reforef.ru 1 2 3


На правах рукописи

ПАЛЬЦЕВА ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА

Взаимодействие свободы слова и права

на защиту чести, достоинства и доброго имени: конституционно-правовой аспект

Специальность 12.00.02 – Конституционное право; муниципальное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук


Санкт-Петербург – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Петрозаводский государственный университет»

Научный руководитель - доктор юридических наук,

доктор исторических наук, профессор,

заслуженный юрист Республики Карелия,

Чернов Сергей Николаевич
Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Кокотов Александр Николаевич
доктор юридических наук, профессор

Старовойтов Александр Александрович
Ведущая организация - Федеральное государственное бюджетное

образовательное учреждение высшего

профессионального образования

«Тюменский государственный

университет»
Защита состоится « 29 » февраля 2012 г. в ____ час. ____ мин. на заседании диссертационного совета Д 212.237.16 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов» по адресу: 191023, Санкт-Петербург, Москательный переулок, дом 4. ауд. 102 (Конференц – зал).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов».

Автореферат разослан «___» ___________ 2012 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета А.Б. Новиков

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования связана с аналитическим изучением взаимодействия в теории и на практике двух конституционных дозволений: права за защиту чести, достоинства, доброго имени и свободы слова, исходя из общего принципа: осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Закрепление в Конституции Российской Федерации 1993 года1 (далее: Конституция РФ) свободы слова, массовой информации и запрет цензуры способствовали утверждению новой роли средств массовой информации в обществе. СМИ перестали быть только каналом по передаче информации и средством пропаганды партийной идеологии, а стали развиваться в качестве института демократии. СМИ стали ареной дискуссий, политических войн, «четвертой властью». Принятый в 1991 году закон РФ «О средствах массовой информации»2 (далее: закон РФ «О СМИ») полностью соответствовал концепции Конституции РФ 1993 года и способствовал укреплению такой позиции.

Однако любая свобода заканчивается там, где начинается свобода другого. Свобода слова не является абсолютной, она подлежит правомерному ограничению, в частности, в рамках статьей 29 (ч.4), 55, 56 Конституции РФ. Выход за указанные рамки означает злоупотребление свободой слова и является основанием для привлечения к ответственности.

Одно из ограничений свободы слова по Конституции РФ связано с правом каждого на защиту чести, достоинства и доброго имени. Нормативно-правовое регулирование механизма защиты данных нематериальных благ происходит в текущем законодательстве. Именно поэтому проблемы диффамации изначально рассматривались специалистами гражданского, гражданско- процессуального и уголовного права.

Однако любой диффамационный спор предполагает столкновение двух конституционных интересов – свободы слова и права на защиту достоинства и доброго имени. Надлежащее рассмотрение такого рода коллизий допустимо только при конституционно-правовом анализе интересов и тех юридических фактов, которые указаны в текущем законодательстве и являются условиями для ограничения свободы слова.


Условия ограничения прав и свобод должны быть сформулированы и конкретизированы в текущем законодательстве с предельной четкостью и ясностью. Но соблюсти это требование в диффамационных спорах представляется затруднительным в силу того, что специфичен сам объект защиты. Статьи текущего законодательства оперируют понятиями «порочащий характер», «неприличная форма», которые являются скорее морально – этическими, нежели правовыми.

Отсутствие четких критериев для оценки нравственных понятий и, как следствие, неоднозначность и субъективизм судебных решений по ограничению свободы слова, наблюдается в настоящее время. В 1996 году Россия вступила в Совет Европы, в 1998 году ратифицировала Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод3, в 2005 году Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»4, но, несмотря на это, вопрос о толковании терминов часто решается с политических позиций, тенденциозно.

Поэтому исследование института диффамации необходимо вести, в первую очередь, через призму конституционных ценностей и приоритетов человека, через поиск баланса интересов на свободу слова и защиту чести, достоинства и доброго имени путем комплексного исследования теоретической, нормативной базы и судебной практики.

Степень научной разработанности темы исследования

Основы гражданского законодательства Союза ССР и Союзных республик, принятые в 1961 году, впервые закрепили институт защиты чести и достоинства в гражданском праве. Это способствовало проявлению интереса к данному институту и здесь можно выделить следующие основные направления исследований.

Во-первых, это толкование понятий чести и достоинства, их соотношение друг с другом. Эта проблематика была рассмотрена С.С. Алексеевым, А.В. Белявским, Б.Е. Гулиевым, В.Я. Марченко, Л.И. Петражицкого, Н.А. Придворовым, Ф.М. Рудинским и др.


Во-вторых, это гражданско – правовой и гражданско – процессуальный характер исследований. Это работы, А.Л. Анисимова, А.В. Белявского, А.А. Власова, Ю.Г. Иваненко, О.С. Иоффе, Л.О. Красавчиковой, М.Н. Малеиной, И.А. Покровского, С.В. Потапенко, М.Г. Прониной, Г.М. Резника, А.Ф. Суржик, В. Туманова, Г.Ф. Шершеневича, А.М. Эрделевского, К.Б. Ярошенко. В последнее десятилетие ряд диссертационных исследований так же был посвящен этому направлению: В.В. Быковского, М.А. Леонидова, М.Л. Шелютто, В.М. Седова.

В-третьих, исследования с позиций уголовного права в работах Ю.В. Ганжы, В.М. Лебедева, И.С. Ной, С.С. Омельченко, В.Б. Поезжаловой, Н.К. Рудого, Ю.М. Ткачевского.

Авторы указанных работ основное внимание уделяют разъяснению понятий, объяснению норм и исследованию судебных механизмов их применения.

Однако исследование диффамационных споров должно вестись, в первую очередь, с позиций конституционного права, приоритетов человеческих ценностей и соблюдения баланса интересов в рамках допустимых ограничений, заложенных в Конституции РФ и международно-правовых актах. Между тем, в конституционно-правовой науке проблемы, связанные с ограничением прав и свобод и проблемы реализации свободы слова и информации рассматриваются раздельно. Первому вопросу посвящены исследования А.А. Малиновского, С.В. Пчелинцева, С.Н.Чернова. Второй проблеме уделено внимание в работах М.К. Башаратьяна, В.Г.Елизарова, В.В. Стаховой, В.Ю. Тихонова и др. Конституционно-правовой аспект проблемы был исследован в диссертационных работах А.Ф. Квитко, А.А. Подмарева, А.А.Смирновой.

Объектом исследования является диффамация как институт по защите чести, достоинства и доброго имени вследствие распространения порочащей информации публично, в т.ч. через СМИ.

Предметом исследования является изучение национальных доктринальных положений, международных актов и законодательства Российской Федерации, судебной практики российских судов и Европейского Суда по правам человека, с целью определения взаимосвязи свободы слова и права на защиту доброго имени и их взаимоограничения, исходя из принципов разумности и справедливости.


Целью настоящей работы является комплексное исследование сущности и форм диффамации с позиций конституционного права, а именно ч. 3 статьи 17 Конституции РФ «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц».

Задачами исследования являются:

1. Дать определение понятию диффамация.

2. Провести анализ основных элементов, составляющих основу диффамационного деликта и являющихся основанием для привлечения к ответственности.

3. Исследовать субъектный состав участников диффамационных споров.

4. Провести анализ действующих нормативно-правовых актов Российской Федерации и практики их применения с позиции соответствия конституционным требованиям законности и соразмерности ограничений.

5. Проанализировать решения Европейского Суда по правам человека и их влияние на российскую правоприменительную практику.

6.Оценить возможность декриминализации клеветы (ч.1, 2 статьи 129 Уголовного Кодекса РФ) и оскорбления (статьи 130 Уголовного Кодекса РФ).

7. Изучить особенность диффамационных споров во время избирательных кампаний в контексте статьи 48 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Теоретическую основу исследования составляют труды ученых в области конституционного, гражданского и уголовного права.

В работе были использованы труды следующих ученых по конституционному праву – С.А. Авакьяна, М.В. Баглая, Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева; по гражданскому праву – А.Л. Анисимова, А.В. Белявского, А.А. Власова, Л.О. Красавчиковой, Н.С. Малеина, А.М. Эрделевского, К.Б. Ярошенко; по уголовному праву – М.В. Лебедева, И.С. Ноя.

Методологическую основу исследования составляют диалектический метод, комплекс общенаучных методов (логический, анализа и синтеза, исторический, обобщения). В работе использованы и частнонаучные методы, такие как сравнительно-правовой метод, метод правового моделирования. При рассмотрении вопроса о конституционно-правовой возможности правомерного ограничения прав и свобод был использован аксиологический подход, позволивший обосновать необходимость вводимых ограничений для соблюдения баланса интересов субъектов.


Нормативно-правовую и эмпирическую основу исследования составляют Конституция РФ, международные договоры Российской Федерации, федеральные законы, постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации, решения Европейского Суда по правам человека, Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, решения судов общей юрисдикции.

Научная новизна исследования заключается прежде всего в комплексном исследовании института диффамации с позиции конституционно-правового статуса личности. Гарантированная Конституцией РФ свобода слова не является абсолютной, она не должна посягать на такие нематериальные блага, как честь, достоинство и доброе имя. Однако наличие нравственных категорий в охранительном механизме защиты чести, достоинства и доброго имени делает возможным неоднозначную трактовку допустимых ограничений. В работе исследуется эта проблема в контексте Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Кроме того, автор предлагает внести изменения в статью 152 Гражданского Кодекса РФ с целью ее конституционализации и добавить в Гражданский Кодекс РФ новую статью – 152.2 с целью конкретизации статуса «публичное лицо».

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Диффамация – конституционная возможность правомерного ограничения свободы слова для защиты чести, достоинства и доброго имени, в связи с умышленным или неумышленным распространением недостоверной порочащей информации, умаляющей честь, достоинство и доброе имя другого лица, независимо от способа распространения.

2. Статья 152 Гражданского Кодекса РФ нуждается в редактировании в связи с тем, что используемое в ней понятие «гражданин» сужает субъектный состав лиц, имеющих право на защиту чести, достоинства и доброго имени, предусмотренный Конституцией РФ. Кроме того, смысловое содержание понятия «деловая репутация» уже, чем «доброе имя», используемое в Конституции РФ.

В связи с этим, предлагаем п.1 статьи 152 Гражданского Кодекса РФ изложить в следующей редакции:


Лицо, в отношении которого распространены сведения, не соответствующие действительности, порочащие его честь, достоинство или репутацию, вправе требовать по суду опровержения данных сведений.

И далее по тексту слово «гражданин» заменить словом «лицо», словосочетание «деловая репутация» заменить словом «репутация».

3. Право на защиту доброго имени имеет не любой коллективный субъект, а только тот, который обладает следующими признаками:

а) наличие внутренней структуры (системы органов), позволяющей принимать решения и выступать во вне, как единое целое;

б) наличие общей цели деятельности;

в) устойчивый характер объединения.

При наличии этих трёх условий у коллективного субъекта возникает право на защиту доброго имени.

С учетом сказанного, такие субъекты конституционного права, как, например, коренные малочисленные народы, могут защищать доброе имя через своих уполномоченных представителей - общины и иные объединения данных народов (в силу п.5 ст. 1 федерального закона «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»)5. При этом считаем, что способов защиты будет два: требование о признании распространенной информации порочащей, несоответствующей действительности и публикация опровержения. Представитель этнической общности или малочисленного народа может подать самостоятельный иск о защите чести и достоинства.

4. Статус «публичного лица» должен быть подробно отражен в действующем законодательстве РФ путем введения понятия «публичный деятель» и закрепления принципа, что границы допустимой критики относительно того, как они исполняют свои обязанности, шире, чем в отношении иных лиц. При этом выработанный подход Европейского Суда по правам человека, что публичный деятель пользуется меньшей степенью защиты, должен применяться только в делах о защите деловой репутации (доброго имени). Поскольку честь и достоинство присущи каждому от рождения и уровень их защиты не должен зависеть от социального и политического статуса человека.


В связи с этим предлагаем ввести в Гражданский Кодекс РФ статью 152.2 «Публичный деятель» в следующей редакции:

1). Публичный деятель – лицо, занимающее государственную или муниципальную должность в результате выборов или назначения, а так же иной общественный деятель, публично предлагающий свои услуги и (или) деятельность которого влияет на реализацию прав и свобод человека и гражданина.

2). В отношении публичного деятеля допустима критическая оценка его деятельности при условии наличия у распространителя достаточных фактических данных для такой оценки.

5.Поиск баланса интересов между двумя конституционными ценностями - права на защиту чести, достоинства, доброго имени и свободы слова происходит в рамках диффамационного спора. Формальный подход при рассмотрении этих дел недопустим и суд при вынесении решения должен учитывать следующие обстоятельства: 1. укладываются ли рассматриваемые сведения в рамки политической дискуссии; 2. носят ли распространенные сведения общественно – значимый характер; 3. касаются сведения публичного лица или рядового гражданина; 4. имеет место распространение недостоверной фактической информации или оценочного суждения; 5. достаточно ли в распространенных сведениях идентифицирующих признаков для однозначного отождествления истца (или потерпевшего) с «персонажем» публикации.

6. Главным критерием, который отличает предвыборный материал от свободно высказанного мнения в СМИ, является агитационная цель. На это обратил внимание Конституционный Суд РФ в Постановлении № 15 - П от 30 октября 2003 года6.

Однако Конституционный Суд РФ не называет признаки, по которым суды общей юрисдикции могли бы ориентироваться при определении наличия или отсутствия в спорном тексте специальной «агитационной» цели. На наш взгляд, к таким признакам можно отнести:

а). Систематичность. Как признак агитации она выражается в том, что конкретное СМИ два и более раза подряд выступает в поддержку или наоборот, отрицательно высказывается о деятельности конкретного зарегистрированного субъекта.


б). Целенаправленность. В этом случае СМИ, преследуя агитационную цель, выходят за рамки принципа добросовестности при подготовке материала, используют компрометирующий материал, непроверенную информацию или сознательно дают неполные сведения.

в). Возмездность. Журналистский материал о выборах и кандидатах был оплачен из избирательного фонда кандидата, в его подготовке имелась материальная заинтересованность журналиста.

Эти три признака должны быть тщательно исследованы судом при применении статьи 5.11 КоАП РФ, в силу которой предусмотрен штраф за проведение предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума лицами, которым участие в ее проведении запрещено федеральным законом.

7. Принцип презумпции невиновности является дополнительной гарантией при охране чести, достоинства и доброго имени. Журналисты должны воздерживаться от распространения каких-либо оценок действий обвиняемого (или осужденного, до вступления приговора в силу), если на это не было получено его согласия. Кроме того, принимая во внимание, что в России действует суд присяжных, важно, чтобы на позицию присяжных заседателей о виновности или невиновности подсудимого не повлияло субъективное мнение журналиста.

8.Декриминализация составов клеветы (ч. 1, 2 статьи 129 Уголовного Кодекса РФ) и оскорбления (статьи 130 Уголовного Кодекса РФ) необходима в правовом государстве в силу того, что:

а) Уголовная ответственность предусмотрена за действия, которые носят «признаки общественной опасности», а клевета и оскорбление не обладают этим признаком в должной степени. Уровень общественной опасности данных правонарушений несоизмерим с последствиями судимости и фактическим поражением человека в правах.

б) В случае клеветы и оскорбления личная заинтересованность пострадавшего заключается в восстановлении своего доброго имени. Это можно осуществить путем опубликования в СМИ соответствующей информации (опровержения). Данный способ разрешения конфликта является исключительно гражданским, а не уголовным. Соответственно, честь и достоинство лиц могут быть полностью защищены посредством применения норм гражданского права, без использования уголовных санкций.


В связи с этим поддерживаем инициативу Президента РФ об исключении уголовной ответственности за клевету и оскорбление и перевод этих составов в разряд административных правонарушений.

При этом считаем, что одним из вариантов декриминализации мог быть следующий: перевод клеветы и оскорбления в разряд гражданско-правового деликта. Клевету как распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица, совершенную публично или посредством СМИ подлежит рассматривать как административное правонарушение и предусмотреть ответственность в виде лишения свободы до 10 суток или штраф.

Теоретическая и практическая значимость исследования

Содержащиеся в диссертационном исследовании выводы отражают проблемы правоприменительной практики, которые требуют правового решения для реализации конституционного принципа равенства каждого на судебную защиту.

Определения и предложения по уточнению содержания материальных норм, предложенные в работе, могут быть использованы для модернизации правового регулирования отношений, связанных с деятельностью средств массовой информации.

Материалы диссертационного исследования могут быть применены в учебном процессе в преподавании таких учебных дисциплин, как «Конституционное право Российской Федерации», «Правовые основы журналистики», «Гражданское права Российской Федерации», а также для составления различных учебно-методических пособий.

Апробация результатов исследования

Материалы диссертационного исследования являлись предметом обсуждения на научно-практических конференциях: Межвузовской конференции студентов, аспирантов и молодых преподавателей «Конституционное регулирование как основа жизнедеятельности личности, общества, государства» (11-12 декабря 2008 года, г. Петрозаводск), XVI Международная конференция студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов» (14-18 апреля 2009 года, г. Москва), Конференции факультетов общественных наук ПетрГУ «Современное государство и глобальная безопасность» (23-24 марта 2010 года, г. Петрозаводск).


Кроме того, основные выводы исследования докладывались на круглых столах и семинарах, проходивших в 2008 – 2010 г.г. в г. Петрозаводске с участием судей и журналистов региональных изданий.

По теме диссертации опубликовано 7 научных статей, в том числе в журналах «Конституционное и муниципальное право», «Ученые записки ПетрГУ», входящих в список изданий, рецензируемых Высшей Аттестационной Комиссией.

Материалы исследования используются в учебном процессе при проведении занятий по курсу «Правовые основы журналистики» на филологическом факультете в Петрозаводском государственном университете.

Результаты исследования были рассмотрены и одобрены на заседании кафедры международного и конституционного права Петрозаводского государственного университета.

Структура диссертационного исследования обусловлена целями и задачами работы. Диссертация состоит из двух глав, объединяющих семь параграфов, введения, заключения и библиографического списка использованной литературы.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цель и задачи исследования, характеризуются его объект и предмет, дается степень научной разработанности темы, излагаются методологическая и теоретическая база, эмпирическая основа, формулируются основные положения, выносимые на защиту, раскрывается теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации полученных результатов и структуре работы.



следующая страница >>