reforef.ru 1

Давид Вениаминович Ривман


Криминальная виктимология

Серия «Учебники для вузов»

Главный редактор Е. Строганова

Заведующий редакцией И. Андреева

Выпускающий редактор В. Зассеева

Литературный редактор Е Пряникова

Художник Р. Яцко
Корректоры Н. Викторова, С. Шевякова

Верстка Т. Петрова

ББК 67.628.333*7 УДК 343.988(075) Д. В. Ривман

Р49 Криминальная виктимология — СПб.: Питер, 2002. — 304 с. — (Серия «Учебники для вузов»)

ISBN 5-318-00688-4

Виктимология — это учение о жертвах преступления.

Преступность в России растет и становится все более опасной, множество людей становится жертвами преступников. Очевидно, что всестороннее изучение жертв необхо­димо, поскольку немало потерпевших оказывается в этой роли в силу опасного для них, но вынужденного поведения.

Предлагаемая вашему вниманию книга станет необходимым источником сведе­ний при изучении криминальной виктимологии в рамках отдельного специального курса или общего курса криминологии.

©Д. В. Ривман, 2002

© Издательский дом «Питер», 2002

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

ISBN 5-318-00688-4

ЗАО «Питер Бук». 196105, Санкт-Петербург, Благодатная ул., д. 67.

Лицензия ИД N» 01940 от 05.06.00. Налоговая льгота — общероссийский классификатор продукции ОК 005-93,

том 2; 95 3000 — книги и брошюры. Подписано в печать 11.10.01. Формат 60x90/16. Усл. п. л. 19. Тираж 3000 экз.

Заказ № 2256.

Отпечатано с готовых диапозитивов в АООТ «Типография „Правда"». 191119, С.-Петербург, Социалистическая ул., 14.

Содержание

Введение..............................................'...................................................................... 5


Глава 1. Виктимология: предмет, история, перспективы............... 8

1.1. Понятие и предмет виктимологии......................................... 8

1.2. Виктимологические идеи, представленные

в религиозной и художественной литературе................. 19

1.3. Возникновение и развитие виктимологии....................... 23

Глава 2. Жертва (потерпевший от преступления) ....'................... 33

2.1. Понятия «жертва» и «потерпевший от преступления». Соотношение понятий............................................................ 33

2.2. Индивидуальная виктимность............................................. 38

2.3. Социально-демографическая характеристика жертв (потерпевших от преступлений) и основания их классификации ........................................... 44

2.4. Социально-психологическая типология жертв

(потерпевших от преступлений) ......................................... 56

2.5. Массовая виктимность .......................................................... 73

Глава 3. Виктимологическая составляющая механизма

преступления..................................................................................... 80

3.1. Виктимизация: процесс и результат................................... 80

3.2. Понятие виктимологической ситуации

и ее составляющих ...................................л............................. 83

3.3. Поведение жертвы (потерпевшего)

в механизме преступления .................................................... 93

Глава 4. Виктимология преступлений

против жизни и здоровья.................... .,...................... 113

4.1. Убийства и причинение тяжкого вреда здоровью:

жертвы и ситуации................................................................. ИЗ

4.2. Половые (сексуальные) преступления:

жертвы и ситуации................................................................. 147

4.3. Заражение венерическими заболеваниями

и ВЙЧ-инфекцией: жертвы и ситуации .......................... 169

4.4. Незаконное производство аборта:

жертвы и ситуации................................................................. 176

Глава 5. Виктимология хулиганства: жертвы и ситуации............. 183

Глава 6. Виктимология преступлений против собственности ...... Л 95

6.1. Кражи: жертвы и ситуации ............................................... 195

6.2. Мошенничество: жертвы и ситуации ............................г 207

6.3. Разбой, грабеж, вымогательство:

жертвы и ситуации................................................................. 217

Глава 7. Виктимология Экономических преступлений:

жертвы и ситуации..................................................... 227

Глава 8. Виктимологическая профилактика преступлений .........240

%.1. Общая характеристика

виктимологической профилактики преступлений ..... 240

8.2. Организационное и информационное обеспечение

виктимологической профилактики.................................. 247

8.3. Тактико-методическое обеспечение

виктимологической профилактики.................................. 255

8.4. Общая виктимологическая профилактика.................... 262

8.5. Индивидуальная виктимологическая профилактика в отношении потерпевших с различным виктимным поведением.............................. 267

Глава 9. Возмещение вреда, причиненного жертвам,

их защита и помощь в социально-психологической реабилитации............................................................ 285


Заключение......................................................................................................... 294

Литература.......................................................................................................... 295

введение

Преступность в России растет и становится все более опасной [45, с. 26]. За последние 10-12 лет ее показатели увеличились более чем в четыре раза, стала массовым явлением организованная преступность. В обществе происходит негативная «трансформация морали и права ... путем скачкообразного приспособления их к современному амо­ральному, противоправному и преступному массовому поведе-нию..> [99, с. 475]. «Для современной России неуважение к закону стало нормой, а в некоторых регионах оно стало, без преувеличения, обвальным» [78, с. 16]. Наиболее ярко это проявляется в преступном поведении, но также и в виктимном, в значительной части характери­зующемся своеобразной «виктимологической виной».

В современной России у значительной части граждан крайне низок уровень правосознания, что выражается, в частности, в низкой способ­ности осознавать пределы криминальной опасности и необходимости ей противостоять. Множество людей, плохо приспособленных к само­защите, являются носителями потенциальной личностной уязвимости (виктимности), в массе проявлений определяющей виктимизацию об­щества, которая в России отличается более высоким уровнем, чем в развитых странах.

Ежегодно в нашей стране погибает в результате умышленных пре­ступлений свыше 60 тыс. человек (в 1997 г. — 62 598, в 1998 г. — 64 545), причиняется тяжкий вред здоровью более чем 80 тыс,м чело­век (в 1997 г.- 101 160, в 1998 г. - 81 565). В 1997 г. совершено 28 467, в 1998 г. - 28 794, в 1999 г. - 30 337 убийств. По коэффици­енту убийств (в 1996 г. — 19,9 на 100 тыс. населения) Россия далеко опередила большинство стран мира [78, с. 199,203,204; 35, с. 23].

Множество людей становятся жертвами преступников. Только офици­ально ежегодно регистрируется более 1,5 млн потерпевших (в 1997 г. — 1 704 200, в 1998 г. — 1 852 645). Преступления стали повседневным явлением. Они не могут не волновать буквально каждого человека и не только волновать, но и держать в страхе: любой может оказаться жертвой насильника, убийцы, вора или мошенника. Растет число на­сильственных и корыстных преступлений (количество краж за после­дние годы выросло более чем в 10 раз, разбоев и грабежей — более чем в 5 раз, мошенничеств — более чем в 3 раза), и нет никаких оснований


рассчитывать на положительные изменения в этой динамике [78, с. 273, 244, 250].

Виктимологическая ситуация, сложившаяся в стране, без преувели­чения может быть оценена как крайне напряженная, диктующая необ­ходимость создания системы мер, обеспечивающих личную и имуще­ственную безопасность граждан и юридических лиц. Решение этой, а точнее, многих связанных с этим задач, невозможно без глубокого ис­следования детерминационных факторов и процессов виктимизации с позиции криминогенных проявлений жертв преступлений Именно это обстоятельство инициировало исследования, проводимые в рам­ках сравнительно нового направления в криминологии, получившего название виктимологий.

Интерес к жертве, виктимологические идеи имеют длительную ис­торию. Однако возникновение теории жертвы, виктимологий, датиру­ется серединой XX века. Виктимология взяла на себя* функцию иссле­дования всех закономерностей, связанных с жертвой преступления С этого момента проблема жертвы стала, по существу, криминологи­ческой, т. е. обращенной в область детерминации конкретного преступ­ления и преступности.

Изучение причин и условий, способствующих совершению пре­ступлений, позволяет сделать вывод, что наряду с массой «невинов­ных» жертв многие жертвы своим поведением провоцируют преступ­ления или облегчают преступникам их совершение. Поэтому особый интерес для виктимологий представляют жертвы с виктимогенными девиациями. Без изучения всех и, в частности, таких жертв невозмож­на разработка особых, нетрадиционных мер по предупреждению пре­ступности, направленных на предотвращение неосмотрительного, рискованного, легкомысленного, распущенного, провокационного по­ведения человека, которое может оказаться опасным для него Самого.

Виктимология — это учение о жертвах, для которых типично пове­дение любого виктимологического качества: негативное, нейтральное, положительное. Очевидно, что всестороннее изучение жертв необхо­димо, поскольку немало потерпевших от преступлений оказывается в этой роли в силу опасного для них, но вынуЖденногб поведения (на­пример, при исполнении служебного или общественного долга ). Кро­ме того, обобщенные данные о потерпевших помогают выявить под­линную картину преступности и ее социальные последствия


Жертвы преступлений, виктимность и виктимизация, виктимоген-ные факторы в системе детерминации преступления и преступности в

настоящее время изучаются в рамках курса криминологии, но этого явно недостаточно. Для более глубокого их изучения необходим спе­циальный курс виктимологий, детализирующий криминологическое знание применительно к феномену жертвы.

Предлагаемое вниманию читателя учебное пособие, как надеется ав­тор, станет необходимым источником сведений при изучении викти­мологий в рамках отдельного специального курса или общего курса криминологии.

Главаt

Виктимология:

предмет, история, перспективы

1.1. Понятие и предмет виктимологии

Виктимология в буквальном смысле означает «учение о жертве» (от лат. mktima жертва и греч. logos учение). Эта наука возникла как реализация идеи изучения жертв преступлений и изначально развива­лись как направление в криминологии. Однако со временем представ­ления о ней претерпели изменения, определились различные позиции относительно предмета виктимологии и ее научного статуса. Эти по­зиции сводятся к следующему:

1 Виктимология — это отрасль криминологии, или частная крими­нологическая теория, и, следовательно, развивается в ее рамках.

2. Виктимология — это вспомогательная для уголовного права, уго­ловного процесса, криминалистики междисциплинарная наука о жертве преступления. Она существует и функционирует парал­лельно с криминологией.

3. Виктимология — это общая теория, учение о жертве, имеющее предметом исследования жертву любого происхождения, как криминального, так и не связанного с преступлениями. Викти­мология, таким образом, самостоятельная наука, принадлеж­ность которой к юридическим можно признать лишь отчдсти. Скорее это наука о безопасности жизнедеятельности человека. Мы рассматриваем виктимологию как направление в криминоло­гии, но это не значит, что иные подходы к ней не имеют права на суще­ствование. Их также следует хотя бы кратко охарактеризовать.


Представляется, что столь существенные различия в определении научного статуса виктимологии не случайны. Они обозначились еще на заре виктимологии, когда один из ее «отцов» — Б. Мендельсон (1900-1998) поставил вопрос о необходимости создания новой самостоятель­ной науки — виктимологии, а другой — Г. Гентиг (1888-1974)— вообще не использовал это название, априори рассматривая ее как Направление в криминологии.

Развитие этих подходов на протяжении более полувека свидетель­ствует, что, будучи единодушными в признании основной функцией виктимологии изучение жертвы и разработку мер ее безопасности, уче­ные расходятся в определении ее предмета, а следовательно и сфер ее практического применения.

Вопрос о том, какие жертвы должна изучать Виктимология, — прин­ципиальный. «Назначить» жертву в качестве предмета науки нельзя Можно, конечно, волевым путем отнести к предмету виктимологии те или иные категории жертв, произвольно объединив их, но эффектив­ность научного изучения сведется на нет, если эти жертвы не обладают сходными (аккумулированными в их личности) качествами, так или иначе определяющими их способность стать жертвами, характер уязви­мости и причиняемого вреДа. Требование определенной типологично-сти относится и к ситуациям причинения вреда.

Включение в предмет виктимологии всех категорий пострадавших лиц (не только физических), ставших жертвами самых различных обсто­ятельств, делает виктимологию комплексной социолого-технической наукой, не ограниченной криминальной сферой причинения вреда. Но жертвы преступлений и, например, экологических бедствий совершенно различны, а виктимоопасные ситуации не имеют ничего общего. Следо­вательно, признавая за виктимологией право на изучение любых жертв, надо прогнозировать ее становление и развитие в этом качестве, не забы­вая о внутренней противоречивости ее предмета.

Виктимология в таком понимании в отечественной специальной литературе иногда обозначается как Виктимология в широком смысле в отличие от криминальной виктимологии (криминологии в узком смысле), представляемой как ее составная часть [140, с. 17]


Сегодня в отечественной науке всеобъемлющей по предмету викти­мологии нет, но возражать против такого статуса виктимологии, есте­ственно, не следует, тем более странно выглядел бы отказ от ее разра­ботки в этом направлении только потому, что сегодня, как общая теория, она сведена к теории жертвы преступления.

Для вяктимологии перспектива развития в самостоятельную науку, синтезирующую знания о жертвах любого происхождения, не исклки чена. По мере накопления фактологического материала и результате» его теоретического осмысления она может сформироваться в этом ка­честве, если станет комплексной, включающей как минимум:

* криминальную виктимологию (правда, криминология вряд ли легко расстанется с важным элементом своего предмета);

* травмальную виктимологию (изучающую жертв некриминально­го травматизма);

* виктимологию быта и досуга (широкий спектр проблем без­опасности при использовании бытовой техники, безопасности на воде, транспортной безопасности, зависящей и от потенциальных жертв, и др.);

* психиатрическую виктимологию (проблемы жертв с отклонени­ями в психике) [5; 104, с. 116,120];

* виктимологию катастроф, экологических и стихийных бедствий;

ф виктимологию технической безопасности (изучающую последст­вия виктимного поведения, связанного с нарушением правил бе­зопасности труда, пожарной безопасности и др.);

* программы и меры обеспечения безопасности жертв, организа­цию системы виктимологической профилактики.

Эти направления виктимологических исследований жестко не раз­делены, так как, например, жертвы травмы (объекты травмальной вик-тимологии) могут оказаться таковыми в результате нарушений пра­вил техники безопасности или движения транспортного средства, правил обращения с бытовой техникой и т. д. В перспективе должны сформироваться соответствующие частные виктимологические тео­рии (по нашему мнению, криминальная виктимология уже сформиро­валась в этом качестве в рамках криминологии).


Появление частных теорий не вызывается какими-то противоречи­ями относительно эмпирического материала, а связано с необходимос­тью более детального изучения предметной области общей теории той или иной науки и свидетельствует о переходе науки на достаточно вы­сокий уровень исследования.

Перечень возможных компонентов виктимологии, естественно, нельзя считать завершенным. Как в дальнейшем будет развиваться виктимология, окажется ли она востребованной «по максимуму», сей­час определить невозможно. С этим и не следует спешить. На совре-

менном уровне виктимологических исследований ее некриминальные направления лишь обозначились, и от того, насколько глубокими и ре­зультативными будут соответствующие исследования, зависит, в ко­нечном счете, ее статус в системе наук.

Пока что в России сторонники виктимологии в широком смысле ог­раничиваются ее провозглашением, признавая, что сегодня это в боль­шей мере только научная позиция.

Представители двух других позиций, независимо от того, рассмат­ривают ли они виктимологию как междисциплинарную отрасль науч­ного знания или направление в криминологии, определяют ее как на­уку, предмет которой (в самом общем приближении) ограничен только жертвами преступлений и всем, что с ними связано.

По существу, и в том и в другом варианте — это криминальная (кри­минологическая) виктимология, которая в отличие от виктимологии в широком смысле не только реально существует, но и активно развива­ется в системе наук (научных направлений, дисциплин) криминально­го характера Такова логика приращения научного знания: сама идея виктимологии, ее концептуальная основа имели источники, изначаль­но сформировавшиеся на криминальной фактологии.

Нам еще предстоит разобраться в том, что представляет собой на­ука о жертвах преступлений, какое место она занимает в системе дру­гих наук, но прежде следует определиться относительно ее названия. Оперируя термином «виктимология», мы имеем в виду, что, в прин­ципе, ее с равными основаниями можно именовать и криминологи­ческой (учитывая ее происхождение и принадлежность), и крими­нальной (если исходить из специфики предмета). В тех случаях, когда возникнет необходимость излагать позиции, отличающие кри­минальную (криминологическую) виктимологию от криминологии в «широком смысле», мы будем использовать эти термины.


Виктимология1 возникла как научно-прикладное направление в рамках криминологии совершенно закономерно, так как объективные потребности социальной практики потребовали ответа на вопрос: по­чему, в силу каких причин те или иные лица и социальные группы ста­новятся жертвами чаще, чем иные, оказывающиеся в аналогичных си­туациях? Но ответить на этот*вопрос можно было, только опираясь на определенные обобщения, анализ причин, условий ситуативного пла-

1 Виктимология — наука криминологическая В этом смысле она — криминоло­гическая виктимология. Вполне правомерно и название «криминальная викти­мология» Но не следует толковать это название буквально как «преступная»

на, индикаторов повышенной уязвимости — как индивидуальной, так , и групповой. Иными словами, потребовалась теория социологической го характера, наиболее близкая к теории причин преступности, и в осо­бенности причин конкретного преступления.

Виктимология изменила ракурс, в котором традиционно рассмат­ривался, да и сейчас рассматривается, человек, оказавшийся жертвой каких-либо криминальных или иных неблагоприятных для него обсто­ятельств. Она подошла к нему как к объективно значимому элементу конкретной опасной ситуации. Такой подход оправдан: многие пре- L ступления демонстрируют нам столь значительный «яклад» жертвы В происходящее с нею, что преступление нередко предстает как резуль­тат действия пары — преступника и жертвы. Более того, Виктимология и причинителя вреда стала рассматривать с позиции жертвы, как по­терпевшего, поскольку даже виновный человек становится таковым (и нередко) в силу мало зависящих от него обстоятельств [2, с. 43-44].

Наряду с общеприменимым в криминологии термином «жертва» криминальная Виктимология оперирует обозначающим непосред­ственную жертву преступления термином «потерпевший» независимо от того, признается ли лицо, пострадавшее от преступления, потерпев­шим или нет. Жертвы, поведение которых столь негативно, что исклю­чает возможность их процессуального признания потерпевшими, для виктимологии представляют особый интерес, так как вносят в меха­низм преступления, как правило, наиболее весомый вклад. Виктимо-логию, таким образом, интересует не формально-логическое понятие потерпевшего, а его истинная роль [112, с. 8J.


Соответственно предметом изучения виктимологии являются лица, которым преступлением причинен физический, моральный или мате­риальный вред, в том числе и преступники; их поведение, находившееся в той или иной связи с совершенным преступлением (включая и поведе­ние после него); отношения, которые связывали преступника и жертву до момента совершения преступления; ситуации, в которых произошло причинение вреда. Таким образом, виктимология изучает:

Ф морально-психологические и социальные характеристики жертв преступлений (потерпевших от преступлений),1 чтобы ответить на вопрос, почему, в силу каких эмоциональных, волевых, мо­ральных качеств, какой социально обусловленной направленно­сти человек оказался потерпевшим;

1 Далее *- «потерпевший» и «жертва» как аналогичные понятия.

Ф отношения, связывающие преступника и жертву (потерпевше­
го),1 чтобы ответить на вопрос, в какой мере эти отношения зна­
чимы для создания предпосылок преступления, как они влияют
на завязку преступления, мотивы действий преступника;
Ф ситуации, которые предшествуют преступлению, а также ситуа­
ции непосредственно преступления, чтобы ответить на вопрос,
как в этих ситуациях во взаимодействии с поведением преступ­
ника криминологически значимо проявляется поведение (дей­
ствие или бездействие) жертвы (потерпевшего);
* посткриминальное поведение жертвы (потерпевшего), чтобы от­
ветить на вопрос, что он предпринимает для восстановления сво­
его права, прибегает ли к защите правоохранительных органов,
суда, препятствует или способствует им в установлении истины;
Ф систему мероприятий профилактического характера, в которых
учитываются и используются защитные возможности как потен­
циальных жертв, так и реальных потерпевших;
Ф пути, возможности, способы возмещения причиненного преступ­
лением вреда, и в первую очередь физической реабилитации

жертвы (потерпевшего). ^


Виктимология, следовательно, не может ограничиваться изучением потерпевшего от преступления (жертвы) на психологическом уровне, как отдельно взятого индивидуума.

В ее предмет входит и массовая уязвимость, уязвимость отдельных социальных, профессиональных и других групп. Чтобы решать науч­ные, а главное практические, задачи, необходимо знать: каков удель­ный вес потерпевших от преступлений в общей массе населения; удельный вес отдельных групп населения в массе потерпевших; от ка­ких преступлений и в каких отношениях оказываются потерпевшими различные категории лиц, различающиеся по социальным, морально-психологическим, физическим признакам.

Практическое использование виктимологических возможностей в борьбе с преступностью напрямую связано с ответами на вопросы: Ф почему некоторые люди быстрее или чаще становятся жертвами преступлений (потерпевшими), чем другие (очевидно, здесь не­обходимо изучение уязвимости на психологическом уровне);

J Здесь и далее при употреблении термина «потерпевший» подразумевается жертва преступления, и наоборот.

* какова роль жертвы (потерпевшего) в механизме преступления;

* какое значение в криминологическом плане имеют отношения, связывающие преступника и его жертву;

* в какой мере общественная опасность преступника зависит от

степени уязвимости жертвы (потерпевшего). Иными словами:

* как соотносятся типичные характеристики различных преступле­ний с личностными качествами (пол, возраст, профессия и т. д.) и l поведением жертв (потерпевших);

* каковы колебания (сезонные, суточные, удельный вес в общей структуре преступности) различных преступлений в зависимости от изменений структуры преступности в том или ином регионе;

* как влияет на реальную возможность совершения преступления определенным, склонным к этому лицом обстановка, обеспечива­ющая его контакты с лицами большей или меньшей уязвимости;


« в какой мере влияет «примерка» к конкретной потенциальной жертве на выбор способа совершения преступления;

* что представляет и от чего зависит сам процесс выбора преступ­ником жертвы;

* как в организационном плане обеспечить выявление лиц, кото­рые с наибольшей вероятностью могут оказаться жертвами (по­терпевшими);

* какие меры воздействия на потенциальные жертвы (включая и принудительные для лиц негативного поведения), непосред­ственно обеспечивающие их безопасность, необходимо использо­вать, включив в общую Систему мер профилактики преступле­ний;

* в каком направлении следует вести поиск новых возможностей этого характера [112; 128].

Криминальная виктимология активно развивается. Она осваивает значительную по объему информацию о жертвах и ситуациях различ­ных преступлений. По мере того как их изучение «выводит» на конк­ретную личностную и ситуативную виктимологическую специфику, в ее составе формируются новые направления. Некоторые из них еще только появились, другие уже могут быть отнесены к частным викти-мологическим теориям. В современной криминальной виктимологии представлены:

*

Ф виктимология насильственной преступности (в ее рамках — вик­тимология преступлений, посягающих на половую неприкосно­венность); виктимология воинских преступлений; виктимология терроризма, захвата заложников, похищения людей;

* виктимология корыстной преступности; виктимология корыст­но-насильственной преступности;

Ф виктимология экономической преступности (в ее рамках — викти­мология преступлений, совершаемых в области кредитно-банков-ской сферы); пенитенциарная виктимология, виктимология пре­ступности несовершеннолетних (ювенальная виктимология);

* виктимология преступлений против правосудия; виктимология преступлений, совершаемых по неосторожности, и др.1

v При формировании виктимологических частных теорий по понят­ным причинам нет возможности строго следовать уголовно-правовым критериям, так как непосредственная жертва может виктимогенно проявляться независимо от того, на какой объект уголовно-правовой охраны посягает преступник.


Мы уже имели возможность отметить различия в подходах к виктимо­логии как общей теории жертвы и виктимологии криминальной (крими­нологической), но этим дискуссия о ее статусе не ограничивается.

Она лишь переходит в иную плоскость, поскольку на современном уровне развития виктимологии наибольшую актуальность представ­ляет ответ на вопрос, входит ли она в состав криминологии или нахо­дится вне ее, соответственно «работает» ли она в «криминологическом поле» или развивает"ся как междисциплинарная наука. Эта дискуссия не затрагивает проблемы виктимологии как общей теории жертвы. Она относится исключительно к криминальной (криминологической) виктимологии, предмет которой — жертвы преступления.

По мнению Л. В. Франка и Ю. М. АнтоняНа, высказанному почти четверть века назад, виктимология, возникшая как научное направ­ление в криминологии, должна будет со временем превратиться в

1 Примером научной разработки проблем ювенальной виктимологии являет­ся книга Дж. Симеон, Г. Маккол «76 способов защитить вашего ребенка от преступников», а в области виктимологической педагогики — книга П. Стат-мен «Безопасность вашего ребенка». Проблемы воинской виктимологии исследуют Мацкевич И. М., Эминов В. Е. (Преступное насилие среди военнослужащих. М.: Юрист, 1994.) Дается по: РивманД. В., Устинов В. С. Виктимология. СПб.: Юридический центр «Пресс», 2000. С. 11.

междисциплинарную отрасль научного знания, отдельную, самосто­ятельную научную дисциплину, выступающую как вспомогательная для криминологии, криминалистики, уголовного права и уголовного процесса [153, с. 73-78; 6, с, 64-65]. При таком подходе виктимоло-гия выводится за рамки криминологии и должна развиваться в каче­стве поставщика информации о потерпевшем всем наукам крими­нального цикла, в том числе и криминологии.

Аналогичного мнения придерживается и Б. В. Сидоров, рас­сматривающий криминальную виктимологию как межотраслевую юридическую дисциплину, имеющую прикладной характер [140, с. 19].


С точки зрения В. И. Полубинского, виктимология — это существу­ющая параллельно с криминологией комплексная, междисциплинар­ная отрасль науки, предмет которой — жертвы преступлений (крими­нальная виктимология) и травматизма (травмальная виктимология). Отметим, что в этой позиции присутствует элемент виктимологии в широком смысле.

Криминальная виктимология, по мнению В. И. Полубинского, рассматривает проблему жертвы преступления с позиции уголовно­го права, уголовного процесса и криминологии. Однако в предмет виктимологии он включает (вот где работает логика проблемы!) все же практически криминологические позиции:

* виктимность как специфическое биопсихосоциальное явление;

* количественные и качественные характеристики лиц, которым

преступлением причинен ущерб; ф виктимогенную обстановку;

* природу и закономерности отношений жертвы и преступника;

* формы и методы защиты возможных жертв от преступных пося­гательств;

* порядок возмещения вреда [101, с. 37].

Авторы приведенных выше позиций сходятся в том, что виктимо­логия —'это междисциплинарная научная дисциплина, не входящая в состав криминологии.

С иной точки зрения виктимология является одним из направлений (отраслью) криминологии. В. Е. Квашис аргументирование возражает против определения виктимологии как науки междисциплинарной [49, с. 16-18].

Мы занимаем аналогичную позицию и полагаем, что на современ­ном этапе виктимология (именно криминальная(криминологиче-

ская) виктимология, поскольку в ином качестве она пока не сущет-ствует) — это новое научное направление, развивающееся в рамках криминологии. Как таковая она, скорее всего, останется в составе криминологии и в том случае, если получат развитие исследования жертв не криминального происхождения, которые, что вполне воз* можно, оформятся в самостоятельную научную дисциплину. Поэто­му возражать против такого термина не следует [40, с. 16]. Он поле­зен/ так как указывает на сущностное содержание виктимологии жертв преступлений.


Виктимология изучает определенную (связанную с жертвой) часть / явлений, имеющих место в сфере причин преступности и условий, спо­собствующих совершению преступлений. Но именно эти явления только в полной их совокупности изучаются криминологией. Таким образом, предмет виктимологии в этой части — элемент предмета кри­минологии.

Виктимология возникла в криминологии не случайно. Она родилась на криминологическом материале, но осмысленном в новом ракурсе, с иных позиций. Сформировав в своих недрах виктимологию, кримино­логическая наука тем самым изменила традиционный подход к изуче­нию и оценке обстоятельств, специфически реализующихся в явлении преступности. Новизна виктимологии не в том, что она «открыла» жерт­ву как до того не известную криминологии. Жертва никодга не была для криминологии секретом. Обратившись к предмету, в принципе, извест­ному (жертве), но практически почти не изученному, она в значительной мере изменила устоявшиеся привычные представления о криминологи­ческих механизмах, нашла новые пути проникновения в существо крими­нальных процессов и раскрыла резервы усиления профилактических возможностей в сфере контроля над преступностью. Криминология в , процессе своего развития идет по пути углубления в существо исследуе­мых явлений, а это приводит к выделению в известной мере автономных сфер исследований. Отсюда и возникновение виктимологии как нового научного направления в криминологии.1 Она и в дальнейшем будет раз­виваться в ее рамках как самостоятельное направление, отрасль или част­ная теория (в данном случае не столь важно). Это объективная ситуация, и изменить ее волевым решением, даже оформленным в научную пози­цию, вряд ли возможно.

1 Ривман Д. В. Виктимология и профилактика преступлений Дис. ... д-ра юрид наук. Л , 1979 С. 23-24.

Пока виктимология будет иметь своим предметом только потерпев­ших от преступлений и все, что с ними связано, и тем самым оставаться только криминологической, она не выйдет из состава этой науки. При­знание ее междисциплинарной, вспомогательной для уголовного права, уголовного процесса, криминалистики наукой ни э коей мере не даме* нитее криминологического характера. Комплексная «глобальная* Шк* типология не «уведет» из криминологии виктимологию криминальной жертвы» потому что ее предмет — составная часть предмета криминоло­гии и весь круг интересов сосредоточен в сфере преступности.


Изучение потерпевшего как действующей фигуры уголовного судо­производства, как личности, с которой имеют дело оперативно-розы­скные и следственные службы, конечно, необходимо и имеет много­летнюю историю. Однако его направленность, угол зрения иные, не криминологические^ (это вопросы следственно-судебной процедуры, оценки доказательств и др.). Все, что касается детерминационных прояв­лений потерпевшего, истории формирования его личности, реализации им типичных для него установок и оценочных позиций, уголовный про­цесс, криминалистика, оперативно-розыскная деятельность, уголовное право получают от виктимологии. Именно виктимологической (т. е., по существу, криминологической) информацией она и может им «помочь».

Возможен и обратный процесс — обогащение виктимологического знания информацией о потерпевшем в уголовном процессе, уголовном праве, криминалистике, оперативно-розыскной деятельности.

В конечном счете не столь уж важно, признается ли за виктимологи-ей право на самостоятельное существование или ей отводится место в рамках криминологии. Таким образом, в отношении криминологиче­ской виктимологии, изучающей жертву преступления, обозримая пер­спектива связана только с криминологией.

Время ответит на вопрос о том, станет ли виктимология комплекс­ной наукой о жертвах, виктимности и виктимизации во всем их спектре или параллельно сформируются научные дисциплины каждая со своим предметом (криминальными и не криминальными жертвами). За тер­мином «виктимология» стоят отнюдь не мнимые, а реальные проблемы, изучение которых в интересах борьбы с преступностью, в целом защиты жертв, обеспечения их безопасности совершенно необходимо.

Как научное направление виктимология находит себе место и в Общей и в Особенной части криминологии: общие проблемы викти­мологии являются элементом Общей части криминологии, а викти­мология отдельных видов преступности, групп преступлений, групп

I

Потерпевших входит в Особенную часть криминологии (это частные


%иктимологические теории).

Дискуссии по виктимологическим проблемам ведутся и за рубежом. Разброс мнений впечатляет: от признания виктимологии самостоя­тельной наукой (Б. Мендельсон) до признания ее частью криминоло­гии (X. Нагель) [173, с. 347]. Есть и сторонники полного отрицания какой-либо полезности виктимологии (Г. Кайзер) [46, с. 122,125,126]. Вряд ли нужно доказывать, что такая позиция неконструктивна. Даже за сравнительно короткий период практического обращения к виктимилогическому аспекту борьбы с преступностью уже разработа­ны рекомендации, которые помогают многим потенциальным жертвам избежать виктимизации. Осуществление мер виктимологической про­филактики лозволило получить весьма ощутимый положительный 4 эффектов предупреждений преступлений [61, с. 420].

1.2. Виктимологические идеи, представленные в религиозной и художественной литературе

Представления о жертве,, которая не только своим поведением или отношением к тому, кто причиняет ей вред, но вообще самим фактом своего существования способствует возникновению опасной для себя ситуации, возникли много веков назад. Сведения о жертвах определен­ных психологических типов мы находим уже в древнегреческих мифах.

Царь Фив Эдип (герой мифа и трагедии Софокла «Царь Эдип», написанной на его основе) в силу неосознаваемых им обстоятельств оказывается мужем собственной матери и убийцей своего отца. Узнав о содеянном, он ослепляет себя. Эдип — тип невиновной или, точнее, по-особому виновной жертвы, обозначаемой сегодня как «комплекс Эдипа», «Эдипова вина».

В библейском сюжете о Каине и Авеле виктимологическая ситуа­ция иная. Потенциальная жертва Авель осознает опасность, исходя­щую от брата, но в силу определенного психологического состояния (чувства некой вины перед ним) не противится обстоятельствам, идет с Авелем в поле, где и погибает от его руки. Авель иной, чем Эдип, тип жертвы: он — жертва с ощущением некой вины, поэтому не находит в себе сил к сопротивлению и как бы внутренне оправдывает действия причинителя вреда. Его поведение — объективно провоцирующее, хотя он этого не осознает.


Тип жертвы, которую мы сегодня определили бы как агрессивный с элементами некритичности, описан в сюжете о Самсоне и Далнла Виктимное поведение Самсона характеризует его как неоправданно самоуверенного, переоценивающего свои силы. Этот тип жертш свя­зан с так называемым комплексом Самсона [148, с. 8-11; 153, с» 17^/19: 102, с. 6].

Начиная со средних веков тема «виновной» и «невиновной* жерт* вы преступления находит отражение в художественной литературе.1

Так, героиня романа известного английского писателя Д. Дефо (1661-1731) «Молль Флендерс» преступница Молль делится своим опытом совершения преступлений исходя из состояния,жертвы. В зави­симости от него рна решает, прибегнуть ли к шантажу или просто обво­ровать человека, если он достаточно слаб, чтобы сопротивляться. Но Дефо очень точно прослеживает процесс не только криминалиэации, но и виктимизации Молль как начальный этап ее продвижения к «карье­ре» профессиональной воровки и проститутки. Молль выступает в ро­мане не только как преступница, но и как жертва обмана обольстителя и собственного легкомыслия.

Персонаж романа того же автора «Полковник Джек» Билл со знани­ем дела говорит о легкомыслии тех, кто хранит свои бумажники в слиш­ком просторных карманах {153, с. 19-20]. Поскольку автор говорит сло­вами своего героя, следует признать, что в его произведениях есть высказывания, свидетельствующие о понимании роли жертвы в за­рождении и развитии преступления. Сегодня для этого мы бы ис­пользовали термин «виктимологическая ситуация».

Один из героев повести другого английского писателя — Томаса Кинсея «Убийство, рассматриваемое как искусство» (20-е гг. прошлого столетия) характеризуется так: «Он был со всех точек зрения хорошим объектом для убийства,., У него имелись деньги, но не имелось никакой возможности оказать хоть какое-то сопротивление», Автор повести про­водит идею, что отдельные люди обладают определенными свойствами, делающими их более, чем других, предрасположенными к роли жертвы