reforef.ru 1


Министерство внутренних дел России

ТЮМЕНСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
В.И. Морозов

В.Г.Пушкарев

ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 256, 258 УК РОССИИ

методические рекомендации
Тюмень 2005
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ............................................................................................................3

1. Уголовно-правовое понятие незаконной добычи водных животных и растений, незаконной охоты……… …………………………..……………………4

2. Характеристика конструктивных (обязательных) признаков ст.ст. 256 и 258 УК РФ…..……………………………………………………………….….……9

3. Характеристика квалифицирующих признаков в ст.ст. 256 и 258 УК РФ…………………………………………………………………………………14

4. Отграничение незаконной охоты и незаконной добычи водных животных и растений от административных правонарушений и смежных составов преступлений ……………………………………………………………...…..….…20

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………….....25

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ………………....…………26

ВВЕДЕНИЕ
В правоприменительной деятельности ОВД с квалификацией ст.ст. 256 и 258 нередко возникают трудности. В первую очередь они связаны с бланкетным характером диспозиций указанных статей. В практической деятельности дается различное толкование терминов, используемых в статьях о браконьерстве, что приводит к нарушению принципа справедливости и выражается в наличие существования «местной» законности.

В данной работе сделана попытка решения этой проблемы. Для чего проанализированы, определяющие незаконность охоты и рыболовства, конструктивные и квалифицирующие признаки составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 256 и 258 УК РФ. При наличие их законодательного определения, сделан его анализ, при отсутствие - дано логическое толковании на основании бланкетного законодательства, постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (в частности постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» № 14 от 5 ноября 1998 года), а также сложившейся следственно-судебной практики.


В конце работы рассмотрены способы отграничения преступлений, предусмотренных ст.ст. 256 и 258 УК РФ от административных проступков и иных составов преступлений на основании действующего законодательства, а также сложившаяся следственно-судебная практика в данной отрасли.

1. Уголовно-правовое понятие незаконной добычи водных животных и растений, незаконной охоты
Для уяснения смысла уголовно-правовых понятий незаконная добыча рыбы, морского зверя и иных водных животных или промысловых морских растений, незаконная охота вначале необходимо дать толкование терминам добыча и охота.

Термин добыча законодательного определения не имеет, уяснить его сущность можно лишь путем логического толкования. Термин охота закреплен в специальном законодательстве. Так, его определение содержится в Положении об охоте и охотничьем хозяйстве в РСФСР, утвержденном Постановлением Совета Министров РСФСР от 10 октября 1960 г. № 1548 (с послед. изм. и доп.), а также анализируемое определение продублировано во всех типовых региональных правилах охоты. Согласно правил охоты на территории Тюменской области, охотой признается выслеживание с целью добычи, преследование и сама добыча диких зверей и птиц, находящихся в состоянии естественной свободы. Толкование термина охота также дано в Постановление Пленума ВС РФ № 14 от 5 ноября 1998 года в п. № 12, где под охотой признаются такие действия, как выслеживание с целью добычи, преследование и сама добыча диких зверей и птиц.

Как видно из определений охоты понятие добыча является ее составляющей. То есть действия определяемые термином добыча уже охоты, так как последняя включает в себя еще выслеживание и преследование. При квалификации деяний, предусмотренных ст.ст. 256 и 258 УК РФ данное обстоятельство необходимо учитывать.

Под выслеживанием следует понимать любые действия, направленные на отыскание местонахождения животного, например, «распутывание следов», засады, засидки, использование специальной техники (эхолоты, тепловизеры и т.д.).


Преследование обозначает выполнение любых действий, обеспечивающих приближение к животному, пытающемуся скрыться, для наиболее вероятной добычи. Животное находится в поле видимости, за ним следуют на машине, пытаясь сократить расстояние для обеспечения более меткого выстрела, или могут изматывать его силы путем преследования на большой скорости.

Под добычей подразумеваются любые действия, могущие привести к изъятию животного из естественной среды. Например, убой животного, отлов и т.д. Следует различать добычу, как процесс и как результат. В понятии охота имеется ввиду добыча, как процесс. Поэтому к добыче следует относить и действия еще не приведшие к изъятию животного из естественной среды, а создающие опасность такого изъятия.

Предмет преступления в ст.ст. 256 и 258 УК РФ не конкретизирован. В диспозиции ч. 1 ст. 256 УК РФ перечислены рыба, морской зверь, иные водные животные и промысловые морские растения. Согласно словарю русского языка С.И. Ожегова, под рыбой следует понимать «живущее в воде и дышащее жабрами позвоночное животное с конечностями в виде плавников и кожей, покрытой чешуей»1. Морским зверем признается водное млекопитающее, живущее преимущественной в соленой морской воде. Например, киты, дельфины, моржи, тюлени и т.д. Иные водные животные – это собирательное понятие. К ним относятся раки, кальмары и т.д.

Необходимо помнить, что часть животных одинаково уверенно чувствуют себя на воде и суше. В литературе они также называются водными, но по сложившейся традиции их добыча регулируется охотничьим законодательством, и поэтому они являются предметом ст. 258, а не ст. 256 УК РФ. К таким водным животным относятся, например, бобры, ондатры, выдры, норки, различные виды уток, гусей и т.д. Под промысловыми морскими растениями понимаются лишь те, которые имеют хозяйственное значение и производиться их добыча в промышленных масштабах. К ним относятся, например, морские водоросли, губки, травы и т.д.


В ч.2 ст. 256 УК РФ указаны котики, морские бобры, иные морские млекопитающие. Морской котик – водное млекопитающее семейства ушастых тюленей отряда ластоногих. Обитают в северной части Тихого океана. Морской бобр (морская выдра, калан) млекопитающее семейства куньих. Понятие иные морские млекопитающие совпадает по вложенному в него смыслу с понятием морского зверя данного нами ранее.

В диспозиции ст. 258 УК РФ указаний на предмет преступления нет вообще. Исходя из определения охоты, выслеживать, преследовать и добывать можно любых диких зверей и птиц, находящихся в состоянии естественной свободы.

Признак незаконности охоты и добычи водных животных и растений одинаков как для уголовного, так и для административного законодательства. Он характеризуется, согласно Постановлению Пленума ВС РФ № 14 от 5 ноября 1998 года ч. 2 п. 12, отсутствием соответствующего разрешения либо наличием специального запрета, отсутствием у лица права на добычу или получение лицензии без необходимых оснований, либо осуществление промысла вне отведенных мест, в запрещенные сроки, запрещенными орудиями и способами.

Детализация перечисленных формулировок обычно дается в специальном законодательстве, например, Правилах охоты или Правилах любительского и спортивного рыболовства. Для отдельных категорий мест и видов представителей животного мира, могут быть разработаны индивидуальные правила добычи, например, Правила добычи объектов животного мира, занесенных в Красную книгу, или в зеленых зонах. Также отдельной регламентации подвержены промышленные способы добычи животных.

Так, под отсутствием соответствующего разрешения понимается не получение лицом обязательного в конкретном случае разрешающего документа. Например, что касается любительской и спортивной охоты, такими документами являются путевка или лицензия. Кроме того, при охоте на пушных зверей, разрешающим документом может служить договор на добычу между охотником и представителем контролирующей организации. В нем указывается место охоты, сроки, способы и иные условия. Обычно это капканная охота на конкретном болоте или озере. У промысловиков (лица занимающиеся охотой профессионально) могут существовать иные разрешающие документы на охоту, они предусмотрены для каждого конкретного случая. Например, охотники, являющиеся штатными работниками какой-либо организации, могут получать наряд-задание и т.д. Необходимо помнить что, имея лишь охотничий билет и разрешение на оружие осуществлять охоту нельзя, в любом случае должен быть документ, регламентирующий добычу конкретного вида животного.


Для рыболовства предусмотрен иной порядок. Разрешающие документы необходимы лишь в случаях использования орудий и способов массовой добычи, например, сетей. При индивидуальном вылове, например, на удочку ни каких разрешающих документов получать не нужно. Промышленное рыболовство осуществляется на лицензионно-договорной основе при указании квот добычи, т.е. в этом случае разрешающие документы обязательны, за исключением рыболовство в открытом море, и то имеется целый ряд ограничений при его осуществлении.

Наличие специального запрета при охоте обычно относиться к виду животных, так как места, сроки, орудия и способы перечислены отдельно. Например, при наличии лицензии на косулю, нельзя добывать лося и наоборот. При охоте на более мелких или менее ценных животных выдается путевка, в которой, конкретный вид не указывается, например, по путевке на водоплавающую дичь можно добывать и различных уток и гусей. В этом случае специальный запрет распространяется на красно книжных животных и птиц, занесенных в список исчезающих, например, лебедей.

Иная ситуация при рыболовстве, где специальный запрет имеет более широкую сферу деятельности. Например, при каждой, траловой добыче имеется прилов (рыба, на вылов которой не имеется разрешения) и если процент прилова выше лицензионного, то последующее рыболовство считается незаконным.

Под отсутствием у лица права на добычу понимается не выполнение (не наступление) формальных оснований необходимых для признания лица законным участником отношений по поводу добычи животных. Перечень таких оснований изменчив и зависит от вида и способа добычи. Например, для спортивной и любительской охоты с огнестрельным оружием необходимо, кроме разрешающих документов на добычу того или иного животного: во-первых, документ подтверждающий, что его обладателю разрешено осуществление охоты как таковой (охотничий билет или членский билет, какого-либо охотничьего общества, например Охотников и рыболовов, Динамо и т.д.). Во-вторых, разрешение на огнестрельного оружие, выданное органами разрешительной системы МВД России.


На наш взгляд, получение лицензии без необходимых оснований, признак, приведенный в Постановлении Пленума ВС РФ № 14 от 5 ноября 1998 года в качестве примера и потому требующий расширительного толкования. Под лицензией следует понимать любой разрешающий документ на осуществление охоты и добычи водных животных и растений.

Под осуществлением промысла вне отведенных мест следует понимать осуществление охоты или добычи водных животных и растений вне границ отведенного для указанных целей участка. Не имеет значение, правовой статус территории реального осуществления промысла. Он может быть и точно такой же, как тот, где лицу разрешено заниматься охотой и добычей водных животных и растений, а может быть и иной. Например, на территории одного охотничьего хозяйства может быть несколько егерьских участков. Охотнику выдается лицензия на добычу косули на одном из них. При преследовании животного он пересекает границу другого, после чего все его действия становятся незаконными, а если он попадает на территорию заказника или заповедника, то и сразу преступными. Разрешается пересекать границы участков, лишь при преследовании подранков.

Кроме того, внутри отведенных мест имеются также закрытые участки, при охоте это так называемые зоны покоя, либо воспроизводственные участки, добыча животных внутри их границ также будет являться незаконной.

Под осуществлением промысла в запрещенные сроки следует понимать, что касается охоты, то любое время, когда она не разрешена; что касается рыболовства, то время когда оно запрещено. Следует помнить, что сроки устанавливаются для каждого вида животных отдельно, они могут также зависеть и от способа добычи, но даже если охота на определенный вид фауну разрешена, лицо все равно не может ее осуществлять пока не получит специального разрешающего документа. Запрещенными могут быть отдельные дни, в разрешенный период и конкретное время суток. Так при охоте на уток, выделяется срок около двух месяцев в начале осени. В течение этого срока выделяются выходные дни, например, каждый понедельник и четверг, когда охота запрещена. Они существуют для того, что птица могла сбиваться в стаи для отлета к местам зимовки. Кроме того, всегда запрещена охота в ночное время (от вечерних до утренних сумерек).


Совершенно иная ситуация с рыболовством. Запрещенное время, наоборот, указывается как таковое, а все остальное является разрешенным. Запрещенным обычно является время нереста (икромета). Также бывают запрещены в конкретное время лишь отдельные способы. Кроме того, возможны ситуации, когда по тем или иным причинам необходимо запретить добычу рыбы в разрешенное время, например, различные аварии на промышленных предприятиях, различные заболевания животных и т.д.

Под осуществлением промысла запрещенными орудиями следует понимать применение при добыче животных приспособлений, использование которых запрещено действующими правилами. Понятие орудий и способов взаимосвязаны, нередко при использовании, даже в официальных документах происходит их подмена. Мы считаем, что способы более широкое и абстрактное понятие. Использование орудия является составляющей частью способа и в то же время самостоятельной категорией. К орудиям следует относить лишь те предметы, которые используются для непосредственной добычи животного: огнестрельное оружие, капканы, петли, сети, невода и т.д. Нельзя к орудиям относить предметы, которые лишь облегчают процесс добычи (тепловизеры, эхолоты, приборы ночного видения и т.д.) их применение следует характеризовать через способы, как средства. Например, использование фары-искателя в ночное время, переводит охоту в разряд незаконной, но лишь через указание на способ, а использование петли при охоте на косулю – через орудие. Обычно запрет применения орудия связан с его побочными действиями. Самыми распространенными среди них являются: высокий процент гибели не разрешенных животных (добыча молоди, иных видов животных и т.д.) и низкая эффективность орудия (оставление подранков, калечение животных и т.д.).

Под осуществлением промысла запрещенными способами следует понимать применение при добыче животных приемов, орудий и средств, запрещенных действующими правилами. Понятие орудий нами рассмотрено ранее. Запрещенными средствами являются, например, приборы ночного видения, воспроизводящие звук электронные устройства при охоте; ботала, багры, бряцала при рыболовстве. Организация промысла с использованием запрещенных приемов будет, например, при производстве добычи копытных и медведя при переправе через водоем при любительской охоте, лов рыбы гоном при рыболовстве и т.д. Запрещенные способы обычно законодатель также стремиться перечислить в Правилах добычи тех или иных видов животных. Если они там не перечислены, значит, на них ссылаться нельзя.


Следует помнить, что наличие любого из перечисленных нами признаков, переводит добычу водных животных и растений, охоту в разряд незаконных, даже если все иные условие лицом соблюдены. К сожалению, нынешнее законодательство не делит нарушения на крупные и мелкие, большие и маленькие, опасные и не опасные, любые из них переводят промысел в незаконный2, но нельзя забывать и о части 2 ст. 14 УК РФ, дающей понятие малозначительности.
2. Характеристика конструктивных (обязательных) признаков ст.ст. 256 и 258 УК РФ
К обязательным признакам ст.ст. 256 и 258 УК РФ относятся такие, без которых незаконная охота и незаконная добыча водных животных и растений не являются преступными.

Для статьи 256 УК РФ конструктивными (обязательными) признаками являются: причинение крупного ущерба; применение самоходного транспортного плавающего средства или взрывчатых и химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления водных животных и растений; совершение деяния в местах нереста и на миграционных путях к ним; совершение деяния на территории заповедника, заказника либо в зоне экологического бедствия или зоне чрезвычайной экологической ситуации.

Для ч. 2 ст. 256 УК РФ к конструктивным (обязательным) признакам относятся: указание на предмет преступления, который составляют котики, морские бобры, иные морские млекопитающие, данные понятия раскрыты в главе первой данной работы; а также указание на место совершения преступления, к которому относятся открытое море и запретные зоны.

Для статьи 258 УК РФ конструктивными (обязательными) признаками являются: причинение крупного ущерба; применение механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения птиц и зверей; добыча птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена, совершение деяния на территории заповедника, заказника, либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации.


Крупный ущерб (п.а ч.1 ст.256 и п.а ч.1 ст.258 УК РФ) оценочное понятие. Согласно п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года №14 при расчете суммы ущерба надлежит руководствоваться как централизованно утвержденными методиками подсчета и установленными таксами, так и региональными нормами, конкретизирующими положения федерального законодательства. При квалификации деяний, предусмотренных ст.ст. 256 и 258 УК РФ рассмотренное положение Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года №14 существенной помощи не оказывает, так подсчитанный ущерб с использованием даже сверх современных методик и методов сравнивать не с чем. Конкретная сумма в законодательстве не определена.

Согласно п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года №14 при решении судами вопроса о том, является ли ущерб, причиненный незаконной добычей водных животных и растений или незаконной охотой, крупным, нужно учитывать количество добытого, поврежденного или уничтоженного, распространенность животных, их отнесение к специальным категориям, например к редким и исчезающим видам, экологическую ценность, значимость для конкретного места обитания, охотничьего хозяйства, а также иные обстоятельства содеянного. При этом судам надлежит в каждом конкретном случае, квалифицируя содеянное, исходить не только из стоимости добытого и количественных критериев, но и учитывать причиненный экологический вред, т.е. вред, в целом нанесенный животному и растительному миру. К такому вреду следует, в частности, относить ущерб, причиненный отстрелом зубра, лося, оленя при незаконной охоте, уничтожением мест нереста, гибелью большого количества мальков при незаконном занятии водным добывающим промыслом, отловом или уничтожением животных и растений, занесенных в Красную книгу.

В целях единообразного применения уголовного закона, в части касающейся наступления крупного ущерба в ст.ст. 256 и 258 УК РФ, можно порекомендовать при установлении крупного ущерба суммировать таксы добытых животных и сравнивать полученные суммы с таксами лося, оленя, зубра (постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года №14 их добыча признана крупным ущербом) в случае их совпадения или превышения первых над вторыми признавать ущерб крупным. Конечно, данный способ нельзя назвать универсальным, но можно рекомендовать как ориентир для лиц, возбуждающих и расследующих уголовные дела по статьям о браконьерстве.


Под применение самоходного транспортного плавающего средства (ст. 256 УК РФ) следует понимать использование лодки, катера имеющих двигатель (встроенный, навесной и т.д.) в процессе добычи животных, являющихся предметом указанной статьи. Обязательно чтобы в процессе добычи, использовались возможности данного двигателя. Если двигатель используется лишь при доставке к месту рыболовства и в случаях ухода от преследования при попытках задержания сотрудниками природоохранных организаций, то данный признак вменять нельзя.

Под механическим транспортным средством в смысле ст. 258 УК РФ следует понимать устройство, предназначенное для перевозки людей и грузов, приводимое в движение двигателем. К таковым относятся: мотоциклы, автомобили, снегоходы, электротранспорт, мотоколяски, мотонарты, мотосани, моторные лодки, катера и т.д. Согласно п.1.2 Правил дорожного движения Российской Федерации исключение составляют механические транспортные средства с объемом двигателя не более 50 кб/см или имеющие скорость не более 50 км/ч3, что на наш взгляд, для ст. 258 УК РФ является оправданным. Данное ограничение не должно распространяться на плавающие средства так как, на воде скорость в 50 км/час существенно облегчает браконьерскую добычу.

Понятие воздушного судна (ст. 258 УК РФ) содержится в ст. 32 Воздушного кодекса РФ – это летательный аппарат, поддерживаемый в атмосфере за счет взаимодействия с воздухом, отличного от взаимодействия с воздухом, отраженным от поверхности земли или воды4. К сожалению, данное понятие мало, что дает для применения ст. 258 УК РФ: его толкование затруднено в силу применения в определении специфического технического объяснения. На наш взгляд, в смысле ст. 258 УК РФ под применением воздушного судна следует понимать использование любого летательного аппарата, предназначенного для перевозки людей и грузов в целях облегчения процесса незаконной охоты. Например, самолеты, вертолеты, дирижабли, дельтапланы, воздушные шары, парашюты с эффектом длительного парения или зависания и т.д.


Под взрывчатыми веществами следует понимать – химические соединения или механические смеси веществ, способные к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению, взрыву без доступа кислорода воздуха (тротил, аммониты, пластиты, эластиты, порох, твердое ракетное топливо и т.п.)5. В зависимости от физико-химических и взрывчатых свойств, взрывчатые вещества делятся на три группы: инициирующие (гремучая ртуть, бертолетова соль, и т.д.), бризантные (гексоген, тетрил, октоген, тротил и т.д.), пороха и пиротехнические составы (метательные)6.

Понятие химических веществ в ст. 256 УК РФ собирательное. В принципе вся материя состоит их химических элементов, т.е. все, что нас окружает можно назвать химическим веществом. Часть из них полезна для животного мира, часть нейтральна, а часть вредна. По-видимому, законодатель подразумевал применение тех вещества, которые облегчают процесс добычи рыбы, морского зверя и иных водных животных. Их можно подразделить на общеядовитые и нервно-паралитические. Например, к общеядовитым относятся токсические химические соединения, которые используют для отравления среды обитания животных (воды), в результате чего, рыба погибает и всплывает.

Под применением электротока для добычи водных животных (ст. 256 УК РФ) следует понимать использование электрических зарядов для глушения или умерщвления рыбы и иного водного зверя с целью облегчения его изъятия из естественной среды.

Под применением газов (ст. 258 УК РФ) следует понимать использование такого агрегатного состояния вещества, при котором оно равномерно заполняет все предоставленное пространство, до внешних полей или угасания энергии. В процессе незаконной охоты для добычи животных могут использоваться различные газы: от усыпляющих до отравляющих. Газы должны быть применены именно в процессе добычи животных.

Иные способы массового истребления рыбы, морского зверя и иных водных животных или промысловых растений (ст. 256 УК РФ), а также иные способы массового уничтожения птиц и зверей (ст. 258 УК РФ) - это применение таких способов при добыче, которые ставят в опасность причинение вреда не единичным экземплярам фауны, а целым ареалам или экосистемам.


Под местами нереста (ст. 256 УК РФ) следует понимать водные территории, где происходит икромет с последующим оплодотворением икринок молоками. Обычно рыба использует для нереста одни и те же места ежегодно на протяжении достаточно длительных промежутков времени (десятилетий и даже веков).

Под миграционными путями (ст. 256 УК РФ) следует понимать используемые сезонно проходы рыбы к нерестилищам. Нерестовые миграции присущи лишь некоторым видам и классам рыб, особенно актуально это для ценных пород. Большая часть из них идет из моря в реки, реже наоборот. Зачастую браконьеры стремятся добыть лишь икру (осетровых, лососевых) из-за ее высокой рыночной цены, уничтожая при этом огромное количество, гонимой природным инстинктом и потерявшей всякую осторожность рыбы.

Под незаконной охотой на птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена (ст. 258 УК РФ) следует понимать охоту на животных перечисленных в перечне, редких и находящихся под угрозой видов. Такой перечень составляется отдельно для каждого субъекта Федерации. Перечень животных в нем содержащихся не всегда может совпадать с перечнем Международной Красной Книги, Красной книги Российской Федерации, Красной книги субъектов Российской Федерации, там, где они существуют. Обычно региональный перечень видов животных, редких и находящихся под угрозой исчезновения шире перечня Красных книг.

При формировании ст.ст. 256 и 258 УК РФ понятия территорий заповедника, заказника, зоны экологического бедствия или зоны чрезвычайной экологической ситуации имели законодательное определение. Отмена ряда нормативно-правовых актов в сфере экологии, в частности Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды» от 19 декабря 1991 года № 2060-1 привели к тому, что понятия зон экологического бедствия, чрезвычайной экологической ситуации являются терминами без законодательного определения.

Согласно статьи 2 Федерального закона РФ от 14 марта 1995 года № 33-фз «Об особо охраняемых природных территориях» государственный природный заповедник является категорией особо охраняемой природной территории, и выполняет функции природоохранного, научно-исследовательского, и эколого-просветительского учреждения, имеющего целью сохранение и изучение естественного хода природных процессов и явлений, генетического фонда растительного и животного мира, отдельных видов и сообществ растений и животных, типичных и уникальных экологических систем.


Согласно статьи 22 Федерального закона РФ от 14 марта 1995 года № 33-фз «Об особо охраняемых природных территориях» государственными природными заказниками являются территории (акватории) имеющие особое значение для сохранения или восстановления природных комплексов или их компонентов и поддержания экологического баланса. Государственные природные заказники могут быть федерального или регионального значения и иметь различный профиль, например, комплексные, биологические, гидрологические и т.д.

Понятие зоны чрезвычайной экологической ситуации и зоны экологического бедствия содержались в ст.ст. 58,59 раздела VIII Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды» от 19 декабря 1991 года № 2060-1.

Зоной чрезвычайной экологической ситуации объявлялись участки местности территории Российской Федерации, где в результате хозяйственной и иной деятельности происходили устойчивые отрицательные изменения в окружающей природной среде, угрожающие здоровью населения, состоянию естественных экологических систем, генетических фондов растений и животных.

Зоной экологического бедствия объявлялись участки территории Российской Федерации, где в результате хозяйственной и иной деятельности произошли глубокие необратимые изменения окружающей природной среды, повлекшие за собой существенное ухудшение здоровья населения, нарушения природного равновесия, разрушения естественных экологических систем, деградацию флоры и фауны.

Под открытым морем в смысле ч.2 ст. 256 УК РФ следует понимать часть моря за пределами территории вод какого либо государства. Территориальные воды составляют 12 морских миль от точки наибольшего отлива. Также к территориальным водам можно отнести воды исключительной экономической зоны Российской Федерации, а лишь за ними начинается открытое море.

Под запретными зонами в смысле ст. 256 УК РФ следует понимать участки территории (акваторий), где добыча водных животных, указанных в ч. 2 ст. 256 УК РФ запрещена специальным международным соглашением или постановлением правительства Российской Федерации. Запрет связан обычно с использованием данных мест котиками, морскими бобрами, иными морскими млекопитающими для размножения, выращивания молоди и отдыха. Рассматриваемые зоны могут находиться, как на территории Российской Федерации, так и в местах, где юрисдикция России ограничена.

3. Характеристика квалифицирующих признаков

в ст.ст. 256 и 258 УК РФ
Квалифицирующие признаки браконьерства указаны в ч.3 и ч.2 ст.ст. 256 и 258 УК РФ соответственно. К ним относятся: использование лицом своего служебного положения, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа.

Использование лицом своего служебного положения признак, указывающий на должностное положение, характер выполняемой работы, профессию лица7. Использование служебного положения по своему смыслу значительно шире использования должностного положения. Согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 14 от 5 ноября 1998 года ответственность за преступления, совершенные с использованием служебного положения, по ст.ст. 256, 258 УК РФ, предусматривается, когда виновным признается должностное лицо государственного предприятия, учреждения, организации или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, при наличии в их действиях признаков злоупотребления должностными полномочиями или полномочиями лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Понятие должностного лица дано в примечании к ст. 285 УК РФ. Учитывая специфику совершения деяний, предусмотренных ст.ст. 256, 258 УК РФ, следует дать квалификацию должностных лиц: первую группу составляют должностные лица, в обязанность которых входит охрана и технические функции в отношении флоры и фауны (государственные инспектора рыбной инспекции, егеря, охотоведы и т.д.); во вторую – должностные лица, функции которых не связаны с охраной природы, однако обладающие полномочиями в отношении природоохранительных органов (главы администраций, начальники управлений Минсельхоза и т.д.) либо возможностями, облегчающими совершение браконьерства (в ведении которых находится автотранспорт повышенной проходимости, водная техника и т.д.)8.

Преступления против живой природы, совершаемые должностными лицами названных выше категорий, условно можно разделить на две большие группы. Первую составляют случаи, когда должностное лицо является непосредственным исполнителем или соисполнителем преступлений, предусмотренных ст.ст. 256, 258 УК РФ. Например, самостоятельная незаконная охота или занятие преступным рыболовством в составе группы лиц. Вторую группу образуют случаи, когда должностное лицо выполняет функции сложного соучастника. Например, организатора, интеллектуального или физического пособника (покровителя) группы, занимающейся преступным браконьерским бизнесом. Зачастую, рассматриваемый признак необходимо вменять совместно с группой лиц по предварительному сговору и организованной группой лиц.


Понятие лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, дано в примечании к ст. 201 УК РФ. В настоящее время распространены явления, когда егерьские участки или ловы берутся в аренду различными коммерческими и иными организациями. В данном случае вся биотехния и охрана природных ресурсов фауны ложиться на плечи арендатора. Кроме обязанностей, они получают и большие права, что и приводит к неконтролируемому браконьерству. Аналогичные ситуации и с промышленным рыболовством, которое осуществляется коммерческими организациями.

Квалификация преступлений, предусмотренных ст.ст. 256 и 258 УК РФ совершенных лицом с использованием своего служебного положения имеет существенную особенность. Так, согласно ч. 2 п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ при совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 256, 258 УК РФ, должностным лицом государственного предприятия, учреждения, организации или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации с признаками злоупотребления должностными полномочиями или полномочиями лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации содеянное следует квалифицировать только по указанным нормам об экологических преступлениях, без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за должностные преступления

В практической деятельности нередки случаи, когда должностные лица правоохранительных и иных контролирующих органов оказывают содействие браконьерам уже после совершения ими экологических преступлений9. Например, задержав судно, занимающееся незаконным выловом рыбы, за определенное вознаграждение сопровождают его до безопасной территории, сами перевозят браконьерскую продукцию, изымают вылов и в дальнейшем его реализуют, «не замечают» совершения преступления и т.д. В этих случаях речь идет только о должностных преступлениях, так как экологическое правонарушение уже окончено.

Совершенно меняет ситуацию, предварительная договоренность или неоднократность совершения рассматриваемых действий, когда у непосредственного исполнителя экологических преступлений была уверенность в покровительстве или невмешательстве в совершаемое правонарушение должностного лица. В этом случае действия должностного лица следует квалифицировать по правилам сложного соучастия и рассматривать его как пособника, подстрекателя или организатора экологического преступления в зависимости от выполняемых функций, а также вменять ему должностное преступление.


Что касается субъектов второй группы, не являющихся непосредственными охранниками природы, но по роду деятельности обладающие полномочиями в отношении природоохранительных органов или средствами, облегчающими совершение браконьерских преступлений, то данные полномочия должны ими использоваться непосредственно в процессе охоты или добычи водных животных и растений. Например, должен быть предоставлен транспорт повышенной проходимости, или воздушное судно, а также участие данного лица в охоте или добыче водных животных и растений может обеспечивать ощущение безнаказанности иных браконьеров, но не в силу родственных и дружеских отношений с «охранниками природы», а именно за счет авторитета, занимаемой должности.

Квалификация группового способа незаконной охоты и добычи водных животных имеет специфические особенности, характерные в силу ряда обстоятельств лишь для указанных составов преступлений. По результатам проведенного нами исследования вынесенных приговоров судами первой инстанции Уральского Федерального Округа такие деяния составляют 58% от общего числа совершенного браконьерства.

Как известно, незаконная охота и добыча водных животных объединяют формальный и материальный составы преступлений. Проблемы соучастия актуальны и для тех и для других, но они различны, как и рекомендации по их устранению. Рассмотрим вначале соучастие в формальных составах.

При квалификации соисполнительства браконьеров достаточно соблюсти признаки соучастия выработанные общей теорией уголовного права. Во-первых, участие двух и более лиц, способных нести уголовную ответственность.

Во-вторых, совместность и согласованность действий. Для этого соисполнители должны так или иначе выполнять объективную сторону составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 256 или 258 УК РФ. Например, при производстве совместной охоты на территории заповедника, ее участники должны не просто продвигаться по лесу с целью производства выстрелов в любое случайно появившееся животное, или стоять на перелете и ждать налетающих уток, а объединить свои усилия (охота загоном или скользящей линией), то есть повышать шансы друг друга на получение преступного результата10. При этом каждый из соучастников, являясь исполнителем, обязан совершить действия, так или иначе определенные понятием охота, то есть выслеживать, преследовать или добывать животных.


Не будет совместности и согласованности, если действия каждого из участников охоты, добычи водных животных не обуславливались поведением партнера. Например, вместе приехали на рыбалку, но каждый отдельно присматривал место для постановки сетей, ставил и выбирал их. Пойманную рыбу делить не собирались. Поэтому, считаем ошибочным вынесение приговора Шадринским районным судом Курганской области Б. и Р. по ч.2 ст.258 УК РФ по признаку группы лиц по предварительному сговору. Б. и Р. приехали в лесной массив на снегоходе с целью производства незаконной охоты. Перед этим Б. решил испробовать скоростно-силовые качества «Бурана» и высадил Р.. Во время разгона заметил табун косуль и погнался за ними, двух затоптал и вывез на дорогу, где и был задержан егерями, Р. не дождавшись товарища, также вышел на дорогу, где и узнал, что Б. затоптал двух косуль. В данном случае в деянии Р. и Б. отсутствует соучастие, так как не было признака совместности действий11, действия одного лица не обуславливали действия другого.

В третьих, всеми соучастниками преступления охота и добыча водных животных должны выполнятся умышленно. На наш взгляд, при соучастии в преступлениях с формальными составами ст.ст. 256 и 258 УК РФ достаточно, чтобы все соисполнители осознавали общественную опасность и общую для всех целенаправленность действий.

В четвертых, у соисполнителей должен быть умысел на совместное совершение преступления. Например, если гражданин А установил на реке фитиль в зоне заповедника. Затем поднялся выше по течению и начал ботать (бить по воде специальным предметом, чтобы рыба передвигалась в нужном направлении) а гражданин Б не зная об этом, между А и его фитилем растянул сети. Действия А естественно обуславливают результат Б, но соучастия между ними нет, так как отсутствует умысел на совместное совершение преступления.

При соучастии в формальных составах, предусмотренных ст. ст. 256 и 258 УК РФ с разделением ролей существенно меняется признак совместности действий. Он для организатора, подстрекателя и пособника обуславливается причинной связью с совершенным исполнителем преступлением. При этом важной особенностью, рассматриваемых составов является то, что различие простого соисполнительства и соучастия с разделением ролей следует производить по объективной стороне незаконной охоты и добычи водных животных.


Кроме того, необходимо помнить, что квалифицирующими признаками ст.ст. 256 и 258 УК РФ являются лишь группа лиц по предварительному сговору и организованная группа, то есть в первом случае обязательно должно быть не менее двух соисполнителей, во втором случае это не обязательно, так как все участники организованной группы признаются соисполнителями в любом случае.

Более сложно квалифицировать действия соучастников при материальных составах браконьерства. Данные преступления считаются юридически оконченными с момента причинения крупного ущерба. Поэтому совместность действий всех участников заключается в едином для них результате, и в наличии причинной связи между действиями каждого соучастника и наступившими последствиями. Сразу следует оговориться, что соучастие в таких составах возможно, как и в формальных до момента фактического, а не юридического окончания преступления. Главной проблемой в материальных составах браконьерства при соучастии, как раз и является зачастую невозможность установления причинно-следственной связи в привычном ее понимании между действиями всех соучастников и наступившими последствиями, а при ее отсутствии становится достаточно проблематично привлечь соучастников к уголовной ответственности.

Например, при загонной охоте на лося причинная связь в привычном ее понимании существует лишь между действиями стрелка, совершившего убой животного и загонщика. Остальные участники охоты могли даже не видеть предмета преступления, и не произвести ни единого выстрела. Вопрос привлечения их к уголовной ответственности решается весьма неоднозначно.

Так, Приговором Щучанского районного суда Курганской области по ст. 258 ч.2 УК РФ был осужден гражданин К. Он был признан соисполнителем в незаконной охоте при следующих обстоятельствах. К. был задержан во время рейда егерями, стоявшим на номере. Иных лиц, совместно с ним участвующих в добыче не сразу задержать, ни в последствии установить не удалось. Сам К. в животных не стрелял, но другими участниками был произведен убой семи косуль, которых обнаружили при обследовании местности и вменили в вину К., как крупный ущерб12. Иногда данные преступления квалифицируются как сложное соучастие, и при этом указывается, что лица, непосредственно не стрелявшие в зверя, являются пособниками преступления13. Существует также точка зрения, что данных лиц вообще нельзя привлекать к уголовной ответственности, так как нет причинной связи между их действиями и наступившим преступным результатом. На наш взгляд, следует признать верной точку зрения о признании их соисполнителями.


Во-первых, они выполняли действия охватываемые понятием охота, т.е. выслеживали животного, и каждый из них ждал притаившись, и при удачном стечении обстоятельств желал бы быть на месте стрелявшего.

Во-вторых, главная проблема в данном случае это установление причинно-следственной связи между действиями соучастников и наступившим результатом. На наш взгляд, такая связь существует и здесь следует согласиться с предложением А.П. Козлова о жестком и однозначном разделении причин (явлений, порождающих следствие) и условий (явлений, помогающих причине развиваться во времени и пространстве).

Еще большие трудности в судебно-следственной практике вызывают случаи, когда крупный ущерб является следствием сложения результатов добычи нескольких лиц. Например, крупный ущерб образует добыча трех косуль. Из пяти охотников, трое добывают по одной, двое не добывают вообще. Здесь необходимо исходить из вины соисполнителей и совместности действий, если умыслом каждого из охотников охватывался крупный ущерб, и он стал результатом совместных действий, то признаки соучастия налицо.

Таким образом, при материальных составах браконьерства, совершенных в соучастии необходимо устанавливать причинно-следственную связь между действиями каждого соучастника и наступившим результатом, совместность умысла и действий виновных. Для привлечения к уголовной ответственности иных участников преступления (пособников, подстрекателей, организаторов) необходимо учитывать следующее: при материальном составе соисполнителем будет признаваться любое лицо, выполняющее объективную сторону, но с целью единого для всех результата, то есть выслеживающее зверя, преследующее его, загонщик, а не только тот, кто непосредственно производит убой. Пособником следует признавать лицо, содействовавшее совершению преступления, но не выполнявшего объективную сторону, то есть доставившее участников к месту охоты, предоставившее оружие, лицо заранее пообещавшее приобрести продукцию охоты. Подстрекателем будет лицо, склонившее других лиц к совершению браконьерства. Например, передавшее деньги за шкуру, чучело того или иного запрещенного к добыче животного. Организатор - это лицо, создавшее или руководящее браконьерской группой, или организовавшее либо руководящее браконьерством, но самостоятельно не выполняющее объективной стороны. Особенностью в случаях установления причинной связи при сложном соучастии будет ее установление между действиями соучастника (организатора, подстрекателя или пособника) и обусловленными им действиями исполнителя, причинившего крупный ущерб. Несомненно, установление умысла на причинении крупного ущерба у соучастника обязательно.


Таким образом, при вменении признака «группа лиц по предварительному сговору», «организованная группа лиц» необходимо учитывать специфику совершения незаконной охоты и незаконной добычи водных животных и растений, а также общие признаки соучастия.

4. Отграничение незаконной охоты и незаконной добычи водных животных и растений от административных

правонарушений и смежных составов преступлений
Кодекс об административных правонарушениях 2001 года содержит главу 8 под названием «Административные правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природопользования». В данной главе статьей 8.37, именуемой «Нарушение правил пользования объектами животного мира» предусматривается административная ответственность за нарушение правил охоты - ч. 1; нарушение правил рыболовства, а равно нарушение правил добычи иных, кроме рыбы, водных биологических ресурсов, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 8.17 КоАП - ч. 2; нарушение правил пользования объектами животного мира, за исключением случаев, предусмотренных частями 1 и 2 указанной статьи – ч. 3. Кроме того, статья 8.17 ч. 2 предусматривает административную ответственность за нарушение правил добычи (промысла) водных биологических (живых) ресурсов и их охраны либо условий лицензии на водопользование, разрешения (лицензии) на промысел водных биологических (живых) ресурсов внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа и (или) исключительной экономической зоны РФ. Нередко в практической деятельности между перечисленными административными проступками и составами преступлений, предусмотренных ст.ст. 256 и 258 УК РФ возникает межотраслевая конкуренция.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года №14 предложен способ разграничения административного проступка и преступления. Так, что касается незаконной охоты и добычи водных животных и растений, то в соответствии с ч. 2 - 4 п.13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 №14 в случае возникновения трудностей в разграничении уголовно наказуемого деяния и административного проступка особое внимание следует уделять выяснению всех обстоятельств, характеризующих состав экологического правонарушения, последствий противоправного деяния, размера нанесенного вреда и причиненного ущерба.


В частности, разграничение уголовно наказуемой добычи водных животных и растений (ст. 256 УК РФ) и аналогичного административного проступка необходимо проводить по признакам наличия крупного ущерба, применения самоходного транспортного, плавающего средства или взрывчатых и химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления, а также по обстоятельствам места совершения преступления (места нереста или миграционные пути к ним, территории заповедника, заказника, зоны экологического бедствия или зоны чрезвычайной экологической ситуации).

Разграничение незаконной охоты, наказуемой в уголовном порядке (ст. 258 УК РФ), и административного проступка (нарушения правил охоты) следует производить по квалифицирующим признакам состава преступления: причинение крупного ущерба, применение механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов и иных способов массового уничтожения птиц и зверей, а так же если деяние совершено в отношении птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена, либо на территории заповедника, заказника, либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации.

Указанные в Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 №14 признаки, по которым необходимо проводить разграничение административных проступков и преступлений, предусмотренных ст. ст. 256 и 258 УК РФ, нами рассмотрены в главе 2 настоящей работы. Их присутствие характеризует деяние как преступление, а отсутствие, как административное правонарушение.

В действующем Уголовном кодексе РФ 1996 года составы экологических преступлений выделены в отдельную главу. Кроме статей 256 и 258 УК РФ, предусматривающих уголовную ответственность за незаконную охоту и добычу водных животных и растений, глава «Экологические преступления» содержит и иные нормы, предусматривающие ответственность за негативное воздействие на животный мир. Понятие экологического преступления в кодексе не определено, поэтому, к 17 статьям главы 26 УК РФ (246 - 262) ряд ученых справедливо относят еще 9, составы которых частично или косвенно, а иногда и непосредственно касаются области экологии14. Так как Уголовный закон 1996 года провел масштабную криминализацию общественно опасного экологически значимого поведения: сформулированы новые составы преступлений, отсутствовавшие в УК РСФСР15, то проблема внутривидовой конкуренции не уменьшилась, а приобрела еще большую остроту.


В ряде экологических составов преступления то или иное причинение вреда животному миру влечет наступление уголовной ответственности. К примеру, в статьях 246 ч. 1, 247 ч. 2, 250 ч. 2 в виде последствий предусмотрена массовая гибель животных; статьями 248 ч. 1, 249 ч. 1 - распространение эпизоотий; статьями 250 ч. 1, 252 ч. 2 - причинение существенного вреда животному миру, рыбным запасам; статьями 257 и 259 - массовая гибель рыбы и других водных животных, гибель популяции организмов, занесенных в Красную книгу. В ст. 358 УК РФ разновидностью преступного деяния названо массовое уничтожение животного мира, аналогично ч. 2 ст. 253 УК РФ предусматривает наказание за разработку без соответствующего разрешения естественных богатств континентального шельфа, исключительной экономической зоны РФ, к числу которых относится и животный мир. Ст. 262 УК РФ нарушение режима заповедников, заказников, национальных парков и т.д. путем причинения значительного ущерба признает воздействие на фауну.

Рассмотрим возможные пути решения возникающих проблем. По устоявшемуся среди криминалистов мнению, различие между незаконной охотой и добычей водных животных, а также частью 2 ст. 256 УК РФ следует производить по предмету преступления, что, на наш взгляд, является верным. В материальных составах ст. 256 и 258 УК РФ произвести разграничение по предмету преступления возможно, но, не по предмету, а по законодательству, регулирующему добычу тех или иных животных. Например, речной бобр, ондатра, нутрия, белый медведь являются водными животными, но их добыча регулируется охотничьим законодательством, поэтому преступное посягательство на них будет квалифицироваться по ст. 258 УК РФ.

По ныне действующему законодательству разграничение браконьерства и иных экологических преступлений следует производить по объективной стороне преступления, а конкретно - по деянию. Так, если нарушаются правила добычи животных, то деяние следует квалифицировать как браконьерство, если иные условия - другой состав. Из данного правила существуют исключения, например, отграничения незаконной охоты и добычи водных животных от экоцида. Они могут совпадать по части объективной стороны. Различие здесь, мы считаем, имеет формальный характер и заключается в количественной стороне ущерба: наступило массовое уничтожение животного мира, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.98 №14, в три раза превышающее обычную смертность - экоцид, не наступило - незаконная охота или незаконная добыча водных животных и растений, вне зависимости от приемов, способов, орудий и средств.


Проблемная ситуация при конкуренции экологических составов преступлений - это разграничение ст. 256 УК РФ и ч. 2 ст. 253 УК РФ. Общепризнанный вариант разграничения данных составов, когда ч. 2 ст. 253 признается специальной по отношению к ст. 256 УК РФ16, считаем не верным. На наш взгляд , наоборот, если имеются признаки ст. 256, то ч. 2 ст. 253 УК РФ вменять не нужно, если признаков ст. 256 УК РФ нет, тогда можно применить ст. 253 УК РФ.

В соответствии с действующим уголовным законодательством России дикие животные могут быть предметом не только экологических преступлений, но и общественно опасных деяний в сфере экономики. На практике нередко возникают трудности отграничения незаконной охоты и добычи водных животных от преступлений против собственности. Наиболее часто составы преступлений, предусмотренные ст. ст. 256 и 258 УК РФ, конкурируют с хищениями, уничтожением или повреждением имущества, совершенным умышленно.

Правила квалификации, возникающие при конкуренции экологических составов и преступлений против собственности, построенные на ранее указанном основании, имеют давнюю историю. Основные их положения заложены еще в трудах К. Маркса и Ф. Энгельса, которые утверждали, что любому природному ресурсу придает качество товара общественно необходимый труд, когда природный ресурс извлечен полностью из природной среды или в иной форме обособлен трудом от окружающей природы. То есть дикое животное становится товаром после вложения в его добычу труда человека и, только став товаром, будет предметом хищения. В той или иной интерпретации данный способ разграничения хищения и браконьерства презумируется в науке уголовного права на протяжении нескольких десятков лет.

Предметом браконьерства являются дикие охраняемые обитающие в естественных условиях животные. Предметом хищения может быть только имущество, то есть вещи и иные предметы материального мира, в создание которых вложен труд человека и которые обладают объективной материальной или духовной ценностью.


Кроме общих критериев дифференциации хищений и браконьерства, существуют и некоторые частные ситуации, где универсальные способы неэффективны. Одним их таких классических примеров является широко известный в литературе случай присвоения добытой продукции государственными или работающими по договору охотниками и рыбаками. Считаем, в рассматриваемых случаях отграничение должно проводиться по ряду критериев. Во-первых, необходимо установить, с какого момента продукция является государственной собственностью или собственностью заготовителя, с которым заключается договор: с момента добычи или сдачи ее на приемные пункты.

В первом случае деяние будет квалифицировано как браконьерство при нарушении лицом условий, разрешающих добычу, все остальные случаи - хищение или иные преступления против собственности.

Во втором случае хищение и иные преступления против собственности невозможны вообще, так как продукция принадлежит охотнику или рыбаку до момента ее сдачи заготовителю, а самому у себя украсть невозможно.

Разграничение с иными, конкурирующими с браконьерством преступлениями против собственности следует производить по тем же критериям, что и с хищением. Например, если будет произведен убой дикого животного, охраняемого и обитающего в естественных условия, независимо от целей виновного - это браконьерство, если отсутствует какой-то из пунктов, характеризующих предмет браконьерства, то деяние может быть квалифицировано как уничтожение чужого имущества. Например, без цели хищения виновный подстрелил тигра в зоопарке, утку на пруду, стоящую на балансе какого-либо предприятия.

Еще сложнее дифференцировать браконьерство и преступления в сфере экономической деятельности. Наиболее часто возникает конкуренция с таким составом, как приобретение имущества, добытого заведомо преступным путем. Наличие в определении предмета преступления ст. 175 УК РФ термина «имущество» говорит о том, что животное должно стать товаром, приобрести какую-то меновую стоимость - цену. Проблемная ситуация возникает при изъятии животных из капканов, сетей, силков, самоловов, петель и т.д., то есть орудий, обособляющих представителей фауны из естественных условий без непосредственного участия человека. Когда из сети или капкана изымается животное другим лицом, возможны две ситуации: если животное добыто законно, то данное деяние нужно квалифицировать как хищение, если незаконно и, что очень важно, преступно, то по ст. 175 УК РФ. Например, на территории заказника изъяли лису из чужого капкана. Если ее добыча законна, то перед нами факт хищения, если нет - приобретение имущества, добытого преступным путем. А лицо, установившее капкан, необходимо привлечь за браконьерство.


Спорные вопросы квалификации возникают при конкуренции браконьерства с незаконным предпринимательством. Под предпринимательством согласно ст. 2 ГК РФ следует понимать самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Незаконное предпринимательство в соответствии с диспозицией ст. 171 УК РФ предполагает осуществление указанной деятельности с нарушением установленных требований. Добыча диких животных чаще, конечно, в промышленных масштабах может также быть разновидностью предпринимательской деятельности и выражаться в двух формах: во-первых, добыча с целью последующей торговли продукцией охоты и рыболовства, во-вторых, только договорная добыча. В первом случае доход зависит от количества реализованной продукции, во втором - от количества добытого. И тем и другим могут заниматься как индивидуальные лица, так и коммерческие предприятия и иные организации. Естественно, что конкуренция с браконьерством возникает только в фазе добычи животных. Так, нарушение условий договора промысловой добычи животных может оказать влияние на незаконность охоты и добычи водных животных, что приведет в итоге к признанию их браконьерством. Например, на занятие промышленным рыболовством или рыбоводством в соответствии с ФЗ РФ «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 8.08.01 г.17 и «Положением о лицензировании промышленного рыболовства и рыбоводства», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26.09.95 г. № 967 (с изм. от 31.12.95)18 необходима лицензия. Нарушение условий которой ведет к браконьерству.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Результативность борьбы с браконьерской преступностью во многом зависит от точного и полного уяснения соответствующих законодательных положений, касающихся ст.ст. 256 и 258 УК РФ.

В ходе работы было установлено, что спецификой указанных статей является сложная структура построения норм, бланкетный характер диспозиций, использование оценочных признаков, делающих невозможным единообразное применение экологических составов преступлений.


Для устранения сложностей в квалификации, необходимо, на наш взгляд, отказаться от использования оценочных признаков, заменив их точными критериями, дать толкование используемых в ст. ст. 256 и 258 УК РФ терминов в соответствующем постановлении Пленума Верховного Суда РФ, развести понятия браконьерства и иных нарушений правил охоты и добычи водных животных и растений.

Кроме того, на наш взгляд, необходима серьезная ревизия уголовного законодательства в сфере экологии. Так как оно формировалось хаотично, сегодня одни и те же деяния, и тем более последствия подпадают под признаки сразу нескольких экологических преступлений. Проблемы внутривидовой конкуренции преступлений в сфере охраны и рационального использования природы достигли критического уровня, что приводит к отмиранию некоторых составов преступлений главы 26 УК РФ.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


  1. Адиханов Ф.Х. Экологическое право России: Курс лекций / Ф.Х. Адиханов. - Барнаул: Изд. Алтайского гос. ун - та, 1998. – 347 с.

  2. Баландюк В.Н. Экологические преступления (понятие, виды, квалификация) / В.Н. Баландюк. - Омск: ОА МВД РФ, 1998. – 71 с.

  3. Данилюк С.А. Расследование дел о незаконной охоте: Учебное пособие / С.А. Данилюк, В.Н. Суханов, С.П. Щерба; Под общ. ред. С.А. Данилюка.- М.: ВНИИ МВД СССР, 1990. – 64 с.

  4. Дубовик О.Л. Экологические преступления: Комментарий к гл. 26 УК РФ / О.Л. Дубовик. - М.: Спарк, 1998. – 352 с.

  5. Жевлаков Э.Н. Экологические преступления и экологическая преступность: Учебное пособие / Э.Н. Жевлаков. - М.: Белые альвы; МП «Исток», 1996. – 92 с.

  6. Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. Понятия и классификация. М., 1994 г. С. 53.

  7. Крассов О.И. Природные ресурсы России: Комментарий законодательства / О.И. Крассов. - М.: Дело, 2002. – 816 с.
  8. Крастиньш У.Я. Квалификация преступлений против природных богатств: Учебное пособие / У.Я. Крастиньш. - Рига: ЛГУ, 1987. – 71 с.


  9. Лапина М.А. Юридическая ответственность за экологические правонарушения. Постатейный комментарий к Российскому законодательству. - М.: «Экзамен», 2003. -139 с.

  10. Лопашенко Н.А. Экологические преступления: Комментарий к главе 26 УК РФ / Н.А. Лопашенко. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. – 802 с.

  11. Малинин В.Б. Причинная связь в уголовном праве / В.Б. Малинин. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2000. – 316 с.

  12. Морозов В.И., Пушкарев В.Г. Уголовная ответственность за незаконную добычу водных животных и незаконную охоту (по материалам УрФО): Учебное пособие. – Тюмень: ТЮИ МВД РФ, 2005. - 80 с.

  13. Нечипоренко Г.А. Взрывчатые вещества: основные характеристики и меры безопасности: лекция. - Челябинск, 1999. – 26 с.

  14. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. - 22-е изд., стер. – М.: Рус. яз., 1990. – 921 с.

  15. Павлов В.Г. Субъект преступления / В.Г. Павлов. - СПб.: Юрид. центр Пресс, 2001. – 318 с.

  16. Шарапов Р.Д. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности: Научно-практическое пособие / Р.Д. Шарапов; ТЮИ МВД РФ. – Тюмень, 2002, - 87 с.



1 Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1987 г. С.562.

2 Справедливости ради, необходимо отметить, что в Правилах охоты предпринята попытка делить нарушения на браконьерские и иные, но она на столько несовершенна, что лишь вносит больше путаницы в применение ст. ст. 256 и 258 УК РФ.

3 Правила дорожного движения Российской Федерации. М., 2005. С.5.

4 Воздушный кодекс РФ. М., 2004. С.11.

5 Пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2002 года № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» // С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохлова Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам. М., 2003 г. С.243.


6 Нечипоренко Г.А. Взрывчатые вещества: основные характеристики и меры безопасности: лекция. Челябинск, 1999 г. С.4.

7Павлов В.Г. Субъект преступления. СПб., 2001 г. С. 200.

8 Данилюк С.А. и др. Расследование дел о незаконной охоте // С.А. Данилюк, В.Н. Суханов, С.Н. Щерба. М., 1990 г. С. 19.

9 Комаров Е. Браконьерство под крышей: «силовики» не в силах справиться с охраной биоресурсов // Зеленый мир. – 2004 г. – № 13-14. – С. 6-7.

10 Российское уголовное право. Курс лекций. Т.1. Преступление / Под. ред. проф. А.И. Коробеева. Владивосток, 1999 г. С.497.

11 Архив Шадринского районного суда Курганской области. 1998 год.

12 Архив Щучанского районного суда Курганской области. 2001 год.

13 Плешаков А.М. Ответственность за экологические преступления, совершенные группой лиц // Проблемы совершенствования законодательства, регулирующего деятельность ОВД.М.,1991 г.С.37

14 Адиханов Ф.Х. Экологическое право России: Курс лекций. Барнаул, 1998 г. С.190.

15 Дубовик О.Л. Экологические преступления: Комментарий к гл. 26 УК РФ. М., 1998 г. С.43.

16 См., например, Лопашенко Н.А. Экологические преступления: Комментарий к главе 26 УК РФ. СПб, 2002 г. С.154

17 ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». СЗ РФ 2001г. №33 ст.3430.

18 Красов О.И. Природные ресурсы России. М., 2002. С.775.