reforef.ru 1

Вопрос № 1. Причины слома Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений.

Возникшая после второй мировой войны новая система международных отношений получила название Ялтинско-Потсдамской, по названиям двух ключевых международных конференций (в Ялте 4-11 февраля и в Потсдаме 17 июля-2 августа 1945г.), на которых руководители трех главных держав антинацистской коалиции (США, СССР и Великобритания) согласовали базовые подходы к послевоенному мироустройству.

Характерной чертой этой системы явилась ее биполярность, которая определяется отрывом двух членов м/у сообщества (СССР и США) от всех остальных стран мира по совокупному потенциалу своего комплексного (экономического, политического, военно-силового и культурно - идеологического) влияния на МО.

Многие аналитики связывают кризис этой системы МО с советско-американским саммитом на острове Мальта в декабре 1989 г., когда, принято считать, советское руководство подтвердило отсутствие у него намерений мешать странам Варшавского договора самостоятельно решать вопрос о следовании или неследовании по пути социализма, другие с мадридской сессией НАТО в июле 1997 г. когда первые три страны, добивавшиеся принятия в альянс (Польша, Чехия и Венгрия), получили от стран НАТО официальное приглашение к ним присоединиться.

Однако считать итоговым рубежом ялтинско-потсдамского порядка 1989 год — не точно, потому что в то время СССР еще оставался мощным международным субъектом и вел переговоры с США лишь о частичной ревизии послевоенного биполярного устройства. Сам порядок продолжал существовать, речь о его сломе не шла, а биполярность устраивала Москву и Вашингтон. Ялтинско-потсдамский порядок перестал существовать лишь после распада Советского Союза в 1991 г., когда исчезла держава, бывшая наряду с США одним из двух главных гарантов этого порядка.

Ялтинско-потсдамский порядок обладал рядом особенностей:

Во-первых, он не имел прочной договорно-правовой базы. Лежавшие в его основе договоренности были либо устными, официально не зафиксированными и долгое время остававшимися секретными, либо закрепленными в декларативной форме. В отличие от Версальской конференции, сформировавшей мощную договорно-правовую систему, ни Ялтинская конференция, ни Потсдамская к подписанию международных договоров не привели.


Это делало ялтинско-потсдамские основоположения уязвимыми для критики и ставило их действенность в зависимость от способности заинтересованных сторон обеспечить фактическое исполнение этих договоренностей не правовыми, а политическими методами и средствами экономического и военно-политического давления. НО Несмотря на юридическую хрупкость, «не вполне легитимный» ялтинско-потсдамский порядок просуществовал (в отличие от версальского и вашингтонского) более полувека и разрушился лишь с распадом СССР.

Во-вторых, ялтинско-потсдамский порядок был биполярным.

В-третъих, послевоенный порядок был конфронтационным. Под конфронтацией понимается тип отношений между странами, при котором действия одной стороны систематически противопоставляются действиям другой. Теоретически биполярная структура мира могла быть как конфронтационной, так и кооперационной — основанной не на противостоянии, а на сотрудничестве сверхдержав. Но фактически с середины 40 годов до середины 80-х ялтинско-потсдамский порядок был конфронтационным. Только в 1985-1991 годы «нового политического мышления» М.С.Горбачева, он стал трансформироваться в кооперационную биполярность, который не было суждено стать устойчивой в силу кратковременности ее существования.

В-четвертых, ялтинско-потсдамский порядок складывался в эпоху ядерного оружия, которое, внося дополнительную конфликтность в Мировые процессы, одновременно способствовала появлению во второй половине 1960-х годов особого механизма предупреждения мировой ядерной войны — модели «конфронтационной стабильности». В эти годы сложились новая и по-своему оригинальная концепция взаимного ядерно-силового сдерживания и основанные на ней доктрины глобальной стратегической стабильности на базе «равновесия страха». Ядерная война стала рассматриваться лишь как самое крайнее средство решения международных споров.

В-пятых, послевоенная биполярность приобрела форму политико-идеологического противостояния между «свободным миром» во главе с США (политическим Западом) и «социалистическим лагерем», руководимым Советским Союзом (политическим Востоком). Хотя в основе международных противоречий чаще всего лежали геополитические устремления, внешне советско-американское соперничество выглядело как противостояние политических и этических идеалов, социальных и моральных ценностей. Идеалов равенства и уравнительной справедливости- в «мире социализма» и идеалов свободы, конкурентности и демократии — в «свободном мире». Острая идеологическая полемика привносила в международные отношения дополнительную непримиримость в спорах.


В-шестых, ялтинско-потсдамский порядок отличался высокой степенью управляемости международных процессов. Как порядок биполярный он строился на согласовании мнений всего двух держав, что упрощало переговоры. США и СССР действовали не только в качестве отдельных государств, но и в роли групповых лидеров — НАТО и Варшавского договора. Блоковая дисциплина позволял Советскому Союзу и Соединенным Штатам гарантировать исполнение «своей» части принимаемых обязательств государствами соответствующего блока, что повышало действенность решений, принимаемых в ходе американо-советских согласований.

Перечисленные характеристики ялтинско-потсдамского порядка обусловили высокую конкурентность международных отношений, которые развивались в его рамках.

Причины, обусловившие распад сложившейся системы миропорядка, кроются кризисе основных ее характеристик (экономической, политической, военно-силовой и культурно – идеологической). Остановимся на этих причина, а именно - на обстоятельствах, способствовавших распаду Ялтинско-Потсдамской системы

Кризис экономической системы СССР и социалистических стран, предопределивший политический.

На фоне послевоенного чрезвычайно высокого международного авторитета Советского Союза и успехов в экономике в первые 10-15 (аналогичное положение наблюдалось и в других народно-демократических (социалистических) странах) наблюдалось нарастание политической напряженности в обществе в связи с неспособностью решать многие крупные проблемы (примером может служить провальная политика в сельском хозяйстве), особенно в восточноевропейских социалистических странах. Накопившееся здесь недовольство привело к первому системному кризису "социалистического лагеря" в 1956 г., вылившемуся в смену политического руководства в Польше и народное восстание в Венгрии.

В то же время запуск в октябре 1957 г. первого искусственного спутника Земли, а в апреле 1961 г.- первого человека в космический полет продемонстрировали научные возможности и промышленный потенциал СССР.


НО! Развернувшаяся с начала 60-х годов научно-техническая революция сразу же выявила слабые места плановой экономики советского типа с ее командно-административными методами управления как народным хозяйством, так и обществом. Революция в компьютерной технике и радиоэлектронике наглядно показала отставание Советского Союза и других социалистических стран в развитии и особенно во внедрении новейших технологий. Вместе с тем стало наблюдаться и общее отставание социалистических стран по темпам развития и уровню жизни населения. Наглядно это проявлялось при сравнении этих показателей с соседними странами, прежде тесно связанными с ними, в частности, Австрии с Чехословакией и Венгрией, Греции с Болгарией, ГДР с ФРГ и т.д. Было очевидно, что этим странам необходимы серьезные реформы. Однако попытки их проведения, особенно в Польше, Советском Союзе и Чехословакии, показали, что они сопряжены с изменениями и в политической организации общества.

В Чехословакии это привело к первой попытке перестройки общественной жизни, вылившейся в "Пражскую весну" 1968 г. Все "социалистическое содружество" оказалось в состоянии политического кризиса, продемонстрировавшего неготовность руководства социалистических стран к политическим и экономическим переменам и даже решимость противостоять им. Итогом стала вооруженная интервенция пяти социалистических государств в Чехословакию в августе 1968 г., что дискредитировало саму идею политических и экономических реформ в социалистическом обществе. Наступила эпоха "застоя", растянувшаяся на два десятилетия.

Все "социалистическое содружество" вступило в полосу своего кризисного развития, вначале протекавшего в скрытой форме. Он вылился наружу в ходе политического кризиса в Польше в 1980-1981 гг., завершившегося введением военного положения в стране в мирное время.

Отставание советской промышленности в новейших технологиях вскоре проявилось и в ходе военных действий в Афганистане. Сама война легла тяжелым бременем на экономику страны


В таких условиях в советском руководстве исподволь начала вызревать мысль о неизбежности проведения широкомасштабных реформ, прежде всего в экономике. Однако реализация этих планов тормозилась такими субъективными факторами, как быстрое старение членов советского руководства и чехарда со сменой руководителей.

После смерти Л.И. Брежнева в ноябре 1982 г., который своей кунктаторской политикой намного замедлил даже первоначальное рассмотрение назревших проблем, сменивший его Ю.В. Андропов повел твердую борьбу с коррупцией, а также осторожно стал подходить к разработке планов экономической реформы. Его действия были непоследовательны и противоречивы. Но за 15 месяцев, из которых половину времени он был прикован смертельной болезнью к постели, своего пребывания у власти он дал основательный толчок началу размышлений и признанию необходимости реформ в стране. Наследовавший ему К.У. Черненко, которому судьба отпустила всего 13 месяцев - с 10 февраля 1984 г. по 10 марта 1985 г., - ничем себя не проявил. С его уходом с политической сцены завершилась не только "пятилетка пышных похорон", но и эпоха брежневского и постбрежневского "застоя".

С назначением в качестве генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева 11 марта 1985 г., общественное мнение связывало проведение назревших в обществе существенных перемен. И первые шаги вселяли надежду на преобразования, необходимые во всех сферах жизни. Последующие годы, 1985-1991 гг., получили впоследствии название "перестройка". Однако ретроспективный взгляд показывает, что в головах людей, которых называли "прорабами перестройки", на деле не было никакого продуманного плана действий, не было ясной картины, к чему надо стремиться. Все их действия носили спонтанный, импровизированный характер, один лозунг сменялся другим без должного обоснования.

Появлялись признаки кризисных явлений. Они быстро нарастали и в экономике, и в политической сфере, и в идеологии, и в области межнациональных отношений.


Особенно двуликой была политика горбачевского руководства по отношению к другим европейским социалистическим странам. Отношения с ними давно уже нуждались в пересмотре, в освобождении их от патерналистской опеки со стороны СССР, а также в упорядочении экономических отношений с ними и между ними. Как известно, в рамках "социалистического разделения труда", организовывавшегося Советом экономической взаимопомощи (СЭВ), европейские социалистические страны получали из СССР сырье по ценам значительно ниже мировых и использовали его рынок для сбыта своей продукции, не находившей спроса в других местах. "Перестройка" в Советском Союзе была встречена общественностью европейских соцстран не только с интересом, но и с надеждой, что их собственные руководители последуют примеру "старшего брата". Однако этого не последовало. Документы и другие свидетельства не донесли ни одного факта, который свидетельствовал бы о попытке советского руководства скоординировать или обсудить свою политику с союзниками. Не удивительно, что руководители этих стран чувствовали себя брошенными, а наиболее консервативная их часть рассматривала такое поведение советского руководства как предательство их интересов.

Советское руководство перестало считать связи с Восточной Европой выгодными, решив, что обеспечивать союзников поставками нефти и газа нецелесообразно. В Москве приняли решение начать поэтапный переход к договорам о поставках нефти в социалистические страны по мировым ценам. Это лишало сотрудничество восточноевропейских государств с Советским союзом экономического смысла, так как поставки дешевых энергоносителей для них были главным стимулом к торговле с СССР.

В декабре 1989 на острове Мальта - встреча Горбачева и Буша (старшего). В литературе можно втретить мнение о том, что лидеры достигли договоренности о невмешательства в происходившие события в Восточной Европе. Положение в соц. Странах действительно обсуждалась, но встреча состоялась в дек.1989г, когда политические трансформации в Восточной Европе фактически были завершены всюду кроме Румынии.


Характерно, что уже в 1987 г. у части советского руководства появилась мысль о выводе советских войск из ГДР, Польши, Чехословакии и Венгрии. Она вызревала в узком кругу. 12 ноября 1988 г. она была рассмотрена на Совете Обороны СССР, и по его поручению Министерство обороны к концу декабря того же года разработало соответствующие планы. В настоящее время историки не располагают какими-либо документами или свидетельствами о том, что такие идеи были рассмотрены или обсуждены советскими руководителями с кем-либо из руководителей восточноевропейских стран или на каком-либо форуме в Организации Варшавского Договора (ОВД). Сам факт обсуждения таких проблем без представителей заинтересованных стран свидетельствует о многом. Зависимость их режимов от советской поддержки общеизвестна. Отсутствие консультаций с ними - показатель готовности Горбачева и его ближайшего окружения принести в жертву интересы своих союзников и пойти фактически на ликвидацию ОВД без какой-либо договоренности с западными державами о встречных и аналогичных шагах со стороны НАТО. Учитывая, что все это имело место по меньшей мере за год до "бархатных революций" в этих странах, взаимосвязь указанных событий налицо.
Политический кризис. Весна 1989 г.

Информации о «перестройке» в несмотря на запреты просачивались в социалистические государства, стимулируя антиправительственный настрой. Началось движение за «обновление социализма», которое переросло в стихийный слом старой политической системы.

Политические преобразования в Польше. Впервые в практике социалистических стран правящая партия отказывалась от власти, что имело принципиальное значение. 6 апреля в Польше завершил свою работу, длившуюся два месяца, так называемый "круглый стол", созвавший всех политических партий и движений. Достигнутое соглашение предусматривало отказ правящей партии от монополии на власть, политический плюрализм, крупные политические преобразования и проведение свободных выборов на многопартийной основе и учреждение второй палаты парламента - сенат.


В Венгрии в 1988 г. Кадар ушел с поста ген. Секретаря ЦК ВСРП, сохранив пост председателя партии. В феврале 1989г – в стране была разрешены многопартийность, далее осуществлен переход к парламентской демократии, учрежден паст президента, изменена конституция. Октыбрь 1989г. провозглашена Венгерская республика – свободное, демократическое государство.

В Чехословакии трансформация политического режима 1988-1989 прошли настолько мирно, что получили название «бархатные революции».

В остальных странах-союзниках СССР перемены проходили с большей или меньшей долей участия массовых движений. (подробнее см. Богатуров «Системная история МО» том 2,стр.480)

25 мая в Москве открылся Первый Съезд народных депутатов СССР, избранный на альтернативной основе. На нем впервые публично столкнулись представители оппозиции и "агрессивно-послушного" партийного большинства. Дни его работы потрясли всю советскую общественность. На глазах менялись настроения людей. КПСС потерпела серьезное моральное поражение. Оба эти события оказали в свою очередь огромное влияние на другие европейские социалистические страны, породив в них цепную реакцию схожих явлений. Последние же вылились в революционные преобразования.

Первый революционный прорыв произошел в ГДР, где социальные проблемы переплетались с национальными ("мы - один народ"). Большое влияние на развитие процессов в этой стране оказали правящие круги Западной Германии. Поток беженцев из ГДР сопровождался массовыми демонстрациями, начавшимися в первых числах ноября в Берлине. 9 ноября 1989 г. последовало решение обновленного правительства ГДР об открытии границы с ФРГ и Западным Берлином. Падение Берлинской стены, символа "холодной войны" в центре Европы, имело не только символическое значение. Последующие события вели дело к неуклонному демонтажу социалистического режима в ГДР. Далее события развивались по "принципу домино". Последовали "бархатные революции" в Болгарии и Чехословакии, а затем и в Румынии, где в отличие от других стран имело место кровопролитие. Социалистические режимы пали, таким образом, во всех европейских социалистических странах. Вместе с ними понесли поражение и социалистические идеи в их ортодоксальном варианте.


Внешнеполитические последствия "бархатных революций" были огромны. Стало ясно, что Варшавский Договор перестал существовать, а роспуск ОВД на деле был предрешен. Это было событием эпохального значения. Формально ОВД самораспустилась в начале 1991 г. "Социалистическое содружество" рухнуло.

Тогдашняя советская пропаганда и мировые средства массовой информации постарались замазать и затушевать его последствия каждый по своим причинам. До сих пор остается открытым вопрос о соотношении внутренних и внешних факторов в развитии событий, в частности, действительная роль и степень вовлеченности в них как Советского Союза, так и западных держав, прежде всего США.

Первым видимым последствием стал резкий сдвиг в балансе сил в пользу западных держав. Усиление НАТО. В итоге процесс разрядки, развивавшийся в то время, стал походить на игру в одни ворота.
Военно-стратегический дисбаланс системы.

Внутриполитические просчеты и провалы новое руководство СССР старалось компенсировать активной внешнеполитической деятельностью. В концепции "нового мышления" проповедовались примат общечеловеческих ценностей, идеи "общеевропейского дома". Ни Горбачев, ни ставший при нем министром иностранных дел Э.А. Шеварднадзе не имели никакого дипломатического опыта. Их деятельность на внешнеполитическом поприще в конкретных вопросах разоружения и решения двусторонних проблем, как правило, выливалась в односторонние уступки и почти не компенсировалась встречными шагами другой договаривающейся стороны. Идеалистическая манера поведения Горбачева умело использовалась прагматичными деятелями Запада, не скупившимися на самые высокие похвалы в его адрес. Тем самым подвергался деформации сам принцип равенства договаривающихся сторон, деформировался процесс разрядки, в ходе которой западные партнеры получали односторонние и необоснованные преимущества. Упиваясь своими "успехами" и пребывая в состоянии эйфории, советские руководители одновременно нещадно эксплуатировали широко распространенные в советском народе надежды на сохранение мира. Оборотной стороной такой политики было глушение критических голосов, выступавших против ущербности проводившегося курса.


Показательными были беспрецедентные и необоснованные уступки, сделанные Горбачевым в деле объединения ФРГ и ГДР, которые потрясли даже западногерманских политиков. Хотя Советский Союз имел весомые морально-исторические и юридические права в решении германского вопроса, они не были использованы. В результате объединение Германии произошло в форме поглощения ГДР со стороны ФРГ. (для справки: 9 ноября 1989 года была открыта граница ГДР и ФРГ, в тот же день была разрушена «берлинская стена», окончательное урегулирование в Москве 12 сентября 1990 – подписание договора, 3 октября 1990 г. объединение ГДР становиться 5 новыми землями ФРГ). Промахи: Не был обговорен военно-политический статус нового объединенного государства и форма участия Германии в НАТО, не закреплены в договорной форме заверения о нераспространении НАТО на восток и невключении в этот блок любой из бывших стран-участниц Варшавского Договора, не учтены интересы СССР, связанные с выводом его войск с германской территории и сами сроки этого вывода, не получена материальная компенсация за оставленные сооружения и имущество, за сделанные уступки. Последствия этого сказались позднее.

В то время как Варшавский Договор уже доживал последние дни, руководители НАТО и не помышляли реформировать военную организацию и превращаться в организацию политическую. Чтобы как-то смягчить впечатление от резкого дисбаланса сил, особенно бросавшегося в глаза после объединения Германии, провозглашенного 3 октября 1990 г., руководители западных держав делали широковещательные заявления об окончании периода конфронтации, не скупились на примирительные жесты. Так, были подписаны ряд договоров в Вене подписали документ о мерах по укреплению доверия и безопасности в Европе и в Париже - "Парижская хартия для новой Европы", 17 ноября 1990 г. в Вене представители государств-участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) - организации, созданной по решению Хельсинкского соглашения 1975 г., - подписали документ о мерах по укреплению доверия и безопасности в Европе. Через два дня, 19 ноября, в Париже на новой встрече представителей стран СБСЕ была принята "Парижская хартия для новой Европы", в которой говорилось о недопустимости применения силы или угрозы силой против какого-либо государства-участника СБСЕ. Одновременно был подписан Парижский договор между 22 странами НАТО и странами Варшавского Договора (хотя последний превратился к тому времени в фикцию) о Договор об ограничении обычных вооружений (ДОВСЕ) -19 октября 1990г (форма ограничений - «матрешка» по мере удаления от Центральной Европы допустимая концентрация увеличивается). Ставилась задача выравнивания общего числа вооружений со стороны НАТО и ОВД. Вступил в силу 17 июля 1992 года. После распада СССР возникла необходимость адаптации ДОВСЕ и соответствующих переговоров о пересмотре квот.


Огромное превосходство в обычных вооружениях, которыми СССР обладал в Европе над своим потенциальным противником после Второй мировой войны было ликвидировано.
Исчезновение СССР как одного из двух элементов системы.

Крушение социалистических режимов в конце 1989 г. в восточноевропейских странах и сдвиги на международной арене оказали большое влияние на внутреннее положение Советского Союза. Резко активизировались этнократические кланы в союзных республиках, которые стали решительно добиваться расширения своих прав, большей независимости от федерального центра, вступили на путь самочинности, а в ряде случаев и откровенного сепаратизма, что было характерно для прибалтийских республик. Особое значение имело формирование политического центра в Российской Федерации, где его до того времени не было. После избрания Ельцина Председателем Верховного Совета Российской Федерации именно он возглавил оппозицию федеральному центру и Горбачеву. После провозглашения суверенитета Российской Федерацией 12 июня 1990 г. в стране последовал "парад суверенитетов" других республик. Постепенно стал складываться странный союз российских демократов различных оттенков, в основном из Москвы, Ленинграда и других крупных городов, ориентировавшихся на Ельцина и Верховный Совет РФ, с этнократическими кланами в союзных республиках. Именно он и оказался в конечном счете роковым для судьбы Советского Союза.

О процессах распада Советского Союза имеется литература и свидетельства мемуаристов, воссоздающих в подробностях всю историю их генезиса, обстановку закулисных интриг и политических комбинаций, связанных с попытками Горбачева путем подписания нового союзного договора сохранить хотя бы часть ускользавшей из его рук власти, "заговор демократов" и "заговор президентов", вызревание идеи введения чрезвычайного положения в стране и бездарную попытку путча 19-21 августа 1991 г., приведшего к фактическому распаду Советского Союза. Не обойдены вниманием и Беловежские соглашения 8 декабря 1991 г., прекратившие и формальное существование СССР, а также провозгласившие образование Содружества Независимых Государств (СНГ).


Из всего этого многообразия событий и процессов представляется существенным сделать вывод: Советский Союз распался по внутриполитическим причинам, хотя и при самом внимательном и заинтересованном отношении к этим процессам и их поддержке извне.

Евгений Примаков в своей книги минное поле политики определяет его распад совокупностью причин, факторов, часть которых кроется в несовершенстве его федеральной структуры, в объективных промахах, ошибках советских руководителей. Другая группа причин – это ошибки, допущенные уже во время перестроечного процесса. Наконец самым главным образом не развитие ситуации сказалось противоборство Горбачева и Ельцина. Определенную, но не главную роль сыграли США и их союзники по НАТО.

Он приводит фрагмент архивной записи с совещания экономистов у М.С. Горбачева 16 марта 1991 года. Среди участвующих был эстонский экономист М.Л. Бронштейн, он говорил о том, что главная причина трудностей- это резко растущее противостояние Центра и Республик. Нужно разграничить во времени подписание экономического и политического договора. Предполагая что в случае подписания экономического договора, многие на захотят подписать союзный, Горбачев отверг эту идею.

В общем, дело шло не только к распаду Союза, но и единого экономического пространства. Лозунг «Сначала размежевание, а потом интеграция»– означал разрыв тысяч устоявшихся производственных связей.

Да и в самой России распад Советского Союза был расценен многими, в том числе и теми, кто приветствовал крах коммунистического режима, как национальная катастрофа и крушение многовекового российского государства. К ним относится, например, А.И. Солженицын. В любом случае не подлежит сомнению, что с последствиями распада СССР придется иметь дело многим грядущим поколениям людей, ныне живущих в новых государственных образованиях, возникших на его территории.

СССР был вторым мировым полюсом, определявшим ход международных отношений после окончания Второй мировой войны, поэтому роспуск СССР стал окончанием периода биполярного развития. РФ, ставшая государством-правопреемником и правопродолжателем СССР, не могла выполнить присущие СССР функции одной из опор биполярности, потому что не обладала для этого необходимыми ресурсами. Исчезновение СССР как одного из определяющих элементов системы МО периода 1945-1991г. можно считать завершающим этапом послевоенной эпохи. Ялтинско-потсдамский порядок перестал существовать.