующих зеленых и красных линий антистоксовой люминесценции.
  2. В кристаллах Er:BaY2F8, Er:Y3Al5O12, Er:YAlO3, Er:YLiF4 облучае­мых мощными электронными пучками, возбуждение линий катодолюминес­ценции происходит в результате последовательного захвата дырок валентной зоны и электронов зоны проводимости примесными ионами Er3+. При этом аномально высокий выход КЛ Er3+ в видимом и ИК диапазонах спектра обу­словлен эффективным взаимодействием горячих носителей заряда с примес­ными дефектами Er3+, в окрестности которых имеет место нарушение регуляр­ности кристаллического поля.


3. При электронной бомбардировке кристаллов BaY2F8, независящая от примесного состава и температуры, широкополосная малоинерционная катодо­люминесценция в области 300 – 700 нм обусловлена излучательными перехо­дами электронов в -валентной зоне при ионизации и ударном смещении с ре­гулярных позиций ионов фтора.

Практическая значимость работы.

На основе проведенных исследований разработан кристаллический (Er:BaY2F8) с лазерной диодной накачкой импульсный суперлюминесцентный ИК излучатель (2,9 мкм) с сопутствующим свечением в зеленой области спек­тра для контроля и настройки инфракрасных диагностических систем. Полу­ченные результаты используются в разработке эффективных субнаносекундных кристаллических широкополосных электронно-оптических BaY2F8-излучателей и детекторов рентгеновского изображения для систем быстродействующей микродозовой рентгеновской диагностики.

Апробация работы и публикации.

Материалы работы докладывались и обсуждались на следующих конфе­ренциях: X Международная школа-семинар по люминесценции и лазерной фи­зике (Иркутск, 2006); XIII Feovilov symposium on spectroscopy of crystals doped by rare earth and transition metal ions (Irkutsk, 2007); ХI Международная школа-семинар по люминесценции и лазерной физике (Иркутск, 2008); Межвузовская научно-практическая конференция «Транспортная инфраструктура Сибирского региона» (Иркутск, 2009); Научно-техническая конференция молодых ученых «Люминесцентные процессы в конденсированных средах» (Харьков, 2009); XXIV съезд по спектроскопии (Москва, 2010). Результаты исследований изло­жены в 10 публикациях и использованы в заявке на изобретение.


Личный вклад соискателя. Интерпретация и формулировка результатов теоретических и экспериментальных исследований и соответствующих защи­щаемых положений в существенной мере сделаны лично соискателем.

Объем и структура работы.


Диссертация изложена на 105 страницах, включая 77 страниц машино­писного текста, иллюстрирована 57 рисунками и 6 таблицами, состоит их вве­дения, 4 глав, заключения и списка литературы, включающего 126 наименова­ний.
Краткое содержание диссертации
Введение отражает актуальность, новизну, практическую значимость ра­боты и ее основные цели и задачи.

В первой главе представлены характеристики исследуемых кристаллов. Приведены методы исследования и оригинальные фрагменты техники экспери­мента.

Вторая глава посвящена исследованию механизмов возбуждения антистоксовой люминесценции примесных ионов эрбия в сложных фторидах и оксидах. Анализ литературных данных указывает на то, что возбуждение лю­минесценции примесных ионов Er3+ в кристаллах сложных фторидов и оксидов, происходит по кооперативному механизму [6, 7].

В результате эксперимента обнаружено, что при лазерном (возб= 780 нм) возбуждении кристаллов Er:Y3Al5O12, Er:YAlO3, Er:BaY2F8, Er:YLiF4 содер­жащих 0,05 – 0,5 вес. % Er3+ наблюдается ИК-излучение (2,9 мкм) и интен­сивные линии антистоксовой люминесценции (550, 560, 670 и 700 нм). Дан­ный результат не согласуется с кооперативным механизмом из-за высокой эф­фективности возбуждения антистоксовой фотолюминесценции (ФЛ) Er3+ при низкой концентрации примеси эрбия. Далее проведены прямые эксперименты, в которых установлено, что для каждого кристалла при одинаковой поглощен­ной мощности, как лазерного, так и селективного лампового воздействия, реги­стрируется примерно одинаковый уровень интенсивности ФЛ линии на 2,9 мкм. Это означает, что при ИК-ламповом облучении указанных кристаллов достигается практически одинаковая концентрация возбужденных ионов эрбия на уровне или , что и при лазерном воздействии (соответственно λвозб = 780 нм, λвозб = 970 нм). Однако при этом зеленые и красные линии ФЛ не регистрируются при ИК-ламповом облучении указанных кристаллов. Таким образом, полученные результаты отвергают кооперативный механизм возбуждения антистоксовой ФЛ Er3+.


Анализ полученных результатов позволяет считать, что в основе механизма лазерного возбуждения линий антистоксовой ФЛ Er3+ лежит закономерность, связанная с особенностями взаимодействия мощного лампового и лазерного излучения с исследуемыми кристаллами. Действительно, к примеру, при одинаковой мощности ~ 1 Вт в области 780 нм излучение полупроводникового лазера имеет спектральную ширину ~ 2 нм, а ламповое ~ 20 нм. Во-вторых, сформированный микротелескопом, диаметр лазерного пучка в области гауссовой перетяжки достигает ~ 30 мкм, а максимально достижимый диаметр оптического пучка мощной (150 Вт) галогенной лампы составляет 3 мм. Таким образом, спектральная плотность мощности лазерного пучка достигает 0,25 МВт/см2·нм, а лампового пучка соответствует ~ 0,6 Вт/см2·нм. Как видно, спектральная интенсивность лазерного облучения исследуемых кристаллов на пять порядков превосходит спектральную плотность мощности такого лампового возбуждения. Подобные свойства лазерной накачки кристаллов сопровождаются нелинейными механизмами возбуждения ФЛ [12, 13] и в [13] предложено, что возбуждение кристаллов ламповым излучением – это «мягкий» тип накачки, а лазерным – «жесткий». Таким образом, можно считать, что лазерное инфракрасное возбуждение зеленых и красных линий люминесценции Er3+ в кристаллах Er:Y3Al5O12, Er:YAlO3, Er:BaY2F8, Er:YLiF4 связано с нелинейным механизмом по интенсивности возбуждения примесных ионов.

С целью подтверждения данного вывода были проведены дополнительные эксперименты по измерению эффективности возбуждения линий антистоксовой люминесценции Er3+ кристаллов Er:BaY2F8 в зависимости от плотности мощности лазерного (λвозб = 970 нм) возбуждения. Диаметр лазерного пучка на исследуемом кристалле регулировался в интервале от 30 мкм до 1 мм путем увеличения дистанции от гауссовой перетяжки собирающей линзы. При этом интенсивность лазерного излучения соответственно варьировалась в диапазоне 2 102 – 2,5105 Вт/см2, а регистрирующая система фиксировала ФЛ линии Er3+ при 550 нм со всей излучаемой площади кристалла. Таким образом, была зарегистрирована квадратичная зависимость эффективности возбуждения линии антистоксовой ФЛ Er3+ кристаллов Er:BaY2F8 в зависимости от плотности мощности лазерного (λвозб = 970 нм) возбуждения. Этот результат однозначно подтверждает двухступенчатый механизм возбуждения линий антистоксовой люминесценции Er3+.


В этом же кристалле Er:BaY2F8, были проведены измерения зависимости выхода ИК-линии 2,9 мкм от интенсивности лазерного облучения. Обнаружено, что данная зависимость имеет линейный характер. Отсюда, возбуждение ИК-линий ФЛ Er3+ на 2,9 мкм происходит по однофотонному механизму.

В соответствии с результатами экспериментов механизм лазерного возбуждения антистоксовой и ИК люминесценции Er3+ в кристаллах Er:BaY2F8 можно представить электроны-ми переходами в системе энергетических уровней ионов Er3+ (рис.1).

В исследованных крис- таллах концентрация Er3+ варьировалась в диапа­зоне 0,05 – 0,5 вес. %. В образцах, легированных 0,5 вес. % Er3+, начи­нает проявляться концентра-ционное тушение, а кооперативное возбуждение эрбия практически не наблюдается. Поэтому при высоких концентрациях Er3+ > 5 вес. %, когда кооперативный механизм вносит вклад в возбуждение Er3+, эффективность ФЛ Er3+ будет значительно ниже вследствие концентрационного тушения люминесценции Er3+. В кристаллах Er:BaY2F8, содержащих 0,5 вес. % Er3+, при 300 К ФЛ линии на 560 нм затухают с  = 22 мкс и при 0,05 вес. % Er3+ –  = 30 мкс.

Таким образом, установлено, что при лазерном облучении фторидных и оксидных кристаллов, легированных примесью Er3+, возбуждение ИК свече­ния (2,9 мкм) происходит по однофотонному механизму, а сопутствующие ли­нии антистоксовой люминесценции в видимом диапазоне спектра эффективно возбуждаются в результате двухступенчатого поглощения фотонов оптиче­ской накачки (рис. 1).

В третьей главе представлен обзор литературы по радиационным меха­низмам возбуждения примесных ионов в кристаллических структурах. Приве­дены результаты спектрально-кинетических исследований кристаллов сложных фторидов и оксидов с примесью Er3+ при возбуждении сильноточными наносе­кундными электронными пучками.


В рамках исследования особенностей механизма возбуждения примесных ионов Er3+ в оксидных и фторидных кристаллах (Er:Y3Al5O12, Er:YAlO3, Er:BaY2F8), проведено измерение выхода катодолюминесценции η Er3+. Оказа­лось, что выход КЛ Er3+ (~ 3 %) на два порядка превышает ожидаемую вели­чину по концентрации примеси (0,05.вес. %).

Для выявления механизма возбуждения катодолюминесценции примеси Er3+ в исследуемых кристаллах, измерена зависимость выхода КЛ и ФЛ ионов эрбия от температуры в интервале от 78 до 300 К. Оказалось, что при электрон­ном и оптическом (внутрицентровом) возбуждении примесных ионов Er3+ данные зависимости совпадают. Оптическое возбуждение легирующей примеси Er3+ в указанных кристаллах производилось селективно в полосы поглощения Er3+ излучением микросекундной (1 мкс) мощной ксеноновой лампы ИСШ-400. С учетом классических температурных зависимостей выхода свободных и авто­локализованных экситонов [11] полученный результат однозначно отвергает экситонный механизм возбуждения ионов эрбия и показывает, что возбуждение КЛ Er3+ в кристаллах Er:Y3Al5O12, Er:YAlO3, Er:BaY2F8 связано с захватом иона­ми Er3+ наведенных электронным пучком горячих носителей зарядов. Та­ким образом, механизм возбуждения ионов Er3+ в кристаллах при импульсном электронном облучении обусловлен последовательным захватом ионами Er3+ дырок валентной зоны и электронов зоны проводимости по реакции:
Er3++ hEr4+ + e → (Er3+)* → Er3++ Er3+ (1)

Для подтверждения (1) исследована кинетика катодолюминесценции крис­таллов Er:BaY2F8. Время затухания начального наиболее интенсивного экспоненциального участка совпадает с экспоненциальным затуханием ФЛ Er3+ при селективном (внутрицентрововом) облучении кристаллов Er:BaY2F8 импуль­сами мощной ксеноновой лампы. Это не противоречит тому, что излучательные электронные переходы в ионах Er3+ происходят в результате последовательного захвата ионами эрбия горячих дырок и электронов. Временные компоненты более протя­женных, не экспоненциальных “хво­стов”, по-видимому, обусловлены ло­кализацией на Er3+ электронов зоны проводимости, “медленно” высвобождаю­щихся из мелких ловушек. В кристаллах Er:BaY2F8 (0,05 вес. % Er3+) время за­тухания интенсивности линии катодолюминесценции Er3+ при 550 нм со­ставляет 45 мкс, при 560 нм – 22 мкс (Т = 300 К).


В кристаллах Er:BaY2F8 исследован процесс разгорания катодолюминес­ценции примесных ионов. К примеру, из рис. 2 видно, что разгорание катодо­люминесценции Er3+ линий на 560 нм при 300 К состоит из двух времен­ных компонентов: < 10 нс и 300 нс. По временной компоненте (< 10 нс) в ки­нетике разгорания КЛ на 560 нм и в соответствии со схемой возбужденных энергетических уровней Er3+ (рис.1) очевидно, что заселение электронами уровня 2H9/2, происходит за время < 10 нс в результате последовательного за­хвата горячих дырок и электронов эрбием по реакции (1).

Аномально высокий выход ( 3 %) КЛ примеси Er сложных окси­дов и фторидов по отношению к концентрации Er (в Er:BaY2F8 0,05.вес.% Er) в соответствии с формулой [15] показывает что, значе­ние σа (сечение взаимодействия горячих дырок и электронов с примес­ными ионами), превышает σ (сечение взаимодействия горячих дырок и элек­тронов с ионами собственного вещества), более чем на два порядка. В этом случае в указанных кристаллах горячие электроны эффективно передают энергию (W*) примесным дефектам Er, находящихся в узлах регулярной ре­шетки. Это возможно если функция средней скорости электронов становится четной [15]: υpi = p(Wo - W*)pi, то есть нарушается принцип Блоха. Это означает, что в окрестности примесных дефектов Er потенциал U*, как функция от (r+a) нерегулярен: . Для подтверждения рассмот­рена электронная структура ионов эрбия и собственного вещества. Известно, что ион Er3+ встраивается в структуру BaY2F8 на место иттрия (Er3+ (5p6) заме­щает Y3+ (4p6)) [5]. При этом в матрице кристалла BaY2F8 происходит наруше­ние регулярной структуры монокристалла.


Таким образом, аномально высокий выход КЛ Er+3 (η 3 %) в видимом и ИК диапазонах спектра при электронном облучении кристаллов Er:BaY2F8, Er:YAlO3, Er:YLiF4, Er:Y3Al5O12 обусловлен эффективным взаимодействием го­рячих носителей заряда с примесными дефектами Er+3, в окрестности которых имеет место нарушение регулярного внутрикристаллического поля.

В кристаллах Er:BaY2F8 (0,5 вес. % Er3+) при измерении () линии Er3+ на 560 нм при плотности тока 1 нс-пучка электронов j > 0,5 кА/см2 обна­ружено резкое изменение кинетических параметров КЛ (рис. 3).

Микросекундный (2 мкс) всплеск КЛ линии Er3+ при 560 нм (рис. 3), ко­торый появляется при плотности тока j > 0,5 кА/см2 спустя 500 нс после на­чала импуль­са электронного облучения объясняется явлением суперкатодолю­минесценции (вынужденного излучения – усиление света люминесценции за один проход). Вынужденное излучение возникает при достижении инверсной населенности с превышением порогового значения концентрации возбужден­ных ионов. Расчет показал, что в кристаллах Er:BaY2F8 значение пороговой концентрации возбужденных ионов Er3+ равно 81017 см–3. В эксперименте при плотности тока наносекундного пучка электронов в кристаллах Er:BaY2F8 (0,5 вес. % Er3+) j > 0,5 кА/см2 концентрация возбужденный ио­нов (Er3+)* достигает ~ 51018 см–3.

В четвертой главе на основе анализа литературных данных и экспери­ментальных исследований раскрыты механизмы возбуждения широкопо­лосной катодолюминесценции (ШКЛ), обнаруженной в кристаллах Er:BaY2F8 и BaY2F8.


При возбуждении сильноточ­ными электронными пучками (10 – 250 кэВ; 0,5 – 2,0 кА/см2; 1 нс) номинально чистых кристаллов фторида бария иттрия об­наружена малоинерционная (τ < 5 нс) широкополосная (300 – 700 нм) стабиль­ная при 78 – 900 К катодолюминесценция. В кристаллах Er:BaY2F8 при 700 К также обнаружена идентичная по спектру интенсивная широкополосная като­долюминесценция. При этом линии КЛ Er3+ на 550 и 560 нм, обусловленные свечением примесных ионов эрбия, практически потушены. В данных кристал­лах независящий от температуры (78 – 900 К) выход ШКЛ ~ 0,1 % сопоставим с известной эффективностью ШКЛ собственного вещества сапфира [9]. Таким образом, в номинально чистых и с примесью Er3+ кристаллах BaY2F8 ШКЛ обусловлена излучением собственного вещества.

Из рис. 4 (кр. 1 и 2) видно, что спектр ШКЛ кристалла BaY2F8 состоит из двух полос КЛ: 360 и 570 нм. Для уточнения проведены измерения короткожи­вущего поглощения кристаллов BaY2F8 при наносекундном сильноточном элек­тронном облучении. В ходе электронной бомбардировки кристалла BaY2F8 при 300 К обнаружена полоса корот­коживущего поглощения со вре­менем жизни 300 нс и максиму­мом на 530 нм (рис. 4, кр. 3). Данная полоса короткоживущего поглощения совпадает со спек­тральным провалом в спектре ШКЛ исследуемого кристалла. Это означает, что «провал», об­разованный в спектре ШКЛ (460 – 570 нм) кристалла BaY2F8 обусловлен короткоживущим по­глощением, наведенным в дан­ной спектральной области элек­тронным облучением. Следова­тельно, спектр ШКЛ кристалла BaY2F8, связанный с собственным излучением кристаллического вещества, имеет одну полосу с максимумом при 360 нм.

Известно [9, 10], что в оксидах широкополосная катодолюминесценция обусловлена излучательными электронными переходами в -валентной зоне кристалла при ионизации и ударном смещении с регулярных позиций ионов кислорода O2-. ШКЛ в кристаллах BaY2F8, так же как и в оксидах, обладает сле­дующими особенностями: малоинерционностью (τ < 5 нс), широким спектром (370 – 700 нм), выходом КЛ около 10-3 и высокой температурной стабильно­стью (78 – 900 К). На основании этого можно предположить, что как и в окси­дах, излучательные малоинерционные переходы в кристаллах BaY2F8 происхо­дят в -валентной зоне кристалла при ионизации и ударном смещении с регу­лярных позиций ионов фтора.


Энергия электрона в пучке – это его кинетическая энергия, связанная со скоростью электрона и импульсом. Эти параметры влетающего в кристалл электрона, определяют ударный процесс взаимодействия. В результате элек­тронного удара смещенный ион фтора оказывается в локальном кристалличе­ском возмущающем поле. Вследствие этого происходит расщепление -ва­лентной зоны F. Напряженность поля (Е) в окрестности смещенного иона F с учетом эффективного заряда Fпри его ударном смещении, связана с порого­вой энергией образования стабильных анионных вакансий Wео и энергией элек­тронов в пучке We следующей зависимостью [14]:

, (2) где – эффективный заряд иона фтора, me – масса электрона, mi – масса иона F, о – диэлектрическая постоянная, – диэлектрическая проницаемость среды, Wео – пороговая энергия образования стабильных дефектов

Таким образом, величина напряженность поля (Е) в окрестности сме­щенного иона F при энергии электронов < Wео = 30 кэВ зависит главным образом от массы ионов составляющих кристалл BaY2F8. Для уточнения меха­низма возбуждения ШКЛ в BaY2F8 была измерена зависимость уширения КЛ от энергии электронов возбуждающего пучка в кристаллах BaY2F8 и Al2O3 (рис. 5). Обнаружено, что в этих кристаллах при увеличении энергии электронов в пучке до 30 кэВ уширение КЛ практически совпадает. Атомный вес бария – 137 и иттрия – 89 значительно больше, чем у кислорода. И если при электронной бомбардировке (We = 30 кэВ) кристаллов BaY2F8 за ШКЛ были бы ответст­венны переходы электронов, свя­занные с ионами Ba или Y, то в со­ответствии с (2) уширение ШКЛ практически не должно наблю­даться. Это предположение явно противоречит экспериментальным результатам (рис. 5). Напротив, атом­ный вес кислорода 16 незначи­тельно отличается от атомного веса фтора – 19. Поэтому по условию (2) уширение ШКЛ в Al2O3 и BaY2F8 должно быть близ­кими по величине и в эксперименте уширение спектра ШКЛ BaY2F8 практиче­ски совпадает с уширением ШКЛ кристаллов Al2O3 и составляет Δλ = 100 нм (рис. 5). Отсюда за ШКЛ в кристаллах BaY2F8 ответст­венны переходы электронов в 2р-валентной зоне ионов F.


Таким образом, в ходе силь­ноточного наносекундного элек­тронного воз­буждения кристаллов BaY2F8, стабильная при 78 − 900 К мало­инерционная (< 5 нс) ШКЛ в области 300 − 700 нм обусловлена излучатель­ными элек­тронными переходами в -валентной зоне при ионизации и ударном смеще­нии с регулярных позиций ионов фтора.

На основе установленной при­роды и механизма возбуждения мало­инер­ционной независящей от темпера­туры широкополосной катодолюми­несценции на рис. 6 представлена схема энергетических зон и электрон­ных переходов, от­ветственных за ШКЛ кристалла BaY2F8. Как видно из рис. 6, при воз­действии ионизирующего излу­чения на кристаллы BaY2F8, электроны из 2р-ва­лентной зоны F и более глубо­ких уровней ионов забрасываются в зону проводимости, создавая горячие элек­троны и дырки. В результате излуча­тельных электронных переходов в ва­лентной зоне, сформированной 2р-состоя­нием ионов F, происходит наблюдае­мое широкополосное свечение (рис. 4). При облучении кристаллов BaY2F8 электронами с энергией > 10 кэВ, за счет ударного смещения, ионы фтора ока­жутся в локальных кристаллических полях возмущения. При этом происходит расщепление -валентной зоны ионов фтора и как следствие, наблюдается уширение спектров ШКЛ (рис. 5).

В заключении подведены итоги работы и представлены основные науч­ные выводы, вытекающие из совокупности выполненных исследований.
Основные результаты работы

  1. Установлено, что в сложных фторидах и оксидах, легированных приме­сью Er3+, при лазерном инфракрасном возбуждении линии излучения на 2,9 мкм происходят по двухступенчатому механизму переходы электронов 4I15/2 4I9/2 2H9/2 и 4I15/2 4I11/2 4F7/2 , ответственные за возбуждение со­путствующих зеленых и красных линий антистоксовой люминесценции.


  2. Установлено, что возбуждение ионов Er3+ в кристаллах Er:BaY2F8 при импульсном электронном облучении обусловлено последовательным захватом дырок валентной зоны и электронов зоны проводимости примесными ионами Er3+ по реакции: Er3++ hEr4+ + e → (Er3+)* → Er3++ Er3+.

  3. Показано, выход катодолюминесценции Er+3 в оксидных и фторидных кристаллах в видимом и ИК диапазонах спектра на два порядка превышает ожидаемую величину по концентрации примеси Er+3 (0,05 вес. %).

  4. Установлено, что аномально высокий выход катодолюминесценции Er+3 в видимом и ИК диапазонах спектра при облучении кристаллов Er:BaY2F8, Er:YAlO3, Er:Y3Al5O12, Er:YLiF4 обусловлен эффективным взаимодействием го­рячих носителей заряда с примесными дефектами вследствие нарушения регу­лярности кристаллического поля в окрестности примесных дефектов Er+3.

  5. Предложена схема излучательных электронных переходов в ионах Er+3 при наносекундном электронном облучении кристаллов Er:BaY2F8.

  6. В кристаллах Er:BaY2F8 при плотности тока электронной накачки j > 0,5 кА/см2 достигнут режим суперкатодолюминесценции Er3+ линии на 560 нм.

  7. Установлено, что независящая от примесного состава и температуры ма­лоинерционная (τ < 5 нс) широкополосная (300 – 700 нм) катодолюминес­ценция кристаллов BaY2F8 обусловлена свечением собственного вещества.
  8. При электронном облучении кристаллов BaY2F8 в области 460 – 570 нм обнаружено наведенное поглощение со временем жизни 300 нс при 300 К.


  9. Установлено, что ШКЛ кристаллов BaY2F8 в спектральной области 300 – 700 нм ответственны излучательные переходы в -валентной зоне F при ионизации и ударном смещении с регулярных позиций ионов фтора в ходе сильноточного наносекундного электронного удара.

Работы, опубликованные по теме диссертации
[1] Барышников В.И., Илларионов А.И., Криворотова В.В. Возбуждение люминесценции кристаллов с примесью Er3+ // Тезисы Х Межд. школы-семи­нара по люминесценции и лазерной физике. – 2006, Иркутск. С.20–21.

[2] Барышников В.И., Криворотова В.В. Возбуждение фотолюминесцен­ции в оксидных и фторидных кристаллах легированных ионами Er. // ФТТ, 2008. Т.50, № 9. С.1600–1602.

[3] Барышников В.И., Криворотова В.В., Воропаев Е.В. Возбуждение на­носекундными электронными пучками кристаллов, легированных эрбием // Из­вестия ВУЗов. Физика, 2009. Т.52, № 12/3. С. 53–56.

[4] Baryshnikov V.I., Krivorotova V.V. Excitation of Er3+ luminescence in oxide and fluoride crystals // XIII Feovilov symposium on spectroscopy of crystals doped by rare earth and transition metal ions. – 2007, Irkutsk. Р. 9.

[5] Барышников В.И., Криворотова В.В. Импульсная катодолюминесцен­ция кристаллов с примесью Er3+ // Тезисы ХI Межд. школы-семинара по люми­несценции и лазерной физике . – 2008, Иркутск. С.18–19.

[6] Барышников В.И., Криворотова В.В. Контроль болометрических сис­тем диагностики инфракрасным импульсным излучением кристаллов Er:BaY2F8 // Сборник трудов межвузовской научно-практической конференции «Транс­портная инфраструктура Сибирского региона». – 2009, Иркутск. С. 269–272.

[7] Барышников В.И., Криворотова В.В. Малоинерционные широкопо­лосные оптоэлектронные излучатели и преобразователи на основе кристаллов BaY2F8 // Сборник трудов межвузовской научно-практической конференции «Транспортная инфраструктура Сибирского региона». – 2009. Иркутск. С. 272–275.


[8] Барышников В.И., Криворотова В.В. Широкополосная катодолюми­несценция кристаллов Er:BaY2F8 // Тезисы научно-технической конференции молодых ученых «Люминесцентные процессы в конденсированных средах». – 2009. Харьков, Украина. Р. 18.

[9] Барышников В.И., Криворотова В.В., Воропаев Е.В. Малоинерцион­ное излучение сложных фторидов в интенсивных радиационных полях // Те­зисы XXIV съезда по спектроскопии. – 2010. Москва. С. 147.

[10] Барышников В.И., Илларионов А.И., Криворотова В.В. Способ тес­тирования инфракрасных болометрических систем. Заявка на патент на изобре­тение РФ № 2009148838 от 28.12.2009 г.
Список цитируемой литературы
[1] Кравцов Н.В. Основные тенденции развития твердотельных лазеров с полупроводниковой накачкой // Квантовая электроника, 2001. Т.31, №8. С. 661–677.

[2] Brauch U., Huber G., Karsewsky M., Siewen C., Voss A. Multiwatt diode-pumped Yb:YAG thin disk laser continuously tunable between 1018 and 1053 nm // Optics Letts, 1995. Т.20. С. 713–715.

[3] Каминский А.А. Лазерные кристаллы. Наука, 1975. 256 с.

[4] Pollnau M., Lủthy W., Weber H.P., Krảmer K., Gủder H.U, McFarlane R.A. Excited-state absorption in Er:BaY2F8 and Cs3Er2Br9 and comparison with Er:LiYF4. // Appl. Phys, 1996. B 62. Р. 339–344.

[5] Kaczmarek S.M., Leniec G., Typek J., Boulon G., Bensalah A. Optical and EPR properties of BaY2F8 single crystals doped with Yb. // The 15th International Conference on Luminescence and Optical Spectroscopy of Condensed Matter. Lyon, France, 2008.

[6] Овсянкин В.В., Феофилов П.П. ЖЭТФ (письма), 1966. Т.4. С. 317–318.

[7] Сигачев В.Б., Дорошенко М.Е., Басиев Т.Т., Лутц Г.Б., Чаи Б. Сенси­билизация люминесценции ионов Er3+ и Ho3+ ионами Cr4+ в кристалле Y2SiO5. // Квантовая электроника, 1995. Т.22, №1. С. 33–36.


[8] Кулагин Н.А., Дойчилович Я. Структурные и радиационные центры окраски и диэлектрические свойства примесных кристаллов алюмоиттриевого граната // ФТТ, 2007. Т.49, №6. С. 234–241.

[9] Барышников В.И., Щепина Л.И., Колесникова Т.А., Мартынович Е.Ф. Широкополосное малоинерционное свечение оксидных монокристаллов, воз­буждаемое мощными пучками электронов// ФТТ, 1990. Т. 32, № 6. С. 1888.

[10] Барышников В.И., Колесникова Т.А., Дорохов С.В. Взаимодействие мощного рентгеновского излучения с кристаллами сапфира и материалами на основе кварца // ФТТ, 1997. Т.39, №2. С. 286–289.

[11] Алукер Э.Д., Лусис Д.Ю., Чернов С.А. Электронные возбуждения и радиолюминесценция щелочно-галоидных кристаллов. Зинатне. Рига, 1979. 251 с.

[12] Барышников В.И., Колесникова Т.А. Перестраиваемый лазер види­мого диапазона на основе кристаллов сапфира с центрами окраски // Квантовая электроника, 1996. Т.23, №9. С. 779–781.

[13] Барышников В.И., Дорохов С.В., Колесникова Т.А. Механизмы ио­низации F2-центров в лазерных средах на основе кристаллов LiF // Оптика и спектроскопия, 2000. Т.89, №1. С.70–75.

[14] Барышников В.И., Колесникова Т.А. Фемтосекундные механизмы электронного возбуждения кристаллических материалов // ФТТ, 2005. Т.47, №10. С. 1776–1780.

[15] Барышников В.И., Колесникова Т.А. Возбуждение собственных де­фектов в ионных кристаллах мощными оптическими и электронными пучками // ФТТ, 1998. Т.40, №6. С.1030–1035.

[16] Каплянский А.А. Спектроскопия кристаллов. Л.: Наука, 1983. 232 с.
Благодарности

Автору особенно приятно выразить искреннюю благодарность своему на­учному руководителю и учителю д.ф.-м.н., профессору Валентину Ивановичу Барышникову за постановку задачи диссертационной работы, всестороннюю помощь в организации и проведении исследований, за внимание и требова­тельность при оценке и интерпретации полученных результатов.

Автор признателен заведующему лабораторией люминесценции кристал­лов и физики лазерных сред НИИПФ ИГУ д.ф.-м.н., профессору Е.Ф. Марты­новичу за полезные советы и замечания на этапе обсуждения дис­сертационной работы и благодарен сотрудникам лаборатории люминесценции кристаллов и физики лазерных сред НИИПФ ИГУ к.ф.-м.н. Т.А. Колеснико­вой и В.Ю. Чир­кову за помощь в организации экспериментов.

.