reforef.ru
добавить свой файл
1
МЕЖДУНАРОДНОЕ СЛУЖЕНИЕ "БЛАГОСЛОВЕНИЕ ОТЦА" © INTERNATIONAL MINISTRY FATHER'S BLESSING


ИСТОРИЯ

Уильяма Бренема

ЦИКЛ БРОШЮР ПРЕДНАЗНАЧЕННЫХ ДЛЯ ЛИЧНОГО ДУХОВНОГО РОСТА И НАЗИДАНИЯ СЛУЖИТЕЛЕЙ ЦЕРКВИ

-------

БРОШЮРА № 57

IMBF

Огромное влияние служения Уильяма Бренема можно увидеть в сотнях и тысячах других похожих служений, вдохновителем кото­рых он был. По мнению многих обозревателей и историков, Бренем явился отцом великого пробуждения исцеления середины двадцато­го века. Его кротость и готовность воздавать всю честь Богу вселяла решимость и отвагу в сердца многих других людей, верящих, что и они могут служить Богу. Так было положено начало вели­кому пробуждению исцеления середины двадцатого века.

Откуда он пришел? Куда уходят его деноминационные корни?

Уильям Мэрион Брэнем родился 6 апреля 1909 года в кентуккийских горах. Он был старшим из девяти детей. Его отец был лесорубом, и их первым домом была бревенчатая хижина с земляным полом.
Когда повивальная бабка приняла новорож­денного Бренема, она положила его матери на живот и пошла от­крыть окно. В окнах не было стекол, а только деревянные ставни. И вот в комнате стало светло и запрыгал солнечный зайчик — при­близительно 30 см в диаметре, размером с нимб. И этот солнечный зайчик остановился на голове младенца.
Ни отец, ни мать Бренема не были верующими, но этот случай настолько потряс их, что они принесли малыша в ближайшую церковь, чтобы спросить о нем у пастора. Это оказалась баптистская церковь. Позже в Индиане молодой Билл Бренем стал верующим-баптистом.
В юности он сталкивался с невероятными трудностями. Мальчик носил старое изорванное пальто, которое застегивалось бу­лавками. Долгое время он носил его не снимая повсюду, и даже в школе, по той простой причине, что под ним у него не было даже ру­башки. Так что его "корни" — это полная нищета.

Отец Бренема был алкоголиком. Иногда его отец исчезал на несколько месяцев. Несколько раз Билл с матерью едва не умерли с голоду.

Еще в юности он переживал духовные откровения, впоследствии сделавшие его знаменитым. Бренем утверждал, что слышит голос ветра в вершинах деревьев. Он вспоминал, что в возрасте 7 лет услышал голос: «... я опять двинулся по тропинке. И я снова оглянулся взглянуть на это. Как только Это опять случилось, человеческий Голос, так же громко, как мой теперь сказал: "Никогда не пей, не кури и не оскверняй своего тела никоим образом. Для тебя будет труд, когда станешь старше". Еще бы, это напугало меня до смерти!». Брэнем рассказывал и о других голосах и видениях, которые сообщали ему конкретные сведения о грядущих событиях, которые впоследствии исполнялись.


Послужило ли это переживание его обращению к Богу?

О, нет. Ничего подобного. Он обратился к Богу значительно поз­же. В молодости он даже видел несколько видений. Однажды он играл на берегу реки Огайо, как вдруг внезапно увидел огромный мост, строящийся с берега штата Кентукки в направлении Индианы. Когда мост приблизился к нему, он насчитал 16 человек, падающих с моста и погибающих. Это видение настолько взволновало его, что он рассказывал о нем каждому, кто только его слушал. Годы спустя, когда был построен Муниципальный Мост, и один за другим люди падали с моста и гибли, и всего их было ровно 16, его семья была поражена этим: ведь Бренем описал всё это, будучи еще ребенком.
Позднее, когда он начал свое служение исцеления, у него сразу же появились верные последователи из числа местных жителей. Они уже давно знали, что в нем есть что-то особенное.


Так что же все-таки привело его к Богу?

В молодости он смертельно заболел. В отчаянии он воззвал к Богу, умоляя Его спасти ему жизнь.

И вот во время болезни у него опять начались видения, которые легко можно было бы отнести на счет чрезмерно развитого воображения, если бы всё это опять-таки не сбылось в будущем. Например, однажды во время молитвы его ком­нату наполнил яркий свет. Юноша испугался и выбежал из комнаты, но потом успокоился и сказал: "Если это действительно Ты, Господь, пусть свет вернется". И он вернулся в комнату — вернулся и свет. Конечно же Бренем заявил о своем исцелении. Его врач был изумлен. Вскоре после этого юноша почувствовал, что Бог призывает его проповедовать и молиться за больных.



И к нему стали приходить толпы людей?

Вначале он работал с местным пастором в баптистской церкви. У них проводилась большая палаточная евангелизация, с несколькими удивительными чудесами. Баптист­ский пастор совершенно не знал, как ему на это реагировать. Его де­номинация не верила в подобные вещи, но он сам принимал покая­ние Бренема и знал, каким послушным и смиренным тот был. Чу­деса нельзя было отрицать. Он не мог ничего поделать. Почти 3000 человек пришли на эту первую евангелизацию.


Что же именно там происходило?


Следуя баптистской традиции, он делал упор на спасении и крещении. Но, например, когда он начинал крестить лю­дей, странный свет появлялся у него над головой. Тысячи людей ви­дели этот свет и указывали на него пальцем. По этому поводу было много шума. Даже местная газета напечатала статью об этом. Пасто­ру трудно было отрицать увиденное собственными глазами. Он мог отрицать важность этого факта, но не мог отрицать его самого. Наконец некоторое время спустя люди, обратившиеся к Богу на самой первой его евангелизации, организовались и построили то, что стало называться скинией Бренема. Так что начинал он очень мощно.

Вы говорите, что новообращенные участники его евангелизации сплотились в некую организацию. Был ли Бренем их лидером? Где вообще он был в то время?

Он был не совсем готов принять на себя роль лидера. Он пропове­довал в нескольких баптистских церквах, но ничего особенного там не происходило.

Где-то в двадцать лет Брэнем женился на Хоуп Брумбах. У него с женой по имени Хоуп Брамбек роди­лась девочка. Им нравилось образное название Мессии — "Шаронская Роза", и поэтому они назвали дочку Шарон Роуз. Когда вслед за дочкой у них появился и сын, они назвали его Билли Пол. Бренем продолжал проповедовать везде, куда его только приглашали, но он не мог заработать достаточно денег для поддержания семьи, и поэто­му какое-то время он служил егерем штата Индиана.

Затем он пережил душевный кризис. В 1936 г. Брэнем случайно попал на международную конференцию пятидесятников-единственников. Пораженный мощным пением и сразу заразившись настро­ем собрания, он присоединился к нему. Там присутствовало много служителей церкви, и каждый, включая Бренема, был представлен собравшимся.
Каждый вечер Бренем возвращался туда, и наконец его пригласили выступить со своим свидетельством.
После собрания некоторые проповедники пригласили его провести в их церквях служения пробуждения. Уильям вернулся домой и рассказал обо всем жене: «О, я встретил цвет общества. Да, это лучшее, что я когда-либо видел. Эти люди не стыдятся своей религии». Однако теща, миссис Брумбах, катего рически запре­тила Уильяму «тащить» свою дочь к «святым скакунам».
Когда Бренем рассказал своему другу, баптистскому пастору, о своих переживаниях и об этих приглашениях, тот строго пожурил его. Он сказал, что это "дрянные" люди и связь Бренема с ними по­губит его репутацию. Эти люди были не просто пятидесятниками, но и из движения "Единство"; то есть они верили, что новообращенных следует крестить только во имя Иисуса, а не Отца, Сына и Святого Духа. Следуя совету друга, Бренем отказался от приглашений.
За­тем на него посыпались беды, одна за другой. От сердечного присту­па умирает его еще не старый отец в возрасте 52-х лет. Затем умирает его брат, а его жена заражается тяжелой болезнью легких.

В 1937 году недалеко от Джефферсонвилла, штат Индиана, про­рвало дамбу, и этот маленький город оказался практически стертым с лица земли. Поскольку Бренем был егерем штата Индиана, его привлекли к спасательным работам. Целыми днями он носился по затопленным местам, помогая людям выбраться оттуда. Затем он узнает, что была прорвана вторая дамба, и теперь уже его родные места оказались под водой. Все выжившие, включая, как он надеял­ся, его жену и детей, были в вагонах для скота эвакуированы в близлежащий город. Бренем помчался через весь штат, пытаясь разыскать их, заглядывая по пути во все больницы, в которые до­ставляли пострадавших от наводнения.

Спустя неделю, когда он уже отчаялся узнать хоть что-нибудь о судьбе семьи, один из местных добровольцев сказал ему, что вагон, в котором они ехали, смыло с путей. Там было много раненых, и боль­шинство людей утонуло. Бренем бросился наземь, моля Бога спасти его семью и обещая Ему быть послушным во всём, что Тот захочет сделать в его жизни. Он вновь устремился на поиски, переезжая из города в город. Наконец, спустя несколько дней, он встретил одного железнодорожного чиновника, который помнил молодую мать с дву­мя детьми. "Они были сильно больны",— предупредил он. Чиновник также вспомнил, что ему показалось, что девочка не выживет. Наконец Билл Бренем нашел свою семью в передвижном госпи­тале в баптистской церкви в Колумбасе, штат Индиана. Его жена Хоуп потеряла 14 килограммов веса. Она напоминала скелет, и врач сказал, что она умирает от туберкулеза, который уже был на послед­ней стадии развития. Уже никто ничем не мог помочь. Дети находи­лись в изоляторе в другом медицинском центре. Врачи надеялись, что мать не передала им смертельную инфекцию.
Бренем плакал и обнимал жену, моля Бога пощадить ее. Мед­сестры не могли этого выдержать. Они оставляли их наедине. Нако­нец Хоуп тихо умерла на руках у мужа. Через несколько дней выяс­нилось, что Шарон Роуз тоже умирает. Бренема приходилось силой удерживать, чтобы он не видел своей маленькой девочки. Врачи боя­лись, что он передаст инфекцию второму ребенку, маленькому Бил­ли Полу. Это было мучением для молодого отца. Он слышал, как ребенок плакал, зовя свою маму, не зная и не понимая, что той уже нет. Наконец Бренем прорвался в изолятор, находившийся в под­вале больницы, и нашел там свою дочь.
Он взял Шарон Роуз на руки и держал ее так часами, пока она тоже не умерла.

Его сын Билли Пол выжил, но Бренем постоянно клеймил себя за смерть своей жены и дочери, говоря, что он был непослушен, отвергая Божий призыв к нему проповедовать Евангелие. Он считал, что всё началось с его отказа выступить в пятидесятнических апо­стольских церквах. Это была дверь, которую Бог открыл для него, какой бы скромной она ни казалась, но он отказался войти в нее.



Неужели Бог требует страданий, чтобы родилось такого рода служение?


Я не знаю, как можно построить цельное учение об этом, осно­вываясь на Писании. Однако совершенно ясно, что страдания имеют очистительный эффект для человеческой души, и Бог считает допус­тимым использование его, как мы видим на примерах, если это по­служит на благо. Помните слова Иосифа, когда он встретил своих братьев, некогда продавших его в рабство? "Вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро" (Быт. 50:20).
У нас есть стенограммы нескольких выступлений Бренема, и в одном из них он описывает свои последние минуты с Шарон Роуз. Он рассказывает, что она была в таких муках, когда у нее были спазмы желудка, что напрягала все свои силы, чтобы только сдержать боль. Она знала, что отец рядом, но не имела сил, чтобы улыбаться и гово­рить. Он рассказывал, что боль была такой сильной, что когда она смотрела на него, у нее косили глаза. Бренем говорил, что всякий раз, когда он потом молился об исцелении детей от косоглазия, он видел свою девочку, и это давало ему сострадание верить в исцеление этого ребенка. За всё время более 400 детей с косоглазием получили исцеление на его собраниях. Бренем отмечал, что иногда Богу нужно раздавить розу, чтобы донести до нас ее аромат.


Что было потом.

7 мая 1946 г., после напряженной молитвы, Уильям увидел ангела. Ангел объявил, что Брэнем наделяется двумя дарами служения. Ему будет дан дар исцеления и дар «слова знания».
Со своим первым испытанием - умирающей от рака женщиной - Брэнем столкнулся в ту же среду. Как и сказал ангел, он получил видение и начал молиться за женщину. Она исцелилась. Слава о Брэнеме разнеслась повсеместно.

Иногда, когда Бренем молился за больных, он вначале рассказывал больным всё о них самих — где они были, о чем молились, а иногда раскрывал им секреты, которые никому не были известны. Реакцию людей можно было только представить. Это как будто оживала сцена из Библии, когда такую силу имели пророки Ветхого Завета или когда Иисус мог читать мысли людей. По залу прокатывалась волна пока­яния. Люди плакали и каялись. И затем это начало происходить регу­лярно, вечер за вечером, один человек за другим. Часто Бренем отво­дил человека в сторону и лично говорил ему о грехах в его жизни.



Но это было настоящим?

Да, это было настоящим. Там не было скрытых микрофонов и знаков руками. Со временем журналисты со всего мира стали освещать эти события.
Больные выстраивались в тысячные очереди. Многих людей доставляли на носилках прямо из больниц. Уж журналисты с удовольствием изо­бличили бы любое мошенничество.
Позднее, когда Бренем начал ездить в другие страны мира, его дар работал и в других странах, где он вообще не знал языка. Служи­тели часто приводили к нему больных из своих церквей — людей, которых они знали лично и за честность которых они могли пору­читься. Не имело значения, кого к нему приводили. Даже выбирая случайных людей, он мог называть их по имени, и это были люди, которых он прежде никогда не видел. Один мой друг-пастор привел к нему своего родственника, и Бренем за минуту описал подробности его жизни, включая то, что тот думал. Родственник пастора запла­кал, говоря: "Это правда". В такой атмосфере вера людей была вели­ка, и начинали происходить поразительные чудеса.
Великий лидер пятидесятнической церкви Ф.Ф.Босуорт, кото­рый ребенком был в церкви у Доуи, а будучи пастором занимался организацией евангелизационных служений Марии Вудворт-Эттер, описывал собрания Бренема как гораздо более сильные, чем тех двоих. Никакая болезнь или проблема не казалась слишком боль­шой. Босуорт рассказывал об одном собрании, где в очереди на исце­ление стояли девять глухонемых, и все девять получили исцеление.

Затем Бренем начал рассказывать людям в аудитории о виде­ниях, которые он получал. Однажды он описал комнату с больным ребенком, рисунок на обоях и вещи, висевшие на стене. Он описал рисунок на покрывале, сцену беседы с местным врачом и даже пере­сказал саму эту беседу. К нему стали приходить письма со всего мира от родителей, где говорилось, что возможно это была спальня их ре­бенка и сам их ребенок. Наконец пришло письмо от тех, чьего ребен­ка видел Бренем: оказалось, он слово в слово воспроизвел их беседу с местным врачом. Билл Бренем всем объявил об этом и поехал к это­му ребенку. Он помолился, и ребенок исцелился.

Так происходило несколько раз. Он публично объявлял о чуде еще до того, как оно происходило. При этом упоминалось столько подробностей, что случайное совпадение начисто исключалось. Те­перь вы понимаете, почему люди с его собраний не хотели расходить­ся по домам. Они приезжали отовсюду. Вначале собрания проводи­лись в небольших поселках городского типа. Но люди всё равно его находили, аудитории наполнялись народом за несколько часов до того, как Бре­нем туда приезжал. Иногда люди ждали его на ступеньках всю ночь.
Истории об исцелениях прорывали любые этнические и религиоз­ные барьеры. Было совершенно очевидно, что Бренем — необразован­ный, простой, скромный человек, и люди верили ему, когда он отдавал Богу всю славу. На его служениях люди забывали, к каким деноми­нациям они принадлежат. Люди были все как один, и они были полны благоговения, ожидая, что Бог будет делать. Бренем говорил суетливо, на высоких тонах, что резко контрастировало с баритоном прочих еван­гелистов, пришедших вслед за ним. Там было глубокое, глубокое чувство веры, а также страха. Все люди там понимали: это — настоя­щее. Здесь присутствует Бог. Он любит нас, и предупреждения, которые Он дает нам через пророков, тоже настоящие. Это всё не понарошку.
В Форт Уэйне, штат Индиана, руководство одного евангельского колледжа сильно противилось учению о божественном исцелении и запрещало своим учащимся посещать эти собрания. Но по какой-то причине они сделали одно исключение. Втайне от остальных они по­зволили одной слепой девушке с ее учителем пойти и самим всё про­верить.

К тому времени Бренем, чувствуя свою неспособность как проповедника, пригласил в свою команду одаренного проповедника Эрна Бакстера. Каждый вечер Бакстер выступал с проповедями, и затем выходил Бренем и молился за больных. Совершенно естествен­но, что как только Бренем начал молиться за больных, он остановил­ся, повернулся к середине зала и указал пальцем. "Там сидит моло­дая женщина. Она получает исцеление от слепоты. Она — учащаяся и она пришла с одним из своих учителей".

Девушка вскрикнула и вскочила на ноги, крича и прославляя Бога. Что тут началось! В итоге всех пришлось успокаивать, а потря­сенный происшедшим учитель слушал, как эта девочка начала опи­сывать всё, что она видела вокруг себя. Руководство колледжа было потрясено случившимся. Отдадим должное их честности. Они не знали, что дальше делать, поэтому они прекратили занятия и велели всем учащимся отправляться на служение Бренема.
Когда Бренем ездил по другим странам, многим главам государств было любопытно встретиться с ним. Король Англии послал ему теле­грамму с просьбой помолиться за него. Но вы правы в том, что во многих отношениях служение Бренема было чисто народным явле­нием, чье распространение почти не зависело от средств массовой ин­формации и общественных лидеров. Лишь некоторые города были полностью и на всех уровнях затронуты его служением. Сегодня еще стоят здания общественных центров, построенные специально как место проведения служений Уильяма Бренема. Но официального признания на общенациональном уровне он так и не получил. Отчасти виной тому его же собственная скромность. Он был на удивление равнодушен ко всеобщему вниманию, которым был окружен. Иногда люди, принимающие его в своем городе, помещали его в лучшую гостиницу, но он сбегал оттуда и селился в самом дешевом мотеле. И потом виновато объяснял, что для него это было слишком роскошно и что он вовсе не важная особа, поскольку всё равно все исцеления совершает Бог. Лучше, говорил он, деньги, ко­торые планировалось потратить на гостиницу, отдать на покрытие более важных нужд. И такое бывало очень часто.

Все знали, что он одевается в самых дешевых магазинах в костю­мы из самых дешевых и непрочных тканей. Однажды он с опоздани­ем приехал на одно из своих служений. У дверей толпились тысячи людей, не имея возможности попасть в зал. Бренем, никем не узнанный, просочился сквозь толпу, и вдруг увидел маленького черноко­жего мальчика, который потерялся. Мальчик плакал, говоря, что он слепой и что со своими родителями он пришел за исцелением, но те­перь они не могут попасть внутрь, чтобы увидеть человека, который молится за больных, и что сам он потерялся.

Бренем сказал: "Я — тот человек, который молится за больных, а Иисус — человек, который их исцеляет. Ты не потерялся. Ты на­шелся. И сейчас Иисус исцелит тебя". Бренем помолился. Малень­кий черный мальчик исцелился и громко закричал. И вдруг вся эта толпа людей, уже отчаявшихся попасть в зал, осознала, что Уильям Бренем находится среди них. Некоторые из них проехали тысячи миль и уже думали, что напрасно, ибо в зале не было ни одного сво­бодного места. Они кинулись к нему, каждый пытаясь коснуться его для исцеления или стараясь оторвать кусок от его одежды, чтобы привезти его своим больным родственникам. За считаные секунды толпа изорвала его дешевый костюм в клочья, и полиции пришлось спасать его и отвозить обратно в гостиницу, чтобы поменять костюм.

Как воспринимали за рубежом Уильяма Бренема? Какой, например, была реак­ция зарубежных журналистов?

Дар Бренема был таким сильным, что он был успешен везде, ку­да только ни ехал, даже в Европе, где его ограниченное образование, казалось, могло бы стать серьезной помехой. И даже одно из наиболее известных видений Бренема было ему в Финляндии. Он рассказывал о нем по всем Соединенным Штатам, и Гордон Линдси, сознавая важ­ность его подтверждения, сделал всё, чтобы оно стало известно лю­дям. Когда же оно осуществилось в Финляндии, местные журналис­ты были просто ошарашены.
В Южно-Африканской республике на служение собирались ог­ромные массы людей. И там был целый ряд исцелений, превосходя­щих любое естественное объяснение. Вот, например, заголовок в газе­те "Дурбан Санди Трибьюн": "Чудо поставило мальчика на ноги". В газете "Натал Меркьюри" писали: "Прикованная к постели женщина по команде евангелиста встала и пошла". Журналисты следовали за Бренемом по пятам, недоверчиво вникали в природу самых очевид­ных исцелений, беря интервью у врачей, родственников исцеленных, их сотрудников и соседей. Таким образом, по материалам прессы можно составить прекрасный и объективный отчет о его служении.

Бренем мог обернуться и указать на определенного человека в аудитории: "Вы, мадам, страдаете артритом. Многие годы вы не мог­ли поднять руку выше головы. Бог исцелил вас десять минут назад. Поднимите теперь свою руку". И тут же как саранча налетали жур­налисты. "Действительно ли она страдала артритом? Правда ли, что она не могла поднять руки выше головы? Может ли теперь она сде­лать это? Как ее зовут? Откуда она родом? Была ли она прежде зна­кома с этим евангелистом? Откуда, по ее мнению, евангелист мог узнать, что она больна артритом? Написала ли она записку или ска­зала кому-то, кто рассказал евангелисту? Почувствовала ли она что-то необычное десять минут назад? Как зовут ее врача?"


Пресса в Южно-Африканской республике, со свойственными хо­рошим журналистам дотошностью и скептицизмом, сделала для этих служений больше, чем сам Гордон Линдси. Со временем были документально зафиксированы тысячи чудес. Народ Южно-Афри­канской республики был вне себя от удивления.
Хотя это была весьма непродолжительная поездка, ее влияние ощущалось на протяжении многих лет и даже поколений.


Каким образом?

Возьмите, к примеру, Дурбан. Бренем находился там только пять дней. К его встрече готовились несколько месяцев.
Повсюду бы­ли расклеены плакаты, а пятидесятнические церкви работали в единстве. Он уже находился в Южно-Африканской республике не­сколько дней, и истории о его собраниях повсюду зажигали людей. У местных журналистов слюнки текли от желания взять у него интер­вью. Когда же начались собрания, на них присутствовало больше людей, чем когда бы то ни было на религиозном собрании. Четыре тысячи человек набились в зал Маккензи.
На служении Билли Грема или любого другого евангелиста было так: если в первый день к вам приходят 4000 человек, то на следую­щий вечер у вас тоже будет 4000. Несмотря на все усилия рекламы и организационные меры, посещаемость в первый вечер становится средней посещаемостью за всё время служения.
На служениях Бренема было иначе. Не важно было, сколько историй о нем люди уже слышали, они никогда не были готовы к тому, что будет происходить на самом деле. Блаженное присутствие Божье было почти ощутимым. Бренем был подобен пророку Ветхого Завета, провидцу. Люди изумлялись, видя, как это происходит в их родном городе. На следующий вечер людей на собрании в Дурбане было уже в два раза больше. Четыре тысячи стояли под дождем за порогом зала Маккензи, слушая собрание через громкоговорители.

С каждым новым днем количество людей удваивалось или утра­ивалось. На утро об этом сообщали все программы новостей. На сле­дующий вечер все городские репортеры уже были на собрании. Еще через день туда приходили редакторы газет. Наконец туда приходил сам издатель со своей семьей, а его больная тетя прилетала частным рейсом из Йоханнесбурга. Даже горничная издателя, его слуга и сосед слуги, больной раком, приходили на собрание. (Это я говорю образно). Но то же самое происходило в больницах и офисах. В Дур­бане, к примеру, в последний вечер городские власти помогли Брене­му найти свободный ипподром. Туда пришли десятки тысяч людей, заполнив трибуны и внутреннее поле, и еще десятки тысяч людей не смогли попасть внутрь.

Увиденного и пережитого этими людьми в течение нескольких коротких дней оказалось достаточно, чтобы запомнить это на всю жизнь. Пятидесятнические церкви разрастались за счет новых чле­нов, но для всех места не хватало, и большинство всё равно не смогло бы приспособиться к подобным социальным и культурным переме­нам в своей жизни. Но они возвращались назад в свои традиционные христианские церкви, унося с собой частицу увиденного и внутрен­ние перемены в своей жизни.


Вы сказали, что это событие повлияло на целые поколения?

Люди по-своему передавали свои впечатления детям. Вспоминая увиденное и услышанное прежде, они могли сказать, что да, при некоторых обстоятельствах Бог действительно исцелял больных. Ког­да харизматическое пробуждение пришло в Южно-Африканскую республику, тысячи прихожан католической и англиканской церк­вей приняли в нем участие, а некоторые из них еще помнили Бре­нема. Так что хотя его служение длилось только пять дней, он имел огромное влияние на человеческие судьбы.


Однако служение Бренема пошло на убыль.

Все наши достоинства имеют своим продолжением недостатки, и Бренем не был исключением из этого правила. Он был очень искрен­ним, смиренным и духовным человеком. Иногда он мог помолиться только за нескольких человек, а затем сказать, что "не чувствует по­мазания" и не может продолжать собрание. Иногда он мог помолить­ся за 30 человек, а затем чувствовал упадок сил и не мог продолжать. К нему приходили десятки тысяч людей, и некоторые, будучи очень бедны, тратили свои деньги на большие переезды, чтобы только за них помолились, и эти люди часто чувствовали себя разочарованны­ми и обманутыми, если Бренем не мог помолиться за них.

Хуже всего на его репутации отражались те случаи, когда он вовсе не приходил на собрание. На него просто нельзя было рассчитывать. Он мог отменить всё в самую последнюю минуту, говоря, что это — не Божья воля или что он "почувствовал, что пора заканчивать". Можете представить себе изумление людей. Обычно весь город сообща трудил­ся, чтобы сделать возможным его приезд. В этом участвовали многие церкви, вкладывались средства на организацию и рекламу собраний. Многие собрания отменялись. Некоторые считали такие поступки без­нравственными, полагая, что отказ приходить на объявленное собра­ние составляет нарушение данного Бренемом слова, его обещания. Иногда, когда он отказывался молиться за больных, он настаи­вал на проповедовании в течение нескольких часов. Один из моих музыкантов был на таком собрании и рассказывал, что оно было на­столько утомительным, что в течение его он трижды засыпал. Собра­ние Бизнесменов Полного Евангелия часто приглашало его к себе, но они платили ему ничтожное жалование.



Что произошло с Уильямом Бренемом?

Как это ни парадоксально, но Уильяму Бренему часто недостава­ло здравого смысла и элементарной организованности. Он-то до последних дней витал в сфере сверхъестественного, не зная, в отли­чие от многих, ни денежных махинаций, ни скандала из-за супру­жеской неверности, развода и т.п. Но из-за отсутствия бухгалтер­ской отчетности его организации пришлось столкнуться с властями по поводу неуплаты налогов.
С годами у Бренема развился культ, последователи которого бы­ли убеждены, что он был Илией, пророком, вернувшимся на землю. Когда популярность Бренема начали затмевать Орал Роберте и дру­гие более организованные евангелисты, этот небольшой культ после­дователей стал всё больше и больше прибирать его к рукам. Они сильно влияли на него. Как Доуи в конце своей жизни, Бренем учил некоторым весьма странным вещам. Наконец, он провозгласил себя ангелом из книги Откровение 3:14.
Но 18 декабря 1965 г. Брэнем получил смертельное увечье в автомобильной аварии и, пробыв семь дней в коме, скончался в канун Рождества. Пятидесятнический мир был потрясен смертью Брэнема. Для некоторых это было актом Божьей милости — забрать его прежде, чем он под влиянием других сделает или ска­жет что-то еще более противоречивое. К тому времени его имя пол­ностью исчезло из памяти народа. Он ушел почти нищим: не было ни денег, ни приглашений на служения. Он прошел полный цикл.

ДЛЯ ЗАМЕТОК

Международное служение «Благословение Отца» IMBF

85300 Украина. Донецкая обл. Красноармейск, ул. Свердлова, 120

8 (06239) 2-02-23

Наш сайт: http://imbf.org

2005