reforef.ru 1 ... 3 4 5 6 7
24). Сравнение Че с Христом стало навязчивой темой.


* * *

Говорят, что над убийцами Че, Тани и Инти тяготеет проклятие – так же, как над Иудой, Иродом и Понтием Пилатом. Крестьянин Онорато Рохас был убит выстрелом в лицо в г. Санта-Крус в 1969 г. Капитан Марио Варгас, получивший за убийство Тани чин майора, вскоре сошел с ума. Младший офицер Марио Уэрта, охранявший взятого в плен Че, убит в 1970 г. Убийца Инти – Роберто Кинтамилья, назначенный боливийским консулом в Гамбурге, был застрелен там в 1971 г. Подполковник Андрес Селич Шон, издевавшийся над раненым и связанным Че, сам погиб под пытками во время допроса, арестованный по обвинению в заговоре против военного диктатора Боливии генерала Уго Бансера. Отдавший приказ убить Че президент Баррьентос погиб в подстроенной авиакатастрофе в 1969 г. Взявший в плен Че полковник Сентено Анайя (получил за Че генерала) застрелен в Париже в 1976 г. ...

* * *

Спустя 30 лет после гибели Че в мире началось то, чему западные журналисты дали корявое имя “Che-Boom Revival”(25). Выражение “Che-Boom Revival” до такой степени нехарактерно для сегодняшнего “постмодернистского” языка западной журналистики, так пахнет канцеляритом, что невольно возникает подозрение: не журналисты придумали это выражение. Им его, как говорил в таких случаях Горбачев, ПОДБРОСИЛИ.

К 30-летней годовщине сотнями посыпались статьи о Че и десятками – книги. В одной только Франции и только в октябре 1997 г. были изданы три новых книги о Че и переиздана одна “старая” – вышедшая в 1995 г. биография Че Гевары пера Жана Кормье. В Испании вышла в свет книга “Воспоминания кубинского бойца” Даниэля Аларкона Рамиреса, одного из трех кубинцев, оставшихся в живых в Боливии (в отряде Че он носил кличку “Бениньо”). В 1995 г. книга Бениньо “Выжившие из отряда Че” была опубликована во Франции, куда Бениньо эмигрировал за год до того. Многие журналы принялись печатать отрывки из книги Бениньо, а также из биографии Че “Жизнь революционера”, американского журналиста Йона Ли Андерсона, которая стала бестселлером в англоязычном мире.


В Испании, помимо книги Бениньо, за сентябрь-октябрь 1997 г. вышло 8 книг о Че – и, как писал журнал “Новое время”, “все объемистые, от 500 до 800 страниц в каждой”(26). В США в списки бестселлеров попала только что вышедшая книга Майкла Ратнера и Стивена Смита “Че Гевара и ФБР” (в которой, между прочим, авторы, получившие доступ к архивам спецслужб, сообщают, что ФБР – именно ФБР, а не ЦРУ! – завело досье на Че как на “врага США” еще в 1954 г.), в Латинской Америке – книга мексиканца Хорхе Кастанеды “Пламенная жизнь. Биография Че Гевары” (с ней соревнуется книга Пако Игнасио Тайбо “Эрнесто Гевара, известный также как Че”, уже переведенная на французский). В Боливии нарасхват идет книга Густаво Санчеса “Руки Гевары: легенда и быль”.

Сразу несколько режиссеров принялись снимать фильмы о Че Геваре. “Ярким событием мирового кино” назвала парижская “Либерасьон” фильм “Эрнесто Че Гевара” швейцарского режиссера Ришара Дэндо. В основу фильма Р. Дэндо положил “Боливийский дневник” Че Гевары и снял фильм от первого лица. В 1968 г. Р. Дэндо участвовал в знаменитой “Майской революции” в Париже – и с тех пор вынашивал идею создать фильм по “Боливийскому дневнику”.

В Аргентине независимо от Р. Дэндо Че Гевару в фильме “До полной победы!”(27) решил увековечить режиссер Хуан Карлос Десансо. На роль Че Гевары режиссер пригласил молодого кубинского актера Альфредо Васко, а на роль Фиделя Кастро – известного кубинского артиста Хорхе Перугоррия, прославившегося в роли диссидента в фильме “Клубника и шоколад” (сам фильм “До полной победы!” – совместный аргентино-испано-кубинский проект).

Еще один фильм о Че (с Антонио Бандерасом в главной роли) решил сделать на свои деньги Мик Джаггер из “Роллинг Стоунз”.

И еще один фильм о Че делается в Голливуде. В качестве основы для сценария взята книга Йона Ли Андерсона, а снимать фильм будет, как написал корреспондент “Комсомольской правды” Андрей Кабанников, “режиссер Крис Джеролмо, известный по фильму “ Миссисипи в огне”(28) . Впрочем, возможно, “Комсомольская правда” что-то путает, поскольку фильм “Миссисипи в огне” снимал вовсе не Джеролмо, а Алан Паркер...


Та же “Комсомолка” сообщила, что в Аргентине к 30-летию гибели Че выпущены почтовые марки с его изображением – и “в течение первого же дня около 18 тысяч почтовых марок ... были распроданы ... Каждая такая марка стоит 75 центов”(29).

В Лос-Анджелесе в январе 1998 г. с огромным успехом прошла выставка портретов Че Гевары – начиная от многочисленных плакатов (пригласительный билет на выставку представлял собой уменьшенную копию плаката Альфредо Ростгаарда 1970 г.) – и до фотографии католической монахини, вытатуировавшей портрет Че у себя на груди. Впрочем, татуированные портреты Че, видимо, входят в моду. Такую татуировку, например, нанес себе на плечо знаменитый Марадона(30).

Суперпопулярная рок-группа “Rage Against the Machine” (которая выступала у нас полтора года назад и была удостоена специального обругивания в “Московском комсомольце” за “идейно невыдержанные тексты”) поместила изображение Че на обложке своего последнего диска.

Несомненно, “Che-Boom Revival” был стимулирован и обнаружением летом 1997 г. останков Че Гевары кубинско-аргентинской экспедицией в селении Вальегранде в Боливии, где Че был застрелен и тайно захоронен в братской могиле под взлетно-посадочной полосой военного аэродрома. Кадры эксгумации тела Че обошли телеэкраны всего мира (их даже у нас показали – но, впрочем, не “первым экраном”).

После того, как останки Че и шести его товарищей были вывезены на Кубу и идентифицированы, их торжественно захоронили в Санта-Кларе, где созданы мавзолей и музей Че Гевары. Церемонии похорон предшествовала неделя национального траура. Сотни тысяч людей собрались вдоль дороги, по которой тело Че перевозили из Гаваны в Санта-Клару. На церемонию открытия мавзолея съехались тысячи видных представителей левой интеллигенции – не только из Латинской Америки, но и из Северной Америки (что для граждан США, например, грозит судебным преследованием), Европы, Африки и Азии. Церемония стала “событием № 1” в международных новостях (но не у нас: наше “свободное” TV церемонию, разумеется, замолчало). Мероприятия, посвященные памяти Че Гевары, состоялись в большинстве стран Латинской Америки – и даже в Боливии, несмотря на крайнее неудовольствие властей (осенью 1997 г. президентом Боливии стал бывший военный диктатор страны Уго Бансер, публично отзывавшийся о Че Геваре как об “агенте Москвы” и “слуге Сатаны”). Несколько тысяч человек съехалось в Вальегранде со всей Латинской Америки. Левые артисты устроили с 5 по 10 октября серию концертов, профессора читали лекции, прошли художественные выставки. Власти побоялись применить к иностранцам репрессии: среди участников были лауреаты Нобелевской премии и даже вдова бывшего президента Франции Миттерана Даниэль.


* * *

Казалось бы, Че, спустя 30 лет после смерти, не должен больше пугать своих идеологических противников. Трагедия в Ньянкауасу должна бы, по всем законам логики, стать на Западе предметом спокойного изучения историков. Как написал в “Ньюсуик” Брюс Лармер, “тридцать лет – срок достаточный, чтобы лишить антиимпериалистического тигра его клыков и когтей”(31).

Оказалось, ничего подобного! Только сейчас стало ясно, как продолжают ненавидеть Че его враги, как боятся его до сих пор. Боливийский генералитет выступил с заявлением, в котором церемонии памяти Че были названы “шоу, отмеченным недостатком патриотизма”. Срочно была создана ассоциация ветеранов, воевавших с Че Геварой. Генерал Рамиро Валенсуэла, командующий 6-й армейской дивизией, самой боеспособной частью боливийской армии, в публичном выступлении назвал Че “подрывным элементом, который хотел утвердить революционные порядки и ввергнуть Боливию и другие страны Латинской Америки в кровопролитие”. Генерал призвал почтить вместо памяти Че память более чем полусотни боливийских солдат, погибших в боях с партизанами Че, “ибо именно они были настоящими героями, защищавшими свободу и независимость Боливии”(32).

В Аргентине, Чили, Бразилии, Коста-Рике и Венесуэле мероприятия, посвященные памяти Че Гевары, пытались сорвать местные фашисты. Как оказалось, они действовали в соответствии со специальной инструкцией руководства ЦРУ, утвержденной 2 июня 1996 г. и доведенной до всех резидентур ЦРУ за рубежом. В инструкции указывалось, что “новое появление моды на Э. Гевару представляет угрозу национальным интересам Соединенных Штатов Америки”, и предписывалось “использовать все местные каналы и форпосты для проведения контрмер и контрпропаганды” с целью принизить и дискредитировать образ Че, причем разрешалось “пользоваться подотчетными наличными средствами, проходящими по другим оперативным направлениям, поскольку указанные экстраординарные расходы будут погашены штаб-квартирой в течение 2-х недель со дня предоставления отчета”(33).


Интересно проанализировать, какие формы приняла пропагандистская кампания против Че.

Одним из методов была попытка “дереволюционизировать” и “деидеологизировать” образ Че путем превращения его в объект “массовой культуры”, и, таким образом, СКИНУТЬ Че с пьедестала морального величия (говоря полублатным языком наших сегодняшних СМИ, “опустить”). Например, парижский журнал “Эвенеман дю жади” в одном из июльских номеров 1997 г. сделал Че Гевару “гвоздевой” темой. Журнал опубликовал подборку материалов о Че – довольно бездарную – и назвал ее “Че Гевара: тайны и ложь”(34). Уже в название была заложена задача “опустить” образ Че до “масскульта”. “Тайны и ложь” – это чрезвычайно популярная псевдопсихологическая киномелодрама Майка Ли, вышедшая в прокат в 1996 г. Содержание фильма сводится к тому, что главная героиня – негритянская девушка Ортенс узнает после смерти своей матери, что она была той удочерена, выясняет в органах опеки и попечительства, что ее настоящая мать – белая женщина из Англии, приезжает в Англию к своей непутевой мамаше, после чего все, обнявшись, ревут полфильма.

Показательно содержание подборки. Некий Роло Диес, аргентинский журналист, автор книги с экзотическим для Аргентины названием “Владимир Ильич против мундиров”, представлен статьей “Латиноамериканские левые: с Че, без оружия”(35), где старательно поясняется, что все планы и идеи Че провалились и везде партизанские движения потерпели поражение (“В Никарагуа, – злорадно уточняет Диес, – они выиграли войну, но проиграли на выборах”, а “в Колумбии поделили места и власть с наркокартелями и правительством”). Что же осталось от Че в Латинской Америке? По Диесу, только имя: в Аргентине союз Революционной троцкистской партии и Революционной народной армии стал называть себя Объединением имени Че Гевары, да в Мексике в штате Чиапас субкоманданте (то есть капитан) Маркос выступил как “реинкарнация Че в наши дни”, но и он “не в состоянии собрать континент под свои знамена”.


Другая статья подборки: некая Зоя Вальдес, эмигрировавшая с Кубы во Францию, сочинила текст под названием “Че и женщины”(36). Статья богато иллюстрирована фотографиями: вот Ильда Гадеа, первая жена Че, вот Че дает интервью Лизе Говард, американской журналистке (в тексте о ней – ни слова), вот Че в Париже в 1964 г., в окружении сияющих негритянских юношей и девушек (одна из них – с Че под ручку, в тексте о ней – опять-таки ни слова). Из статьи всякий желающий может очередной раз узнать, что Че был женат дважды: сначала на Ильде Гадеа, затем – на Алеиде Марч. Сверх того, от Зои Вальдес можно узнать, что половую жизнь Че начал в подростковом возрасте с уругвайской проституткой, что, оказывается, было типичным для подростков из богатых аргентинских семей. Вообще-то, Че был из НЕБОГАТОЙ семьи и уж точно о таких интимных подробностях своей биографии Зое Вальдес не рассказывал. Но поскольку Че умер, писать можно что угодно: ни подтвердить “открытия” Вальдес, ни опровергнуть их покойник не может. Удивительно, но про “проститутку из Уругвая” З. Вальдес знает, а про аргентинскую невесту Че “Чинчину” (Марию дель Кармен Ферейра) – нет. А ведь о Чинчине написано во всех биографиях Че. Далее из статьи выясняется, что Че “возможно, имел какое-то отношение к Лидии Доке, героине революции и товарищу по борьбе” (лихо закручено!), а также – что “много шептались о том, каково же содержание его отношений с Дельзой Пуэбла, другой героиней, сражавшейся в горах”, и, наконец, что “позднее, в Боливии, появилась загадочная Тамара Бунке, Герильера Таня”. Очень содержательная статья. Жаль, что в горах воевало так мало женщин-партизанок – негде разгуляться фантазии (а Вильму Эспин, как жену Рауля Кастро, З. Вальдес тронуть побоялась).

Еще статья. Дельфин Пера и Морис Найман. “Загадка по имени Таня”(37). Минимум информации. Максимум вопросов: кто же, дескать, такая Таня – шпионка? (если да, то чья – ГДР, КГБ?), революционный романтик? любимая женщина? Статья сопровождена фотографией: Таня в купальнике идет по берегу реки. Подпись: “Таня в Боливии, 1967. Какова была ее роль возле Че?”.


Словом, из подборки в “Эвенеман дю жади” каждый может узнать, что Че Гевара – это такой революционер, все планы которого провалились, который погиб в Боливии, состоял в интимных отношениях более чем с одной женщиной и общался с красивой и загадочной Таней. До Джеймса Бонда ему, конечно, далеко, но для аргентинца, видимо, неплохо.

Та же задача “опустить” Че решается журналом “Эвенеман дю жади” на обложке – “весомо, грубо, зримо”. Верхняя половина обложки (топ) посвящена Че, нижняя (даун) – “Кама-Сутре”. Вверху надпись: “Че Гевара: тайны и ложь”, внизу – “Непристойность возрастом в 1500 лет. “ Кама-Сутра” ” (“Scandaleux depuis 1500 ans. Le Ka ma Sutra”). Иллюстрировано это совмещение так: вверху – плохо нарисованный портрет Че (с самой знаменитой его фотографии – в берете со звездой), внизу – хорошо нарисованная парочка, занимающаяся l’amour croise (взаимным оральным сексом). Надо сильно ненавидеть и бояться давно умершего человека, чтобы действовать против него такими грубыми методами!

Другим методом пропагандистской кампании против Че стало дружное высмеивание в буржуазных СМИ образа Че, его борьбы и идей путем “доказательства” того, что все антикапиталистические и антирыночные идеи Че через 30 лет полностью себя исчерпали, а сам Че превратился в источник доходов для своих бывших товарищей, продающих его образ “оптом и в розницу” – в соответствии со “всепобеждающими законами рынка”.

Эта пропагандистская кампания (распространившаяся и на российские буржуазные СМИ) направлена сразу и против памяти Че, и против действующего кубинского режима. Это – попытка убить двух зайцев сразу.

Агентство “Ассошиейтед Пресс”, например, распространила полный желчи текст (у нас он был опубликован в газете “Капитал” под отнюдь не нейтральным заголовком “Куба продает Че Гевару оптом и в розницу”(38)), в котором в язвительных выражениях рассказывалось, что вся Куба завалена предметами с изображением Че: от плакатов и маек до наручных часов. “Образ Че Гевары – это товар, который идет нарасхват”, – злорадно заключалось в анонимном тексте AP. Общий смысл был таким: продали, дескать, продали кубинские товарищи свои социалистические идеалы и светлую память Че Гевары.


Просто теми же самыми словами и о том же самом (совпадают даже детали и речевые обороты) пишет Брук Лармер в “Ньюсуик” (у нас его статья напечатана в дочернем “Ньюсуику” журнале “Итоги”(39)). “Возвращение команданте, – пишет Б. Лармер, – это настоящий подарок судьбы для тех, кто делает деньги на имени Че... Власти Кубы, – с откровенной неприязнью добавляет он, – причислившие Че Гевару к лику святых, держатся на плаву лишь благодаря тому, что предали забвению многие социалистические принципы, которые покойник почитал незыблемыми...” И вновь – считая это, видимо, сильнейшим аргументом и против идей Че, и против кубинских властей – Б. Лармер пишет про майки: “У иностранцев нарасхват идут футболки с портретом Че Гевары и лозунгом “Лучше умереть стоя, чем жить на коленях!” по цене 13,95 доллара за штуку”. Впечатление такое, что “святость” образа Че можно гарантировать только изданием специального декрета Кастро, который бы запрещал иностранцам приезжать на Кубу и покупать там любые изображения Че. Понятно, что Кастро все-таки не такой дурак, как хотел бы того Брук Лармер.

Дружно буржуазные СМИ принялись – с едким сарказмом – писать о том, что дочери Че стали бороться “по всему миру” за авторские права на образ и имя Че, а фотограф Альберто Диас, автор самой знаменитой фотографии Че, требует теперь за перепечатку снимка 300 долларов и столько же за интервью(


<< предыдущая страница   следующая страница >>