reforef.ru 1
АКТАНТНАЯ СТРУКТУРА ПРЕДИКАТА И КОДИРОВАНИЕ АКТАНТОВ В НОМИНАЛИЗАЦИИ

Н. В. Сердобольская

МГУ, Россия
1. Номинализациями1 называют конструкции, в которых предикация (далее: «исходная» или «номинализованная» предикация) занимает синтаксическую позицию именной группы. Такие конструкции сохраняют ряд свойств предикации и одновременно приобретают свойства именной группы (далее: ИГ). В частности, актанты номинализованного предиката могут кодироваться так же, как в независимом предложении, или же получать такое же оформление, как зависимые в ИГ. Возникает вопрос, оказывает ли влияние сохранение / несохранение актантной структуры номинализованного предиката на кодирование его актантов.

Данный вопрос подробно рассматривается в Grimshaw 1990 относительно английского языка. Английский язык допускает несколько стратегий оформления актантов при переходных глаголах: 1. исходное подлежащее кодируется генитивом на  s, прямое дополнение – так же, как в независимом предложении (1); 2. исходное подлежащее кодируется генитивом на  s, прямое дополнение – предлогом of (2); 3. исходное подлежащее выступает с предлогом by (предлог, оформляющий субъект в пассивной конструкции; далее: «шомерная» стратегия), а прямое дополнение кодируется либо генитивом на -s, либо предлогом of (1):


  1. His figuring out (of) the problem astounded me. (Fraser 1970: 84)

  2. the purchase by General Motors of any specified percentage of its requirements of any Du Pont manufactured product. (Brown corpus of American English)


Гримшоу показывает, что в отличие от второй, первая и третья конструкции сохраняют актантную структуру исходного предиката (Grimshaw 1990: 50-54).

Итак, согласно Гримшоу, оформление актантов номинализованного предиката в английском языке непосредственно связано с сохранением его актантной структуры.

2. Актантная структура номинализованного предиката – не единственный фактор, влияющий на выбор стратегии оформления актантов. В частности, в английском языке в случае, если актантная структура сохраняется, остается возможным выбор между первой и третьей конструкцией. Это говорит о том, что кодирование актантов в номинализации не изоморфно их кодированию в независимом предложении. Такова ситуация в русском языке. В частности, хорошо известны следующие примеры:


  1. Шаляпин исполняет арию → исполнение арии Шаляпиным

  2. Я глубоко уважаю Петра Ивановича → мое уважение к Петру Ивановичу.


Русские отглагольные имена, образованные от агентивных переходных глаголов, оформляют исходное подлежащее творительным падежом, прямое дополнение – родительным. При отглагольных именах, образованных от эмотивных переходных глаголов, экспериенцер кодируется генитивом, а стимул – предлогом к и дательным падежом (см. об этом Падучева 1984: 64-66).

То есть, оформление актантов номинализованного предиката определяется их семантической ролью, а не синтаксической позицией в исходном предложении.

3. Аналогичное явление не раз отмечалось в исследованиях по номинализациям в европейских языках (см. Comrie 1976, Comrie 1985, Koptjevskaja-Tamm 1993, см. тж. Rozwadowska 1997 о номинализациях, образованных от эмотивных предикатов). В таких конструкциях генитив оформляет прямое дополнение агентивного переходного глагола и единственный актант одновалентного глагола. Исходное подлежащее агентивного переходного глагола кодируется тем же падежом, что и агенс в пассиве. У эмотивных переходных глаголов субъект оформляется генитивом, а прямое дополнение – предложной группой или дативом. То есть, распределение следующее:

В независимом

В номинализации:


предложении:

Агентивные переходные глаголы

эмотивные переходные глаголы

непереходные глаголы

модель управления исходного предиката

<Агенс Пациенс>

<Экспериенцер Стимул>

<Агенс/Тема/…>

NOM

INS

GEN

GEN

ACC

GEN

к + датив




Исследователи объясняют это явление тем, что механизм кодирования актантов в номинализации более чувствителен к семантической роли актанта, чем в независимом предложении (Падучева 1984, Koptjevskaja-Tamm 1993).

4. Если следовать такой точке зрения, выбор оформления определяется переходностью / непереходностью предиката и семантической ролью его актантов. Иными словами, правила выбора оформления актантов могут быть сформулированы в терминах семантического класса предиката (по классификации Апресян 2003).

Однако принятию такой точки зрения препятствует тот факт, что приведенная таблица не отражает всего многообразия действующих правил и ограничений. В частности, для русского языка неверно, что:

  1. агенс переходного глагола всегда может быть оформлен шомерным падежом;

  2. шомерным падежом оформляется только агенс переходного глагола.

Действительно, исходное подлежащее переходного глагола может оформляться шомерным падежом даже при неконтролируемых предикатах, ср. обнаружение учеными аномально высокого уровня содержания органических веществ; в случае утери паспорта гражданином РФ; получение Тимофеевым премии имени Бажова было для него полной неожиданностью. В то же время не любое исходное подлежащее может выступать в позиции субъекта номинализации и оформляться творительным падежом. Например, это касается неодушевленных ИГ:



  1. Скажите, пожалуйста, почему все иконы, да и убранство церкви использует красный, серебряный цвета? →

использование убранством церкви красного цвета

???? использование иконами красного цвета
Такое оформление возможно для одушевленного субъекта при прочих равных условиях, например:


  1. Необычно использование художником красного цвета для того, чтобы подчеркнуть…


При отглагольном имени лечение пример с неодушевленным субъектом ?? лечение ожогов зверобоем ощущается как не вполне грамматичный. Однако в независимом предложении глагол лечить допускает подлежащее, обозначающее неодушевленный объект, например: Зверобой лечит ожоги, избавляет от прыщей, снимает воспаление. Оценивая возможность такой конструкции в номинализации, представляется, что исходным для него является не конструкция зверобой лечит ожоги, а следующая конструкция:


  1. Ожоги лечат зверобоем → лечение ожогов зверобоем


То есть, ИГ, обозначающая неодушевленный объект, интуитивно оценивается не как ядерный участник ситуации, а как инструмент. Это можно показать, если ввести в контекст участника ситуации с ролью агенса: Он начинал с лечения ожогов зверобоем, а теперь стал знахарем и лечит всю деревню. Ср. тж.:



  1. Известно, что красный цвет отпугивает волков (Сергей Довлатов «Иная жизнь») → ?? отпугивание волков красным цветом.

5. Таким образом, кроме семантической роли, на выбор стратегии оформления актантов номинализации действует ряд дополнительных факторов. В связи с этим интересные результаты дает анализ материала финно-угорских и тюркских языков поволжского ареала. Рассмотрим ситуацию в марийском, тувинском и коми языках.


5.1. В марийском и коми языках актанты номинализации кодируются следующим образом: прямое дополнение всегда получает то же оформление, что в независимом предложении, а исходное подлежащее может кодироваться генитивом или номинативом. Выбор оформления не является жестко детерминированным, а зависит от ряда факторов. В числе этих факторов – переходность и контролируемость номинализованного предиката. Субъект переходных глаголов оформляется генитивом, номинатив чаще всего запрещается:
Марийский (лугово-восточный вариант, суржанский диалект)


  1. MEj jEvan-En/ *jEvan kuze maska-m puSt-m-EZ-Em uZEnam

я Иван-GEN2 / Иван как медведь-ACC убить-NZR-POSS3SG-ACC видел.я

Я видел, как Иван медведя убил.

Коми-зырянский (печорский диалект)

  1. Te kYll-Yn nin pet’a-lYS’
    /*peTa maSina NEb-Em jilYS’?

ты слышал-ты уже Петя-GEN/Петя машина купить-NZR о

А ты слышал, что Петя машину купил?
Субъект непереходного глагола оформляется генитивом или номинативом; при контролируемых предикатах предпочтительно генитивное оформление. Номинатив чаще всего возникает при неконтролируемых одноместных предикатах (11), (12).
Марийский

  1. Nu joCa-vlak Sagalem-mE-lan kOra mEje azanovo

ну ребенок-PL уменьшаться-NZR-DAT потому.что я Азаново

Skol-ESko perevoditlalt-Em.

школа-в перевелась-я

Из-за уменьшения количества детей я перевелась в Азановскую школу.

Коми

  1. me kYL-Y kolipkaj S’Yl-Em.

я слышал-я соловей петь-NZR

Я услышал пение соловья.

5.2. Следовательно, в коми и марийском актантная структура номинализованного предиката предопределяет кодирование его актантов. На первый взгляд, данный материал обнаруживает сходство с европейскими языками. А именно, агенс переходного глагола противопоставляется остальным актантам: в европейских языках только этот актант может быть оформлен шомерным падежом, а в финно-угорских только этот актант не может быть в номинативе.


Однако тщательный анализ материала дает другие результаты. Статистический подсчет с учетом ряда параметров (около 1200 предложений для марийского, около 300 для коми) показал, что одушевленность субъекта номинализации оказывается важнее, чем его семантическая роль. При прочих равных условиях, вероятность оформления одушевленной ИГ генитивом значительно выше, чем для неодушевленных.

5.3. В тувинском языке фактор одушевленности исходного подлежащего также оказывает влияние на оформление субъекта номинализации. А именно, в тувинском, в отличие от марийского и коми, исходное подлежащее может быть оформлено тремя способами: генитивом, номинативом и аккузативом (13). Однако аккузативное маркирование возможно только для одушевленных ИГ (14).

Тувинский


  1. Петя-ны / Петя/ Петя-ның хеме-ни апар-гаш чоруп-кан-ын көрдүм

Петя-ACC/ Петя/ Петя-GEN лодка-ACC нести-CONV ехать-NZR-ACC.3SG видел.я

Я видел, как Петя на лодке уплыл (лодку увел).

  1. суг-нуң агымы-ның/ * агымы-ны хеме-ни апар-ган-ын көрдүм

вода-GEN река-GEN/ река-ACC лодка-ACC нести-NZR-ACC.3SG видел.я

Я видел, как лодку течением (букв. водой реки) унесло.
Ограничения на неодушевленный субъект действуют также в английском языке, бесермянском (удмуртском) и др. (см. тж. Koptjevskaja-Tamm 1993: 201-203).

5.4. Кроме вышеназванных факторов, на выбор оформления актантов номинализованного предиката оказывает влияние еще один параметр – референциальный статус актанта. Например, в марийском языке при прочих равных условиях ИГ, оформленная генитивом, интерпретируется носителями как определенная, а ИГ в номинативе – как неопределенная или генерическая:
Марийский

  1. rvez-En tUrvOC-m-EZ-Em koL-Em./

мальчик-GEN чихнуть-NZR-POSS3SG-ACC слышал-я

rveze tUrvOC-m-Em koL-Em.


мальчик чихнуть-NZR-ACC слышал-я

Я слышал, что (этот) мальчик чихнул. / Я слышал, как кто-то из детей чихнул.
Референциальный статус также является определяющим фактором при выборе кодирования субъекта номинализации в мишарском диалекте татарского языка. А именно, ИГ, обладающие определенным референциальным статусом, оформляются генитивом, неопределенные и нереферентные – номинативом (Гращенков в печати).

6. Итак, были рассмотрены факторы, влияющие на выбор оформления ядерных актантов номинализованного предиката. Ряд исследований предполагают, что выбор оформления непосредственно связан с актантной структурой номинализованного предиката, в частности, с семантической ролью ядерных актантов. Однако, как было показано выше, данный фактор не является ни единственным, ни решающим. Как представляется, в рассмотренных языках действует целый ряд факторов, как-то:


    • контролируемость исходного предиката

    • одушевленность исходного подлежащего

    • референциальный статус исходного подлежащего


Как объяснить релевантность данных факторов? Вернемся к влиянию одушевленности на оформление подлежащего шомерным падежом в русском языке. Примеры (5)-(8) иллюстрируют ситуацию, когда ИГ, обозначающая неодушевленный субъект, не может оформляться шомерным падежом. Однако в некоторых случаях это возможно:


  1. Он решил применить меченые атомы для выяснения коэффициентов накопления растениями радиоизотопов: как накапливаются, как распределяются, перераспределяются, словом, каковы их судьбы в системе растение — почва. (Даниил Гранин. «Зубр»)

  2. Выделение веществ почками осуществляется фильтрацией в почечных гломерулах…

Очевидно, что причина данного ограничения не в неодушевленности. В отличие от (5)-(8), примеры (16) и (17) взяты из текстов, описывающих изучение растений в биологии. В таком контексте неодушевленный объект может быть центральным участником или топиком дискурса. Тогда шомерное оформление оказывается возможным.


Представляется, что ограничения на оформление субъекта номинализованного предиката связаны не с актантной структурой и не с его семантической ролью, а с его ролью в организации дискурса. Важно противопоставить референты, которые интерпретируются как центральные или релевантные участники дискурса, другим участникам. Поэтому они получают особое оформление.

Литература

Апресян Ю. Д. 2003. Фундаментальная классификация предикатов и системная лексикография. // Грамматические категории: иерархии, связи, взаимодействия. Материалы конференции 20-22 сентября 2003 г., Санкт-Петербург, стр. 7-22.

Гращенков П. Изафетная конструкция: многофакторный анализ. // Под ред. Лютиковой Е. А., Казенина К. И., Соловьева В. Д., Татевосова С. Г. Мишарский диалект татарского языка. Очерки по синтаксису и семантике, Казань. В печати.

Падучева Е.В. 1984. Притяжательное местоимение и проблема залога отглагольного имени// (В.П. Григорьев ред.) Проблемы структурной лингвистики 1982. М.: “Наука”, стр. 50-66.

Comrie B. 1976. The syntax of action nominals: a cross-linguistic study. In Lingua, 40, pp.177-201.

Comrie B. and Thompson, S.A. 1985. Lexical Nominalization. In Shopen T. ed. Language typology and syntactic description, v. 3: Grammatical categories and the lexicon. Cambridge University Press, pp.349-398.

Fraser B. 1970. Some remarks on the Action Nominalization in English. In Roderick A. Jacobs and Peter S. Rosenbaum eds. Readings in English Transformational Grammar. Georgetown University Press, Washington. pp. 83-99.

Grimshaw J. 1990. Argument Structure. Linguistic Inquiry Monograph 18, MIT Press, Cambridge, Massachusetts.

Koptjevskaja-Tamm M. 1993. Nominalizations. Theoretical Linguistic Series: London – New York.

Rozwadowska B. 1997. Towards a unified theory of nominalizations. External and Internal Eventualities. Wrocław, Wydawnictwo Uniewersytetic Wrocławskiego.



1 Речь идет о номинализациях, обозначающих ситуацию, а не ее актанты (ср. Организация этих семинаров отнимает много времени и усилий vs. разрешите поблагодарить учреждения, организации, которые помогали нам в работе).

2 Обозначения: NOM – номинатив; ACC – аккузатив; GEN – генитив; DAT – датив; INS – инструментальный падеж; NZR – номинализация; SG – единственное число; PL – множественное число; POSS – притяжательный суффикс; DETR – декаузатив; CONV – деепричастие.