reforef.ru 1
Шейнов В. П.


Искусство управлять людьми / В. П. Шейнов.— Мн.: Харвест, 2004.— 512 с— (Библиотека практической пси­хологии).

В книге систематизирован огромный материал по управлению людьми во всех сферах деятельности

Краткость и ясность изложения, множество имеющих большое практическое значение методов, приемов и правил — вот стиль этой книги. Надежность их подтверждена отечественной практикой.

Данная книга — незаменимое пособие для всех, кто желает овла­деть искусством управления людьми.
Глава 1.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ УБЕЖДЕНИЯ

Не победить, а убедить —вот что достойно славы.

В. Гюго

1.1. ВАЖНЕЙШЕЕ ИЗ УМЕНИЙ

Неумение убеждать в нашем обществе просто пора­зительное. Ежедневно приходится видеть, насколько беспомощны попытки убедить начальника (или другое должностное лицо), продавца (или покупателя), кон­тролера, супруга или ребенка.

При этом убеждающие нарушают все известные про­фессионалам принципы убеждения и законы психоло­гии.

Чего стоят наши усилия на работе, если мы никого не можем убедить в своей правоте?

Чего стоит любовь родителей к своим детям, если они не могут направлять и воспитывать их?

Чего стоят знания учителей, если они оставляют уче­ников равнодушными?

Чего стоит продавец самого лучшего товара, если он не способен убедить купить его?

Проводя в течение последних 20 лет занятия с де­ловыми людьми, автор убедился, что и в их подготов­ке умение убеждать — одно из слабейших звеньев. И это серьезное препятствие к успеху, вполне заслужи­ваемому этими людьми.
1.2. ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА УБЕЖДЕНИЯ
Всего приятнее для нас слова, которые дают нам какое-нибудь знание.

Аристотель
Первое правило (правило Гомера)

Очередность приводимых аргументов влияет на их убедительность.

Наиболее убедителен следующий порядок аргументов: сильные — средние — один самый сильный.
Из этого правила вытекает, что слабыми аргу­ментами лучше не пользоваться: обнаружив тако­вые в процессе подготовки, не используйте их в це­лях убеждения. Ибо вреда от них намного больше, чем пользы.

Действительно, лицо, принимающее решение (
ЛПР), уделяет больше внимания слабостям в ваших аргумен­тах, ибо приняв положительное решение, он прини­мает на себя ответственность. Поэтому ему важно не ошибиться. Не количество аргументов решает исход дела, а их убедительность.

Не следует начинать с просьбы, надо начинать с аргументов. Ведь просьба без аргументов имеет наимень­шие шансы на положительное решение.

Следует отметить одно очень важное обстоятельство. Один и тот же аргумент для разных людей может быть и сильным, и слабым. Поэтому сила (слабость) аргу­ментов должны определяться с точки зрения ЛПР.

Установлена функциональная зависимость (форму­ла Томашевского) между решением действовать, зна­чимостью цели и вероятностью ее достижения («Воп­росы психологии», 1969, № 4).
Второе правило (правило Сократа)

Для получения положительного решения

по очень важному для вас вопросу, поставьте его на третье место, предпослав ему два

коротких, простых для собеседника вопроса, на которые он без затруднения скажет вам «да».
2400 лет существует это правило, оно проверено сот­ней поколений образованных людей. Оно живет пото­му, что верно.

И только сравнительно недавно были выяснены глу­бокие (физиологические!) причины, объясняющие эффективность данного приема.

Установлено, что, когда человек говорит или слы­шит «нет», в его кровь поступают гормоны норадреналина, настраивающие его на борьбу. Наоборот, слово «да» приводит к выделению морфиноподобных веществ — «гормонов удовольствия» (эндорфинов).

Получив две порции гормона удовольствия, собе­седник расслабляется, настраивается благожелатель­но, ему психологически легче согласиться, нежели вступать в борьбу.


Одной порции эндорфинов может оказаться недо­статочно, чтобы перебороть плохое расположение духа, в котором, возможно, пребывает собеседник. Кроме того, человек не способен мгновенно перестроиться с одного настроения на другое, надо дать ему больше и времени, и гормонов удовольствия, чтобы обеспечить этот процесс.

Предваряющие вопросы должны быть короткими, чтобы не утомить собеседника, не отнимать у него много времени. Кроме того, при длительной подготов­ке к основной части беседы возрастает вероятность того, что кто-то вторгнется (телефонным звонком или визитом) в разговор и ваша «заготовка» пойдет на пользу другому.
Третье правило (правило Паскаля)

Не загоняйте собеседника в угол. Дайте ему возможность «сохранить лицо».
Часто собеседник не соглашается с нами только потому, что согласие неким образом ассоциируется в его сознании с потерей своего достоинства.

Например, открытая угроза воспринимается как вызов и, чтобы не показаться трусливым, человек по­ступает вопреки требуемому, даже, возможно, в ущерб себе. А когда его уличили в чем-то порочащем досто­инство, согласиться — значит согласиться и с отрица­тельной оценкой своей личности.

Слова Паскаля «ничто так не разоружает, как усло­вия почетной капитуляции» как нельзя лучше подска­зывают, в чем здесь дело.

Это и подсказка, как практически реализовать рас­сматриваемое правило. Предложите такое решение, которое дает собеседнику возможность с честью вый­ти из затруднительного положения — это поможет ему принять вашу точку зрения!

Удачный пример применения данного правила дает Инструкция налогового ведомства США. В ней напоминается, что декларировать необходимо даже нелегальные доходы и платить с них налог. И хотя в самой декларации нет пункта «нелегальные дохо­ды», дается понять, что их можно приплюсовать к легальным поступлениям. Подавляющее большинство американцев так и поступают. Ведь, неровен час, скрываемое станет явным, и налоговое ведомство взыщет задним числом не только налог с укрытых доходов, но и возьмет огромный штраф плюс про­центы по ним. Неуплата налога в США — одно из наиболее тяжких и осуждаемых обществом наруше­ний закона.


Таким образом, налогоплательщику дана возмож­ность, не признаваясь в незаконных доходах, тем не менее расплатиться с государством в полной мере.
Четвертое правило

Убедительность аргументов в значительной степени зависит от имиджа и статуса убеждающего
Одно дело, когда человек авторитетный, уважаемый, другое — когда незначительный, не воспринимаемый всерьез.

Датский философ Кьеркегор в одной из своих книг рас­сказал о пожаре в цирке. Не найдя, кого послать к публике с неприятным известием, директор отправляет на арену кло­уна. Услышав известие о пожаре в здании из уст ковер­ного, зрители начинают хохотать и не трогаются с мес­та. В результате большинство зрителей сгорели заживо.

Фактически четвертым правилом пользуются те, кто просит уважаемого человека «замолвить за них словеч­ко» или ссылается на мнение авторитета, цитирует его в подтверждение своих доводов.

Статус
— это положение в обществе. Студент, до­цент, профессор, декан, ректор, рабочий, мастер, начальник цеха, директор — это все статусы. Если ста­тус дает ответ на вопрос «кто?», то имидж (образ, изоб­ражение, отображение) отвечает на вопрос «какой?», «какое7»: хороший или плохой, умный или глупый, красивый или нет, приятный или неприятный, и т.п.

Высокое должностное или социальное положение, выдающиеся успехи в какой-либо области, образова­ние, признание окружающих, высокие личные каче­ства поднимают статус и имидж человека, а вместе с ним — и вес, значимость его аргументов. Поддержка коллектива также повышает статус индивида, посколь­ку статус коллектива выше статуса любого его члена.

В студенческой жизни действие правила имиджа про­является в том, что (как говорят опытные старшекурс­ники) «сначала ты работаешь на хорошую зачетку, потом она работает на тебя».

Следует иметь в виду некоторые факты и обстоя­тельства, свидетельствующие о различиях в восприя­тии статусов в зависимости от ситуации.


Например, социологические опросы, проведенные в преддверии выборов депутатского корпуса, показа­ли, что избиратели отдают предпочтение (при прочих равных условиях) мужчинам, а не женщинам, людям среднего возраста, а не молодым и пожилым.

Наоборот, в судебных заседаниях по бракоразвод­ным делам статус женщины воспринимается судьями в целом как более высокий (вследствие сложившегося стереотипа, что такие пороки, как пьянство, руко­прикладство, неверность, эгоизм, присущи в большей степени мужьям).

В целом же большинство и мужчин и женщин счи­тают, что в нашем обществе мужчины имеют более высокий статус, нежели женщины.

При прочих равных условиях человек плотного те­лосложения (или полный) нередко воспринимается как более основательный, вызывающий большее доверие. Вспомним, какими определениями награждают таких людей: представительный, дородный, внушительный, «хорошего должно быть много» и т.д.

Идут три человека примерно одного возраста и о чем-то оживленно беседуют. С высокой степенью вероятнос­ти можно заключить, что находящийся в центре являет­ся лидером. Ведь это наиболее удобная позиция, не надо говорить через кого-то, а остальные чувствуют себя оди­наково приближенными к лидеру.

Статус обвиняющего воспринимается как более вы­сокий, нежели статус оправдывающегося. Отражением этого является следующее бытующее (несмотря на свою парадоксальность) утверждение: «Раз оправдывается — значит, виноват!».

Участие в конфликте понижает имидж. Говорят же: «Не то он украл, не то у него украли...» Особенно об этом не стоит забывать руководителям, ибо имидж для них — синоним авторитета.
Пятое правило

Не загоняйте в угол себя, не принижайте свой статус.
Многие беседы заканчиваются, не успев начаться, особенно если собеседники обладают разными стату­сами.

Приведем несколько типичных примеров так назы­ваемого «самоубийственного» начала беседы. Отрица­тельные примеры тому: «Извините, я не помешал?», «Я бы хотел еще раз услышать...», «Пожалуйста, если у вас есть время меня выслушать...» Неуверенное по­ведение принижает человека и ассоциируется с его низким статусом. Следует избегать извинений (без дол­жных к тому причин), проявления признаков неуве­ренности в себе.


Нередко неудачными, непродуманными высказыва­ниями человек загоняет себя в угол.

Доброхот уговаривает пьяницу бросить пить.

Да мне уже поздно...

Нет, никогда не поздно.

Раз никогда не поздно, так я как-нибудь потом...

Как видим, доброжелатель загнал себя в угол. Но вот другая, не такая серьезная история.

Мальчика заставляют нянчить маленькую сестренку.

Соседка в шутку попросила его, чтобы он продал ей сест­ренку. Тот не согласился. Но когда ему надоело нянчиться, он сам принес девочку для продажи. «У меня нет денег», — сказала соседка. «А вы возьмите в долг, под зарплату», не растерявшись, посоветовал ей мальчик.

Комментарии излишни.
Шестое правило

Не принижайте статус и имидж собеседника
Любое проявление неуважения, пренебрежения к собеседнику есть покушение на его статус и вызывает обычно негативную реакцию.

Указание на ошибку собеседника или его неправоту наносит ущерб имиджу критикуемого. И потому вос­принимается, как правило, болезненно, провоцирует спор или конфликт.

Если все же указать на промах необходимо, то же­лательно делать это в таком оформлении, что при­знать свою неправоту собеседник не сочтет унизитель­ным. Например: «По-видимому, вам не известны некоторые обстоятельства... (указываются). Учитывая ваши сообра­жения и эти обстоятельства, не кажется ли вам, что мы приходим к следующему выводу...»


Статус может быть повышен или занижен и целенап­равленно, искусственно.

Хозяин кабинета повышает свой статус и влияние на посетителя с помощью изменения формы своего кресла и расположения стула для посетителя.

Кресло с завышенной спинкой как бы повышает статус сидящего в нем. Неслучайно, поэтому импера­торы, короли, Папы Римские, а также судьи тради­ционно восседают в креслах с высокими (до 2,5 метра) спинками.

Увеличение и других размеров кресла (ширины, дли­ны его ножек, чтобы сидеть выше) также повышает статус сидящего в нем.

Крутящееся кресло ассоциируется с большей вла­стью и свободой. Сидящий в таком кресле делает мень­ше жестов и телодвижений, раскрывающих его чувства и отношение к собеседнику (телодвижения маскиру­ются поворотами кресла).

Посетитель чувствует себя менее значимым, если его кресло находится далеко от стола хозяина кабине­та. Это ощущение усиливается, если вместо кресла стоит стул, то есть отсутствуют подлокотники.

Другие неудобства (низкая посадка на диванчике, трудно дотянуться до пепельницы и т.п.) также при­нижают статус посетителя.

Руководители и служащие, принимающие посети­телей, не должны забывать, что принижение статуса обычно воспринимается человеком болезненно.
Седьмое правило

К аргументам приятного нам собеседника мы относимся снисходительно, а к аргументам неприятного — критически.
Одно из правил ведения деловой беседы (см. гла­ву 3) гласит, что задача первой части беседы — со­здание атмосферы взаимного доверия. Как видим, оно хорошо согласуется с рассматриваемым правилом.

Аристотель говорил, что сильнейшее средство убежде­ния заключается в личном благородстве оратора. Обая­ние личности само по себе, конечно, ничего не доказыва­ет, ни в чем не убеждает; это, в сущности, обольщение, подкуп слушателей. Но мысль Аристотеля безусловно верна в том смысле, что человек, не внушающий уважения, не может рассчитывать на доверие.


Цицерон также указывал, что оратор должен произ­водить приятное впечатление на слушателей.

Механизм действия этого правила такой же, как и правила Сократа: приятный собеседник стимулирует выработку гормонов удовольствия и нежелание всту­пать в конфронтацию, неприятный — наоборот.

Приятному впечатлению, как известно, способствует множество обстоятельств: уважительное отношение, умение слушать, грамотная речь, приятные манеры, внешний вид. Более сильные способы описаны в дру­гих главах.
Восьмое правило

Желая переубедить собеседника, начинайте не с разделяющих вас моментов, а с того, в чем вы согласны с ним.
Пусть это будут даже второстепенные обстоятель­ства в высказываниях собеседника. Если же вы абсо­лютно со всем не согласны (что бывает, конечно, край­не редко), поблагодарите его хотя бы за то, что он четко изложил свою позицию, что вам интересно было ознакомиться с его точкой зрения и т.п.

Но даже после этого не стоит говорить: «А у меня на этот счет другое мнение». Эта фраза разводит вас по разные стороны баррикады под названием «самолю­бие». Ибо тем самым как бы говорится: «Сейчас я до­кажу, что умнее тебя».

11

Любой из нас с большим удовольствием выслуши­вает то, с чем он согласен и что не противоречит его взглядам. Наоборот, мы раздражаемся, когда услышанное противоречит сложившемуся у нас мнению. Пер­вое делает говорящего приятным собеседником, вто­рое — неприятным.
Девятое правило

Проявите эмпатию к собеседнику.
Эмпатией называется способность к постижению эмоционального состояния другого человека в форме сопереживания.

Эмпатия помогает лучше понять собеседника, пред­ставить ход его мыслей, как бы «влезть в его шкуру».

Не проявив эмпатии, невозможно выполнить прави­ло первое (Гомера). Действительно, силу аргументов мы должны оценивать с точки зрения ЛПР, то есть как бы ставить себя на его место. То же касается и правил Со­крата и Паскаля: нужно предвидеть реакцию собесед­ника на ваши слова — опять проявить к нему эмпатию.


Также целесообразно оценить статусы с точки зре­ния собеседника (см. правила 4 и 6). Говоря о способах вызвать расположение слушателей, Аристотель факти­чески призывает к проявлению эмпатии. Последней способствует выполнение следующего правила.
Десятое правило

Будьте хорошим слушателем.
При детальном анализе споров выясняется, что мно­гие из них разгораются потому, что спорящие говорят о разных вещах, но не понимают этого.

Поэтому внимательное слушание — залог вашей убедительности: вы никого не убедите, если не поймете ход мыслей собеседника. Кроме того, внима­тельный слушатель располагает к себе собеседника, то есть использует и правило 7. Замечено, что мы слышим то, что хотим услышать, а не то, что гово­рят. Внимательно слушать — значит, «услышать» бо­лее того, что произнесено. Об этом, например, сле­дующая история.

На прием к психотерапевту пришла женщина посове­товаться, выходить ли ей замуж за человека, сделавшего ей предложение. Рассказывая, что в нем нравится, а что не нравится, она, в частности, сказала: «Он зачесывает волосы с одной стороны на другую, чтобы прикрыть лыси­ну, — это так раздражает. Ну ничего, у меня он так ходить не будет!».

Эти слова показали, что фактически посетительница уже решила для себя вопрос, а пришла за «советом» лишь для того, чтобы утвердиться в фактически созревшем решении. Когда ей об этом сказали, она, подумав, согласи­лась.

Проверить себя на умение слушать и на коммуника­бельность можно с помощью соответствующих тестов.
Одиннадцатое правило

Избегайте конфликтогенов.
Конфликтогенами называются слова, действия (или бездействие), способные привести к конфликту. До­словный перевод слова конфликтоген «рождающий конфликты».

Всевозможные проявления превосходства, агрессии и невоспитанности (грубость, угрозы, насмешки, за­мечания, хвастовство, безапелляционность, навязыва­ние советов, перебивание собеседника, обман, утаи­вание информации и т.п.) — все это конфликтогены. Рассматриваемое правило примыкает к правилу 7. Дей­ствительно, конфликтогены не остаются незамечен­ными, встречают отпор и... разговор превращается в препирательство.

Двенадцатое правило

Проверяйте, правильно ли понимаете друг друга.
Наиболее употребительные слова имеют множе­ство значений в зависимости от контекста. Это ха­рактерно для любого языка (например, в английском языке 500 наиболее употребительных слов имеют в среднем по 28 значений; русский язык не является здесь исключением). Поэтому степень понимания со­общения, особенно устного, оставляет желать луч­шего.

Мать на вопрос сынишки «Откуда я появился?» раз­разилась лекцией о воспроизводстве человеческого рода, и только ради того, чтобы услышать: «Сосед говорит, что они приехали из Гомеля. А мы откуда?».

Во многих случаях спорящие просто по-разному по­нимают предмет спора, в результате «один — про Фому, другой — про Ерему». Не поняв друг друга, нельзя прий­ти к согласию.

Есть простые способы проверить степень взаимопо­нимания. «Правильно ли я вас понял...» (и повторить, как поняли), или «Другими словами, вы считаете...», «Сказанное вами может означать» и т.п. Не грех и пе­респросить: «Что вы имеете в виду?», «Не уточните ли вы...», «Нельзя ли поподробнее о...»

Никто не мог превзойти в научных спорах Галилео Галилея: он начинал с того, что излагал точку зрения своих противников более ясно, чем они делали это сами, а затем разносил ее в пух и прах, — в этом отношении он был истинным виртуозом.
Тринадцатое правило

Следите за мимикой, жестами и позами — своими и собеседника.
Нередко мы не знаем, что на самом деле думает слушатель по поводу наших слов. Далеко не всегда наши собеседники откровенны.

Процессу убеждения способствует в подобных слу­чаях знание языка жестов и поз. Дело в том, чтр, в отличие от речи и мимики, мы не контролируем жес­тикуляцию и принимаемые нами позы, это происхо­дит неосознанно.

Человек, знающий язык жестов и поз, «читает» со­беседника, получая о нем дополнительную информа­цию. Вместе с тем, мы бываем неубедительными, если наши жесты и позы не соответствуют произносимым словам. Многие это несоответствие ощущают, говоря: «Чувствую, здесь что-то не то...» Знание языка жестов и поз позволяет сделать нашу речь более убедительной. В главе 4 мы приведем значения многих информатив­ных жестов и поз.

Четырнадцатое правило

Покажите, что предлагаемое вами удовлетворяет какую-либо из потребностей собеседника.
Согласно А. Маслоу, выделяют потребности человека:

1) физиологические (пища, вода, сон, жилье, здо­ровье и т.д.);

2) в безопасности, уверенности в будущем;

3) принадлежать какой-либо общности (семье, ком­пании друзей, коллективу и т.д.);

4) в уважении, признании;

5) в самореализации, реализации своих потенци­альных возможностей; духовные потребности.

Человек нуждается в удовлетворении всех этих уров­ней потребностей. И это служит источником для на­хождения сильных аргументов. Сильнейшим аргумен­том является возможность удовлетворить какую-то из потребностей.

Например, специалисты по рекламе утверждают, что страх безотказно действует на людей, когда речь идет о

риске и опасности. На том же построено все страховое дело. Эксплуатация потребности человека в безопасно­сти делает страховой бизнес одним из самых прибылъных.
1.3. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПРАВИЛА
Можно сопротивляться вторжению армий, вторжению идей сопротивляться невоз­можно.

В. Гюго
«Активные» и «пассивные» правила

Многолетняя практика автора и его учеников по применению перечисленных выше правил показала, что обычно успешный результат достигается в случае, если не нарушено ни одно из «пассивных» правил и использовано 2—3 «активных» правила.

«Пассивными» мы называем правила, нарушение ко­торых может разрушить процесс убеждения, во вся­ком случае ослабить его. Это правила 3, 5, 6, 7—13, а также замечание к правилу 1 о недопустимости ис­пользования слабых аргументов

«Активными» являются правила, применение кото­рых усиливает позицию убеждающего: это правила 1, 2, 4, 7-10, 14.

Правила 7—10 являются одновременно и «активны­ми», и «пассивными». Назовем их «активно-пассивны­ми».


Полезные советы

Ставьте лишь реально достижимые цели. Примене­ние правил значительно расширяет возможности убеж­дающего. Однако в пределах разумного.

Если вопрос в принципе неразрешим, то нечего и копья ломать. Но и в этом случае указанные выше пра­вила окажут вам помощь. Правило 9 поможет опреде­лить границы решаемости—нерешаемости вопроса.

16

Поставив себя на место ЛПР, спросим себя, согла­сились бы мы сами с предлагаемым. Очень часто такой подход позволяет сделать цель убеждения реально до­стижимой.

Спрашивайте, а не утверждайте. Интересуясь мнением убеждаемого, мы удовлетворяем его потреб­ность в уважении (правило 14), поднимаем его ста­тус (правило 6). Будучи хорошим слушателем (прави­ло 10), мы найдем аргументы, наиболее убедительные именно для данного человека. Став благодаря всему вышесказанному приятным собеседником, мы обес­печим более лояльное отношение к нашим аргумен­там (правило 7).

Уже сам вопрос задает направление мысли отвеча­ющего. И не в столь навязчивой форме, как прямое утверждение. Точно поставленный вопрос может быть самым сильным аргументом.

История сохранила для нас множество подобных случаев. Вот один из них.

Авраам Линкольн (в бытность свою адвокатом) на суде по иску пароходных компаний, добивавшихся запрета стро­ительства моста через Миссисипи, выступал защитни­ком строителей. В своей краткой речи он, высказав вос­хищение блестящей речью адвоката-соперника, задал суду вопрос: разве у гражданина больше прав путешествовать по реке, нежели пересекать ее? Этот риторический во­прос решил исход дела в пользу строителей, хотя их про­тивники и привели немало серьезных аргументов.

Неявным образом Линкольн использовал здесь пра­вило 14: в данном случае речь шла об удовлетворении одной из основных потребностей человека — свободы передвижения.


Применяйте «словесный динамит». Чтобы ваши ар­гументы были услышаны, необходим высокий уровень внимания собеседника. Привлечь внимание и удержать его нелегко.

Одно из эффективных средств здесь — неожидан­ные заявления, или «словесный динамит». Например: «На вашем месте первой моей мыслью было бы выбро­сить эти предложения сразу же, не читая, в мусорную корзину. Но вдруг в них есть что-то полезное?».

Запомните ключевые слова. Поскольку аргумента­ция приводится обычно «без бумажки», то кое-какие моменты следует держать в памяти. Эти ключевые сло­ва могут быть каркасом убедительной речи.

Другое назначение ключевых слов — эмоциональное воздействие на собеседника. Следует заранее подобрать хотя бы несколько слов, которые благотворно подей­ствуют на слушателя, и обязательно произнести эти слова. Найти эти слова поможет эмпатия к собеседнику.

Способствует запоминанию ключевых слов и их пред­варительная запись.

Дайте понять, что идею вы почерпнули от собесед­ника. Тем самым вы поднимаете статус собеседника: к своим идеям люди относятся более бережно, чем к чужим.

Если ничего подобного собеседник не говорил и «притягивание» его мыслей является неестественным, то, поговорив на интересующую тему, вы можете со­общить, что его рассуждения навели вас (только что) на новую идею. В этом случае как бы предлагается соав­торство. И этого нередко бывает достаточно, чтобы склонить собеседника к своей точке зрения.

Боритесь с главным возражением. «Громя» второ­степенные доводы, мы без пользы теряем время. Пока не опровергнуто главное возражение, собеседник ос­танется непоколебимым.


Поэтому начинать опровержение необходимо с глав­ной причины негативного отношения к вашему пред­ложению. Главное возражение можно узнать по следу­ющим признакам: его произносят более эмоционально и о нем говорят больше.

Если вас перестали слушать... В этом случае можете остановиться на полуслове — это невольно привлекает внимание.

Если же вы «говорите в пустоту», то тем самым при­нижаете свой статус, нарушаете правило 5.

Если мы себя не уважаем, то и никто нас уважать не будет. А значит, не будет и считаться с нами.

Другим приемом является резкая перемена темы раз­говора. Блестящий пример этого дал наиболее знаме­нитый греческий оратор Демосфен.

Выступая в суде и видя, что судьи перестали слушать его, он вдруг начал рассказывать о юноше, нанявшем осла с погонщиком. День был жаркий, и седок, спешившись, при­лег отдохнуть в тени, отбрасываемой ослом. Погонщик возразил, говоря, что отдал внаем только осла, но не его тень. Тут Демосфен умолк, но судьи попросили его закон­чить рассказ. Тогда он воскликнул: «Басню о тени осла вы готовы слушать, так выслушайте же и дело, которое должны рассудить!».

Говорите по возможности кратко. Не стоит отни­мать время у других своим многословием. К тому же многословие — признак неуверенности говорящего.

Вот вам ориентир: постарайтесь высказать все, пока горит спичка.

Конфуцию принадлежат слова: «Кто много стреляет, еще не стрелок; кто много говорит, тот не оратор». Исто­рия сохранила сведения, как спартанцы реагировали на многословного оратора: «Начало твоей речи мы забыли, середину промучились и только конец нас обрадовал».

Найдите подход к собеседнику. Наиболее универсаль­ный способ — знание и использование его увлечений, хобби. Разговор об увлечениях, пристрастиях — откры­тые врата в душу человека.


Для этого, правда, нужна подготовка: во-первых, предварительно все разузнать, во-вторых, подготовить­ся соответствующим образом, чтобы не только переве­сти разговор в нужное русло, но и поддерживать его.

Говоря в сфере интересов собеседника, нам легче стать приятным собеседником, и правило 7 становит­ся здесь нашим помощником.

Подкрепляйте слова инсценировкой. Действия более выразительны, нежели слова. «Лучше один раз увидеть, чем тысячу раз услышать» (китайская пословица).

Например, говоря о чрезмерности требований, мож­но проиллюстрировать это, согнув линейку: еще одно усилие — и она сломается.

Герой одного из американских фильмов убеждает высоко­поставленного руководителя принять меры против возмож­ного захвата маньяком ракетной установки с целью уничто­жения Нью-Йорка. Взяв со стола руководителя сигару и изобразив ею летящую ракету, он с силой смял ее о стол.

Сигара стоит 5 долларов, сказал тот.

А сколько стоит Нью-Йорк? Руководитель отдал необходимые распоряжения.

В отделе маркетинга корпорации «Дженерал моторе» установили следующее устройство: висит тяжелый ме­таллический шар, каждому новому сотруднику предла­гается взять тяжелую кувалду и, с силой ударяя по шару, раскачать его. В результате шар почти не двигается с места, зато кувалда отскакивает с такой силой, что уда­ривший с трудом удерживается на ногах. Ему говорят: «Вот что такое сбыт под интенсивным давлением».

После этого новичку рекомендуют надавить на шар пальцем. Шар слегка подается вперед, затем — назад. В этот момент советуют снова нажать пальцем. И так за несколько несильных нажатий шар раскачивается. Но­вичку объясняют, что именно неинтенсивное, но сис­тематическое воздействие на потребителя в нужные моменты обеспечивает сбыт продукции. Подобная ин­сценировка обладает максимальной убедительностью, запоминается обучаемым маркетологом на всю остав­шуюся жизнь и несравненно эффективнее многих ча­сов самых серьезных лекций.


Иногда полезно помолчать. Один из наиболее зна­менитых ораторов древности Цицерон говорил: «Мол­чание — это искусство, но еще и красноречие». Эти слова, сказанные 2000 лет назад, не утратили своего значения и до сегодняшнего дня.

У этого высказывания есть два аспекта. Молчание может быть ответом, не менее красноречивым, неже­ли слова. Кратковременное молчание (пауза) заставля­ет обратить большее внимание на последующие слова.

И, наконец, умение держать язык за зубами. «Боже, помоги мне молчать, пока не буду знать, что гово­рить», — это слова из утренней молитвы одного из великих людей.

Схема убеждения

Классическая, хорошо проверенная, схема после­довательного воздействия на сознание человека:

внимание интерес желание действие

Внимание можно привлечь необычностью изложения, его формой, визуальными средствами.

Интерес возникает, когда слушатель поймет, что он может удовлетворить какую-то из своих потребностей.

Желание возникает у него, когда он увидит, что цель достижима.

Действие является следствием желания и подсказки о том, что надо делать.

Если убедить не удалось...

В этом случае надо искать компромисс. То есть от­ступить от части своих требований в обмен на уступки другой стороны.

Но чтобы стороны соблюдали условия компромис­са, необходимо чем-то компенсировать потери каждо­го. Сделать это можно только посредством расширения обсуждаемого круга взаимных интересов.

Отсюда золотое правило компромисса: прежде чем резать пирог, увеличьте его.

Столкновение с фактом

Журналист останавливает прохожего: «Пожалуйста, ответьте лишь на один вопрос — знакома ли вам эта фотография?». Тот пожимает плечами: «Первый раз вижу». — «Вы уверены?» — «Конечно!» — «А часто вы бываете на этой улице?» — «Да я здесь живу!»

Репортер обращается с тем же вопросом к другому прохожему. Он тоже видит это фото впервые, хотя ра­ботает неподалеку. Когда собирается группа из несколь­ких недоумевающих прохожих, журналист предлагает пройти два десятка шагов к Доске почета, где они ви­дят ту самую фотографию, которую не смогли опо­знать.

Так было доказана неэффективность применяемых средств агитации и пропаганды.


1.4. ОСВОЕНИЕ ПРИЕМОВ УБЕЖДЕНИЯ
Нет ничего важнее, чем склонить слушателя на сторону оратора. Ведь люди судят чаще под влиянием душевного движения, нежели сообразно с истиной.

Цицерон

Правила применения правил

Конечно, перечисленными выше правилами не ис­черпываются приемы убеждения. Но те, что названы, по нашему мнению, составляют базис, на основе ко­торого каждый может, с одной стороны, добиваться успехов, убеждая других, а с другой — идти дальше, работая над собой.

Когда применять эти правила? Как можно чаще. Это позволяет не только не забывать их, но и довести до автоматизма их применение, а главное — вполне тех­нично. Достигнуть этого можно только тренировкой.

Пусть вас не смущает, что первые ваши опыты по­требуют некоторого дополнительного времени на под­готовку к важным разговорам — время это окупится сторицей! Очень важно после каждого серьезного раз­говора проанализировать причины его исхода: обычно удается обнаружить свой успех, а главное — промахи, что, конечно же, намного важнее.

Что противопоказано в применении правил? Меха­ническое, бездумное их использование. -Еще Петр Ве­ликий одним из знаменитых своих указов предостере­гал: «Не держись устава, аки стенки. В каждом случае надо и голову приложить».


«Приложим» этот указ к вашему случаю. Предполо­жим, вы подготовились начать разговор по правилу Сократа: задали один-два вопроса, которые, по вашим расчетам, собеседнику понравятся, и он ответит «да». Но настроение у того оказалось настолько плохим, что он говорит эти «да» с таким видом, будто готов убить всякого, кто пробудет еще хоть мгновение в его каби­нете. Ясно: адреналин так бушует в его крови, что ре­шение важного для вас вопроса лучше перенести на другое время.

Или противоположная ситуация: войдя в кабинет, вы видите, что руководитель в превосходном настрое­нии, — приступайте к главному своему вопросу, не теряя ни секунды.

Эффективные способы освоения приемов убеждения

Учиться на примерах. На пути самостоятельного овладения приемами убеждения есть одна трудность, преодолеть в одиночку которую непросто и о кото­рой мы обязаны предупредить читателя.

Не спросишь руководителя, почему он вам отка­зал: то ли вы не смогли его убедить, то ли вопрос в принципе неразрешим по неизвестным вам причинам. Остается всякий раз теряться в догадках.'

Ошибки лучше видны со стороны, особенно когда за процессом убеждения наблюдает специалист в этих вопросах. Регулярно проводя практические занятия, автор убедился, как непросто идет выработка навыков убедительной речи.

Приходится анализировать десятки диалогов, что­бы освоить все вышеприведенные приемы убеждения, хотя бы по 2—3 ситуации на каждый прием.

Приведем некоторые примеры.

Как отпроситься с работы. На практических заня­тиях по теме «Приемы убеждения» одна из участниц поделилась своей проблемой: завтра надо обязательно уйти с работы на два часа раньше, но есть опасность, что руководитель не отпустит. Как бы так поговорить, чтобы отпустил наверняка?

Преподаватель предложил порепетировать: «Я— ваш начальник, вы отпрашиваетесь. Давайте попробуем. Итак, слушаю вас».


Виктор Павлович, отпустите меня на 2 часа раньше.

А что такое?

Понимаете, приезжает моя родная сестра, с двумя детьми, с тяжелыми вещами. Мне нужно обязательно ее встретить.

Говорите, и вещи тяжелые?

Да, очень. Знаете, с детьми столько всего набирает­ся! Коляска и прочее.

Так, может, лучше вашему мужу ее встретить, раз такие тяжести?

Мы тоже так думали. Но мужа не отпустил его начальник, сказал, что работы много...

Ага! Значит у них много работы, а у нас мало! Нет уж, пусть ее ваш муж встречает! Не могу вас отпустить.

Но это моя сестра...

Это ваши проблемы и решайте их не за счет рабо­ты. Идите и работайте.

Правдоподобен ли такой диалог? Вполне, признала наша героиня, с ней согласились и другие.

Давайте разберемся, что же произошло. Причина неудачи в том, что просительница нарушила правило Гомера. Прежде всего, в ее доводах был очень слабый аргумент (мужа не отпустили — много работы). Кроме того, не было и ни одного сильного аргумента. Ведь самый сильный для работницы аргумент (необходимо встретить родную сестру) для руководителя — не бо­лее чем средней силы.


Сильными аргументами для руководителя являются такие, когда и работа не страдает, и дисциплина не нарушена. Как этого достичь? Мы подготовили силь­ные аргументы, вооружили ими нашу участницу, и вот что она рассказала через два дня, когда мы вновь встретились на занятиях. Разговор с руководителем про­изошел следующий.

Иван Петрович, я сегодня пришла на работу на час раньше и работала без обеда, так что всю сегодняшнюю работу я практически закончила.

Похвально. Но чем это вызвано?

Дело в том, что приезжает моя родная сестра с детьми, мне нужно обязательно ее встретить. Поэтому прошу вашего разрешения уйти на два часа раньше.

Так, говорите, работа уже сделана?

Да. А на случай, если у вас появится какое-либо срочное дело, девочки обещают выполнить, а если не смо-

гут, я завтра пораньше приду и к вашему приходу все сделаю.

Ну что ж, конечно. Конечно, езжайте, встречайте. А сколько детей у сестры ?

Двое.

Наверное, и вещей полно...

Да уж, наверное, наберется...

Вот что, попробую-ка вам помочь. (Звонит по теле­фону). Алло, диспетчер? Вы нам не выделите на полтора часа «рафик»? Дадите? Спасибо!» Машина будет у глав­ного входа.


Ой, большое вам спасибо!

Все бы так отпрашивались...

Последняя реплика начальника объясняет причину его заботливости.

Если же проанализировать разговор последователь­но, обнаруживается грамотное использование уже упо­минавшегося правила Гомера. Сначала несколько силь­ных аргументов: и работа выполнена, и необходимое время отработано. Затем аргумент средней (с точки зре­ния руководителя) силы — необходимо встретить се­стру. И в конце — самый сильный аргумент (догово­ренность на случай возможного срочного задания).

Результат, как видим, превзошел все ожидания. Но если вдуматься, он вполне закономерен. Забота, прояв­ленная руководителем о подчиненной (вызов машины), является ответом на заботу о нем. Свою проблему работ­ница решила самостоятельно, не «вешая» ее на руково­дителя, как это часто бывает, когда просят отпустить. И здесь, возможно, не только ответная забота, но и под­сказка другим сотрудникам, как надо отпрашиваться.

Проблемы автомобилистов. А вот пример примене­ния другого правила Сократа.

«Я опаздываю на работу. А тут еще около здания, где я работаю, нет свободных мест для парковки автомоби­ля. Отъезжаю назад и несколько минут трачу на поиск свободного места. Наконец, найдя, вижу стоящую рядом машину своего начальника. «Наверняка он тоже долго ис­кал, где встать», подумал я.


Только вошел в свою комнату, как был вызван к на­чальнику.

Почему опоздали?

Очень трудно найти место для парковки... Вы, на­верное, тоже поездили, прежде чем встать...

Было дело...

И так каждое утро! Может, надо принять какие-то меры, чтобы нам выделили дополнительные места для парковки?

Да, надо что-то делать. Кстати, займитесь этим, узнайте, к кому нужно обратиться по этому вопросу».

Положительный ответ был получен на оба задан­ных опоздавшим вопроса.

Из затруднительного положения помогло выйти здесь и еще одно правило: подчиненный начал с того, что их объединяет с начальником, — с трудностей пар­ковки. В результате он с честью вышел из положения.

Внеочередной отпуск. Здесь должно быть задейство­вано «искусство возможного».

Сотрудница обращается к своему руководителю:

Сергей Николаевич, я бы хотела взять отпуск в июле.

Людмила Ивановна, у вас отпуск по графику в сен­тябре.

Да, но у моего мужа отпуск в июле, и мы хотели бы поехать вместе на море отдохнуть, мы так давно там не были!


Все хотят. Ничем не могу помочь вам. Почему просьба была неубедительна?

Потому что просившая не проявила эмпатии к ру­ководителю, не поставила себя на его место. Ведь нарушение графика отпусков чревато тем, что в не­которые периоды года работать просто некому, от­чего страдают и работа, и ее руководитель. К тому же, поломав график, руководитель может вызвать цепную реакцию аналогичных заявлений и даже пре­тензий.

Сотрудница пытается переложить на руководителя решение собственной проблемы, что делает ее непри­ятной собеседницей. Чтобы не быть загнанным в угол (правило Паскаля), руководитель отказывает, что на­зывается, «с порога». Кроме того, желание подчинен­ной покупаться в море для руководителя слабый аргу­мент (нарушено правило Гомера).

Задача просительницы трудная, но не безнадежная. Разговор мог закончиться иначе, если бы проситель­ница, осознав трудности руководителя, облегчила ему решение своего вопроса. Правда, это требует предва­рительной подготовки.

Сергей Николаевич, могу я сейчас поговорить с вами?

Да, что у вас?

Зимой был выработан график отпусков на этот год. Он сейчас в силе?

Да, безусловно!

А можно ли поменяться с кем-либо временем от­пуска ?

Можно, если это не оголит участок работы.

Я договорилась с Ивановой (у нее отпуск в июле) поменяться со мной на полмесяца, если вы разрешите взять нам отпуска с разрывом, в два приема. По семейным об­стоятельствам мне нужны хотя бы две недели в июле.


А ваши непосредственные руководители ?

Они согласны.

Хорошо, пишите заявления, но только завизируйте у ваших руководителей. Я подпишу.

Обращает на себя внимание прежде всего примене­ние правила Сократа (получение согласия по вспомо­гательным вопросам) и снижение требования наполо­вину. Это результат проработки вопроса, его обсуждения с теми, кто мог бы уступить время отпуска. Говорят: «Политика — искусство возможного». Столкнувшись с невозможностью выполнить свое желание, работница просит то, что может реально получить.

Подготовительная работа — безусловно, результат эм­патии по отношению к начальнику: просительница по­няла, что руководитель не будет заниматься решением ее личных проблем, что это дело самих подчиненных.

Работница не уточняет причину просьбы, заменяя ее обобщенными «семейными обстоятельствами». Ведь они могут быть и более серьезным, чем названные пер­воначально. Если же руководитель попросит назвать эти обстоятельства, они должны быть более вескими, нежели просто желание поплескаться в море.

Если же желающих поменяться временем отпуска не нашлось, нужно искать другие сильные аргументы.

Например, досрочно выполнить наиболее важные июльские работы, договориться о подмене, заручить­ся поддержкой непосредственного руководителя и т.д.

Ребенок в луже. Вот весьма типичная сценка.

Маленький мальчик хочет походить по луже. Мать кричит, чтобы он не лез в нее. Но ребенок все равно идет туда, где глубже. Мать объясняет ему, что он промочит ноги, простудится, заболеет и даже может умереть от этого. Но мальчик идет все дальше. Наконец, взбесившая­ся мать хватает свое чадо, вытаскивает из лужи и от­шлепывает его. Ребенок, естественно, ревет...


Почему родители в подобных случаях неубедительны? Потому что нарушают множество правил убеждения.

Прежде всего — не проявляют эмпатии к ребенку. Поставив себя на его место, они бы поняли, что в лужу его влечет любознательность: а что там? А поняв причину, догадались бы, что бороться с любознатель­ностью бесполезно (и даже вредно — это задерживает развитие ребенка). Надо просто обуть ребенка в рези­новые сапожки и позволить ему удовлетворить свое любопытство. Если же сапожек нет, лучше отвлечь ре­бенка на что-то не менее для него интересное, то есть реализовать одну из его потребностей — потребность в развитии (самореализации).

Отсутствие эмпатии приводит и к тому, что приво­дятся доводы, сильные для взрослого, но не понят­ные ребенку («заболеешь», «умрешь»). Здесь нарушают­ся следствия из правила Гомера: поскольку сила аргументов определяется слушателем, не должно быть слабых аргументов.

Ухудшает положение и нарушение правила 11: мать начинает с окрика, то есть с конфликтогена. Как след­ствие — упрямство ребенка, желание поступать напе­рекор окрику (реакция на принижение статуса убеж­даемого).

Нарушено здесь и правило 8: мать начинает не с того, что объединяет ее с ребенком, а с того, что разъединяет (по его понятиям).

В итоге родительницей нарушено пять правил убеж­дения. На убедительность ее речей рассчитывать не при­ходится.

Укрепление дверей. Однажды, открыв дверь на звонок, я убедился, что звонили и соседям, поскольку открыли две- ри и они.

На площадке стояли двое молодых людей приятной внешности. Один из них обратился к нам со следующей речью:

Вы, конечно, знаете, что сейчас много квартирных краж. Воры вышибают двери или открывают замок от­мычкой за несколько секунд. Мы укрепляем дверные ко­робки и ставим крепкие двери с замками особой сложно­сти в целях защиты. Стоимость работ от... до... в зависимости от используемых материалов. Заказы мож­но оформить сейчас или по телефону. Оплата — после сдачи работы заказчику.


Многие в нашем подъезде сделали заказ на предложен­ную услугу.

Успех молодых людей не случаен. Их речь соот­ветствовала всем правилам убеждения. Они начали с того, что их объединяло со слушателями (прави­ло 8) — защита квартир от воров. Мысленно слуша­тели согласились с констатацией двух способов про­никновения в квартиры (правило Сократа). Среди аргументов не было слабых, а последний аргумент (оплата после исполнения) — очень сильный, все по правилу Гомера.

Исповедь безвинно пострадавшей. «На конечной ос­тановке водитель открыл только переднюю дверь и стал проверять проездные документы у пассажиров. Я и две мои подруги вошли за три остановки до конечной. Талон­чик был только у меня, и я его сразу пробила. Когда мы втроем подошли к водителю и объяснили ситуацию, он потребовал заплатить штраф всем троим. На мое воз­мущение он сказал, что я талончик пробила, когда нача­лась проверка. Сколько я ни доказывала, он не выпустил нас, пока мы все не заплатили штраф».

Подойдя к контролеру вместе с подругами-безби­летницами, девушка искусственно принизила свой имидж: раз подруги такие, значит и ты нарушитель­ница (говорят же: «с кем поведешься, от того и набе­решься»). Поэтому доводы девушки оказались неубеди­тельными.

«Крохобор». Пассажир едет в такси из центра в свой микрорайон. По прибытии на место таксист называет сумму, в полтора раза превышающую показания счетчи­ка. На недоумение пассажира поясняет, что сюда из цен­тра не каждый поедет, что, судя по его респектабельному виду, клиент не должен крохоборничать.

Выслушав таксиста, пассажир ответил: во-первых, в такси платят по счетчику, а если водитель хотел по-другому, надо было об этом предупредить; во-вторых, сво­бодных такси было много и наверняка нашлись бы поже­лавшие ехать сюда, он не раз в этом убеждался; в-третьих, слово «крохобор» означает «человек, который зарится на чужие крохи».


Таксист не нашел, что возразить, и клиент рассчитал­ся по счетчику.

Блестящий пример применения правила Гомера! Ни одного слабого аргумента, и самый сильный — в конце!

Когда правила работают против нас. Девушка опаз­дывала на занятия. В кармане — ни одного талончика, а киоск на остановке закрыт. Надеясь приобрести та­лончик уже в автобусе, она отсчитала деньги и стала пробираться к кабине водителя. Но на ее пути возник контролер, который, выслушав объяснение, счел его неубе­дительным.

Девушка просит пассажиров засвидетельствовать она только что села и доставала деньги, но все молчат. Контролер требует заплатить штраф или выйти на бли­жайшей остановке. Боясь опоздать, девушка вынуждена была заплатить штраф.

Против девушки сработало правило 4. Причем сра­ботало двояко.

Молодые люди нередко неподобающим образом ве­дут себя в общественном транспорте: не уступают мес­то пожилым, держатся развязно, часто ездят без биле­та. Поэтому имидж данной возрастной группы среди пассажиров весьма низкий.

По-видимому, по этой причине окружающие не под­держали девушку, когда она обратилась к ним за под­тверждением правоты своих слов. А такая поддержка многого стоит. Ведь статус группы намного выше статуса любого ее члена. Поддержи девушку окружающие, и контролер не рискнул бы требовать с нее штраф. Наоборот, отсутствие такой поддержки понизило ста­тус девушки и еще больше убедило контролера в ее неправоте.

1. 5 СОВЕТЫ П. СЕРГЕИЧА И Ф. ПЛЕВАКО


Десять советов известного юриста
Лучше убеждают доводы, которые мы нашли сами, нежели те, что пришли на ум другим.

Б. Паскаль

Советы, сформулированные знаменитым российс­ким юристом П.С. Проховщиковым (литературный псев­доним — П. Сергеич), основаны на блестящем знании человеческой психологии.

1. Не доказывайте очевидного.

Слушатель всегда ищет в речи чего-то нового, не известного ему. А не найдя, теряет интерес и к речи, и к говорящему. Именно так происходит, когда слышат прописные истины или банальности.

О том, к каким результатам может привести нару­шение этого правила, повествует следующий сюжет.

Водитель троллейбуса в порядке инициативы взяла на себя дополнительную обязанность во время следова­ния по маршруту просвещать пассажиров по разным темам: правилам дорожного движения, правилам хоро­шего тона и т.п. Динамик в салоне не умолкал, беско­нечно повторяя прописные истины. Пассажиры дружно выражали возмущение таким навязчивым «сервисом», многие жаловались, что выходили из троллейбуса в сквер­ном настроении.

2. Если вам удалось найти яркое доказательство или сильное возражение, не начинайте с них и не высказы­вайте их без соответствующей подготовки.

По существу, речь идет о грамотном использовании правила Гомера.

3. Отбросьте все посредственные и ненадежные до­воды.


Об этом мы говорили, комментируя в параграфе 1.1 правило Гомера.

4. Не упускайте случая изложить сильный довод в виде дилеммы: вывод, сделанный слушателем, более впечатляющ для него, нежели услышанный.

Например, в случае очевидной лжи оппонента можно сказать, что, видимо, он заблуждается искренне, а быть может, обманывает сознательно. Слушатели, вне сомнения, примут за истину второе, и этот вывод бо­лее губителен для оппонента.

5. Не бойтесь согласиться с оппонентом, когда есть возможность повернуть его же утверждения против него. Или хотя бы доказать их бесполезность для оппонента.

«— Прекрасно! — промолвил Рудин,— стало быть, по-вашему, убеждений нет ?

Нет и не существует.

Это ваше убеждение?

- Да.

Как же вы говорите, что их нет ?

Вот вам уже одно на первый случай.

Все в комнате улыбнулись и переглянулись».

{И. С. Тургенев. Рудин.)

6. Если аргументы сильные, лучше приводить их по­рознь, подробно развивая каждый в отдельности. Если же есть только несильные аргументы, следует собрать их «в одну горсть».


Квинтилиан говорил, что «несильные взаимно под­крепляют друг друга. Лишенные значения качествен­но, они убедительны количеством — тем,- что все под­тверждают одно и то же обстоятельство».

7. Старайтесь подкреплять одно доказательство дру­гим.

8. Не пытайтесь объяснить то, чего сами не вполне понимаете.

Неопытные люди часто делают эту ошибку, словно рассчитывая, что найдут объяснение, если будут ис­кать его вслух. Противник бывает искренне признателен таким ораторам. Не следует забывать, что внима­ние слушателей всегда сосредоточивается на слабей­шей части рассуждений говорящего.

9. Не старайтесь доказать большее, когда можно ограничиться меньшим.

Не следует усложнять свою задачу.

10. Не допускайте противоречия в своих доводах. Процитируем П. Сергеича: «Это правило постоянно

нарушается нашими защитниками в судах. Они под­робно и старательно доказывают полную непричаст­ность своего клиента к преступлению, а потом заявля­ют, что на случай, если бы их доводы не показались присяжным убедительными, они считают себя обя­занными напомнить им обстоятельства, могущие слу­жить основанием к отпущению вины или, по крайней мере, к снисхождению. Несколько заключительных слов обращают всю защиту в пепел. Это ошибка в самой схеме речи».

Взрослые люди здесь уподобляются неразумному ребенку, который на вопрос, не он ли разбил чашку из сервиза, отвечает: «Нет, не я! Но я больше не буду».

Десять способов опровержения

Эти способы сформулированы выдающимся рус­ским юристом, адвокатом Ф.Н. Плевако, защитником на крупных политических и уголовных процессах 1880—1905 гг. Ниже мы приведем как его рекоменда­ции, так и его же разъяснения.

1. Обобщенные доводы оппонента разделите на со­ставляющие и «разбивайте» их по отдельности.

В речи по делу Максименко Ф.Н. Плевако говорил: «Я советую вам разделить ваше внимание поровну между подсудимыми, обдумывая доказательства виновности отдельно для каждого... Совершилось преступление. Подозреваются несколько лиц. Мы начинаем смотреть на всех подсудимых, привлеченных по одному делу, на всю скамью, как на одного человека. Преступление вызывает в нас негодование против всех. Улики, обри­совывающие одного подсудимого, мы переносим на остальных. Он сделал то-то, она сделала то-то, откуда заключается, что они сделали то и другое вместе. Вы слышали здесь показания, которыми один из подсу­димых изобличался в возведении клеветы на врача Португалова, а другая — в упреке, сделанном его соседке Дмитриевой в неосторожном угощении больного мужа крепким чаем, что было на самом деле. И вот в речи господина обвинителя эти отдельные улики объеди­няются в двойную улику: оказывается, что Максименко и Резников клеветали на доктора, Максименко и Резников упрекали Дмитриеву».

2. Возражая противнику, не выказывайте особой ста­рательности.

Слишком настойчивое возражение против того или иного довода, не сопряженное с безусловным его оп­ровержением, может придать ему новый вес в пред­ставлении слушателей. У них складывается мнение, невыгодное для оратора: если он так много говорит об этом, значит это действительно имеет большое значе­ние. Напротив, когда оратор лишь мимоходом возра­жает противнику как бы пренебрегая его доводами, они нередко уже только поэтому кажутся не заслужи­вающими внимания.


3. Не оставляйте без возражения сильные доводы оппонента. Но, возражая, отнюдь не следует разви­вать их или повторять те соображения, которыми он эти доводы подкреплял.

Это, к сожалению, делают часто и почти бессозна­тельно. Оно и понятно: повторять то, что уже сказано, легко, а повторяя, мы отдыхаем, уясняя себе то, чему собираемся возражать, полагаем, что и возражение выиграет от этого.

А выходит наоборот. Соображения противника, за­ранее подготовленные, изложены; повторяя, мы не­сколько упрощаем их — делаем, так сказать, конспект этих соображений, разъясняя их слушателям. Тем са­мым лишь помогаем своему оппоненту: слушатели мог­ли и не понять, не вполне усвоить себе его доводы — мы поясняем их, они могли забыть их — мы напоми­наем.

Сделав, таким образом, все возможное, чтобы укрепить положение противника, мы затем экспромтом переходим к опровержениям: возражения не под­готовлены и страдают многословием, непродуманны, мы не успеваем развить свои доводы до конца, хвата­емся за первые пришедшие в голову соображения и упускаем из виду более важные, излагаем их в неясной или неудачной форме. Многоречивость и туманность возражений после сжатой и ясной мысли противника только оттеняют убедительность последней.

4. Не доказывайте, когда можно отрицать.

Возьмем самый наглядный пример. Человек привле­чен к уголовному делу в качестве обвиняемого без вся­ких улик; ему надо сказать, что он не признает себя виновным, и потребовать, чтобы обвинитель доказал обвинение. Предположим, однако, что он вместо это­го задался целью доказать, что не виновен, приводя ряд соображений в подтверждение этого. Во многих случаях окажется, что доказать невиновность невозмож­но; вместо того чтобы рассеять подозрения, обвиняе­мый лишь усилит их.


5.Отвечайте фактами на слова.

Рассматривая прием «Столкновение с фактом» (см. параграф 1.3) мы убедились, насколько он эффекти­вен.

6. Поверните против оппонента его же доводы.

Если удастся продолжить мысль противника, пока­зав, что фактически она работает против него, оппо­нент будет повержен. Один из приемов здесь — гипер­бола, преувеличение.

Во многих видах единоборств (физических) эффек­тивнейшими приемами являются те, когда удар не от­ражается, а как бы «продляется» защищающимся. В ре­зультате нападающий оказывается в проигрыше. Так происходит и в интеллектуальном противоборстве.

7. Не спорьте против несомненных доказательств и верных мыслей оппонента.

Этот спор бесполезный, более того — абсолютно проигрышный. Если факт установлен, то наибольшее, что можно сделать, это найти объяснение, наиболее выгодное для опровергающего.

8. Максимально используйте факты, признанные оп­понентом.

9. Если оппонент обошел молчанием некое важное обстоятельство, обратите на это внимание и укажи­те, что у него нет аргументов против важного обсто­ятельства.


10. Не опровергайте невероятное; это что удары «без промаха» по воде и по ветру.

Подсудимый обвинялся в двух покушениях на убий­ство: он в упор стрелял в двух человек, попал в обоих, но ни одна из трех пуль не проникла в тело раненых. Эксперт сказал, что револьвер, из которого произве­дены выстрелы, часто не пробивает даже одежду, им можно лишь напугать, но не убить. Обвинитель тоже сказал несколько слов о слабых боевых качествах ре­вольвера. Защитнику надо было только об этом упомя­нуть как о вполне очевидном. Вместо этого он стал приводить самые разнообразные соображения, чтобы доказать то, что было ясно из самого начала, и уже сложившаяся мысль, что револьвер просто игрушка, постепенно тускнела и таяла.

Еще несколько приемов усиления доводов

Важность формы их изложения. Во всяком практи­ческом рассуждении важно не только то, что сказано, но и как. Риторика располагает некоторыми искусст­венными приемами усиления мыслей за счет формы их изложения. Некоторые из таких приемов уже указа­ны выше.

Преувеличение. По замечанию Аристотеля, это один из способов подкрепить или опровергнуть обвинение. Вместо того чтобы доказывать или отрицать винов­ность подсудимого, оратор распространяется о зле пре­ступления. Если это делает сам подсудимый или его защитник, слушателям представляется, что подозре­ваемый не мог совершить такого злодейства, и, на­оборот, что оно совершено им, когда негодует обви­нитель.

Этот прием, эта уловка, используется повсеместно. К ней прибегает обвинитель, когда, сознавая слабость улик, предупреждает всех, что те будут дрожать за своих жен и детей, если оправдают подсудимого.

Повторение. В обычном разговоре дословное повто­рение раздражает. Однако при убеждении без повторе­ний не обойтись. Правда, делать это нужно косвенным образом (как — об этом ниже).


Сложные мысли не успевают проникнуть в созна­ние, если они сменяют друг друга и произнесены лишь раз. Надо дать человеку время вдуматься, понять, усво­ить мысль, для чего необходимо задержать на ней вни­мание слушающего.

Блестящим примером «внедрения» мысли в созна­ние служит, например, отрывок из стихотворения Ф. Тютчева:

Два демона ему служили. Две силы чудно в нем слились: В его главе— орлы парили, В его груди— змеи вились... Ширококрылых вдохновений Орлиный, дерзостный полет И в самом буйстве дерзновений Змеиной мудрости расчет!

В этих восьми строках четыре раза повторяется одна и та же мысль; однако повторение не надоедает, а как бы увлекает нас с каждым разом дальше в глубину мысли поэта.

Чтобы не быть утомительным и скучным в повторе­нии, убеждающему стоит излагать повторяемые мыс­ли, используя различные обороты речи.

1.6. САМОПРОВЕРКА: ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ ПРИЕМЫ УБЕЖДЕНИЯ

Кроссворд

Необходимое примечание: здесь и в последующих кроссвордах ответы (окончания слов, падеж) записы­ваются в соответствии со структурой фразы, опреде­ляющей вопрос.


По вертикали:

1. К аргументам какого собеседника мы относимся более

критически?

2. Автор правила: «Не загоняйте собеседника в угол».

4. Какое внутреннее состояние человека выражают, руки,

открытые ладонями вверх?

5. Одна из человеческих потребностей высокого уровня, это

потребность в...

11. Состояние, выражаемое жестом: «руки скрещены на груди».

12. Что означает взгляд собеседника в сторону от вас?

13. Автор приема убеждения, включающего два «да».

14. Состояние собеседника, который сидит на краешке стула, склонившись к говорящему; голова слушателя слегка наклонена, опирается на руку.


16.Состояние говорящего, когда он непроизвольно касается пальцами своего носа или век.

18.Самый эффективный вербальный способ расположить к себе собеседника.

19.Высшая потребность человека — потребность в...

22.Состояние, выражаемое жестом: «рука в кармане, большой палец снаружи».

23.Состояние собеседника, который старается на вас не смотреть.

26.Характеристика человека, влияющая на убедительность его аргументов.

28.Смысл жеста, когда слушающий прикрывает рот рукой.

32.К аргументам... собеседника мы относимся более снисходи­тельно.
По горизонтали:

3.Условия какой капитуляции принимаются более легко?

5.Смысл жеста: «говорящий жестикулирует сжатым кулаком».

6.Наука, обучающая красноречию и умению убеждать.

7. Способ заставить другого сделать так, как вы хотите.

8.Переубеждая собеседника, начинайте с того, в чем вы...

9. На убедительность аргументов влияет... убеждающего.

10.Одна из базовых потребностей человека — это потребность в...

15.Слова, действия (или бездействие), способные привести к конфликту.

17.Невербальное средство общения, демонстрирующее добро­желательное отношение к собеседнику.

20. Автор формулы, выражающей функциональную зависи­мость между решением действовать, значимостью цели и вероятностью ее достижения.

21.Прием достижения согласия, искусство которого определя­ется так: «Прежде чем резать пирог, увеличьте его». 24.Состояние человека, который, здороваясь, протягивает руку ладонью вверх.

25.Состояние собеседника, сидящего «верхом» на стуле.

27.Состояние слушателя, когда его голова непроизвольно наклонена набок.

29.Ноги или все тело человека, обращенные к выходу, означа­ют его желание...

30.Состояние человека, «застегнутого на все пуговицы».

31.Расслабленные кисти рук означают... человека.

33.Сила аргументов должна определяться с точки зрения...

34.Способность к сопереживанию, умение понять чувства и состояние другого человека.