reforef.ru 1


ШАЛИН ВИКТОР ВИКТОРОВИЧ

ТОЛЕРАНТНОСТЬ

(КУЛЬТУРНАЯ НОРМА И ПОЛИТИЧЕСКАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ)


Ростов-на-Дону — 2000




В работе, посвященной исследованию толерантности, в русле социальной философии анализируются теоретические представления о толерантности в условиях современного мира, о ее соотношении с ценностями культуры, политики, образования, с процессами глобализации.

Результаты исследования могут быть использованы в новейших исследованиях проблем толерантности и политических технологий, при разработке новой модели научной политики России, принятии политико-управленческих решений, а также при преподавании дисциплин общегуманитарного цикла в вузах: философии, социологии, политологии, культурологии, специальных обществоведческих дисциплин.

Содержание


Содержание 3

Предисловие 4


Глава I.Толерантность в условиях современного мира: теории и практика 10

1.1. Теория и проблемы толерантности 12

1.2. Социальные реалии в контексте проблем толерантности 26

1.3. Место и роль толерантности в системе либерально-демократических ценностей 54

Глава II. Мораль и политика в европейской культуре 71

2.1. «Естественный» человек и спонтанный социальный порядок 73

2.2. Соотношение интересов и принципов "моральной политики" 86

2.3. Моральный консенсус и необходимое зло политики 99

Глава III. Власть и толерантность 114

3.1. Аксиологическая пустота и природа политических объектов 116

3.2. Либеральный радикализм и концепция человеческой природы 135

3.3. Тирания большинства 153

Глава IV. Политическая культура толерантности 175

4.1. Толерантность в политической культуре 177


4.2. Политический диалог 199

4.3. Политическая толерантность в современной России: практический опыт 220

Глава V. Социальные аспекты толерантности 239

5.1. Толерантность в свете глобализации современного мира 240

5.2. Российские социальные отношения и проблема толерантности 263

5.3. Образование и формирование культуры толерантности 288

Заключение 306


Литература 317


Предисловие



В условиях многополярного мира, а именно - глобализации хозяйственной деятельности, создания новых видов социализации, национальной и этнической дивергенции, экологической дисблансированности и т.д., толерантность обнаруживается как интенция общечеловеческих интересов и потребностей. Она заявляет о себе в качестве необходимой предпосылки в социальных связях и новых формах коммуникативно-целесообразных отношений. Когда главной потребностью людей становится обретение мира, согласия для своего выживания и полноценной жизнедеятельности, то именно толерантность становится их фактором. Терпимое отношение к проявлениям другого, иного – это та культурная норма, которая приумножает и улучшает результаты социального сотрудничества и общечеловеческого общения.

Особенностью современного мира людей является разнообразие всех сторон его существования - социокультурных укладов, способов жизнедеятельности, социально-политических условий и т.д. Подобное разнообразие содержит в себе конфликты и напряженность. По логике же социально-исторического развития люди стремятся к целостности человеческого мира. Они осознают необходимость противостоять дезинтеграционным процессам ненасильственными способами. О результатах такого осознания могут свидетельствовать конкретные виды деятельности, практика институтов гражданско-правового регулирования общественной жизнью. Проблема толерантности, так же как и любая другая проблема, вызревает в определенном опыте людей, и только под воздействием реальной заинтересованности, прежде всего, в том опыте, где эта проблема возникла, она может быть разрешена, обретая свойства предпосылки и принципа.


Решение проблемы толерантности нужно искать в конкретных видах социализации людей, в их специфике, вырастающей из национальных социокультурных и субкультурных традиций.

На подобное методологическое основание указывают исследования ряда зарубежных и отечественных ученых, в которых анализируются особенности современной жизнедеятельности людей. Новое видение социального развития продиктовано событиями глобального кризиса. Впервые необходимость изучать человеческий мир через призму глобальности продемонстрировали участники Римского клуба в 70-е гг. На работы Д. Медоуза, М. Месарович и Э. Пестеля, А. Печчеи, Я. Тинбергена, А. Кинга и Б. Шнайдера1, ряда других зарубежных и отечественных авторов мы опирались в актуализации проблемы толерантности, использовали их научные методы и статистические данные.

Насколько важна проблема толерантности в российском общественном сознании и в реальном устройстве человеческого мира, можно понять, исследуя кардинальные изменения в нашей стране и соизмеряя их с разнообразием векторов общественного развития. Данный аспект рассмотрения не нов и в настоящее время подтверждается большим количеством предметных разработок российских ученых. Социально-философское обобщение процессов, охвативших все стороны социетального и индивидуального бытия, содержится в работах А.Г. Глинчиковой, А.А. Гусейнова, А.Ф. Зотова, Н.Н. Моисеева, А.С. Панарина, В.С. Степина, В.И. Толстых, и др. С их помощью мы попытались выделить действительные тенденции, способствующие теоретическому оформлению проблемы толерантности.

Свой посильный вклад мы оцениваем через попытку изучения проблемы толерантности как культурной нормы и политической необходимости в комплексе с анализом реальных тенденций, социокультурных предпосылок и практик гражданско-правовой легитимации. Насколько нам известно, подобных попыток в отечественном социально-философском знании предпринято не было.

Для категориального оснащения проблемы толерантности мы обратились к достижениям европейской классической философии и политэкономии, опыту философии культуры, философской антропологии, культурологии, современной социологической и политологической методологии. Большое значение для нас имели представления, с которыми работают специалисты по этике, социальной психологии, гражданскому праву. Этот формально-логический материал помог нам оформить свой рабочий инструментарий. Главными для нас стали самостоятельно описанные категории, так как нетождественность, целостность, субъективность, человеческий мир, интеграционные и дезинтеграционные процессы, движение человеческого мира к своей целостности, коммуникативно-целесообразная деятельность, символизация человеческих способностей и интересов, культура, культурогенез, культурная норма, моральная ценность, этос и мораль, нормативно-регулирующая система, принцип толерантности, либерально-демократические ценности, гражданско-правовая легитимация.


Изменения в общественном развитии коснулись каждого из нас и сделали проблему толерантности необходимым условием регулирования наших отношений с миром и природой, с неведомым и неопределенным. С нашей точки зрения, эти изменения обусловливают тенденцию толерантности стать политической необходимостью, закрепиться в процедуре гражданско-правовой легитимации и стать культурной нормой. На это указывает исторический и действительный международный и национально-культурный опыт. Особенно важной становится тенденция востребованности либерально-демократических завоеваний. Ее состояние мы проанализировали в данном исследовании на российском материале. Согласно социологическим и историографическим исследованиям, в гражданско-правовом сознании россиян заложен мощный потенциал отстаивания либерально-демократических установок и ценностей. С нашей точки зрения, реализация такого потенциала нуждается не только в научном обосновании, но и в ее превращении в публичную социально-правовую экспертизу, а также в процедуру политической легитимации.

Выдвигая положение об актуальности проблемы толерантности, мы имели в виду наличие контактных систем взглядов на современные процессы, с помощью которых проблема приобретает свое научное значение. Выбор такого рода концепций являлся для нас существенным по некоторым показателям: в определениях хода общественного развития, в позициях на условия человеческого бытия и в возможностях реализации своего идейного содержания. Репрезентирующими эти показатели являются цивилизационные, миросистемные, постиндустриальные, постинформационные, постэкономические, социоэкономические концепты и проекты. Наиболее представительные авторские системы взглядов (С. Хантигтон, И. Валлерстайн, А. Этциони, В. Иноземцев) мы использовали при разработке проблемы толерантности.

Особое внимание мы обратили на концептуальные изменения в составе этического знания, на его связь с такими прикладными дисциплинами, как социология, психология и конфликтология (Гуссейнов А.А., Апресян Р.Г., Дробницкий О.Г., Здравомыслов А.Г. и др.).


Специальной отраслью знания, где проблема толерантности является ведущей темой, в последнее время стала этика ненасилия. У нее солидная традиция теорий и практических программ, берущая начало от воззрений и политических действий многих деятелей человеческого мира, Ее выводы мы изучили и обобщили в своем исследовании.

На наш взгляд, не существует монопольной мировоззренческой системы, так же как не существует совокупности общепринятых этических и нравственных принципов. Возможен выбор различных способов и средств действия. Этот выбор диктуется объективно-историческими обстоятельствами и социокультурным потенциалом той или иной общности людей. Для того чтобы толерантность стала культурной нормой и действительным регулятор межличностного и международного движения людей к целостности человеческого мира, необходима процедура гражданско-правовой легитимации. Опыт публикации, кодификации и закрепления различных форм толерантного поведения уже есть. Этим мероприятиям необходима широкая поддержка, прежде всего, со стороны научной общественности, осмысляющей проблему толерантности в ее самых различных аспектах.

Представления о толерантности в мировой культуре имеют богатую и интересную историю. Они отнюдь не вызревали из запретов первобытных сообществ, а связаны с процессами выделения родового человека из системы традиционных норм и установок в пространство социальной истории. Конфликтность человеческого сознания и противоборство нормативно-регулирующих этнических систем, с точки зрения культуры и социальной антропологии, наиболее остро проявляются в процессе распространения религиозных вероисповеданий. Насущный интерес верующих состоял в привлечении как можно большего числа людей в новую духовную практику, а это требовало создания убедительной аргументации. Апологеты веры становились первыми в истории человечества "конфликтологами", специалистами по урегулированию напряженности и конфликтности человеческого сознания. Созданные догматы веры требовали смирения и терпения в практике вероисповедания. В наследии мировых религий мы находим образцы такого поведения. Религиозный опыт послужил в дальнейшем источником оформления новых средств регуляции, в частности, первых прав и свобод буржуазного общества. Но это был источник, а не аргумент. Последним становились реальные интересы, апеллирующие для убедительности к своим социокультурным корням.


Мы поставили своей целью теоретически разработать проблему толерантности, основываясь на анализе ее становления в качестве социокультурной нормы и выяснить ее эффективность в различных областях социетальной и индивидуальной жизнедеятельности.

В результате, на наш взгляд, нам удалось выделить и описать категории, способствующие адекватному выражению проблемы толерантности в сознании современных участников общественного развития; определить место и значение проблемы толерантности в реальных процессах; проанализировать и обобщить концептуальный опыт репрезентации проблемы толерантности; сформулировать понятие толерантности с помощью исторически преходящих способов регуляции общественной и индивидуальной жизнедеятельности; концептуализировать социокультурное наследие относительно категории терпимости и ее действительной природы с учетом потребностей людей в различных сферах общественного бытия; представить понятие толерантности в аспекте социокультурной нормы и политической стратеги; методологически связать установку терпимости с социетальной и индивидуальной мотивацией гражданского мира и согласия; выработаь рекомендации взаимодействия правовой культуры и гражданско-правовой политики.