reforef.ru 1

Содержание

От автора 10

Лекция 1


Особенности курса «История стран Азии и Африки

в новейшее время (1918—2000)» 11

I. Задачи курса 11

II. Специфика дисциплины 11

III. Основное содержание курса 13

Лекция 2

Подъем антиколониального движения в Индии после окончания

Первой мировой войны
18

I.
Положение Индии к концу Первой мировой войны 18

II. Первый этап движения сатьяграхи (1919—1920) 21

III. Второй этап кампании (1921—1922) 24

Лекция 3

Антиколониальное движение в Индии в 1920—1930-е гг. 28

I. Новый подъем антибританского движения 28

II. Сатьяграха в начале 1930-х гг 31

III. Индия накануне Второй мировой войны

(1935-1939) 35

Лекция 4

Завершающий этап борьбы за независимость

Индии (1939—1947) 39

I. Индия в начале Второй мировой войны (1939—1940) 39

II. Взаимоотношения между ИНК и британскими

властями в 1941—1945 гг. 41

III. Крушение колониального режима в Индии (1945—1947) 44

Лекция 5

Национальное движение в Китае после окончания

Первой мировой войны (1918—1924) 49

I. Причины оживления национального движения 49

II. Движение «4 мая» 1919 г. 51

III. Обострение внутриполитической ситуации в 1920-1924 гг. 57

Лекция 6

Гражданские войны в Китае (1925—1937) 58

I. Первая гражданская война (1925—1927) 58

II. Становление гоминьдановского режима в Китае (1928-1934) 60

III. Борьба за прекращение гражданской войны (1934—1937) 67

Лекция 7

Китай в годы антияпонской войны (1937—1945) 70


I. Начальный период войны (1937—1941) 70

II. Китай в разгар Второй мировой войны (1942—1944) 73

III. Китай в 1945 г. 76

Лекция 8

Приход к власти коммунистов в Китае (1946—1949) 80

I. Возобновление гражданской войны в Китае 80

II. Победа коммунистов и провозглашение КНРв октябре 1949 г. 82

Лекция 9

Япония после окончания Первой мировой войны 87

I. Последствия участия Японии в Первой

мировой войне 87

II. Экономическая адаптация и внутриполитические процессы 90

Лекция 10

Противоречия внутреннего развития Японии в 1930-е гг. 95

I. Торможение процесса модернизации в Японии 95

II. Оживление тоталитарных настроений в Японии 97

III. Формирование тоталитарного режима 99

Лекция 11

Япония в период войны на Тихом океане (1941—1945) 104

I. Причины конфликта 104


  1. Ход военных действий (декабрь 1941—1943) 106

  2. Наступление союзников в 1944 г. и завершение войны 110

Лекция 12

Турция после окончания Первой мировой войны 114

I. Проблемы мирного урегулирования после окончания войны 114

II. Попытки навязать Турции условия Антанты 116

III. Революция Мустафы Кемаля 118

Лекция 13

Реформы Мустафы Кемаля в Турции 120

I. Начало модернизации 120

II. Продолжение реформ во второй половине 1920-х гг. 121

  1. Социально-экономическая политика М. Кемаля 124

  2. Внешняя политика Турции 126

Лекция 14

Реформы режима Реза-шаха в Иране 128

I. Свержение династии Каджаров 128

II. Модернизация страны Реза-шахом 130


  1. Экономическая политика Реза-шаха 132

  2. Внешняя политика Ирана 134

Лекция 15

Афганистан в 1920—1930-е гг. 137

I. Приход к власти короля Амануллы-хана 137

II. Реформы Амануллы-хана и их последствия 139

III. Становление режима короля Мухаммеда Захир-шаха 141

Лекция 16

Палестина под мандатом Великобритании (1920—1947) 144

I. Палестина к окончанию Первой мировой войны 144

II. Политика властей британского мандата в 1920-1930-е гг. 146

  1. Палестина в период Второй мировой войны (1939—1945) 148

  2. Палестина в последние годы британского мандата (1945-1947) 150

Лекция 17

Арабские государства между двумя мировыми войнами 153

I. Ливан и Сирия под французским мандатом 153

II. Ирак, Трансиордания и Аравийский полуостров 155

III. Арабские страны Африки 160

Лекция 18

Африка в период между двумя мировыми войнами 168

I. Африка после окончания Первой мировой войны 168

II. Особенности политики метрополий в Африке 171

III. Африка в 1930-1940-е гг. 174

Лекция 19

Экономические проблемы Индии в «эпоху Неру»

(1947-1964) 178

I. Ликвидация наиболее острых последствий

раскола страны (1948—1949) 178

II. Экономическая политика Д. Неру в первой

половине 1950-х гг. 180

III. Экономическое развитие во второй половине

1950-х — начале 1960-х гг. 183

Лекция 20

Внутриполитическое развитие Индии в «эпоху Неру»

(1947-1964) 186

I. Становление современной политической системы в Индии 186


II. Борьба по вопросам административной реформы

и единого языка 188

III. Внутриполитические процессы 1950-х— начала 1960-х гг. 190

Лекция 21

Кризисные процессы в Индии во второй половине 1960—1970-х гг. 194

I. Нарастание кризиса в Индии (1965—1970) 194

II. Социально-экономическая политика И. Ганди

в первой половине 1970-х гг. 198

III. Политический кризис во второй половине 1970-х гг. 201

Лекция 22

Индия в конце XX в. (1980-1990-е гг.) 206

I. Изменение экономического курса 206

II. Развитие внутриполитической ситуации 209

III. Религиозно-этнические и кастовые проблемы

современной Индии 212

Лекция 23

Внешняя политика Индии (1947—2000) 217

I. Формирование курса «нейтралитета» Д. Неру 217

II. Переход к «особым отношениям» с СССР в 1960-1970-е гг. 220

III. Актуальные проблемы внешней политики в конце XX в 222

Лекция 24

Становление «системы социализма» в КНР (1949—1952) 229

I. Создание «советской системы» в экономике 229

II. Развитие политической системы 231

III. Корейская война и укрепление «международного

престижа» КНР 234

Лекция 25

«Строительство социализма» в Китае (1953—1957) 238

I. Индустриализация в годы «первой пятилетки» (1953-1957) 238

II. Внутриполитическое развитие 241


  1. Роль СССР в «строительстве социализма» в КНР и первые

признаки ухудшения советско-китайских отношений 243

Лекция 26

Попытки корректировки планов «строительства социализма»

в КНР (1958-1965) 246

I. Переход к «большому скачку» в 1958 г. 246

II. Результаты «большого скачка» и «политика

урегулирования» (1960—1962) 249

III. Политические процессы в КНР в 1963—1965 гп 252

Лекция 27

«Культурная революция» в Китае (1965—1976) 256


  1. Переход к «культурной революции» и устремленияее

участников 256

II. Основные события «культурной революции» (1966-1969) 259

III. Завершение «культурной революции» (1970—1976) 262

Лекция 28

Реформы конца 1970—1980-х гг. в Китае 266

I. Предпосылки перехода к радикальным реформам 266

II. Реформы «четырех модернизаций» и их результаты 269

III. Трудности на пути реформ 273

Лекция 29

Китай в конце XX в 277

I. Возобновление преобразований в 1992 г. 277

II. Экономические достижения современного Китая 279

III. Новая роль Китая на международной арене 282

Лекция 30

Япония в годы американской военной оккупации

(1945-1952) 288

I. Япония к 1945 г. 288

II. Переход к рыночной экономике 290

III. Становление представительной демократии в Японии 293

Лекция 31

Экономическое возрождение Японии в 1950—1960-х гг. 297

I. Предпосылки быстрого экономического роста 297

II. Японское «экономическое чудо» (1956—1970) 298

III. Кризисные проявления начала 1970-х гг. 302

Лекция 32

Формирование «постиндустриальной экономической модели»

в Японии в конце XX в 306

I. Кризисные процессы 1970-х гг. 306

II. Основные направления экономической перестройки

в 1980-е гг. 308

III. Экономические процессы в конце XX в 312

Лекция 33

Политическое развитие Японии в 1952—2000 гг. 316

I. Адаптация системы представительной демократии

к японским условиям 316

II. Коррупционные скандалы 1970-х гг. и назревание

кризисной ситуации в 1980-е гг. 318

III. Внутриполитический кризис в Японии в конце XX в 321

Лекция 34

Турция в 1945-1980 гг. 325

I. Становление послевоенной Турции 325

II. Противоборство НРП с Партией справедливости в 1960-е гг. 328

III. Назревание кризиса в Турции в 1970-е гг. 329

Лекция 35

Турция в конце XX в. 333

I. Переход к гражданскому правлению и экономические

реформы 1980-х гг. 333

II. Политические процессы в 1980—1990-е гг. , 335

III. Проблемы внешней политики Турции 339

Лекция 36

Иран в правление шаха Мохаммеда Реза Пехлеви 344

I. Попытки усиления власти шаха (1945—1950) 344

II. Борьба за национализацию нефтяной

промышленности в начале 1950-х гг. 346


  1. Укрепление шахского режима к началу 1960-х гг. 348

  2. Реформы «белой революции» 350

Лекция 37

«Исламская революция» в Иране ". 356

I. Свержение шахского режима в 1978—1979 гг. 356

И. Внутриполитические процессы в 1979—1981 гг. 359

  1. Стабилизация исламского режима в 1980-е гг. 362

  2. Иран в 1990-е гг. XX в 364

Лекция 38

Афганистан (1945-2000) 369

I. Афганистан до Саурской революции 1978 г. 369

II. Революция в апреле 1978 г. и гражданская война 372


III. Афганистан в 1990-е гг. 375

Лекция 39

Палестинская проблема в годы «холодной войны» (1948—1989) 379

I. Государство Израиль и международные отношения

на Ближнем Востоке 379

II. Суэцкий кризис 1956 г. и арабо-израильский конфликт 381

III. Попытки разрешения Палестинской проблемы

в 1970-1980 гг. 385

Лекция 40

Урегулирование палестинской проблемы в конце XX в 392

I. Изменения, позволившие найти выход из тупика 392

II. Первые достижения 394

III. Перспективы урегулирования 398

Лекция 41

Арабские государства Ближнего востока в 1945—2000 гг. 402

I. Египет 402

II. Сирия и Ливан 406

III. Иордания и Ирак 411

Лекция 42

Государства Аравийского полуострова 419

I. Саудовская Аравия 419

II. Йемен 422

III. Государства Западной части Персидского и Оманского заливов 425

Лекция 43

Тенденции в международных отношениях в Азии (1945-2000) 431

I. Движение «неприсоединения» 431

II. «Исламский социализм» в странах Востока 433

III. «Исламский фундаментализм» в конце XX в 433

Лекция 44

Индокитай в 1945—2000 гг. 442

I. Индокитай после окончания Второй мировой войны 442

II. Индокитай в огне войны в 1960—1970-е гг. 446

III. Урегулирование проблем Индокитая в 1980—1990-е гг. 450

Лекция 45

Страны Восточной Азии (1945—2000) 455

I. Малайзия, Индонезия, Филиппины и Таиланд

в годы «холодной войны» 455

II. Страны Юго-Восточной Азии в конце XX в 460

  1. Бирма в 1945-2000 гг. 466


  2. Ситуация на Корейском полуострове 468

Лекция 46

Крушение колониализма в Африке в 1950—1960-е гг. 473

I. Формирование условий для ликвидации

колониальной системы 473

II. Освобождение от колониальной зависимости

Северной Африки 475

III. Освобождение Тропической Африки 480

Лекция 47

Завершение деколонизации Африки в 1970—1980-е гг. 487

I. Обретение независимости португальскими колониями 487

II. Разрешение кризиса в Южной Родезии 489

III. Предоставление независимости Намибии 491

Лекция 48

Ликвидация апартеида в южной Африке 496

I. Формирование режима апартеида 496

II. Борьба за ликвидацию апартеида в 1950—1980-е гг. 499

III. Реформы Фредерика де Клерка 503

Лекция 49

Проблемы стран независимой Африки 508

I. Страны Магриба и Судан 508

II. Экономические и социальные проблемы стран

Тропической Африки 513

III. Специфические проблемы стран Тропической Африки 520

Лекция 50

Международные отношения в независимой Африке 528

I. «Холодная война» в Африке 528

II. Роль Китая в Африке 531

III. Международные конфликты в Африкев 1980-1990-е гг. 532
Хронология основных событий 539

  1. Антиколониальное движение в Индии 539

  2. Национальное движение и гражданские конфликты в Китае 539

  1. Япония между двумя мировыми войнами 540

  2. Реформы Мустафы Кемаля в Турции 541

  3. Реформы Реза-шаха в Иране 541

  4. Афганистан между двумя мировыми войнами 542
  5. Палестина под мандатом Великобритании (1920—1948) 542


  6. Арабские государства между мировыми войнами 543

  7. Африка в 1918—1946 гг. 543

  1. Индия в годы независимости 544

  2. Китай после 1949 г. 545

  3. Япония в период 1945—2000 гг. 546

  4. Турция в 1945-2000 гг. 547

  5. Иран после Второй мировой войны 548

  6. Афганистан в 1945—2000 гг. 549

  7. Палестинская проблема 549

  8. Арабские государства в 1945—2000 гг. 550

  9. Государства Юго-Восточной Азии 553

  10. Тенденции в международных отношениях в Азии

и в исламском мире 558

  1. Крушение колониализма в Африке 559

  2. Ликвидация апартеида в Южной Африке 560

  3. Проблемы стран независимой Африки 561

  4. Международные отношения в Африке 562

Терминологический словарь 564

Рекомендуемая литература 573

От автора

Предлагаемое вниманию читателей учебное пособие является результа­том двадцатипятилетней преподавательской деятельности на кафедре Всемирной истории Мурманского государственного педагогического университета. Работая в этом учебном заведении с 1975 г., автор читал разные курсы по новой и новейшей истории Запада и Востока. И всег­да существовала проблема нехватки и качества учебной литературы.

Курсы лекций по новейшей истории стран Азии и Африки, выпу­щенные в свое время университетами Москвы и Ленинграда, охваты­вали слишком широкий спектр проблем и зачастую носили обзорный характер. К тому же многие из них безнадежно устарели, так как со­здавались еще во времена господства коммунистической идеологии и были выдержаны в соответствующем духе.

Настоящий курс состоит из 50 лекций и охватывает весь период новейшей истории: со времени окончания Первой мировой войны до конца XX в. В нем рассматриваются события и процессы в основных странах и регионах, прежде всего в Китае, Японии, Индии, в ислам­ском мире (Турция, Иран, Афганистан, Ближний Восток и Аравий­ский полуостров), в Индокитае (Вьетнам, Лаос, Камбоджа), в других странах Восточной Азии (Таиланд, Индонезия, Филиппины, Малай­зия, Сингапур, Бирма, Корея).


Автор взял на себя смелость затронуть проблемы и Африканско­го континента. В частности, рассмотрены вопросы колониальной по­литики метрополий, процесс деколонизации. Проанализировано воз­действие «холодной войны» на Африку, предпринята попытка разо­браться в современных проблемах африканских стран.

Разумеется, автор излагает собственное видение истории, отнюдь не претендуя на комплексное освещение всех проблем, и надеется, что его суждения подтолкнут интересующихся проблемами Востока в XX в. к творческому поиску и дискуссиям.

Издание дополнено хронологией событий, терминологическим словарем и списком рекомендуемой литературы по обсуждаемым проблемам, что также может представлять интерес для изучающих со­временную историю Азии и Африки.

Ю. А. Трошин

ЛЕКЦИЯ 1

Особенности курса «История стран Азии

и Африки в новейшее время

(1918-2000)»

I. Задачи курса

Изучение новейшей истории стран Азии и Африки неотделимо от уяснения сути драматических процессов, сотрясавших в XX в. весь мир. Учитывая масштабы катаклизмов, остроту конфликтов, можно заклю­чить, что XX в. — время перманентных кризисов. Разобраться, в чем же их причины, каковы взаимосвязи, правильно оценить последствия — в этом и состоит первейшая задача курса.

В советской историографии весь XX в. представлялся как время перехода от капитализма к социализму в мировом масштабе. Именно такой подход присущ большинству изданий учебной литературы, до­ступных студентам, ведь создавались они в свое время на основе марксистско-ленинской концепции истории. Поэтому важной зада­чей настоящего курса является преодоление идеологических стерео­типов, присущих столь одностороннему подходу. Уже сама по себе хронологическая привязка новейшей истории к 1917 г. явно преуве­личивает роль революции в России, ее глобальное влияние на все страны мира.

В отношении истории Востока следует признать, что воздействие марксистского социализма на этот регион в самом деле чрезвычайно ве­лико, но прослеживается оно в совершенно ином ключе. Подъем наци­онального движения, активизация антиколониальной борьбы в странах Азии и Африки после Первой мировой войны были порождены слож­ными внутренними факторами, а вовсе не являлись прямым следствием событий, происходивших в далекой России. Требуют серьезного пере­осмысления и многие другие устоявшиеся в сознании догмы.


Следует иметь в виду, что все проблемы рассматривались исключи­тельно сквозь призму противостояния двух мировых систем. Отсюда и соответствующие трактовки. Это относится даже к событиям, сравнительно далеко отстоящим от нас по времени. А если речь идет о про­цессах, происходивших в мире после окончания Второй мировой вой­ны, а тем более в последние десятилетия, то ясно, что следует крайне осторожно подходить к оценкам и выводам, содержащимся в боль­шинстве изданий.
II. Специфика дисциплины

Недооценка специфики стран Востока долгое время была уязвимым местом исторической науки, а в советской историографии прослежи­валось стремление «подогнать» процессы в этом регионе к общим выводам марксистско-ленинской концепции истории. Ныне си­туация изменилась.

Для объективной оценки событий XX в. необходимо хорошо себе представлять цивилизационный фундамент традиционных обществ, их ориентацию, систему ценностей, приоритеты, структуры, разбираться в вопросах религии, культуры, национального менталитета. И, разуме­ется, необходимо составить представление о предшествовавшей исто­рии развития этих сообществ.

Ключевыми для понимания являются процессы, протекавшие в странах Востока в XVIII—XIX вв. Именно в это время возросли кон­такты с Западом, что нередко становилось причиной конфликтов, в которых Восток оказался слабее. Это вело к экономической экспан­сии Запада, к подчинению стран Азии и Африки, к навязыванию ев­ропейских стандартов, к возникновению колониальной системы. Не все страны Востока стали колониями, но все испытали на себе силу экспансии Запада.

Внешне казалось, что Запад доминирует во всем, навязывает чуждые странам Азии и Африки нормы жизни, определяет основные направле­ния изменений в структурах традиционного Востока. Но так только ка­залось. Взаимные контакты породили в регионе кризисные процессы. Они вызывали двойственную реакцию: с одной стороны, происходили попытки заимствования новшеств (модернизация), с другой — обна­ружилось стремление вернуться к истокам собственной цивилизации, к отторжению всего чуждого (фундаментштизм). Именно эта борьба между модернизацией и фундаментализмом проявилась затем в XX в.


Разумеется, Восток далеко не однороден. Можно выделить регио­ны, где сложились древнейшие цивилизации, — Китай, Индия, Япо­ния, Иран. В большинстве же районов Африки, к примеру, какой-ли­бо прочный религиозно-цивилизационный фундамент полностью отсутствовал. Среди регионов, имевших давние цивилизационные традиции, следует различать три:


  • индо-буддистский (Индия, Цейлон, Бирма и пр.);

  • конфуцианский (Китай, Япония);

  • исламский (Иран, Турция, Афганистан и прочие исламские страны).

У каждого из них были свои возможности приобщения к западным ценностям и свои препятствия на этом пути. Следует учитывать и роль внешних факторов, стечение исторических обстоятельств.

Все это вело к тому, что процессы исторического развития проте­кали в этих регионах совершенно по-разному. К концу XX в. страны Востока оказались на разных полюсах развития: среди них были стра­ны, вставшие на путь формирования постиндустриальной цивилиза­ции, и страны, безнадежно отставшие в своем развитии и даже демон­стрирующие тенденцию к деградации.

Одна из особенностей изучения курса новейшей истории состоит в том, что необходимо регулярно следить за текущими событиями, которые могут полностью изменить всю картину, — ведь мы имеем де­ло с историей современности, когда могут появиться совершенно не­предсказуемые факторы. Поэтому недостаточно усвоить лекционный курс и ознакомиться со специальной литературой. Необходимо по­стоянно следить за публикациями в прессе, в периодической печати, за сообщениями прочих средств массовой информации.

Разумеется, изучение новейшей истории, так же как и усвоение любой исторической дисциплины, требует хороших знаний геогра­фии. Очень важно ориентироваться в местоположении основных ре­гионов — без этого просто невозможно уяснение исторических собы­тий, логики их развития.

При подготовке к семинарским занятиям, в ходе самостоятельной работы студентам придется иметь дело с разнообразной литературой. Ни в коей мере не ставя под сомнение ценность фактического мате­риала, следует все же избегать «обаяния» авторитета авторов в том, что касается выводов и обобщений. Следует научиться сопоставлять различные взгляды, трактовки, вырабатывать собственную точку зрения на те или иные события.

III. Основное содержание курса

Курс изучения новейшей истории стран Азии и Африки охватывает два учебных семестра. В первом рассматриваются события до окончания Второй мировой войны (в некоторых регионах вплоть до 1947— 1949 гг.); во втором — события и процессы послевоенного времени, вплоть до конца XX в.

В первом семестре рассматривается история Индии, Китая, Япо­нии, стран исламского региона: Турции, Ирана, Афганистана, под­мандатных территорий на Ближнем Востоке и отдельных арабских стран, а также некоторые общие проблемы в развитии колониальной Африки.

Изучая конкретные события, мы должны составить общее пред­ставление о глобальных процессах, протекавших в это время, чтобы правильно ориентироваться в следующих проблемах.

В первом семестре рассматриваются следующие вопросы:

1. Антиколониальная борьба:


  • чем объяснить подъем антиколониального движения после окончания Первой мировой войны;

  • в каких формах эта борьба развивалась, ее эффективность;

  • в какой мере формы борьбы отвечали национальной спе­цифике;

  • какова была стратегия и тактика метрополий, как она менялась;

  • как постепенно происходило продвижение к самостоятель­ности.

2. Национальное движение в Китае:

  • чем объясняется оживление национального движения после 1918 г.;

  • проблемы, объективно стоявшие перед Китаем к тому времени;

  • как произошло формальное объединение Китая под властью Чан Кайши;

  • чем объяснить длительное противостояние Гоминьдана и КПК в 1920-1930-х гг.;

  • роль внешних факторов в развитии внутренних процессов в Китае в 1930-е гг.

3. Альтернативные пути развития Японии между двумя мировыми
войнами:

  • что представляла собой Япония к окончанию Первой мировой войны;
  • как шел процесс политической модернизации в начале 1920-х гг.;


  • причины неудач в развитии парламентской демократии к концу 1920-х гг.;

  • чем объясняется нарастание ксенофобии и изоляционист­ских тенденций в 1930-е гг.;

  • как шло формирование тоталитарного режима в Японии.

4. Модернизация в исламском мире:

  • результаты и последствия реформ Мустафы Кемаля в Турции;

  • достижения и особенности реформ Реза-шаха Пехлеви в Иране;

  • причины неудач реформ Амануллы-хана в Афганистане;

  • общие итоги политики Англии и Франции на Ближнем Во­стоке;

• проявление первых симптомов фундаментализма в ислам­ском мире.

5. Проблемы колониальной Африки:

  • что представляла собой колониальная система в Африке;

  • реальные достижения колониализма в Африке;

  • изменения в политике метрополий в 1920—1930-е гг. в Аф­рике;

  • роль Панафриканского движения в пробуждении Африки в 1920-е гг.;

  • активизация национальной элиты в африканских колониях в 1930-е гг.

6. Вторая мировая война и страны Востока:

  • антияпонская война (1937—1945) в Китае и ее последствия;

  • Япония в войне на Тихом океане (1941—1945);

  • Индия в годы Второй мировой войны;

  • воздействие Второй мировой войны на страны исламского региона;

  • роль Африки во Второй мировой войне (1939—1945).

7. Провозглашение независимости Индии:

  • в чем выразилось ослабление позиций британского колони­ализма;

  • попытки лейбористского правительства организовать перего­воры между Индийским национальным конгрессом (ИНК) и Мусульманской лигой;

  • обострение политической ситуации в Индии, потребовав­шей скорейшего предоставления независимости;

  • причины индо-мусульманской резни 1946—1947 гг.;
  • как и почему произошел раздел Индии.


8. Провозглашение КНР:

• ситуация к моменту окончания Второй мировой войны в Китае;

  • факторы, способствовавшие развязыванию новой граждан­ской войны;

  • динамика военных действий в 1946—1949 гг.;

  • роль аграрных преобразований в победе КПК;

  • стратегические причины победы коммунистов в длительном противостоянии с Гоминьданом.

Во втором семестре внимание будет акцентироваться на следую­щих вопросах.

1. Проблемы независимой Индии:

  • меры преодоления структурной деформации в экономике;

  • основные внутриполитические процессы в 1950-е гг.;

  • сущность «курса Неру» в политике ИНК в 1960—1970-е гг.;

  • смена ориентации в Индии в 1980—1990-е гг.;

  • современные религиозно-этнические и конфессионально-кастовые проблемы.

2. «Строительство социализма» и реформы в Китае в конце XX в.:

  • как были заложены основы «советской модели» в КНР;

  • достижения и проблемы на пути «социализма»;

  • основные причины неудач в «строительстве социализма»;

  • стратегия и тактика реформ в КНР в 1980-е гг.;

  • новые успехи Китая на пути реформ в 1990-е гг.

3. Япония после Второй мировой войны:

  • как осуществилась модернизация в ходе реформ, проводив­шихся американскими оккупационными властями;

  • причины «экономического чуда» 1950— 1960-х гг.;

  • в чем выразилось воздействие кризисов 1970-х гг.;

  • процессы становления постиндустриального общества;

  • опыт Японии — пример успешного синтеза цивилизаций.

4. Исламский мир и фундаментализм:

  • в чем выразилось противостояние между религией и лаицизмом в Турции в 1950-е гг.;

  • основные направления и успехи модернизации в Иране в 1960-1970-е гг.;


  • попытки насильственной модернизации в Афганистане в 1970-1980-е гг.;

  • проявления фундаментализма в 1980—1990-е гг. в разных странах мира;

  • есть ли перспективы у исламского фундаментализма.

5. Палестинская проблема в международных отношениях:

  • суть проблемы, как и почему она зародилась;

  • какую роль она играла в годы «холодной войны»;

  • почему потерпели неудачу попытки урегулирования в 1970— 1980-е гг.;

  • с чем связаны первые успехи в ее разрешении в 1990-е гг.;

  • есть ли перспектива полного и окончательного урегулирова­ния всех проблем Ближнего Востока.

6. Арабские государства Ближнего Востока и Аравийского полуострова:

  • специфика истории этих стран;

  • как и когда завершился период присутствия на их террито­риях иностранных войск;

  • как отразились на внутренней жизни арабских стран про­цессы, протекающие в современном мире в конце XX в.;

  • роль арабских стран в современном мире.

7. Страны Индокитая и Восточной Азии:

  • в чем заключаются специфические проблемы этих стран;

  • как отразился на их истории период «холодной войны»;

  • какие изменения произошли там в 1980-е гг.;

  • причины успешного формирования в этих странах «постин­дустриальной цивилизации».

8. Деколонизация Африки:

  • главные причины крушения колониальной системы;

  • образование независимых государств в Северной Африке;

  • процесс деколонизации в Тропической Африке;

  • основные трудности на пути деколонизации;

  • ликвидация режима апартеида в Южной Африке.

9. Развитие независимых стран Африки:


  • поиск путей преодоления отсталости молодых государств;

  • что означал так называемый некапиталистический путь раз­вития;

  • причины усиления внутриполитической напряженности с 1960-х гг.;

  • чем вызваны растущие экономические трудности современ­ной Африки;

  • чем объяснить трайбализм и прочие внутренние конфликты 1990-х гг.

10. Международные отношения в Азии и Африке после 1945 г.:

  • в чем проявились новые факторы международных отноше­ний в 1940-1950-е гг.;

  • дух «Бандунга» и попытки сформировать «движение непри­соединения»;

  • как отразилась «холодная война» на международных отно­шениях в регионах Азии и Африки;

  • причины обострения международных отношений в Африке в 1980-е гг.;

• новые тенденции в международных отношениях 1990-х гг.
Новейшая история стран Азии и Африки относится к числу дисциплин, завершающих подготовку историка. Поэтому предполагается, что слушателями будет использована вся совокупность знаний, полученных в ходе изучения разнообразных дисциплин исторического и общегуманитарного циклов.

Современный историк должен быть всесторонне образованным чело­веком, постоянно анализировать информацию о быстро меняющемся ми­ре и регулярно отслеживать происходящие события. Предлагаемый же курс лекций может стать лишь основой знаний новейшей истории.

ЛЕКЦИЯ 2

Подъем антиколониального движения в Индии после окончания Первой мировой войны
I. Положение Индии к концу Первой мировой войны
Вклад Индии в победу метрополии

Большая часть Индии была британской колонией, остальная часть — около 600 княжеств — имела с Англией двусторонние договоры и так­же входила в состав Британской империи. Индия приняла участие в войне на ее стороне и внесла существенный вклад в победу Антанты. Полтора миллиона индийцев (главным образом, сикхи и гуркхи) не­посредственно участвовали в боевых действиях британской армии и понесли немалые потери. Сотни тысяч мирных граждан были моби­лизованы для работ в прифронтовой полосе.


Индия была поставщиком огромного количества продовольствия и сельскохозяйственного сырья, несмотря на собственные социальные бедствия (как известно, только от голода в годы войны погибло около 13 млн. человек). Среди населения проводился сбор пожертвований на военные нужды. Англия получила от Индии заем в 150 млн. ф. ст., из Индии шли поставки товаров на общую сумму в 200 млн. ф. ст.

Английские власти были заинтересованы в экономическом по­тенциале своей колонии и сняли всякие ограничения на развитие промышленности и банков. За годы войны индийское предприни­мательство заметно укрепилось и потеснило англичан. Крупные предприниматели из числа индийцев развивали металлургическую промышленность, строили гидроэлектростанции, создавали соб­ственные банковские учреждения. Еще накануне войны в Индии произошло возрождение ручного ткачества. В этой отрасли перера­батывалось значительно больше хлопчатобумажной пряжи, чем на фабриках, и были заняты 45 млн. человек.

Расширялись и инвестиции английского капитала в Индии — анг­лийские банки все более охотно вкладывали деньги в экономику стра­ны. Все это создавало новые предпосылки для подъема антиколони­ального движения.
Национальное движение в 1918 г.

Еще в 1835 г. генерал-губернатор Маколей начал в Индии реформу об­разования с целью подготовки кадров колониальной администрации из самих индийцев.

Во второй половине XIX в. в Индии открылось немало универси­тетов, где обучение велось на английском языке и по английским программам. Кроме того, дети из семей зажиточных брахманов име­ли возможность получить блестящее образование в лучших универ­ситетах Англии — Кембридже и Оксфорде. Знакомство с достижени­ями европейской цивилизации оказало огромное влияние на индийских интеллектуалов. Хотя число интеллектуалов в целом бы­ло незначительным, их роль в политике и общественной жизни была определяющей.

Именно из этой среды вышли известные индийские просветители Рам Мохан Рой, Свами Вивекананда, Даянда Сарасвати. Тот факт, что Индия потеряла свободу, они считали естественным проявлени­ем закона кармы, объясняли существованием архаичных обычаев (сати, ранних браков, кастовой дискриминации и т. д.) и предлагали различные пути выхода из этого положения. Среди простых индий­цев распространился комплекс неполноценности, преклонения пе­ред англичанами, которых считали представителями законной влас­ти в Индии.


Крупнейшей организацией стал созданный еще в 1885 г. Индий­ский национальный конгресс (ИНК). В то время он еще не был поли­тической партией, а лишь представлял интересы интеллектуальной элиты. Деятельность его сводилась к выступлениям в индийской прессе и к проведению ежегодных конгрессов, где принимались анти­колониальные резолюции и откуда направлялись петиции англий­ским властям. Каких-либо массовых организаций, внутренней струк­туры, координирующих работу органов, в ИНК не было. Правда, в самом конце XIX в. в ИНК выделилась радикальная фракция Б. Тилака, который пытался организовать массовые акции в Махараштре, занимая крайне националистические позиции, но широкой поддерж­ки его деятельность не получила.

В 1906 г. при активной поддержке англичан в Индии была создана еще одна организация — Мусульманская лига. Эта организация ори­ентировалась на образованную часть мусульман, ставила своей целью сплотить мусульманскую общину (еще до войны в Индии было введе­но голосование по куриям, т. е. по религиозному принципу). Англий­ские колониальные власти уделяли подчеркнуто большое внимание Мусульманской лиге и стремились представить себя защитниками интересов индийских мусульман. Накануне и в годы Первой мировой войны ИНК и Мусульманская лига зачастую выступали совместно.

В XX в. в Индии были созданы Законодательные советы — Всеиндийский и провинциальные. С момента их создания постоянно ста­вился вопрос о расширении их полномочий и выборности. По закону 1909 г. избиралась половина депутатов Всеиндийского законодатель­ного совета, в провинциальные Законодательные советы избиралось большинство. В годы войны в Индии широкое распространение по­лучили идеи свараджа (самоуправления). В 1916 г. создается Лига го­мруля — организация, в которой принимали участие и англичане; возглавляла ее А. Безант.

В том же 1916 г. сторонники Б. Тилака вновь вошли в ИНК. Тогда, на съезде ИНК в Лакхнау, с партией Мусульманская лига было дости­гнуто соглашение о единстве действий. С тех пор стали проводиться совместные съезды (сессии) ИНК и Лиги.


В 1915 г. председателем Мусульманской лиги избирается выдаю­щийся деятель Мухаммед Али Джинна. Был принят новый Устав этой организации, в котором ее целью провозглашалось самоуправление Индии в рамках Британской империи. Это создавало предпосылки для совместных действий двух ведущих национальных политических орга­низаций. Все ожидали, что Англия предоставит Индии право на само­управление, отблагодарив таким образом за вклад в победу в Первой мировой войне.
Ответ английских властей на чаяния индийцев

В июле 1918 г. был опубликован проект закона «Об управлении Ин­дией». Он получил известность как реформа Монтегю—Челмсфорда (все законы, касавшиеся Индии, имели в названии две фамилии — вице-короля и министра по делам Индии в английском правительст­ве, т. е. лиц, напрямую причастных к его разработке). Ожидавшегося самоуправления для Индии не последовало, правда, кое-какие уступ­ки были сделаны. Расширялось выборное большинство в Законодательных собраниях провинций, снижался имущественный ценз, что позволило увеличить число избирателей в три раза.

Но самое главное — индийцам разрешалось занимать посты, прав­да, второстепенные (здравоохранение, просвещение и т. п.), в Испол­нительных советах (правительствах) при вице-короле и в провинциях. Английские власти сохранили за собой право вето на все акты Зако­нодательных собраний и право их роспуска по своему усмотрению.

Часть лидеров ИНК были склонны согласиться даже на такой ва­риант, например Банерджи в Бенгалии намерения Англии одобрил, он основал Либеральную федерацию, выйдя из состава Конгресса. Но в целом ИНК на своем ежегодном конгрессе в Бомбее в августе 1918 г. отверг проект Монтегю—Челмсфорда. Однако что-либо противопо­ставить английским властям не смог. Закон «Об управлении Индией» был принят парламентом в 1919 г.

19 марта 1919 г. в Индии были введены в действие законы Роулет-та. Они должны были заменить законы военного времени, которые могли действовать после окончания войны не более шести месяцев. Согласно законам Роулетта, административные власти в Индии полу­чили право на разгон митингов и демонстраций протеста, отменялся суд присяжных по политическим делам, вводилось право на аресты и ссылки без суда, запрещались любые организации и органы прессы, устанавливалась строгая цензура. Разумеется, подобные меры не мог­ли стать популярными в Индии, но англичане надеялись на отсут­ствие действенной тактики у ИНК, его организационную слабость. В самом деле, что мог противопоставить Конгресс, кроме заявлений протеста. Но ситуация к тому времени изменилась.

II. Первый этап движения сатьяграхи (1919—1920)
Начало политической деятельности М.К. Ганди

Во время Первой мировой войны в Индию вернулся Мохандас Карамчанд Ганди. Уже тогда он имел мировую известность благодаря своей деятельности в Южной Африке. Там он защищал интересы ин­дийской общины и разработал тактику сатьяграхи — ненасильствен­ной борьбы за независимость в форме несотрудничества и граждан­ского неповиновения.

Вернувшись в Индию в 1915 г., М.К. Ганди поселился у себя на ро­дине, недалеко от г. Ахмадабада. Там, в местечке Сабармати, он основал ашрам, куда стекались ученики не только со всей Индии, но и из других стран. М.К. Ганди учил их принципам сатьяграхи: участник борьбы ни в коем случае не должен прибегать к насилию и уклонять­ся от наказания. В борьбе за сварадж он разрабатывал свои методы до­стижения главной цели.

Прежде всего, это бойкоты английских властей: администрации, юридической системы, школ и учебных заведений, должностей и по­четных званий, английских товаров; в качестве чрезвычайной меры предлагалось даже объявить бойкот налогам. М.К. Ганди призывал иг­норировать английские учреждения и в случае необходимости обра­щаться к традиционным панчаятам — выборным органам в каждом населенном пункте и в кастах.

Одновременно преследовалась и другая цель — свадеши (свое про­изводство): необходимо было постепенно вытеснить англичан из на­циональной экономики. Особое значение М.К. Ганди придавал про­паганде традиционных индийских тканей (кхади), изготовлявшихся кустарным способом.

Тактика сатьяграхи учитывала особенности национальной психо­логии и мировосприятия, прежде всего — идеи кармы. М.К. Ганди не­однократно обращал внимание на то, что достижение Индией свобо­ды невозможно без ликвидации пережитков архаичной социальной структуры и вредных обычаев. Необходимо было также пресечь рас­пространение негативного влияния западной цивилизации (алкого­лизм, наркомания, проституция и т. п.).


6 апреля 1919 г. по всей Индии по призыву М.К. Ганди начался хартал (в знак протеста против законов Роулетта). Успех этой акции был неожиданно велик: повсеместно закрывались лавки, прекращали ра­боту базары, замирала деловая активность. Власти оказались бессиль­ны. Однако 13 апреля произошли трагические события в городе Ам­ритсаре (провинция Пенджаб). Там, на площади Джалианвалла Баг, полиция открыла огонь по участникам митинга; в итоге свыше тыся­чи человек были убиты, около 2 тыс. ранены. Известия о бойне в Пен­джабе вскоре достигли разных концов Индии, и население стало пере­ходить к насильственным актам борьбы против англичан. М.К- Ганди призвал прекратить хартал.
Движение халифатистов и позиция ИНК

В годы Первой мировой войны индийские мусульмане фактически оказались в состоянии войны со своим религиозным вождем — турецким султаном, который носил титул халифа — главы мусульман-сун­нитов всего мира. Это омрачило отношения Мусульманской лиги с английскими властями в Индии.

Англичане неоднократно заверяли лидеров мусульманской общи­ны, что халифат в любом случае будет сохранен как религиозный ин­ститут. Однако уже в 1919 г. на этот счет возникли серьезные сомне­ния, так как события вокруг Турции развивались помимо воли английского правительства. Поэтому в Индии с конца 1919 г. развер­нулось движение в поддержку халифата. М.К. Ганди, сознавая всю важность этого вопроса для индийских мусульман, призвал всех ин­дийцев поддержать это требование.

Начался период небывалого единения мусульман и индусов: прово­дились совместные собрания, мусульмане активно вступали в ИНК, видные индуисты выступали в мечетях. 6 декабря 1919 г. на сессии ИНК в Амритсаре присутствовал лидер Мусульманской лиги М. Али Джинна и известные руководители Халифатистского комитета братья Мухаммад и Шаукат Али.

В апреле 1920 г. М.К. Ганди предложил Халифатистскому комите­ту свою программу гражданского неповиновения. Тактика сатьяграхи была принята с энтузиазмом, М.К. Ганди был даже избран председа­телем Халифатистского комитета. Начались его поездки по стране, связанные с подготовкой массовой кампании.


Кампания сатьяграхи началась 1 августа 1920 г. Официально ИНК в ней не участвовал, она проводилось под лозунгами халифа-тистов. Но размах был огромен. Всю страну охватил бойкот англий­ских товаров и различных учреждений. В нем участвовали как му­сульмане, так и индусы, а английские власти ничего не могли этому противопоставить. Ведь участники сатьяграхи не прибегали к наси­лию, тем самым и власти лишались повода подавлять движение с по­мощью силы.
Принятие ИНК программы и тактики М.К. Ганди

Лидерам Индийского национального конгресса — а это были пред­ставители элиты индийского общества: преуспевающие адвокаты, юристы, видные деятели колониальной администрации, люди, полу­чившие английское образование и воспитание, — нелегко было ре­шиться принять на вооружение тактику сатьяграхи. Объявив бойкот английским товарам, они отказывались от привычного стандарта жизни: бойкотируя сферу администрации, юстицию и учебные заведения, они тем самым лишали себя заработка, а своих детей — воз­можности в будущем занять достойное место в обществе.

Многие известные деятели Конгресса были выходцами из высших, наиболее почитаемых каст, и для них согласиться на такое снижение статуса было крайне трудно. Сам же М.К. Ганди принадлежал к доста­точно скромной касте сельских ростовщиков — бания. И в то время многие задавались вопросом: так ли уж эффективна на деле его такти­ка? Только грандиозный успех кампании халифатистов развеял все сомнения — упорствовать далее было уже невозможно.

В ИНК обсуждались успехи сатьяграхи. В 1920 г. были проведены две сессии: в сентябре — в Калькутте и в декабре — в Нагпуре. На них были приняты исторические решения: одобрена тактика сатьяграхи, политическая программа М.К. Ганди и новый Устав ИНК. Партия ста­новилась массовой, уже в конце 1920 г. в ее рядах насчитывалось 10 млн. человек. Создавалась организационная структура, провинциальные ор­ганизации, а также координирующие органы: отныне во главе ИНК стоял Рабочий комитет.


Сам М.К. Ганди оказался не только блестящим лидером харизма­тического толка (известно, что он оказывал гипнотическое воздей­ствие на аудиторию, сотни тысяч людей заряжались его энергией на грандиозных митингах), но и прекрасным организатором. Он все продумывал и просчитывал заранее, делая малозаметную, кропотли­вую, но исключительно важную работу. Так, М.К. Ганди организовал сбор денежных средств в Фонд Б. Тилака (умершего в 1920 г.), этот фонд и стал основой финансовой системы ИНК, функционировав­шей образцово: деньги всегда находились в обороте, и конфисковать их английским властям было невозможно — денег никогда не было в наличии.

Организации ИНК проводили большую работу на местах по созда­нию панчаятов (органов самоуправления), в сельской местности воз­никали крестьянские комитеты — сабхи, которые защищали права арендаторов, велась пропаганда кхади. Активизировалось движение рабочих в городах: за 1920 г. произошло 200 забастовок, а в мае 1920 г. был создан Всеиндийский Конгресс профсоюзов (ВКП). В январе 1921 г. в ИНК был создан специальный комитет для установления контактов с профсоюзным движением.

М.К. Ганди был убежден, что ИНК станет действенной политиче­ской организацией, если каждодневно заниматься текущей работой, обращать внимание на нужды простых людей, сохраняя и демонстри­руя тем самым массовый характер партии.
III. Второй этап кампании (1921—1922)
Ослабление индо-мусулъманского единства в августе 1921 г.

К сожалению, период единства двух религиозных общин был непро­должительным, хотя М.К. Ганди, братья Али, Азад и другие лидеры мусульманской общины в своих поездках по стране призывали воз­держиваться от всего, что могло оскорбить чувства верующих. Летом 1921 г. в Индии довольно мирно прошел мусульманский праздник Бакрид, хотя раньше именно во время этого праздника происходили кровавые столкновения на религиозной почве в связи с забоем коров мусульманами.

Когда в 1921 г. религиозные авторитеты в Индии обратились к еди­новерцам с фетвой (письменным распоряжением, имеющим для му­сульман силу закона), в которой содержался призыв бороться с ко­лониальными властями вплоть до сохранения халифата, англичане запретили этот документ. Тогда М.К. Ганди обратился ко всем индий­цам, в том числе и индусам, с призывом открыто нарушить этот за­прет и требовать от властей наказания по закону, т. е. тюремного за­ключения. Сотни тысяч людей приходили в комиссариаты полиции, зачитывали текст фетвы и требовали арестовать их. Таким образом, английские власти провоцировались на массовые аресты. В условиях Индии проводить многочисленные аресты среди населения практи­чески невозможно. Англичане оказались в затруднительном положе­нии. Здесь необходимо учитывать такую тонкость: на Востоке власть, отдающая распоряжения и не добивающаяся их выполнения, за та­ковую не считается — таков менталитет населения. Впоследствии М.К. Ганди не раз прибегал к такой форме сатьяграхи — он считал необходимым разрушить ореол законности власти англичан в глазах индийцев.


Ущерб индо-мусульманскому единству нанесли волнения, про­изошедшие в августе 1921 г. на Малабарском берегу (близ Мадраса, восточное побережье, юг). Там вспыхнуло восстание мопла. Крестья­не-мусульмане народности малаяли выступили против землевладель­цев-индусов. Это был конфликт на социальной почве (известно, что купцы-мопла в волнениях не участвовали), но он приобрел характер религиозной резни. Сведения о событиях на юге страны достигли других районов Индии, что привело к религиозным погромам. ИНК и лично М.К. Ганди все эти эксцессы осудили. Ганди даже пытался выехать в район восстания мопла, чтобы разрядить обстановку, но власти этому воспротивились. События на Малабарском берегу на­несли урон единству двух общин.

К тому же в халифатистском движении наблюдался явный спад, так как вопрос о халифате все более утрачивал актуальность из-за со­бытий в самой Турции, где дело шло к провозглашению республики. Таким образом, сплачивавший дотоле две общины вопрос сам по себе терял значение, а внутренние противоречия, подогреваемые эмоцио­нальными всплесками, проявлялись все резче.
Новый подъем движения в связи с визитом принца Уэльского

С осени 1921 г. в Индии распространились слухи о предстоящем визи­те принца Уэльского — наследника английского престола, т. е. пред­ставителя короны. ИНК решил объявить бойкот официальным тор­жествам по этому поводу. Лидеры Конгресса понимали, что оскорбление короны во время визита в Индию повлияет на обще­ственное мнение в самой Англии, так как создаст нелестное представ­ление о политике английского правительства и, возможно, отразится на исходе предстоявших вскоре в Англии парламентских выборов. М.К. Ганди даже обратился с личным посланием к принцу, в котором заверил его в своих лучших чувствах, но в то же время подчеркнул, что дело приняло политический характер. В Индии начался массовый бойкот английских учреждений, продолжался бойкот английских то­варов.

17 ноября 1921 г., в день приезда принца Уэльского в Индию, в порту Бомбей состоялись демонстрации протеста, в городе началась 4-дневная забастовка. В тот же день в Бомбее произошли столкнове­ния между протестовавшими против визита и парсами, попытавши­мися устроить гостю пышный прием.


Английские власти обвинили в провокации беспорядков моло­дежную организацию Конгресса «Сева дал», которая была создана как раз накануне визита высокого гостя с целью поддерживать по­рядок при проведении массовых мероприятий. Английские власти ввели запрет на деятельность «Сева дал», чем не преминул восполь­зоваться М.К. Ганди. Он призвал всех индийцев, независимо от воз­раста, вступать в молодежную организацию ИНК и требовать от вла­стей наказания по закону.

Во всей Индии тысячи людей устремились в полицейские участки с требованием арестовать их, так как они являются членами запре­щенной организации. Списки членов «Сева дал» публиковались в газетах и также доставлялись в полицию. Англичане снова оказались бессильными что-либо сделать.

Колониальные власти предлагали М.К. Ганди компромисс: кампа­ния сатьяграхи прекращается, а по завершении визита принца Уэльского с ИНК начнутся переговоры. Но Ганди был непреклонен. Кампания сатьяграхи продолжалась, Индия бурлила, а английские власти ничего не могли поделать.
Сатьяграха в феврале 1922 г. и ее исход

В декабре 1921 г. сессия ИНК в Ахмадабаде приняла решение: кампа­нию продолжать вплоть до достижения свараджа и восстановления халифата. Было решено перейти к высшей форме сатьяграхи — объ­явить бойкот налогам. Руководителем предстоящей сатьяграхи был объявлен М.К. Ганди. Он получил право единолично решать, когда и к какой форме переходить, когда приостановить кампанию.

1 февраля 1922 г. М.К. Ганди потребовал от вице-короля Ридинга немедленно освободить всех заключенных, снять запрет с «Сева дал» и начать переговоры о предоставлении Индии самоуправления. В противном случае он угрожал перейти к бойкоту налогов. Вице-ко­роль ответил массовыми арестами, тем более что на сей раз основания были, поскольку отказ от уплаты налогов — тяжкое преступление,

Кампания началась с большим энтузиазмом. Хотя многие видные деятели ИНК были арестованы, сам Ганди оставался на свободе. Дея­тельность колониальных властей, казалось, была полностью парали­зована. К тому времени было арестовано уже 10 тыс. активистов ИНК, но отказ от уплаты налогов не прекращался.


4 февраля 1922 г. в деревушке Чаура-Чаури произошел прискорб­ный инцидент: крестьяне сожгли забаррикадировавшихся в участке полицейских. Это было явное нарушение основного принципа сатья­грахи — ненасилия (ахимсы). Ганди отдал распоряжение дальнейшую кампанию прекратить. Лидеры ИНК находились в то время в тюрьмах и весть о прекращении борьбы встретили с недоверием. Многие в то время осуждали Ганди за принятое решение, но впоследствии призна­ли, что Ганди оказался прав.

Это был первый насильственный акт, но он мог оказаться далеко не единственным. Сама идея сатьяграхи как ненасильственной формы борьбы была бы скомпрометирована, а англичане получили бы повод подавить движение силой. Ганди прекрасно чувствовал настроения масс и понимал, что напряжение прошедших лет не прошло бесследно, терпение народа уже на исходе и может последовать срыв с не­предсказуемыми последствиями.

Чтобы сохранить влияние на массы, Ганди представил в ИНК свою Конструктивную программу, в которой он, в частности, предлагал: про­должить вербовку в ИНК, пропаганду кхади, сбор средств в фонд Тилака, организовывать на селе панчаяты, отделы социального обслужи­вания (оказание помощи неимущим, при несчастных случаях и т. п.); призывал создавать национальные школы, бороться с неприкасаемос­тью и дискриминацией низших каст, с алкоголизмом. Но дух участни­ков движения оказался подорванным, люди тысячами выходили из ИНК. Вскоре был арестован и осужден на 6 лет и сам М.К. Ганди. Антиколониальная борьба явно пошла на убыль.

К тому же вопрос о халифате окончательно потерял прежнее зна­чение, единство индусов и мусульман ослабло. Более того, повсемест­но начались столкновения на религиозной почве, погромы. Усили­лись экстремистские организации в обеих общинах. Так, в Синде активизировалась деятельность индуистской «Хинди Махасабхи», ко­торая пыталась насильственно обращать в индуизм местное мусуль­манское население. В конце 1921 г. М.А. Джинна вышел из ИНК. Со­вместное проведение сессий Мусульманской лиги и ИНК отошло в прошлое.

Выводы

/. После Первой мировой войны в Индии начался новый этап антиколониально­го движения. Он был вызван главным образом внутренними причинами и не­дальновидной политикой английских властей.


  1. В ходе потрясших Индию событий ИНК стала массовой партией со своей разветвленной структурой и чрезвычайно эффективной новой тактикой — сатьяграхой.

  2. Английские власти, даже обладая превосходящими силами, убедились в соб­ственном бессилии перед тактикой сатьяграхи. Единственным орудием вла­стей стало провоцирование насильственных актов и раскол населения по ре­лигиозному признаку.

  3. К сожалению, единство индусов и мусульман в Индии ослабло, сплачивающий две общины фактор — халифатистское движение — утратил свое значение. Пути двух ведущих политических организаций Индии ИНК и Мусульманской лиги окончательно разошлись.

ЛЕКЦИЯ 3

Антиколониальное движение в Индии в 1920—1930-е гг.
I. Новый подъем антибританского движения
Ситуация в ИНК (1923-1927)

После неожиданного прекращения сатьяграхи в 1922 г. численность ИНК резко сократилась, из партии выходили многие, прежде всего мусульмане. Ведущие лидеры ИНК находились в тюрьмах, многие из них осуждали Ганди за принятое решение. Наметились три группи­ровки в ИНК:

  1. Сторонники Ганди. Они одобряли принятое решение прекратить сатьяфаху, считая необходимым сосредоточиться на Конструктивной программе. Их лидеры: Р. Прасад, В. Патель, Ч. Раджагопалачария.
  2. Сторонники перемен, или свараджисты. К их числу относились Мотилал Неру (отец Джавахарлала), Ч.Р. Дас. Они критиковали реше­ние Ганди о приостановке кампании. Предлагали отказаться от бой­кота политической системы, принять участие в выборах и попытаться парализовать работу Законодательных собраний изнутри. В 1923 г. эти политики создали Свараджистскую партию в составе ИНК.


  3. Левое крыло. Его представители были настроены более ради­кально и предлагали добиваться независимости, а не прав доминиона. К числу лидеров левого крыла относились молодой Джавахарлал Не­ру и Субхас Чандра Бос.

На сессии ИНК, состоявшейся в 1923 г. в Дели, было принято реше­ние о том, что члены партии (свараджисты) могут самостоятельно вы­ставлять свои кандидатуры и принимать таким образом участие в выбо­рах, но в целом Конгресс продолжал бойкот.

В декабре 1923 г. в Англии к власти пришло лейбористское правитель­ство во главе с Д.Р. Макдональдом. В свое время лейбористы обещали полностью изменить политику в Индии. Ганди и другие лидеры ИНК были освобождены из тюрем. Появились надежды на проведение ре­форм и изменение статуса Индии. В этих условиях Ганди принял реше­ние прекратить все виды бойкотов, кроме бойкота английских тканей.

Решено было сконцентрировать усилия на пропаганде кхади, со­здании национальных учебных заведений и укреплении единства с Мусульманской лигой. Казалось бы, прогнозы Ганди сбываются — это сплотило ряды ИНК. Тем более что свараджисты, приняв участие в выборах и получив места в Законодательных собраниях, безуспешно пытались прибегнуть к обструкции. Английские власти их полностью игнорировали, они могли управлять страной и без Законодательных собраний.

Но вскоре стало ясно, что надежды, связанные с приходом к влас­ти лейбористов, невелики: они зависели в парламенте от поддержки Либеральной партии, а та в свою очередь не собиралась идти ни на ка­кие уступки. К тому же вскоре, в конце 1924 г., в Англии у власти уже было новое, на сей раз консервативное правительство. Министром по делам Индии в нем стал лорд Биркинхед, попытки вести с ним пере­говоры закончились ничем.

В 1924—1928 гг. М.К. Ганди фактически отошел от политической работы в ИНК и целиком сосредоточился на своей Конструктивной программе. Особое внимание он уделял пропаганде кхади, ведя эту работу с помощью Всеиндийской ассоциации ручных ткачей.


Не добились успеха и свараджисты: они вновь приняли участие в выборах 1926 г., вновь получили на выборах большинство голосов, но не получили большинства в Законодательных собраниях, а следо­вательно, и возможности парализовать их работу.
Создание комиссии Саймона (1927) и обострение противоречий между британскими властями и ИНК

В 1927 г. было объявлено о создании комиссии Саймона (английский юрист). Целью комиссии, возглавляемой Дж. О. Саймоном, была раз­работка новой Конституции для Индии, но состоять комиссия долж­на была из одних англичан. При этом, правда, было заявлено, что по всем вопросам комиссия будет консультироваться с индийскими по­литическими партиями и организациями. Но все равно получалось, что англичане будут решать, какого рода самоуправление предоста­вить Индии. Индийские политические партии были возмущены дей­ствиями англичан и объявили бойкот работе комиссии.

В декабре 1927 г. на сессии ИНК в Мадрасе был создан специаль­ный комитет для разработки своего проекта Конституции. Его возгла­вил Мотилал Неру («Комитет Мотилала»).

В июле 1928 г. комиссия представила проект («Конституция Не­ру»). Предпринимались попытки согласовать проект с Мусульман­ской лигой и представить его в качестве единого, но межпартийная конференция в Калькутте в декабре 1928 г. закончилась неудачей. Де­легаты не смогли договориться о представительстве общин в Цент­ральном законодательном собрании (Мусульманская лига требовала себе Уз мест), после чего лидер мусульман Мухаммед Али Джинна по­кинул конференцию. Тогда же, в декабре 1928 г., на сессии ИНК в Калькутте был одобрен проект М. Неру и принято решение: дать ан­гличанам год для раздумий, после чего, если не будет позитивного от­вета, добиваться только полной независимости.

В декабре 1929 г. на сессии ИНК утверждается решение требовать независимости для Индии и начать подготовку к новой сатьяграхе.

Воздействие мирового экономического кризиса на Индию


Тем временем разразился мировой экономический кризис, который бы­стро достиг Индии. Еще в 1927—1928 гг. страна столкнулась с аграр­ным кризисом — падением цен на джут, хлопок, пшеницу, масличные культуры. Потеряв доходы, крестьяне не могли платить в прежнем раз­мере земельный налог. В июне 1928 г. один из соратников М.К. Ганди, Валлабхаи Патель, провел в Гуджарате успешную сатьяграху, бойкоти­ровав уплату земельного налога.

Мировая депрессия еще больше снизила цены на сельскохозяй­ственную продукцию, что фактически вело к росту налогов. Хотя фор­мально налоги оставались прежними, для их уплаты необходимо было произвести и продать в 2—3 раза больше продукции. Это приводило к тому, что землевладельцы стремились перевести крестьян на денеж­ную аренду. Крестьяне-собственники, будучи не в состоянии уплатить земельный налог, оказались перед выбором: или потерять землю и уй­ти в город, или попасть в кабалу к ростовщикам, или расстаться с се­мейными драгоценностями, которые в Индии есть у каждой женщи­ны, чтобы все же уплатить налог и спасти землю. Огромное количество драгоценных камней и изделий из драгоценных металлов потекло из Индии в Англию, что в известной степени помогло англичанам ста­билизировать свою финансовую систему.

Пытаясь преодолеть кризис сбыта, Англия стремилась расширить сбыт своей продукции в Индии. Были отменены все протекционистские тарифы на продукцию хлопчатобумажной и железоделательной промышленности. Деятельность индийских конкурентов была затруд­нена: власти повысили акцизы и сборы на железнодорожные перевоз­ки в Индии. Отказавшись от золотого стандарта фунта стерлингов, Ан­глия тем самым повысила курс индийской национальной валюты — рупии, что сразу же сделало индийские товары дороже. Это привело к разорению тысяч мелких и средних предприятий в Индии, росту без­работицы, работающие вынуждены были согласиться на сокращение зарплаты на 30—40%. Кризис обострил социальную напряженность, население усиленно распродавало сбережения, чтобы выжить.


Нараставшее в обществе негодование все более явно направлялось против колониальных властей. Появились даже радикальные группы, исповедовавшие террор. Они действовали, в основном, в двух районах — Бенгалии и Пенджабе. Разумеется, их общая численность была невели­ка и шансов получить существенную поддержку населения — никаких. Сами акции террористов ничтожны по своему числу. Крупнейшие из них — это налет на арсенал в Читтагонге, (Бенгалия) в 1930 г. и взрыв бомбы в Центральном законодательном собрании в Дели, который произвел террорист Бхагат Сингх. Но общество было возмущено мето­дами борьбы английских властей с террористами.

Особый протест вызвал так называемый «Бенгальский указ», кото­рый позволял властям проводить превентивные аресты подозреваемых в терроризме, вводить цензуру и ограничивал права на защиту. Следу­ет учитывать, что, хотя в абсолютном большинстве индийцы крайне отрицательно относились к насилию, многие из террористов в их гла­зах были национальными героями, а меры, принимаемые в отноше­нии них английскими властями, вызывали однозначное осуждение.
II. Сатьяграха в начале 1930-х гг.
Начало сатьяграха и открытие Конференции «круглого стола»

В январе 1930 г. депутаты от ИНК вышли из Законодательных собра­ний. 26 января 1930 г. был объявлен всеобщий хартал. Началась подго­товка к новой сатьяграхе. Ее лидером вновь был назначен М.К. Ганди. Это означало, что именно он должен был выбирать формы бойкотов и выдвигать требования к английским властям.

В марте 1930 г. были опубликованы так называемые «11 пунктов Ганди». Нет необходимости перечислять их все, но важно отметить, что в них выдвигались требования, которые готовы были поддержать разные слои общества. В частности, снизить наполовину земельный налог и военные расходы, сократить жалованье английским чиновни­кам, вновь ввести протекционистские тарифы на ввозимые в Индию товары. Одно из требований касалось отмены монополии английских властей на добычу и продажу соли. Разумеется, все эти требования но­сили второстепенный характер — англичане могли их удовлетворить. Но основная цель Ганди состояла в другом — он добивался от властей начать переговоры с ИНК по проекту Конституции.


Все ждали от Ганди сигнала о начале сатьяграхи. Английскому вице-королю сообщили, что Ганди покинул свою резиденцию и направился к морю. По дороге к нему присоединились тысячи сторонников. 6 апре­ля 1930 г. Ганди, выйдя к побережью в Гуджарате, начал выпаривать соль из морской воды, дав тем самым сигнал, с чего следует начать на этот раз сатьяграху. Он был сразу же арестован за нарушение закона, но его при­меру последовали миллионы людей по всей Индии: соль можно было выпаривать повсеместно, в том числе из внутренних водоемов. Люди раскладывали костры прямо напротив управлений полиции и демон­стративно нарушали закон, требуя, чтобы их немедленно арестовали.

Кампания сопровождалась довольно эффективным бойкотом анг­лийских товаров. Началось массовое пикетирование магазинов, к че­му Ганди призвал индийских женщин. Именно в это время сотни ты­сяч мусульманских женщин в ответ на призыв Ганди отбросили обычай затворничества (парды) и приняли участие в пикетировании сотен магазинов, чтобы не допустить там торговли английскими това­рами. С тех пор обычай парды соблюдается мусульманскими женщи­нами в Индии далеко не всегда.

В первый же месяц проведения сатьяграхи в Индии было арестовано около 100 тыс. человек. Английские власти явно пытались спровоциро­вать население на насильственные акции. Так, в Северо-Западной погра­ничной провинции был расстрелян массовый митинг патанов (пушту­нов), но и там вспышки насилия не произошло. Движение в этом районе возглавлялось организацией «Краснорубашечников» во главе с легендарным Абдул Гаффарханом, который провозгласил себя ярым сторонником Ганди и приверженцем его принципов ненасилия.

В мае 1930 г. были проведены новые аресты руководителей ИНК, в числе арестованных оказались отец и сын Неру, Мотилал и Джавахарлал. Деятельность ИНК была запрещена, на активы и имущество орга­низации наложен арест. Колониальные власти решили игнорировать Конгресс. В то же время они устанавливали контакты с иными полити­ческими силами в стране, не принимавшими участия в сатьяграхе.


В июне 1930 г. подготовленный комиссией Саймона доклад был представлен Англией на обсуждение политических партий Индии. В ноябре 1930 г. в Лондоне открылась так называемая Конференция «круглого стола» для обсуждения проекта новой индийской Конститу­ции. В ней приняли участие представители Мусульманской лиги, Либе­ральной партии, организации Хинду Махасабха, даже представители князей и лидеры индийских каст неприкасаемых. Не был представлен только ИНК. Его деятельность оказалась под запретом, и англичане на­деялись обойтись без самой крупной политической силы в Индии.

К тому времени позиции мусульманских лидеров заметно радикализируются, им становится все труднее находить контакт с мусульмана­ми, членами ИНК. Именно в 1930 г. известный общественный деятель Мухаммед Икбал высказал идею выделения из Индии независимого мусульманского государства. Тогда она была отвергнута Лигой, но впоследствии нашла свое выражение в создании Пакистана.
Пакт Ганди—Ирвинг и приглашение ИНК на Конференцию «круглого стола»

Пока Конференция «круглого стола» продолжала свою работу в Лондо­не, ситуация в Индии для англичан не улучшалась. Власть фактически была парализована, и стало ясно, что, если и удастся о чем-то догово­риться в Лондоне, без ИНК это не будет иметь никакого значения. Да­же аресты руководителей не могли нарушить ход сатьяграхи: Ганди при­думал хитроумную систему замены арестованных, и в каждом районе знали, кто возглавит кампанию после ареста очередного руководителя.

Уже в конце 1930 г. колониальные власти начали переговоры с лиде­рами ИНК. Первые контакты с ними проходили в тюрьме, а затем, в январе 1931 г., их освободили и переговоры шли в обычных услови­ях. 5 марта 1931 г. был подписан пакт Ганди — Ирвинг (вице-король) на следующих условиях: Англия снимает запрет с деятельности ИНК, приглашает его представителей на Конференцию «круглого стола» и освобождает всех политических заключенных. ИНК в свою очередь прекращает кампанию сатьяграхи.


Соглашение было утверждено на сессии ИНК в Карачи в марте 1931 г. На этой же сессии обсуждалась программа социальных и полити­ческих преобразований в будущей независимой Индии. Там, в частнос­ти, впервые говорилось о намерении ИНК провести в Индии реформу административно-территориального деления на лингвистической осно­ве, о национализации ключевых отраслей экономики и многом другом.

Тем временем начинаются взаимные обвинения сторон в наруше­нии соглашения Ганди—Ирвинг. Так, англичане освободили не всех арестованных, оставив в тюрьмах обвиненных в терроризме. Мало то­го, продолжал действовать «Бенгальский указ», который давал воз­можность властям проводить аресты людей и держать их под арестом без суда по обвинению в терроризме. Англичане также имели свои претензии: в отдельных районах продолжался стихийный отказ от уп­латы земельного налога и арендной платы, т. е., по сути, сатьяграха была прекращена не везде, а местные организации ИНК были вынуж­дены поддержать ее участников.

В сентябре 1931 г. М.К. Ганди прибыл в Лондон на Конференцию «круглого стола». Однако его пребывание в Англии было недолгим. После того как англичане предложили лидерам «неприкасаемых» от­дельную курию, пугая их тем, что в независимой Индии им якобы придется совсем плохо наедине с представителями более высоких каст, Ганди прервал участие в конференции и покинул Лондон. Он прекрасно понял, к чему ведут дело англичане. Если будет выделена отдельная курия для каст «неприкасаемых», сразу же начнется цепная реакция: каждая группа каст станет добиваться своей курии, и догово­риться тогда уже будет совершенно невозможно.
Кампания М.К. Ганди в защиту «неприкасаемых» (1932—1934)

М.К. Ганди возвращался в Индию морем. По прибытии он собирался сразу же возобновить сатьяграху, но и власти подготовились к этому. Сразу же после прибытия, 4 января 1932 г., Ганди был арестован, Кон­гресс вновь был объявлен вне закона. На имущество ИНК наложили арест, были заморожены все его финансовые активы и фонды. Иму­щество отдельных лиц, участвующих в движении, было конфиско­вано. Тем не менее сатьяграха возобновилась, хотя и не столь органи­зованно, как в 1930 г.; она продолжалась до мая 1933 г.


Тем временем Ганди в тюрьме объявил бессрочную голодовку в знак протеста против выделения «неприкасаемых» в отдельную курию. Лидер «неприкасаемых» доктор Амбедкар лично прибыл в тюрьму и заверил Ганди, что они отказываются от этого намерения. Ганди прекратил го­лодовку и решил развернуть кампанию по ликвидации дискриминации «неприкасаемых».

Многие лидеры ИНК в то время упрекали Ганди за то, что он-де не­своевременно начал новую кампанию, что сначала нужно было добить­ся от британцев независимости, а уже потом решать проблемы «неприкасаемых». Но Ганди был твердо убежден, что индийцы не могут требо­вать от англичан, чтобы те лучше обращались с ними, пока сами ин­дийцы еще хуже обращаются со своими соотечественниками.

Кампанию по ликвидации дискриминации проводила специально созданная Ганди организация «Хариджан севак сангх», ход событий освещался в редактируемой Ганди газете «Хариджан». Слово «хариджане» означает «божьи люди» — так в Индии с этого времени назы­вают «неприкасаемых». Ганди призывал правоверных индусов допус­тить хариджан в храмы, разрешить им пользоваться деревенскими колодцами, устранить многочисленные ограничения. Кампания про­водилась в основном на юге и имела шумный успех. Но сатьяграха тем временем явно шла на спад и многие обвиняли в этом лично Ганди, поскольку он отвлек внимание на новую кампанию.

В декабре 1932 г. неудачей завершилась еще одна попытка провес­ти переговоры между руководителями всех религиозных общин Ин­дии. Конференция единства в Аллахабаде закончилась провалом, хо­тя индусы были готовы предоставить мусульманам 32% мест во всех Законодательных собраниях.

В начале 1933 г. Ганди был освобожден из тюрьмы, к тому времени са­тьяграха сама по себе пошла на убыль. К тому же отдельные регионы Ин­дии постигли стихийные бедствия, и Ганди стал срочно проводить кам­панию по оказанию помощи пострадавшим в Бихаре. Официально сатьяграха была прекращена в мае 1933 г. Тогда же был снят запрет с ИНК.


Осенью 1934 г. ИНК принял участие в выборах и добился большо­го успеха, завоевав свыше половины всех голосов. М.К. Ганди в 1934 г. официально вышел из ИНК и вплотную занялся своей Конструктив­ной программой. Его авторитет уже был так велик, что он не хотел связывать себя какой-либо политической деятельностью. Ганди воспринимался всеми индийцами как общенациональный лидер.
III. Индия накануне Второй мировой войны (1935—1939)
Изменения в настроениях властей после событий начала 1930-х гг.

Несмотря на формальное поражение сатьяграхи, события, потрясшие Индию в начале 1930-х гг., не прошли для страны бесследно. Англича­нам удалось удержаться в Индии, но какой ценой?! В течение не­скольких лет власть в стране была практически парализована. В пра­вящих кругах Англии еще раз убедились в действенности массового движения. Стало ясно, что еще один натиск может оказаться послед­ним и тогда придется с позором покинуть Индию. С этого времени, очевидно, зреет убеждение: из Индии придется уйти рано или поздно. Эта мысль должна была постепенно укрепиться в сознании элиты британского общества. Необходимо было держать этот процесс под контролем, ни в коем случае не допуская анархии.

Еще один вопрос все больше беспокоил британские власти: враждеб­ные отношения между двумя религиозными общинами. Сознательно разжигать рознь — было себе дороже, так как поддерживать элементар­ный порядок в стране во время вспышек вражды на религиозной почве становилось все сложнее. Отношения между мусульманами и индусами оставались по-прежнему напряженными. В январе 1935 г. провалилась еще одна попытка урегулировать вопрос о представительстве мусульман в органах власти: неудачей завершились переговоры между представите­лем ИНК Раджендрой Прасадом и М. Али Джинной. Сохранение конт­роля над Индией становилось все более обременительным для британ­ской короны. Нужно было готовиться к постепенному уходу.

Конституция 1935 г. и ее последствия


В августе 1935 г. была наконец принята новая Конституция для Индии.

Она предусматривала сохранение центральной власти в руках вице-ко­роля, поэтому была названа «рабской». Вице-король по-прежнему назна­чался английским королем и обладал всей полнотой исполнительной власти: мог приостановить действие Конституции и ввести чрезвычай­ное положение. Но одновременно в Индии создавалась провинциальная автономия: в провинциях расширялись полномочия органов власти, со­здавались ответственные перед местными Законодательными собрания­ми правительства, имущественный ценз резко снижался, благодаря чему общее число избирателей выросло сразу в 4 раза.

Таким образом, индийские политические партии в случае победы на выборах получали возможность сформировать свои правительства в 11 провинциях. Иными словами, это означало передачу местной вла­сти в руки индийцев. Англичане, видимо, в будущем готовились поки­нуть Индию.

Индия становилась федерацией провинций и княжеств: назначен­цы князей получали V3 мест в Центральном законодательном собра­нии и 2/5 мест в Госсовете. В Конституции зафиксировано также право князей самостоятельно решать, будут они присоединяться к независи­мой Индии или останутся в рамках своего княжества.

И все же Индия по-прежнему оставалась колонией: Центральный исполнительный совет нес ответственность не перед Центральным законодательным собранием, а перед Государственным советом, ко­торый был тесно связан с колониальной администрацией. О будущем политическом статусе Индии не упоминалось вообще.

Выборы в провинциях по новому закону прошли в 1937 г. ИНК одержал победу на выборах и сформировал свои правительства по­всюду, за исключением двух провинций — Пенджаба и Бенгалии (там победила Мусульманская лига). Сразу же изменилась местная поли­тика: были освобождены политические заключенные, восстановлены демократические свободы, отменена цензура. Стала проводиться но­вая социальная политика, принимались законы, расширяющие права крестьян-арендаторов, ограничивались размеры уплачиваемой арен­даторами ренты, устанавливался мораторий на выплату ростовщичес­кой задолженности малоимущими слоями.


Новые провинциальные правительства в рамках отведенных им полномочий стали поощрять развитие национального предпринима­тельства, содействуя вытеснению английского капитала из индийской экономики. Англия постепенно утрачивала свои позиции в Индии.

Вместе с тем осложнились и без того напряженные отношения между двумя религиозными общинами: индусами и мусульманами. Появление автономных провинций с явным преобладанием мусульманского населе­ния готовило почву для будущего раздела страны. Мусульманская лига все больше ориентировала своих сторонников на несотрудничество с ИНК: в 1938 г. М. А. Джинна на сессии в Калькутте даже призвал исклю­чать мусульман—членов Конгресса из Лига. Мусульманская община по­степенно склонялась к созданию в Индии своего «национального очага».
Обострение внутрипартийных разногласий в ИНК

После сатьяграхи, завершившейся в мае 1933 г., ИНК удалось сохра­нить свою массовую базу и влияние в стране. Под его эгидой развер­нулось движение в крестьянской среде за снижение арендной платы, земельного налога, ростовщического процента. С 1936 г. эту работу координирует специально созданная в рамках Конгресса крестьян­ская организация «Кисан сабха». Создаются в структуре ИНК и дру­гие массовые общественные организации (Федерация студентов, Ас­социация прогрессивных писателей и т. п.).

Обратил внимание ИНК и на княжества, которые формально не входили в состав английской колонии. Там были созданы филиалы ИНК. С 1937 г. в княжествах Майсур, Траванкур, Раджкот прошли харталы в знак протеста против деспотической власти князей. Многие лидеры Конгресса приняли в них участие. Поддержал ИНК и кресть­янские выступления в ряде княжеств, например в Кашмире.

На сессии ИНК в Лакхнау в мае 1936 г. произошло усиление лево­го крыла партии. Президентом ИНК был избран молодой лидер Джавахарлал Неру, левые получили в Рабочем комитете 1/3 мест. Однако участие ИНК в выборах, а затем в формировании правительств в про­винциях вызвали в Конгрессе борьбу за места в административных и правительственных органах. Некоторые лидеры ИНК сохранили контроль над партийным аппаратом, другие же заняли посты в адми­нистративных органах.


В ряде провинций дело дошло до демонстраций, которые проводи­лись партийными функционерами против правительств, сформиро­ванных ИНК. Эти люди имели своих покровителей и в центральном аппарате партии. В 1938 г. председателем ИНК избирается один из ли­деров левого крыла партии — Субхас Чандра Бос. В апреле 1939 г. его вынудили уйти с поста председателя ИНК по обвинению в интригах. Сменил его на этом посту Раджендра Прасад. Позднее С.Ч. Бос был исключен из ИНК, он основал свою партию — Форвард блок, а в го­ды войны стал креатурой японцев и возглавлял созданную ими Ин­дийскую национальную армию (ИНА).

Все эти процессы, безусловно, ослабляли ИНК, но вместе с тем свидетельствовали о том, что постепенно ИНК превращается в правя­щую партию Индии.

Выводы


  1. Отношения между антиколониальным движением и колониальными властя­ми привели к сатьяграхе, потрясшей в начале 1930-х гг. до основания англий­ское господство в Индии.

  2. В британском обществе зрело убеждение, что Индию, в конце концов, придется оставить; в 1935 г. англичане согласились уступить местную власть индийцам.

  3. ИНК стал самой мощной и влиятельной политической организацией в Индии, но получив доступ к власти, он начал демонстрировать симптомы внутренних разногласий.

  4. Рознь между двумя религиозными общинами преодолеть не удалось, все по­пытки переговоров между ИНК и Мусульманской лигой провалились.