reforef.ru 1 2 ... 26 27




ЖОҒАРҒЫ СОТ КІТАПХАНАСЫ
БИБЛИОТЕКА ВЕРХОВНОГО СУДА

ҚАЗАҚСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ ЖОҒАРҒЫ СОТЫ НОРМАТИВТІК ҚАУЛАРЫНЫҢ ЗАҢДЫҚ СИПАТЫ МЕН ОЛАРДЫН СОТ ТӨРЕЛІГІН ЖҮЗЕГЕ АСЫРУДАҒЫ ТИІМДІЛІК РӨЛІ
Халықаралық ғылыми – тәжірибелік конференцияның материалдар жинағы

12 мамыр 2009 жыл

ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА НОРМАТИВНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН И ИХ РОЛЬ В ЭФФЕКТИВНОСТИ ОТПРАВЛЕНИЯ ПРАВОСУДИЯ
Сборник материалов международной научно-практической конференции

12 мая 2009 год

АСТАНА 2009
УДК 347


ББК 67. 99


М

Редакциялык алқа;

М.Т. Әлімбеков Қазакстан Республикасы Жоғарғы Сотынын Төрағасы,

заң ғылымдарының кандидаты;

Ж.Н. Бәйшев Қазакстан Республикасы Жоғарғы Сотының судьясы,

заң ғылымдарының кандидаты;

М.М. Қамназаров Қазакстан Республикасы Жоғарғы Сотының судьясы;

А.А. Қасымов Қазакстан Республикасы Жоғарғы Сотынын судьясы,

заң ғылымдарының кандидаты;

Н.И. Мамонтов Қазакстан Республикасы Жоғарғы Сотының судьясы;

Ж.Н. Әбдиев Қазакстан Рсспубликасы Жоғарғы Соты Аппаратының басшысы;

Е.Б.Әбдірасулов Қазакстан Республикасы Жоғарғы Соты Аппаратының

стратегиялық әзірлеме және талдау бөлімінің меңгерушісі,

заң ғылымдарының докторы, профессор.
«Қазақстан Республикасы Жоғарғы Соты нормативтік қаулыларының заңдық сипаты мен олардын сот төрелігін жүзеге асырудағы тиімділік рөлі»: Халықаралық ғылыми – тәжірибелік конференцияның материалдар жинағы, өткізілген орны – Қазақстан Республикасы Алматы қаласының сотында, Алматы, 12 мамыр 2009 жыл.

Астана. 2009, 300 бет
А 1203021300

00(05)-09

ISBN 978-601-236-016-5
Редакционная коллегия:

Алимбеков М.Т. Председатель Верховного Суда Республики Казахстан, кандидат юридических наук;

Баишев Ж.Н. Судья Верховного Суда Республики Казахстан, кандидат юридических наук;

Камназаров М.М. Судья Верховного Суда Республики Казахстан;

Касимов А..А.. Судья Верховного Суда Республики Казахстан, кандидат юридических наук;

Мамонтов Н.И. Судья Верховного Суда Республики Казахстан;

Абдиев Ж.Н. Руководитель Аппарата Верховного Суда Республики Казахстан;

Абдрасулов Е.Б. Заведуюший Отделом стратегических разработок и анализа Аппарата Верховного Суда Республики Казахстан, доктор юридичсских наук, профессор.

«Юридическая природа нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан и их роль в эффективности отправления правосудия»: Сборник материалов международной научно-практической конференции, прошедшей в Алматинском городском суде Республики Казахстан. г. Алматы, 12 мая 2009 год. Астана: 2009, 300 с
ББК 67. 99

ISBN 978-601-236-016-5

©Қазақстан Республикасының Жоғарғы Соты, 2009

© Верховный Суд Республики Казахстан, 2009

ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО

участникам международной научно-практической конференции «Юридическая природа нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан и их роль в эффективности отправления правосудия»
Уважаемые участники конференции!

Уважаемые коллеги!
Прежде всего, позвольте от имени Верховного Суда Республики Казахстан приветствовать наших гостей и поблагодарить их за участие в работе международной научно-практической конференции.

Согласно Конституции Республики Казахстан Верховный Суд Республики наделен правом давать разъяснения по вопросам судебной практики. Нормативные постановления Верховного Суда являются одним из источников действующего права, содержат обязательные правила поведения, рассчитанные на многократное применение. По юридической силе в иерархии нормативных правовых актов они отнесены к категории основных, в силу чего имеют общеобязательный характер для правоприменяющих органов. Их действие распространяется на всех субъектов, принимающих участие в рамках нормативно-регламентированной ситуации.


Учитывая, что нормативные постановления Верховного Суда являются обязательными для всех судов Республики и таким образом влияют на формирование единообразной правоприменительной судебной практики, в условиях, когда Верховный Суд и вся судебная система становятся все более активным фактором динамичной эволюции общества, роль и значение нормативных постановлений Верховного Суда значительно возрастают.

За период деятельности Верховного Суда Республики было принято 129 нормативных постановлений, в 49 из них были внесены изменения и дополнения, а 25 утратили свою силу.

Принятые нормативные постановления Верховного Суда направлены на последовательную реализацию конституционных принципов демократического государства, высшими ценностями которого являются человек, его права и свободы. Конституция не случайно при характеристике юридического содержания и вида правового акта судебной власти ввела качественно новое определение актов Верховного Суда - «нормативные постановления».

Этим подчеркнута важность принятия нормативных постановлений и всестороннего анализа судебной практики для улучшения качества отправления правосудия.

В ходе принятия нормативных постановлений Верховный Суд разъясняет практическое применение законов в соответствии с их содержанием и основными принципами, в ряде случаев дает толкование законодательства и его норм.

В силу этого возросли требования, предъявляемые к ним как к источникам права.

Судебное толкование приобретает правообразующее, правокорректирующее значение. Нередко в постановлениях Верховного Суда содержатся положения, разрешающие конфликт юридических норм или предоставляющие самим судам, исходя, например, из конституционных положений и положений действующего права решать вопрос о применимости тех или иных положений законодательства.

По мнению исследователей у Верховного Суда появилась новая деятельность «правотворческая» и «праворегулирующая».

Все это подводит к необходимости осмысления новой правовой сути нормативных постановлений Верховного Суда и видах его толкования.


Уверен, что вопросы для обсуждения вынесены актуальные. Я полагаю, что состоится плодотворная и содержательная работа, итогом которой станут ценные выводы и рекомендации.

Уважаемые коллеги, желаю Вам успешной работы!

Алимбеков М.Т.

Председатель

Верховного Суда

Республики Казахстан,

к.ю.н.

Нормативные постановления Верховного Суда как

официальные акты судебного правотворчества
Как известно, Основной закон нашей страны утверждает в качестве действующего права наряду с Конституцией, соответствующих ей законов, ратифицированных международных договоров нормативные постановления Конституционного Совета и Верховного Суда. Если обратиться к теории права, то правом в позитивном смысле понимается совокупность норм права, установленных или санкционированных государством и обеспечиваемых мерой государственного воздействия. Прилагательное «действующее» к слову «право», указанное в Конституции, не меняет сути данного термина, поскольку недействующее право возможно только в ретроспективном анализе права, т.е. когда речь идет о праве, некогда существовавшем в истории тех или иных государств. В данном же случае говорится о праве, которое имеет силу и действие на территории Республики Казахстан. Следовательно, законодатель, устанавливая данные конституционные положения, предполагал, что нормативные постановления, будучи частью действующего права Республики, содержат в себе нормы права. Если далее продолжать логически рассуждать, то следует отметить, что формами выражения нормы права выступают различные источники права: нормативные правовые акты, судебный прецедент, договоры нормативного содержания, правовой обычай и т.д. В качестве какого же источника права следует рассматривать нормативные постановления Верховного Суда?

На наш взгляд, если учесть все признаки нормативных постановлений, в которых содержатся результаты интерпретационной работы: общеобязательность, продолжительность действия, многократность применения, распространенность на широкий круг субъектов – можно прийти к выводу об особой качественной характеристике таких актов, которые можно рассматривать как совокупность интерпретационных норм, а сами нормативные постановления следует отнести к особой разновидности нормативного правового акта, назвав их нормативными интерпретационными актами. Думается, что нормативные постановления Верховного Суда, несмотря на некоторые различия с нормативно-правовыми актами классического характера, входят в эту систему по следующим основаниям. Нормативные постановления обладают регулирующим эффектом, т.е. под действие нормативных установлений, принятых Верховным судом, подпадает большое количество субъектов правоотношений и не меньшее количество жизненных обстоятельств. Юридическая сила нормативных постановлений непосредственно приближается к уровню силы того нормативного правового акта, на конкретизацию и детализацию которого направлено нормативное постановление Верховного Суда: конституционного закона, кодекса, обычного закона.


Если говорить об отличиях нормативных постановлений от нормативных правовых актов классического характера, то необходимо выделить следующие моменты. Нормативные постановления содержат в себе не все структурные части правовых норм (гипотезу, диспозицию, санкцию), а, как правило, конкретизированную часть правовой нормы, т.е в нормативных постановлениях детализируется либо гипотеза, либо диспозиция, либо санкция. Поэтому нормативность этого акта будет выражаться не через классическую структуру правовой нормы, а через иные признаки нормативных документов, которые явно присутствуют в исследуемых постановлениях: общеобязательность, действие не на конкретный случай, а ряд случаев, не на конкретное лицо, а ряд лиц и т.д.

Еще одним отличием нормативных постановлений от иных актов нормативного характера является то, что правила, выработанные в ходе принятия нормативных постановлений, не могут применяться самостоятельно, то есть без основного нормативного правового акта, на детализацию которого они направлены. Они имеют силу и значение только в течение срока действия применяемых норм и в случае их отмены прекращают свое действие.

В связи с установленным конституционным положением может возникнуть вполне резонный вопрос: как правообразующая роль суда согласуется с теорией разделения властей? Я бы следующим образом ответил на этот вопрос. Да, проблема судейского правотворчества действительно очень сложная. С одной стороны, правотворческая функция суда не согласуется с принципом разделения властей. С другой стороны, сущность принципа разделения властей не сводима к изоляции одной ветви власти от другой, т.е. не носит абсолютного характера. Напротив, их деятельность переплетена, во многих государствах разработаны специальные организационно-правовые меры, обеспечивающие не только взаимоограничение, но и взаимодействие полномочий всех ветвей власти в установленных пределах. В процессе такого взаимодействия, а также в пределах собственных полномочий возможно участие судебной власти в совершенствовании и развитии текущего законодательства. Исключение составляют режимы тоталитаризма и авторитаризма, где наблюдается серьезный отход от признания творческой и активной роли суда в правообразующем толковании закона и чаще всего принимаются специальные указания о запрете судебной интерпретационной деятельности и жесткого подчинения суда букве закона. Следовательно, проявляется прямая зависимость между самостоятельностью суда в системе государственной власти и его правотворческой компетенцией, которая развивается через применение права по аналогии, создание правоположений прецедентного характера, издание Верховным судом нормативных постановлений, дающих разъяснение законодательства по вопросам судебной практики.


Это, конечно же, не означает, что Верховный Суд Республики Казахстан вторгается в компетенцию законодательного органа и подменяет законодателя. Однако через свои правовые позиции, выраженные в нормативных постановлениях в качестве правовых выводов и представлений Суда о духе и букве законов, Верховный Суд активно участвует в законодательном процессе, формирует позитивное право и способствует совершенствованию и развитию текущего законодательства. Об этом недавно говорилось и на международной научно-практической конференции «Судебное решение и правотворчество», прошедшей в Казани по инициативе Высшего Арбитражного Суда РФ. Многие ученые и практики говорили там о правообразующем характере не только разъяснений высших судов, но и многих судебных актов по конкретным делам и предлагали юридически закрепить этот реальный факт в законодательстве. Казахстанское же законодательство опередило научную доктрину и закрепило правообразующий факт в деятельности Верховного Суда в Конституции Республики Казахстан еще в 1995 году!

Поэтому исходя из фактов существования правотворческой функции у судебной власти и ее закрепления в Конституции Республики, сегодня нужно вести речь о природе этой функции, пределах конкретизации закона в нормативных постановлениях, о соотношении судебного правотворчества с парламентским, ведомственным (подзаконные акты правительства и министерств) и договорным.

Нас нередко критикуют, что мы иногда самостоятельно расширяем свою компетенцию и вторгаемся в сферу законодательства, расширяя или сужая пределы действия закона. Однако следует заметить, что немаловажное значение для судебной практики имеет единообразие в понимании различных дефиниций и правовых терминов, используемых в процессе применения правовых норм судом. Именно высшему органу судебной власти принадлежит роль установления пределов понимания текста нормативного правового акта при выработке таких дефиниций. Эта особая роль Верховного суда РК детерминирована тем, что, например, гражданское законодательство содержит огромное количество оценочных понятий, неопределенных выражений, содержащих количественные и качественные характеристики (разумный срок, продолжительный период, к выгоде, существенное нарушение, незамедлительно и др.), или терминами, не имеющими точного законодательного определения (гражданский оборот, обычай, мелкая бытовая сделка и др.). Формулирование определений и разъяснение смысла различных категорий гражданского права – весьма сложное, требующее громадных интеллектуальных усилий и широкого доктринального подхода занятие, но оно неизбежно, и, к сожалению, больше критикуется, чем объективно оценивается. В связи с введением в действие новых актов гражданского законодательства, зачастую регулирующих совершенно неизвестные ранее гражданско-правовые отношения, возникает настоятельная необходимость в точном и правильном определении сути правовых явлений посредством формулирования четких понятий и дефиниций. Такая работа как раз и осуществляется через принятие нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан. Конкретизация и детализация норм закона, даваемая в данных постановлениях, безусловно, будет носить правоконкретизирующий характер, поскольку в них логически развиваются ранее сформулированные нормы с привлечением новых понятий, определений, методов сравнения, противопоставления и т.д., т.е. такие мыслительные операции, которые вносят новизну в понимание рассматриваемого вопроса. При отсутствии этого элемента новизны, всякое уяснение, комментирование являются бессмысленными. Интерпретация права всегда несет в себе элемент нового понимания действующего закона или же понимания его в связи и применительно к конкретному факту либо группе фактов, их которых складывается юридическая практика. А учитывая, что нормативные постановления включены у нас в систему действующего права, такие характеристики результатов интерпретационной деятельности Верховного Суда являются вполне законными и обоснованными.


Понимая значение правообразующего характера нормативных постановлений, мы сегодня должны направить усилия на улучшение качественных характеристик этих официальных документов. Во-первых, унифицировать правила формирования содержания нормативных постановлений с выработкой новых требований к их форме и содержанию. Во-вторых, выработать более четкую процедуру инициативы, обсуждения и принятия нормативных постановлений. Все это позволит создать своеобразную юридическую технику правообразующего акта Верховного Суда Республики Казахстан, которые включают в себя и выработку конкретных правил построения и применения нормативных постановлений.

Еще об одном важном моменте. Сегодня законодательно не установлен субъект официального толкования законов. Учитывая характер нормативных постановлений, направленных на интерпретацию, конкретизацию и детализацию законодательных норм, можно с определенной долей уверенности говорить о том, что этот пробел сегодня восполняет Верховный Суд Республики Казахстан. И это вполне согласуется с духом и смыслом Конституции, которая выделяет нормативные постановления Верховного Суда в системе правовых регуляторов общественных отношений. В связи с этим мы предполагаем, что сфера действия нормативных постановлений по субъектам правоприменения не должна ограничиваться судами, поскольку, во-первых, Конституция не адресует нормативные постановления только для судебной системы, а предполагает их использование, исполнение и применение всеми участниками правовых отношений, во-вторых, судебная власть сама по себе играет особую роль в механизме государственной власти, обеспечивая роль главного арбитра в споре о праве.

Таким образом, значение нормативных постановлений Верховного Суда нашей Республики трудно переоценить в современный период. Если судебные акты Верховного Суда по конкретным делам, через выработку правовых позиций и правоположений, ориентируют нижестоящие суды на принятие аналогичных решений по сходным делам, то нормативные постановления как результат анализа всей судебной практики эффективно обеспечивают ее единство в масштабе всей страны через их обязательность, предусмотренной Конституцией Республики. Это связано и с тем, что в ходе аналитической работы, отмен и изменений судебных решений выявляются проблемы применения и понимания того или иного закона в судах всех регионов, поскольку нормативно-правовые акты переходного периода обычно изобилуют прагматическими новеллами, порождаемыми порой преходящими ситуациями и в силу этого неспособными в полной мере раскрыть свои регулятивные возможности. А нормативные постановления заполняет пустоты писаного права и гибко реагирует на изменения общественных отношений, предлагая переходному обществу систему устойчивых ориентиров непрерывного правового регулирования1.



следующая страница >>