reforef.ru 1 2 ... 29 30




А. И. АКМАНОВ

ЗЕМЕЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В БАШКОРТОСТАНЕ И БАШКИРСКОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI-НАЧАЛЕ XX В.




УДК 332 (470.57) ББК 65 (2 Рос.Баш) А 40

Акманов А. И.

А 40 Земельные отношения в Башкортостане и башкирское землевладение во второй половине XVI — начале XX в. - Уфа: Китап, 2007. - 360 с.

ISBN 978-5-295-04345-1

Монография посвящена важнейшей проблеме — истории земельных отношений на территории исторического Башкортостана со времени его вхождения в состав Российского государства с середины XVI до начала XX в. Книга написана на основе архивов Москвы, Санкт-Петербурга, Уфы, Оренбурга, опубликованных документов и литературы по теме. В центре внимания находятся аграрная политика царского правительства, башкирское землевладение и другие крупные аспекты этой большой проблемы.

Книга предназначена для историков-исследователей, преподавателей высших, средних учебных заведений и общеобразовательных школ, а также всех интересующихся прошлым родного края.

УДК 332 (470.57) ББК 65 (2 Рос.Баш)

ТП - 98/07

ISBN 978-5-295-04345-1

© А. И. Акманов, 2007


ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение . . . . 5

Глава I. Земельные отношения в Башкортостане во второй половине XVI - первой трети XVIII в.

§ 1. Вхождение Башкортостана в состав Русского государства и решение земельного вопроса в крае 71


§ 2. Землевладение башкирских общин и аграрная политика царского правительства во второй половине XVI — первой трети XVIII в 80

Глава II. Аграрная политика правительства в Оренбургском крае в 30-90-х гг. XVIII в.

§ 1. Оренбургская экспедиция и основные тенденции политического и социально-экономического развития

края во второй половине XVIII в 92

§ 2. Правительственные указы по земельному вопросу 96 § 3. Претворение в жизнь аграрных законов 108

Глава III. Генеральное межевание земель края - важнейшее аграрное мероприятие Российского государства

§ 1. Характеристика межевого законодательства 139

§ 2. Межевание земли в Оренбургском крае в 1798 —

1805 гг 147

§ 3. Деятельность Оренбургской межевой конторы

в 1806-1842 гг 167

§ 4. Земельные споры и их решение 172

а) Рассмотрение споров по Оренбургскому уезду .... 173

б) Рассмотрение споров по Уфимскому уезду 183

в) Рассмотрение споров по Верхоуральскому уезду ... 197

г) Рассмотрение споров по Бирскому уезду 201

д) Рассмотрение споров по Белебеевскому уезду 234

е) Рассмотрение споров по Стерлитамакскому уезду . 252

3


Глава IV. Великие реформы в России в XIX - начале XX в. и башкирское землевладение

§ 1. Территориально-административное устройство, население и социально-экономическое развитие


Оренбургского края 276

§ 2. Законодательство о башкирском землевладении

в первой половине XIX в 285

§ 3. Государственное регулирование земельных отношений башкир-вотчинников в 20 — 50-х гг. XIX в 294

§ 4. Припущенники башкирских общин в первой половине XIX в 311

§ 5. Башкирские земли в условиях реализации реформ

60-х гг. XIX в 319

§ 6. Специальное межевание башкирских дач в последней трети XIX — начале XX в 337

§ 7. Столыпинская аграрная реформа в крае 347

Заключение 354


ВВЕДЕНИЕ

Земельные отношения — это сложное понятие, отражающее основные условия, которые складываются между людьми в процессе производства — право собственности, владения, пользования и распоряжения землей. По мере развития общества земельные отношения меняются и осложняются. В условиях существования они в значительной степени определяются его аграрной политикой. Последняя представляет собой всю систему государственных мероприятий по распределению земельных угодий между сословиями и классами, по регулированию земельных отношений в стране и отдельных регионах в зависимости от меняющихся государственных задач и потребностей населения. Аграрная политика не только существенно влияет на развитие сельского хозяйства и промышленности, но и на всю политическую и социально-экономическую жизнь общества. Без исследования земельных отношений, в частности государственной аграрной политики, невозможно получить целостную картину истории страны и ее регионов.

Объективной целью аграрной политики является справедливое распределение земельных угодий между различными сословиями в зависимости от их роли и места в жизни общества. Позиции государства и различных этнических и социальных групп при этом не всегда совпадают. Это довольно часто приводит к различным формам сопротивления: со стороны недовольных сословий.


Со времени образования централизованного государства в России сильно расширилась его роль в регулировании земельных отношений. Центральная власть сосредотачивала в своих руках право верховного собственника земельных владений на территории всей страны, становилась основным регулятором аграрных отношений.

Как отметил русский историк В. О. Ключевский, колонизация, т. е. постоянное расширение территории и ее освоение, является одной из важных особенностей исторического

5


развития России. Вхождение Башкортостана в середине


  1. в. вполне вписывается в эту общую картину развития страны. Как известно, этот акт и имевшие место земельные отношения у башкир в составе прежних ханств в XIV — начале XVI в. обусловили сохранение за башкирами их земель на основе вотчинного права. Однако постепенно, с 30-х гг.
  1. в. в особенности, сдвиги в социально-экономическом развитии страны неизбежно толкали правительство к серьезным изменениям в аграрной политике на территории края. Эти изменения не могли не влиять на политическую и социально-экономическую жизнь Башкортостана. Одним из самых крупных положительных последствий был заметный подъем производительных сил не только в Башкортостане, но и в России в целом. Об этом свидетельствуют бурное развитие горнозаводской промышленности на Урале, рост ремесла и торговли, превращение крепостей в города, расширение масштабов земледелия в крае. Возникли русское дворянское, заводское, казенное и другие новые формы землевладения. Одновременно обращает на себя внимание сокращение земельных владений башкир, осложнение условий для ведения ими традиционных форм хозяйства, трудный переход коренного населения к новым видам хозяйствования, в частности, к земледелию. Хотя при этом сохранились вотчинное право башкир на землю, общинный характер землевладения и отсутствовала частная собственность на землю. Как видно, последствия аграрной политики правительства в крае были значительными.


Исследование данной проблемы важно и с точки зрения задач современного аграрного развития России. Исторический опыт, когда царское правительство достаточно удачно решало сложные земельные вопросы и обеспечивало развитие народного хозяйства, будет полезным при реформировании сельского хозяйства в наше время.

Ключевыми вопросами данной большой и сложной проблемы являются решение аграрного вопроса при Вхождении Башкирии в состав Русского государства и состояние землевладения башкир в это время, аграрная политика правительства в крае XVII —XVIII вв., ее последствия, проведение Генерального межевания земель — одного из важнейших аспектов земельной политики в стране в конце XVIII — начале

  1. в., государственная аграрная политика в крае в XIX — начале XX в.

Первый исследователь края П. И. Рычков в работе «Топография Оренбургская, то есть обстоятельное описание Оренбургской губернии» дал краткий обзор политической и соци

6




ально-экономической истории Башкирии в XVI —XVIII вв. Касаясь условий присоединения башкир к Русскому государству, он отмечает, что «...башкирцы... в российское подданство пришли и за то им не токмо те земли, где они прежде подданства своего... жили, а именно за Камою рекою и около Белой Воложки (коя после Белою рекою названа), им, башкирцам, подтверждены, но и сверх того многими местами и разными выгодами пожалованы»1.

Характеризуя башкир и другое население Оренбургского края, он затрагивает и вопросы земельных отношений. О башкирах он замечает: «Народ этот ничего так не бережет, как старинные свои вотчинные земли и отхожие угодья». Относительно мишарей автор пишет: «...с 1735 г. служили они при искоренении бунтовавших воров башкирцев, за которую их службу, и что они от башкирцев весьма были разорены, пожалованы они всеми теми землями, на которых прежде жили платя башкирцам оброки (ибо собственных земель у них не имелось)»2. При характеристике мордвы, мари, удмуртов и чувашей П. И. Рычков пишет: «За земли и угодья платили они башкирцам оброки (ибо собственных не имели)»3.


Как видно, П. И. Рычков земельную политику правительства в крае правильно связывает с добровольным присоединением и делает вывод о том, что башкиры являлись вотчинниками, а остальные народы являлись переселенцами, не имели своих земель и жили на башкирских землях. Вслед за П. И. Рычковым многие историки XIX в., в частности, И. Жуковский, И. Дебу, Н. Попов, неизвестный автор под псевдонимом «А. В. Д.» считали, что русское правительство пожаловало башкирам их земли на основе вотчинного права, хотя четко не выражали своего мнения относительно существования права верховной собственности на землю4.

'Рычков П. И. Топография Оренбургской губернии. Уфа, 1999. С. 51.

2Там же. С. 60, 279.

3Тамже. С, 98.

4 Жуковский И. Краткое обозрение достопамятных событий Оренбургского края, расположенных с 1246 по 1832 год чиновником, состоящим при Оренбургском военном губернаторе по особым поручениям. СПб., 1832. С. 3 — 5; Дебу И. Топографическое и статистическое описание Оренбургской губернии в нынешнем ея состоянии. М., 1837. С. 35—170; Попов Н. В. Татищев и его время. М., 1861. С. 116; А. В. Д. О башкирах // Оренбургские губернские ведомости. 1863. № 41. Часть неофициальная. С. 230.

7



Большинство исследователей XIX в. подчеркивало, что верховным собственником всех земель в Русском государстве, в т. ч. земельных владений инородцев, являлся русский царь. Видный историк колонизации Среднего Поволжья и Приуралья Н. А. Фирсов отмечает, что «...государь почитал себя полным собственником земель Казанских, Астраханских, Ногайских, Пермских и всех Сибирских. Это видно из того, что Московская власть давала земли на этом пространстве кому хотела и на условиях, какие признавала нужными, не спрашивая на то согласия прежних обладателей». Поэтому, по его мнению, после присоединения к России прежние владельцы земель сами должны были добиваться «утверждения верховной власти в праве владения землей, которая дотоле была их собственностью»5. Тем не менее не без основания он подчеркивает широкие поземельные права башкир в составе Русского государства: «Действительно, ни один из народов Русского государства не был в материальном отношении так обеспечен в Московскую эпоху как башкирцы, которые владели обширным краем, наделенным разнообразными природными дарами; и никто из вечных данников Великих государей не пользовался такими льготами как этот народ...»6. Итак, Н. А. Фирсов, признавая по существу вотчинное право башкир на землю, не называет их вотчинниками.


Анонимный автор исследования о башкирском землевладении на территории Осинской дороги, краевед Р. Г. Игнатьев,

А. Васильчиков, написавший солидную работу о землевладении и земледелии в России, крупнейший историк С. М. Соловьев считали башкир вотчинниками7. Первый из них подчеркивал, что это право было закреплено грамотами царя Ивана IV и правительственными указами в последующее время, а второй считал, что Иван Г розный пожаловал грамоту для башкир, где гарантировалась охрана их земельных прав8.

5 Фирсов Н. А. Положение инородцев в Московском государстве // Ученые записки Казанского университета. Т. 2. Казань, 1866. С. 9.

6 Фирсов Н. А. Инородческое население прежнего Казанского царства в новой России до 1762 года и колонизация закамских земель в это время. Казань, 1869. С. 213.

7 Историческая записка о местности прежней Уфимской провинции, где был центр древней Башкирии. СПб., 1867. С. 2 — 3; Игнатьев Р. Г. Хроника достопамятных событий Уфимской губернии // Памятная книжка Уфимской губернии. Ч. 2. Уфа, 1873. С. 3; Васильчиков А. Землевладение и земледелие в России и других европейских государствах. Т. 2. СПб., 1876. С. 971; Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. 6. Т. 12. М., 1961. С. 583; Кн. 10. Т. 20. С. 587.

8 Историческая записка о местности... С. 2 — 3; Игнатьев Р. Г. Указ. соч. С. 3.



Некоторые авторы отрицали существование вотчинного права башкир на землю. В. А. Новиков в работе «Сборник материалов для истории уфимского дворянства» писал, что башкиры добровольно приняли русское подданство, но они не являлись вотчинниками земель. Этот вывод обосновывается им следующим образом: «А вся земля инородцев, вступивших в подданство Московского государства делалась государственной собственностью. Инородцы обращались к государям с челобитными об охранении своих прав на пожалованные им земли и угодья и получали царские грамоты и сберегательные памяти»9. По мнению известного казанского историка


В. Н. Витевского, башкиры добровольно вошли в состав Русского государства, но тем не менее не имели вотчинного права на землю, ибо «...Московское государство не признавало за прежними владельцами инородческих земель права их собственности, а напротив сами инородцы обязывались признать за Государем право владеть И распоряжаться их землями, и в то же время должны были просить у Московских царей, как милости, утверждения за ними права на владение и пользование землею. Поэтому башкиры нередко и обращались к государям с челобитьем об охранении своих земельных прав, и в ограждение получали особые царские грамоты и «сберегательные памяти»10. Автор обращает внимание на то, что земельные права башкир как собственников были ограниченными: «Сами башкиры лишились права продавать свои земли другим лицам; они могли отдавать их только ...в оброк и то одним башкирцам при том не более как на два года; другим инородцам и русским переселенцам не только покупка, но и аренда башкирских земель были строго воспрещены»".

Как видно, В. Н. Витевский считает, что право собственности башкир на землю было весьма условным. Но в конце своего исследования он по существу отказывается от признания права собственности и в этой форме заключает: «О праве собственности башкир на жалуемую землю не могло быть и речи, так как земли всех инородцев, принявших подданство России считались собственностью Великого Государя»12.

9 Новиков В. А. Сборник материалов для истории уфимского дворянства. Уфа, 1879. С. 9— 10.

"’Витевский В. Н. И. Н. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г. Вып. 3. Казань, 1891. С. 371.

"Также. С. 391.

12Там же. С. 375.

9




Концепции отрицания вотчинного права башкир на землю придерживается также видный исследователь истории землевладения в Уфимской губернии Н. В. Ремезов13.

Решению земельного вопроса у башкир в результате присоединения к Русскому государству значительное внимание уделено в советской историографии. Как известно, в ней существовало два подхода относительно характера вхождения башкир в состав России: одни исследователи писали о добровольном присоединении, другие — о завоевании башкир.

Большинство советских историков придерживалось версии добровольного вхождения башкир в состав Русского государства. Первой по этому вопросу высказалась в своей обстоятельной статье Н. А. Чулошникова, которая считала, что башкиры добровольно вошли в состав Русского государства, за что правительство закрепило занимаемые ими земли на основе вотчинного права. При этом она справедливо подчеркнула, что у башкир находились громадные владения: «Таким образом, все обширное пространство земель, занятых башкирами к XVI в., между реками Волгой и на восток по Миассу, Исети, Тоболу и Иртышу до Оби, между Камой, Уралом и Киргизскими приуральскими степями, почти вплоть до Каспийского моря — вся эта огромная область принадлежала им как полным собственникам»14. Авторы 20-х гг.

А. Ф. Рязанов, Ф. Тухватуллин и С. М. Шпицер также считали, что башкиры имели вотчинное право на землю15.

Однако М. Никитин, Ш. Типеев, А. П. Чулошников, являвшиеся сторонниками завоевания башкир, отрицали у последних вотчинное право на землю. По их мнению, все земельные угодья считались собственностью государства16. Представляют интерес суждения последнего из них, крупного исследовате

13 Ремезов Н. В. Землевладение в Уфимской губернии. Краткий исторический очерк образования, дробления, распределения в ней поземельной собственности. СПб., 1889. С. 97.


14 Чулошникова Н. А. К истории башкирского землевладения и русской поземельной политики после указа 1832 года // Труды Оренбургского общества изучения Киргизского края. Вып. 1. Оренбург, 1921. С. 9-10.

15Рязанов А. Ф. Оренбургский край. Оренбург, 1928. С. 16—17; Тухватуллин Ф. Материалы к истории башкир. Уфа, 1928. С. 4 — 5; Шпицер С. М. Из прошлого башкирского народа. Уфа, 1929. С. 2.

16 Никитин М. Основные моменты колонизации Башкирии // Хозяйство Башкирии. 1928. №6 — 7. С. 74 — 78; Типеев Ш. Очерки по истории Башкирии. Уфа, 1930. С. 31 —32; Чулошников А. П. Феодальные отношения и башкирские восстания XVII и первой половины


  1. вв. // Материалы по истории Башкирской АССР. Ч. 1. М.; Л., 1936. С. 23-24.

10




ля истории Башкирии А. П. Чулошникова о том, что башкирское землевладение носило феодальный характер. Феодалы из башкир, владея большими стадами скота, были фактическими хозяевами общинных земель. Кроме того, феодалы играли решающую роль в припуске на общинные земли при- пущенников17.

С 50-х гг. в связи с обстоятельным исследованием условий и характера присоединения башкир к России прослеживается более широкий и глубокий подход к изучению землевладения башкир. Видные историки Н. В. Устюгов, Р. Г. Кузеев,

А. Н. Усманов, Н. Ф. Демидова отмечали в своих работах, что после присоединения края к Русскому государству верховным собственником земли выступило само государство, которое предоставило башкирам занимаемые ими земли на основе вотчинного права и общинного пользования. После получения от русских царей грамот, общим собственником общинных земель юридически выступают башкирские племена или роды. За это башкиры должны были платить государству ясак и нести военную службу. Общинные формы владения позволяли башкирским феодалам распоряжаться землей внутри рода или племени18. Охарактеризованная точка зрения нашла отражение и в коллективном труде «Очерки по истории Башкирской АССР»19. Примерно этой концепции придерживалось большинство исследователей 70 —90-х гг.20.


17 Чулошников А. П. Восстание 1755 г. в Башкирии. М.; Л., 1940. С. 15-16.

18Устюгов Н. В. Башкирское восстание 1737—1739 гг. М., 1950. С. 6; Он же. О характере башкирских восстаний XVII — первой половины XVIII вв. // Материалы научной сессии, посвященной 400-летию присоединения Башкирии к Русскому государству. Уфа, 1958. С. 106—107; Кузеев Р. Г. Очерки исторической этнографии башкир. Ч. 1.Уфа, 1957. С. 120, 133, 136— 137; Он же. Новые источники о присоединении Башкирии к Русскому государству // Материалы научной сессии... С. 19; Усманов А. Н. Присоединение Башкирии к Русскому государству. Уфа, 1960. С. 136— 149; Демидова Н. Ф. Землевладение и землепользование в Уфимском уезде в XVI — XVIII вв. // Ежегодник по аграрной истории стран Восточной Европы. 1962. Минск, 1964. С. 267.

19 Очерки по истории Башкирской АССР. Т. 1.4. 1. Уфа, 1956. С. 62-65.

20 Кульшарипов М. М. Земельная политика царизма в Башкирии в конце XVIII — начале XIX в. // Вестник МГУ. Серия История. 1972. № 4. С. 50; Асфандияров А. 3. Башкирские источники XVI — XIX вв. о добровольном присоединении Башкирии к Русскому государству // Историческое значение добровольного присоединения Башкирии к Русскому государству. Уфа, 1982. С. 6— 18; Акманов И. Г. Башкирия в составе Российского государства в XVI — первой половине XVIII в. Свердловск, 1991. С. 47.

11



Правда, некоторые из них считали необходимым подчеркнуть те или иные аспекты проблемы. По мнению Ф. А. Шакуровой: «...башкирские земли являлись разновидностью владельческих или вотчинных земель»21. И. М. Гвоздикова пишет о том, что хотя собственником земли стало государство, башкиры сами распоряжались землей, отданной им в вечное владение22. Н. М. Кулбахтин на основе архивных материалов определяет границы земельных владений башкир во второй половине XVI в.: «...от левого берега Волги в ее течении ниже устья Камы и до Желтой горы на западе до притобольских степей на востоке, от междуречья Яик-Илек на юге до среднего течения рек Камы, Сылвы, Чусовой и линии р. Исеть на севере»23.


Важный вклад в разработку темы внес А. 3. Асфандияров. По его мнению, большинство башкир добровольно приняли русское подданство во второй половине XVI в. Об этом свидетельствуют тексты шежере. Данное обстоятельство обусловило предоставление башкирским племенам и родам жалованных грамот. А. 3. Асфандияров отмечает, что: «Грамоты русских царей признавали за башкирскими общинами право собственника (вотчинника) на владеемые ими земли». В то же время он указывает, что отдельные северо-восточные племена были лишены вотчинного права, поскольку их территории были завоеваны Русским государством232.

Особняком выглядит мнение У. X. Рахматуллина, который, признавая, что при присоединении башкир Русское государство «...согласилось, чтобы местные скотоводы оставались на занимаемых пастбищах и кочевых и чтобы впредь они пользовались ими беспрепятственно», тем не менее делает вывод о том, что землевладение башкир было условным, т. е. отрицает их вотчинное право на землю24.

Другим важным аспектом нашей проблемы является история земельной политики царского правительства в


  1. XVIII вв. в крае. Первым затронул ее в своих работах

21 Шакурова Ф. А. Башкирская волость и община в середине

  1. первой половине XIX века. Уфа, 1992. С. 78.

22 Гвоздикова И. М. Башкортостан накануне и в годы Крестьянской войны под предводительством Е. И. Пугачева. Уфа, 1999. С. 145-146.

23 Кулбахтин Н. М. Горнозаводская промышленность в Башкортостане. XVIII в. Уфа, 2000. С. 145- 146.

23а Асфандияров А. 3. Башкирия после вхождения в состав России (вторая половина XVI —XIX вв.) Уфа, 2006. С. 42 — 43.


24Рахматуллин У. X. Население Башкирии в XVIII —XVIII вв. М., 1988. С. 28-29.

12




П. И. Рычков. В «Истории Оренбургской», «Топографии Оренбургской...» содержится большой фактический материал о правительственной, заводской, частично крестьянской колонизации Башкирии в XVII — первой половине XVIII в. При описании основания крепостей автор подчеркивает, что командиры Оренбургской экспедиции «...высочайшими именными указами уполномочены были в потребных местах строить новые крепости и редуты»25. Другими словами, он, признавая, что представители царской администрации по своему усмотрению распоряжались земельными угодьями башкир, не рассматривает их действия как нарушение вотчинного права башкир. Подобная оценка историка объясняется тем, что он исходил из предположения, что верховным собственником башкирских земель является русский царь.

Многие историки XIX в. также интересовались этой темой. Одни из них, как И. Жуковский, И. Дебу, Н. Попов, Н. А. Фирсов, С. М. Соловьев, В. А. Ефремов констатируя усиление колонизации края в XVIII в., приводили достаточно интересные факты по сюжету. В работах И. Жуковского и И. Дебу имеется перечень, хотя и неполный, крепостей и заводов. С. М. Соловьев подчеркивает недовольство башкир усилением колонизации, показывает ход восстания26.

Другие историки, наряду с описанием фактической истории колонизации, стремились критически оценить те или иные стороны политики правительства по земельному вопросу. Неизвестный автор под псевдонимом «А. В. Д.» отмечает, что правительственные указы способствовали покупке за бесценок и почти бессрочной аренде башкирских земель заводчиками, а изъятые у участников восстаний 30-х гг. XVIII в. вотчинные угодья были превращены в казенные земли. Он также обращает внимание на острую борьбу за землю между башкирами и их припущеиниками, на бесчисленные земельные тяжбы27. В работе «Историческая записка о местности прежней Уфимской провинции, где был центр древней Башкирии» прослеживается история землевладения Тайнинской волости Осинской дороги с середины XVI до первой трети


25Рычков П. И. История Оренбургская. Оренбург. 1896. С. 16 — 85; Он же. Топография Оренбургской губернии. Уфа, 1999. С. 168 — 286.

26Жуковский И. Указ. соч. С. 14 — 72; ДебуИ. Указ. соч. С. 35—170; Попов Н. Указ. соч.; Фирсов Н. А. Указ. соч.; Соловьев С. М. Указ. соч. Кн. 10. Т. 20. С. 586 — 608; Ефремов В. А. Из истории Уфимского края. Уфа, 1913. С. 5-19.

27 А. В. Д. О башкирах // Оренбургские губернские ведомости. 1863 г. № 41. Часть неофициальная. С. 230.

13




XIX в., подчеркивается, что правительственная политика, особенно после появления указа от 11 февраля 1736 г., создавала условия для распродажи башкирских угодий в пользу дворян, офицеров и заводчиков28. Л. П. Сабанеев и А. Василь- чиков в своих исследованиях приходят к выводу о том, что в середине и второй половине XVIII в. большинство пермских и уральских казенных заводов было устроено на землях, забранных или купленных за бесценок у башкир. По их мнению, таким же образом возникли в это время многие дворянские имения29. Определенный интерес представляет книга

В. А. Новикова, посвященная правительственной и дворянской колонизации Башкирии в XVII —XVIII вв. По мнению автора, дворянское землевладение возникло в результате государственного пожалования, а также путем покупки у башкир земель после принятия указа от 11 февраля 1736 г. В приложении этой книги приводятся интересные архивные материалы о дворянском землевладении30. В работах Р. Г. Игнатьева высказаны важные суждения о политике правительства в Башкирии в XVII —XVIII вв. и позиции башкир по этому вопросу. Впервые в историографии он приходит к выводу о том, что царское правительство нарушало условия присоединения башкир к Русскому государству, чем и вызывало систематическое недовольство последних. В ряде очерков о начальниках Оренбургской экспедиции (комиссии) И. К. Кирилове,


  1. Н. Татищеве, В. А. Урусове автор достаточно подробно освещает организацию и деятельность этой экспедиции, а также восстания башкир31. Интересны суждения Ф. М. Старикова о том, что правительство Анны Ивановны насильно захваченные казаками башкирские земли пожаловало первым в вечное владение32. Большой и разнообразный материал

28 Историческая записка о местности прежней Уфимской провинции, где был центр древней Башкирии. СПб., 1867. С. 2 — 9, 18-41.

29 Сабанеев Л. П. Очерки Зауралья и степное хозяйство на башкирских землях. М., 1873. С. 5; Васильчиков А. Указ. соч. С. 968.

30 Новиков В. А. Указ. соч.

31 Игнатьев Р. Г. Карасакал-лжехан Башкирии // Оренбургский листок. 1880. № 7—12, 14 — 77; 3-е издание. Труды научного общества быта, истории и культуры башкир при Наркомпросе БССР. 1922. Вып. 2; Он же. Ив. Кир. Кирилов, основатель Оренбургского края // Уфим. губ. ведом. 1880. № 14 — 34; Он же. Вас. Ник. Татищев, второй начальник Оренбургского края // Уфим. губ. ведом. 1881. № 29; Он же. Князь В. А. Урусов, третий начальник Оренбургского края. 1882. № 10-32.

32 Стариков Ф. М. Откуда взялись казаки. Оренбург, 1884.

  1. 90-177.

14



о правительственной, дворянской, крестьянской, монастырской и заводской колонизации края в XVII —XVIII вв. содержится в работе В. Н. Витевского. В соответствии со своим представлением отрицания вотчинного права башкир на землю, автор изъятие их вотчинных угодий для основания крепостей, раздачи дворянам и другим группам переселенцев, строительства заводов рассматривает как законное право властей распоряжаться по своему усмотрению земельными владениями в крае. Поэтому он не связывает недовольство башкир с земельной политикой правительства, хотя при изложении истории колонизации края в той или иной мере освещает восстания XVII —XVIII вв33. В исследовании Н. В. Ремезова говорится о том, что земельные угодья башкир переходили в руки других категорий населения ввиду изъятия властями для строительства крепостей, переселения припущенников и покупки заводчиками3,1.


Большой интерес представляют работы известного пермского автора А. А. Дмитриева, посвященные истории русской колонизации Южного, Среднего Урала и Прикамья в


  1. XVIII вв., изданные им в восьми выпусках «Пермской старины» в 1890— 1900 гг. В его исследованиях «Пермь Великая в XVII в.», «Верхотурский край в XVII в.», «К истории зауральской торговли. Башкирия при начале русской колонизации. Башкирские восстания в XVII —XVIII вв.» излагается на основе привлечения массы архивных материалов процесс правительственной, крестьянской и монастырской колонизации, определяются границы башкирской территории в те века (от нижней Камы и Среднего Поволжья до верховьев Яика (Урала) и Тобола), делаются интересные выводы относительно хозяйства и быта местного населения, характеризуется ход башкирских восстаний35. Им высказаны глубокие суждения о земельной политике царского правительства в Башкирии в XVII —XVIII вв. А. А. Дмитриев, как бы развивая оценки упомянутого выше видного историка-краеведа Р. Г. Игнатьева, пишет о земельной политике властей в крае:

33 Витевский В. Н. И. И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г. Вып. 1. Казань, 1889. С. 127— 176; Вып. 2. С. 177- 184, 248-282; Вып. 3. С. 374-396, 448-496; Вып. 5. С. 845-884.

34Ремезов Н. В. Указ. соч. С. 45, 98.

35 Дмитриев А. Пермь Великая в XVII в. // Пермская старина. Вып. 2. Пермь, 1890; Он же. Верхотурский край в XVII в. // Пермская старина. Вып. 7. Пермь, 1897; Он же. К истории зауральской торговли. Башкирия при начале русской колонизации. Башкирские восстания в XVII —XVIII вв. // Пермская старина. Вып. 8. Пермь, 1900.


15




«Как мы видели, в Зауральской Башкирии под видом «пустых» русские занимали старинные башкирские вотчины, как сопротивлялись башкиры и как нагло лгали в челобитьях своих новые пришельцы. То же самое и в бассейне реки Тул- вы. Могли ли башкиры, да и всякий в их положении народ, быть равнодушными зрителями таких захватов?»36. Уфимский историк В. А. Ефремов подчеркивает, что царское правительство с конца XVI в. стало раздавать в крае поместья служилым людям, наделы -- различным разрядам крестьян- переселеицев37.

По данному аспекту проблемы высказывались многие советские историки. В работе Н. А. Чулошниковой подробно анализируется земельная политика правительства в Башкирии в XVI —XVIII вв. Она отмечает, что с конца XVI в. начинается военно-служилая, крестьянская и монастырская колонизация края при содействии самого правительства, что вызывало недовольство башкир, вплоть до восстаний. С 30-х г.


  1. в., со времени строительства Оренбурга развертывается новый этап колонизации. Указы от 11 февраля 1736 г., 13 марта 1744 г., 13 октября 1753 г. означали лишение башкир вотчинного права на землю, создали условия для массовой разнородной колонизации, в т. ч. заводской, и разорили башкир. Правительство установило контроль над краем. В этой обстановке оно вернулось «на путь охранения земельных прав разорявшегося совсем народа», о чем свидетельствовало принятие указов 1 сентября 1755, 15 ноября 1761 и 18 ноября 1790 гг.38. По мнению С. Ф. Ташкина, земельный вопрос был основным сюжетом в выступлениях депутатов от Оренбургской губернии в Уложенной Комиссии 1767 — 1768 гг.39

Весьма интересными представляются исследования С. Ат- нагулова, М. Никитина, А. Ф. Рязанова, Ф. Тухватуллина, М. М. Шульгина, С. М. Шпицера, Ш. Типеева, А. А. Савича и С. П. Сигова относительно аграрной политики правительства, характера и этапов колонизации края в XVII — XVIII вв. Они отмечают, что военно-правительственная и вольная колонизация шли в это время параллельно, выделяют 30-е гг. XVIII в. как начало нового этапа в освоении Башкирии, что с этого времени правительство повело политику ограничения зе


36 Дмитриев А. К истории зауральской торговли. С. 74.

37 Ефремов В. А. Из истории Уфимского края. Уфа, 1913. С. 5— 19.

38 Чулошникова Н. А. Указ. соч. С. 14 — 35.

39 Ташкин С. Ф. Инородцы Приволжско-Приуральского края и Сибири по материалам Екатерининской законодательной комиссии. Казань, 1922. С. 134-149.

16




мельных прав башкир, создавало условия для изъятия и скупки за бесценок угодий башкир военно-служилыми людьми, заводчиками, крестьянами-переселенцами, подчеркивают систематическое недовольство башкир10. Академик М. К. Лю- бавский систематизировал материалы о ходе правительственной, заводской и крестьянской колонизации региона в XVII-XVIII вв.41

В работах авторов 30 — 60-х гг., наряду с общей характеристикой земельной политики правительства в XVII —XVIII вв., уделяется внимание социальной природе башкирского землевладения. А. П. Чулошников, Н. В. Устюгов, Р. Г. Кузеев, Н. Ф. Демидова, Н. Г. Аполлова и авторы коллективного труда «Очерки по истории Башкирской АССР» писали о том, что башкирская поземельная община в XVI —XVIII вв. являлась не родовой, а территориальной. Землевладение носило по существу феодальный характер, так как общинной землей распоряжались феодалы. Р. Г. Кузеев и Н. Ф. Демидова подчеркивали, что в это время идет постепенный процесс дробления общеволостной территории по тюбам и аймакам.

Н. Г. Аполлова полагает, что, организуя Оренбургскую экспедицию, русское правительство намеревалось изменить соотношение численности башкир и переселенцев в пользу последних с тем, чтобы прочно встать в регионе и приступить к широкому освоению его природных богатств42. В этих работах также говорится о том, что царское правительство прово


Атнагулов С. Башкирия. М.; Д., 1925. С. 6—13; Никитин М. Указ. соч. С. 74 — 78; Рязанов А. Ф. Указ. соч. С. 31, 55, 86 — 87; Шульгин М. М. Землеустройство и переселения в России в XVIII и первой половине XIX вв. М., 1928. С. 94 — 95; Шпицер С. М. Указ. соч. С. 2 — 4; Типеев Ш. Указ. соч. С. 30 — 38; Савич А. А. Очерки истории крестьянских волнений на Урале в XVHI — XIX вв. М., 1931. С. 29; Сигов С. П. Очерки по истории горнозаводской промышленности Урала. Свердловск, 1936. С. 45 — 46.

41 Любавский М. К. Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и до XX века. М., 1996. С. 493 — 516.

12 Чулошников А. П. Восстание 1755 г. в Башкирии. М., 1940. С. 11 — 16, 39 — 46; Устюгов Н. В. Башкирское восстание 1737 — 1739 гг. М.; Л., 1950. С. 17—19, 34 — 35; Кузеев Р. Г. Очерки исторической этнографии башкир. М., 1952. С. 126—148, 165, 171; Демидова Н. Ф. Социально-экономические отношения Башкирии в первой четверти XVTII века // Материалы научной сессии, посвященной 400-летию присоединения Башкирии к Русскому государству. Уфа, 1958. С. 42 — 65; Аполлова Н. Г. Экономические и политические связи Казахстана с Россией в XVIII — начале XIX века. М., 1960. С. 106— 152; Очерки по истории Башкирской АССР. Т. 1. Ч. 1. Уфа, 1956. С. 86-96, 128-134, 142- 160.

17


дило политику захвата башкирских земель для строительства крепостей, заводов, раздачи дворянам, мелким служилым людям, различным категориям крестьян-переселенцев. В публикациях С. М. Васильева анализируются особенности землепользования нерусских припущенников на башкирских вотчинах43.

В монографии Ю. М. Тарасова подробно рассмотрен процесс переселения крестьян в регион в XVIII — первой половине XIX в., а также правительственной, заводской, монастырской колонизации. Он считает, что правительство раздавало башкирские земли дворянам, строило крепости, наделяло землей другие категории переселенцев. По его мнению, переселенцы, в т. ч. крестьяне, здесь не испытывали недостатка в земле, имели на каждую душу м. п. в среднем по 20 — 25 десятин земли44.

В работах У. X. Рахматуллина, И. Г. Акманова рассматриваются отдельные стороны земельной политики правительства, отмечается, что, несмотря на широкую колонизацию края, правительство не отказывалось от признания вотчинных прав башкир на землю45. У. X. Рахматуллин приводит итоговые данные о количестве земли, оказавшейся к концу


  1. в. в руках крепостей, дворян, заводов, крестьян переселенцев46. В исследованиях Р. 3. Янгузина и Ф. А. Шакуровой прослеживается эволюция башкирской поземельной общины в XVIII — первой половине XIX в.47 В трудах Р. Г. Букано- вой, И. М. Гвоздиковой и Н. М. Кулбахтина рассматривается ход строительства крепостей и заводов в XVII —XVIII вв., приводятся итоговые цифры земельных изъятий к концу

  1. в.'18 Р. Г. Буканова отмечает, что формы землевладения и

43 Васильев С. М. К вопросу о землепользовании пришлого нерусского населения Башкирии в конце XVII — начале XVIII в. // Материалы научной сессии, посвященной 400-летию присоединения Башкирии к Русскому государству. С. 132— 139.


44 Тарасов Ю. М. Русская крестьянская колонизация Южного Урала. Вторая половина XVIII — первая половина XIX в. М., 1983. С. 37-76.

45Кульшарипов М. М. Указ. соч. С. 50 — 55; Акманов И. Г. Указ. соч. С. 28 — 53; Рахматуллин У. X. Указ. соч. С. 33 — 40, 81 —177.

46Рахматуллин У. X. Указ. соч. С. 60, 66, 74-75, 81 - 120.

47Янгузин Р. 3


следующая страница >>