reforef.ru 1 2 3 4

Валерий РОЩЕНКО


МОРЯЧКА НЮРА



Комедия в двух актах.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
1. АННЭ – блондинка.

2. ЧАК - американец.

3. КОКША – судовой повар Нюра.

4. БОЦМАН, по прозвищу «Паркетный шаркун».

5. БИЧ.

6. ПОЛИЦЕЙСКИЙ.

7. ДИРЕКТОР – директор гостиницы.

8. ВАЛЯ – горничная в гостинице.

9. АЙТА – горничная в гостинице.

10. КАПИТАН – муж горничной ВАЛИ.
Место действия: Таллинн, мыс Пальяссааре. 90-е годы ХХ века.


ПЕРВЫЙ АКТ.
Двухместный номер гостиницы «Океан». Две кровати, журнальный столик, четыре стула, справа – холодильник, кухонный столик с электроплиткой. АННЭ читает старые письма, газетные вырезки из старых эстонских газет, рассматривает фотографии, доставая все из чемодана, раскрытого на полу у ног.

Время к вечеру. Стук в дверь.

АННЭ. Йаа!.. Войдите!..

Входят: горничная ВАЛЯ, за ней – КОКША с сумкой и чемоданом, за ней – БОЦМАН, груженый коробками. КОКША выделяется дорогой безвкусной заграничной одеждой; на пальцах, на шее, в ушах - золото.

КОКША (к АННЭ). Ну, здравствуй, тезка! Говорят, ты тут обосновалась одна , как принцесса!

АННЭ. Вы кто? Что вам надо?

ВАЛЯ. Извините, проуа (госпожа) Аннэ!.. Вот – морячка Нюра с плавбазы «Шопен», только пришла с морей. Гостиница «Океан», извините, предназначена для моряков, придется потесниться! Другие номера заняты.

АННЭ (пожав плечами ). Пожалуйста! Я не против. Тем более, это как раз и есть двухместный номер!

ВАЛЯ. Вот и славненько! ( КОКШЕ.) Распологайся, Нюра!

АННЭ. Постойте! А почему эта женщина пришла сюда с мужчиной?.. Так не полагается ни в какой гостинице!

ВАЛЯ. О, только не волнуйтесь, проуа Аннэ! ( Кивая на БОЦМАНА.) Это, в общем, не мужчина. Ну, в том смысле… Понимаете?!.. Это – боцман! Они раньше с Нюрой вместе плавали. Мужик помогает даме перенести вещи с парохода. Видите – сколько?!..


АННЭ. Да, вижу: очень прилично вещей!

КОКША (АННЭ). Слушай! Ты на счет мужичков не беспокойся, тезка! Мы и тебе организуем, если на то пошло!.. ( БОЦМАНУ.) Правильно, Кузьмич?!

БОЦМАН ( расшаркивается по-рыцарски перед АННЭ). Да не сойтить мне с этого мест! Кого прикажете – брюнета, блондина? Жана Марэ, Бельмондо, Сталлоне?..

АННЭ (не принимая юмора ). Никакой Бельмондо мне не нужно! Я не за тем сюда приехала!

БОЦМАН. Пардон, мадам! ( Складывая коробки, к КОКШЕ. ) Слушай, Нюр, что у тебя напихано в эти коробки? Весь камбуз упаковала со сковородками и протвинями?!

КОКША. Какие сковородки! Вон в тех двух – камьмары, в остальных – акульи плавники. Свежемороженные. Еще в той – креветки…

БОЦМАН. Ну, креветки-кальмары – я понимаю. На кой черт тебе акульи плавники?..

КОКША. А что, выбрасывать?!.. Знаешь, сколько за них в Индии отстегивают?! По сто тысяч рупий за брикет!

БОЦМАН. Здесь не Индия! И в холодильник не лезет! Видишь?!.. (Пытается затолкать коробку в холодильник.) Так что растает твое добро к бениной матери! На дворе – май в цвету!..

КОКША. Не растает. Не успеет! Расхватают с руками!.. Что не поместится, положи там, у холодильника. Ухи наварганю на весь честной мир! Дешево и сердито. Тому – брикет, этому! Экзотика, деликатес и крутой гифт-презент!

БОЦМАН. Во-о даёт! Смотри, каких слов нахваталась!..

КОКША. А что?! Не лыком шиты!

ВАЛЯ. Нюр, может мне что выделишь? У нас, в персонале, некоторые вообще никогда не пробовали таких заграничных деликатесов, как акульи плавники!

КОКША ( БОЦМАНУ). Видал! Не залежится!.. ( Расставляет вещи по тумбочкам и в шкафу.) Ладно, Валя, бери-бери! Этого добра не жалко!.. Креветок тебе или акульих плавников?..

ВАЛЯ. Давай акульих. И креветок…

КОКША. Кузьмич, отломи Валюше из того пакета, где красная этикетка! И из того, где синяя!..

БОЦМАН ( разламывая завернутые в целофан брикеты). Столько хватит?.. Вам тут на всю гостиницу хватит ухи наварганить! Целое ведро!..


ВАЛЯ (подхватывая брикеты ). Ну, спасибо, Нюр! Ты располагайся, я побежала. Только смотри, повежливее с соседкой. ( Кивает на АННЭ.) А то я знаю вашего брата – морячек! За вами – глаз да глаз! (Уходит.)

КОКША (вслед). Ой, не бойся - не обижу! Мы с соседкой быстро найдем общий язык! Правильно, Ань?.. (Несколько заискивающе.) Кажется, вас так звать-величать?..

АННЭ. Можно и так. Но правильнее, по-эстонски: Аннэ. С двумя «н» и на конце «э».

КОКША. О, так меня тоже Аней зовут. Правда, больше Нюрой кличут, в обиходе, на пароходе. А по-мне – какая разница: хоть горшком назови, только в печку не ставь! Правильно?! У русских Анна – это и Аня, и Анюта, и Аннушка, и Нюша, и Нюся, и Нюра. Все едино!..

БОЦМАН ( управившись с укладной продуктов ). Слушай, Нюр! Не грех отметить мероприятие, как полагается по морскому этикету, а?

КОКША (руки в боки). Какое мероприятие? Сегодня День взятия крепости Бастилии?!..

БОЦМАН. Не крепости, а тюрьмы! И Бастилия ни при чем! Ты списалась с «Шопена»? Списалась! Год в море отбарабанила? Отбарабанила!.. И теперь - не обмыть?!..

КОКША. Тоже мне – морской этикет! Скажи лучше: давно за жабры не заливал!

БОЦМАН. Что делать, Нюр, «бичую» четвертый месяц, в кармане мертвый штиль. Жду «Монюшко», должна вот-вот прийти. Тогда для тебя такой стол накрою - не где-нибудь – в «Глории»! Хочешь?

КОКША. Ох, уж этот мне «паркетный шаркун»! Ладно, угощаю сегодня.

БОЦМАН. Тогда подкинь дукатов - я сбегаю. Здесь – недалеко, в подвальчике – магазин «кауплюс». А ты пока сообрази чего-нибудь на быструю руку, закуску какую-нибудь.

КОКША. Не учи учёного! Сколько тебе? (Достает кошелек.)

БОЦМАН (смущаясь). Да я пустой, как барабан! Пару червончиков хватит, надеюсь!

КОКША (отсчитывает БОЦМАНУ две купюры). Держи! За глаза хватит!.. Да возьми «Вана Таллинна». Моя слабость!.. А то, знаю: наберешь на все водки, и радуйся!.. (Вдогонку.) И хлеба тоже купи!.. (Игриво.) И о соседке моей не забудь: конфет коробку прихвати да хорошего кавалера в придачу! БОЦМАН. Бу-сделано, мисс Балтийское море! ( Удаляяется.)


АННЭ. Значит, вы пьянствовать здесь собираетесь?

КОКША. Ой, Аннушка! Ну что ты, милая! По сто грамм примем за мой приход с моря. Да за знакомство, как полагается, возмем на грудь. Вот и вся пьянка! Ты не серчай, Анне! Свои люди!.. Ой, постой! У меня ж японский шоколад имеется – закачаешься!.. (Достает из чемодана коробку, потчует соседку.) Такого, поди, в жизни не пробовала?! Бери, не стесняйся!.. Я родом из Перми, в гостинице живу, потому что замуж не вышла. Ну, на пароходе, сама понимаешь, кавалеров – пруд пруди, а серьезно никто не предлагает. Спишусь на берег - тогда и выскочу. (Протягивает руку.) Давай знакомиться!

АННЭ ( пожимает руку, делает книксен). Я тоже долго жила на Урале, когда училась, и потом…

КОКША. Ой, да ты мне, значит, еще и землячка?!..

АННЭ. Боюсь, Нюра, я плохая землячка! Моя мама уехала из Эстонии не по своей воле. НКВД выдало ей путевку в Сибирь вместе с маленьким ребенком. Там, в Сибири, моя мама умерла…

КОКША. Ах, вот как! Бедненькая!.. Но ты на нас, русских, зла не держи! Мы здесь ни при чем! Все Сталин натворил, паразит! После войны, знаешь, какие безобразия творились! И не только тут, в Эстонии, у нас тоже. Моего отца тоже в Сибирь отправили - в плен попал под Великими Луками. Только ты никому ни-ни, а то копаться начнут, визы лишат!.. А ты, значит, приехала, чтобы разыскать родственников и остаться здесь навсегда?

АННЭ. Да. Это же моя родина. Но придется, как видно, начинать всё с нуля, потому что родственников никого не могу найти. Вот от бабушки в Хаапсалу только и осталось – старый чемодан с бумагами!..

КОКША ( сердобольно ). Ох, Боже мой!Бедненькая Анне! И это - все наследство?! И никого родных и близких?!

АННЭ. Ездила в Хаапсалу, в Раквере, на озеро Пейпси, в Мустве, распрашивала: говорят, где-то должен жить мамин брат, дядя Урмас. Он должен знать что-то о моём отце. Они растерялись с мамой в 44-м. Мама сколько ни писала в розыск – никакого ответа не было. КГБ не давало право на переписку. Теперь думаю съездить ещё в Вильянди, может там кто-нибудь знает про дядю Урмаса…


КОКША. Да-а, положеннице у тебя - не позавидуешь! Слушай, Анне, да ты присаживайся к столу, вместе пообедаем. Я пока уху поставлю. Кастрюля есть, электроплитка, чего еще! Правда, уха не скоро поспевает. Ну, так мы никуда не торопимся! А пока сухим пайком обойдемся. Точно?!.. (Суетится, наливает воду в кастрюлю, крошит брикет, потом достает из чемодана консервы, баночки с икрой, коробку с печеньем.) Ты пробовала когда-нибудь уху из акульих плавников?..

АННЭ (пересаживаясь к столу). Я и простую уху не часто пробовала. Не знаю даже, как она готовится.

КОКША. А я тебя научу! Все очень просто: лучку, перчику, лавровый лист, чтобы акулий запах отбить, и через полчасика – готово! И как раз мой боцман прибежит с вином. Устроим легкий сабантуйчик по-индостански. Ты не против?

АННЭ. Значит, боцман – ваш друг. Собираетесь замуж за него?

КОКША. Ох, ты и скажешь! «Паркетный шаркун» он. Так на пароходе прозвали. Конечно, мужик – ничего, работящий. Может и пойду. А что?! Он разведеный. У него квартира в Локса осталсь. Правда, там его мигера обосновалась. Слушай, Анне, тарелки у тебя есть?.. ( Находит в шкафчике.) О, полный набор!.. Слушай, Анне, сколько тебе лет?.. Замужем-то побывала?

АННЭ. Бывала, но развелась. Когда муж узнал, что хочу вернуться в Эстонию, знаете что сказал?!..

КОКША. Что?

АННЭ. «Попутного ветра! Мы, - говорит, - в гробу видели ваши буферные республики!»

КОКША. Ну, и дурак. Мог бы с тобой приехать, правильно?!

АННЭ. А что такое «буферные республики»? Я сколько ни спрашивала, он только смеялся надо мной!

КОКША. Могу объяснять. Я, ведь, и на железной дороге поработала – проводницей. Это потом я на море перешла, когда визу открыли. Ты железнодорожные вагоны видела?! Там есть такие громадные стальные тарелки, типа – упоры. Называются «буфера». Ну, чтобы смягчать удары вагонов друг о друга в составе. Понимаешь?! Некоторые наши деятели считали Прибалтику, таким буфером, который будет смягчать удары России о Запад!..


АННЭ. Ах, соо!.. Столько лет прожила среди русских, так и не научилась понимать до конца.

КОКША. Ой, да мы сами себя не понимаем без переводчика!..

Стук в дверь.
КОКША. Да-да, открыто!.. Входите!

(Входят БОЦМАН и БИЧ. У последнего под мышкой скатанный акваланг, в другой руке – кислородные баллоны.)

БОЦМАН. Тэре-тэре! Вот и мы! (Шутит.) Чемодан «спэре и ятайга»!

БИЧ (подхватывая шутливый тон). Тэре «ломиком»!

КОКША (оглянувишись на АННЭ, сердито). Вы давайте мне тут эстонский язык не калечьте! На своем, родном научитесь говорить по-нормальному! «Вана Таллинн» купил?

БОЦМАН. Слушай, Нюр! Там только один «Вана Таллинн» и был. На твое счастье! Набрал на все. ( Выставляет три бутылки со «Старым Таллинном» на стол.) Зато, глянь, какого кавалера откопал: Ален Делон! Прошу знакомиться, товарищи красавицы!..

КОКША. Ну, и откопал! (Презрительно.) Какой-то бич, что ли?! И акваланг зачем-то припер.

БОЦМАН. Акваланг, между прочим, мой. У нас в гараже, на Пальяссааре, десять штук припрятано на всякий пожарный. Иван будет продавать, а навар - пополам! Оторвут с руками! Не залежится!.. Вано, ты не торчи, как три тополя на Плющихе! Повесь акваланг на гвоздь. Вон там, у шкафа!.. Акваланг, между прочим, по водолазному поверью, приносит счастье. Как подкова!.. А сейчас внимание, разрешите представить джентельмена по имени Иван. Подпольная кличка… э… замнем для ясности! В общем, прошу любить и жаловать!.. (БИЧУ.) Это – Нюра, кокша с «Шопена». А это – соседка ее, тоже Аня.

БИЧ ( повесив акваланг, подходит к КОКШЕ, протягивает руку). Ваня!

КОКША ( отолкнув руку ). Слышала! Целоваться не будем!

БИЧ. Подумаешь, английская королева! Я, между прочим, целоваться не люблю! (Подходит к АННЭ, протягивает руку.) Ваня!

АННЭ ( коротко пожав руку ). Аннэ! ( Делает книксен.)

БИЧ. Вот это - другое дело! Очень приятно! Сразу видно: культурный европейский человек! Не то что некоторые: чуть что - пошел на три буквы!..


БОЦМАН. Вано! Я зачем тебя пригласил?!.. Ты нам что-нибудь из русского народного спой! Ну, «Когда я на почте служил ямщиком»?.. Эстонке интересно наши кровные послушать!

КОКША. Да наслушалась она ваших кровных в Сибири! Не волнуйтесь!

БИЧ. Как в Сибири?! Я тоже, между прочим, в Сибири кантовался пять годков без малого.

КОКША. Да уж не по твоей статье, не волнуйся!

БИЧ. О, так она своя в доску, крошка!.. ( Пытается приобнять АННЭ за талию.)

АННЭ (вырываясь ). Ах, оставьте! Мне это не нравится. Мне надо уехать. Я хочу переодеться!

БИЧ. Куда тебе, крошка, ехать?

КОКША. Не твое дело, куда ей ехать! (К АННЭ.) Ты, Анне, с этими охламонами построже!..

АННЭ. Мне серьезно надо ехать. ( БИЧУ.) Я вызову полицию, если вы будете приставать! Я хочу переодеться.

БИЧ. О, сразу милицию-полицию! Обойдемся без «мусоров»! Никто тебя не удерживает, крошка! Тоже мне эстонская недотрога нашлась!

КОКША. Ну, ты, Бич! Чего уставился, как на доменную печку?! Раз женщина говорит – переодеться – значит, выкатывайтесь по добру, по здорову, стиляги!

БОЦМАН. Да ладно тебе выступать, мисс Балтийское море!.. Пойдем, Вано, перекурим в коридоре. Вы тут столкуйтесь!.. Вано, за мной!

(БИЧ и БОЦМАН выходят.)

КОКША. Анне, ты это серьезно надумала? Если из-за этого охламона – плюнь! Я их быстренько выставлю к чертовой матери!

АННЭ (переодеваясь в дорожное платье). Нет, мне действительно нужно поехать в Вильянди. Зачем дело откладывать в долгий ящик?!

КОКША. А я хотела тебя ухой угостить! Скоро уже готовая будет. Посидели бы, ликера выпили. Моя слабость!.. А этих охламонов не бойся! Я умею таких держать в ежовых рукавицах. Вот так! (Показывает, как умеет держать.) Так что зря уезжаешь, Анне.

АННЭ. Нет, нет! Мне действительно нужно сьездить на юг Эстонии. Спасибо, Нюра!

КОКША. Когда тебя ждать-то обратно?..

АННЭ. Не знаю. Может завтра или послезавтра.


КОКША. Ну, ладно! За вещички не беспокойся. Я пригляжу!

АННЭ. А там нет ничего ценного!

(Переодевшись, АННЭ смотрится в зеркало, поправляет волосы, красит губы и, попрощавшись, уходит. Вваливают БОЦМАН и БИЧ.)

БОЦМАН. Ну, что, упорхнула птичка?!.. (БИЧУ.) Тебя, Вано, испугалась! С такими граблями за пазуху полез!..

БИЧ. Никуда я не лез! Нечего меня пугаться!..

БОЦМАН. О, чуешь, уже кипит! Сейчас нас тетя Нюра угостит заморской ушицей и эстонским ликерчиком! Живи – не хочу!..

БИЧ. ( Принюхиваясь.) Да-а, духан крутой! Хоть стой, хоть падай.. Тыщу лет ухицы не хлебал!

БОЦМАН. Ну, что там, скоро, Нюр?

КОКША (от плиты ). Как только - так сразу!.. Давайте тарелки, «ёдики» (пьяницы)! ( Наливает уху в подставленные тарелки.)

БОЦМАН. Себя тоже не забудь!

КОКША. Не забуду! ( Наливает себе.) Ну, как она, ушица?

БИЧ (с набитым ртом ). Деловая в законе! Такой еще не едал, только видал, как адмирал едал!..

БОЦМАН. Стойте! Вы чего на уху накинулись, как волки!? А выпить?.. (Наполняет стаканы ликером.) Ну, за что?!.. За Нюру! С возвращением в родные пенаты! За вас, мадам! (Расшаркивается, выпивает.)

БИЧ. За возвращение!.. (Выпивает.) Теперь, Нюра, душу отведешь. Деньжат, видать, подзаработала – хватит погудеть!

КОКША. Какой «гудеть»! Я на квартиру коплю! А таким, как ты, всё бы «гудеть»! (Отпивает из стакана.)

БОЦМАН. Э, ты, Нюр, что-то не до дна!.. (Следит, чтобы женщина выпила до дна.) Вот так! Это по-нашему! (Налегает на уху.)

БИЧ. Ну, что, по другому заходу?..( Наливает ликер в стаканы.) За тех, кто в море?



следующая страница >>