reforef.ru 1
Пешеходная экскурсия по усадьбе Расторгуева-Харитонова


г. Екатеринбурга.

Вступление.


В России есть уникальные памятники истории и архитектуры, среди которых важное место занимают усадьбы. Усадьба - комплекс жилых, хозяйственных, парковых и других построек, составляющих одно хозяйственное и архитектурное целое.

Архитектура русской усадьбы, как комплекс жилых и служебных помещений, тесно объединенных между собой, зародилась в давние времена, в начальную пору русского феодализма. Старые русские усадьбы, строившиеся исключительно из дерева, не сохранились. Почти не осталось о них и свидетельств литературного характера. Имеется лишь очень немного доказательств, оставленных нам некоторыми путешественниками, наблюдавшими быт и тесно связанную с ним архитектуру древней Руси. Сделанные ими зарисовки дают возможность представить образ старой русской усадьбы. Особенно широкого развития строительство усадеб достигает во второй половине XVIII века, когда в руках отдельных сановников и дворян-помещиков сосредоточились обширные земельные владения вблизи больших городов. В этот период, а также в первые десятилетия XIX века было построено заново или перестроено большое число усадебных помещичьих дворов, служебных построек, парковых зданий, образующих вместе с парками и садами целостные архитектурные ансамбли. Усадьбы обслуживали быт, покоившийся на крепостном праве. Однако лучшие усадебные постройки представляют интерес не только в качестве историко-бытовых памятников: для строительства богатых усадеб приглашались нередко выдающиеся зодчие, вкладывавшие в архитектуру усадебных построек и в планировку парков высокое искусство, яркое и своеобразное мастерство.

Урал не стал исключением в строительстве усадеб. Наиболее густо усадьбы всегда располагались вблизи больших городов - столичных и губернских. Это относится и к Уралу. В начале XIX века в уральской архитектуре происходят глубокие качественные изменения. На Урале распространяется правительственная регламентация строительства: новые генеральные планы городов, "образцовые" проекты и т.д. Ускоряется смена стилей. Отныне так называемое московское барокко (стилистику которого во многом определяли церкви) уходит в прошлое, и полностью утверждается классицизм.


Усадьба Расторгуева-Харитонова, расположенная на Вознесенской горке - самая знаменитая в Екатеринбурге. По сравнению с другими памятниками усадебной архитектуры города, она достаточно хорошо сохранилась и является отличным примером классической русской усадьбы XIX века. Дом Расторгуева, отошедший потом его зятю Харитонову, начал строиться на Вознесенской горке почти одновременно с закладкой храма в 1794-1795 годах. В строительстве принимал участие архитектор М. П. Малахов, однако первоначальный автор неизвестен.

Это самый выдающийся архитектурный памятник города, самый крупный и ранний по времени строительства усадебный ансамбль классицизма в Екатеринбурге. Д.Н. Мамин-Сибиряк назвал его "чем-то вроде акрополя или кремля".

Цель
пешеходной экскурсии по усадьбе Расторгуева-Харитонова: эстетическое воспитание экскурсантов средствами екатеринбургского усадебного ансамбля первой половины XIX века.

Задачи экскурсии:


  • показать особенности архитектуры классической городской усадьбы ­на примере усадьбы Расторгуева-Харитонова;

  • рассказать о жизни и быте ее хозяев - людей, известных в XIX веке по всей России;

  • развивать художественное восприятие, эстетический вкус, эмоциональную отзывчивость;

  • воспитывать бережного отношения к памятникам архитектуры и истории родного края.


Содержание экскурсии.

Экскурсия по усадьбе Расторгуева-Харитонова является тематической. Она рассчитана на широкий круг экскурсантов и будет интересна для горожан и гостей города. Для старших школьников и студентов разработанный экскурсионный маршрут будет полезен в качестве источника дополнительных знаний по курсам: «Мировая художественная культура», «Художественная культура Урала», «История Урала».


Экскурсию предлагается начать с площадки перед лестницей на Вознесенскую горку со стороны здания ТЮЗа. Здесь особенно отчетливо видно, что усадебный ансамбль находится на высоком месте и занимает значительную площадь Вознесенской горки.



Если подниматься вверх от ТЮЗа, то первое, что мы увидим, - это здание конюшни - длинное, приземистое строение, боковой фасад которого и образует первый ярус композиции. К нему примыкают ворота хозяйственного двора в виде арки, обрамленной спаренными колоннами тосканского ордера. Ось симметрии арки подчеркнута двумя полуциркулярными нишами в рустованной каменной ограде.

Следующий элемент композиции - высокая каменная ограда хозяйственного двора - величественная стройная аркада, заполненная ажурной кованой решеткой строгого рисунка, в центре которой находятся ворота. Большое внимание уделено фасаду, выходящему в хозяйственный двор. Вероятнее всего, зодчий руководствовался важной градостроительной ролью, которую играли постройки усадьбы, поставленные на высоком холме и далеко обозримые, в том числе и со стороны хозяйственного двора.

Утонченные формы ограды сменяются монументальным объемом флигеля, представляющего следующую ступень композиции. Боковой фасад флигеля, выходящий на улицу, акцентирован выступающим вперед портиком коринфского ордера со спаренными боковыми колоннами. Портик в сочетании с изящными очертаниями арок ограды образует мощный каскад архитектурных форм при подъеме к площади по взгорью улицы. Когда наследники стали сдавать помещения в аренду, в этом флигеле находилась типография и контора городской газеты «Урал».

Арочный мотив, многократно повторенный в панораме бокового фасада, достигает наибольшего звучания в композиции ворот, соединяющих флигель с главным домом. Парадные ворота и ограда хозяйственного двора смело могут быть отнесены к лучшим и замечательнейшим произведениям так называемой архитектуры малых форм. Если сравнить парадные ворота с воротами хозяйственного двора, мы увидим, что ворота хозяйственного двора более простые, выполненные в соответствии со своим назначением, в то время как парадные - нарядные и монументальные, так как непосредственно примыкают к главному дому и предназначались для приема гостей. Парадные ворота имеют вид триумфальной арки - символа победоносного торжества - мотива, весьма распространенного в архитектуре после Отечественной войны 1812 года. Очевидно, вдохновляясь патриотическими идеями, зодчий придал именно такой облик воротам, что как нельзя лучше соответствовало дворцовому размаху построек усадьбы.




Дом Расторгуева-Харитонова. Фото начала XX в.

Западный боковой фасад усадьбы, раскрытый на акваторию городского пруда, воспринимается из многих точек. Особенность рельефа - крутой спад местности в северную сторону, к руслу речки Мельковки, забранной ныне в бетонную трубу, - прекрасно использована создателями комплекса.

Нарастание объемов, составляющих композицию западного фасада усадьбы, достигает своей кульминации в основном корпусе главного здания, поставленного в самой высокой точке и доминирующего над всем ансамблем. Четырехколонный портик, высоко поднятый на рустованных столбах, подчеркивает крупномасштабность главного дома, зрительно увеличивая его высоту. Главный дом - самое значительное сооружение ансамбля. Фасады, оформленные близкими по высоте, но контрастно разработанными портиками коринфского ордера, составили единую композицию, рассчитанную, прежде всего на восприятие с угла и акцентирующую перекресток. Поставленный на высокую рустованную аркаду, шестиколонный портик южного фасада явился мощным градоформирующим акцентом не только главного дома, но и всего ансамбля. В главном угловом доме размещались самые представительные парадные помещения. Со стороны двора в дом вело широкое и высокое крыльцо, а на первом этаже находились большие комнаты и вестибюль с парадной лестницей, ведущей на второй этаж, где были самые большие, роскошно убранные гостиные и залы. Помимо парадных покоев в главном доме находились и жилые комнаты, расположенные в мезонине, а также различные вспомогательные помещения, занимавшие часть первого этажа, и высокий подвал с основательными кирпичными стенами и сводчатыми перекрытиями.

Усадьба стала самой большой в Екатеринбурге. В роскошном доме устраивались шумные балы и богатые обеды, в саду - гулянья екатеринбургской знати. Наряду с этой парадной внешней жизнью в усадьбе шла другая, тайная жизнь. В подвалах, в специальных застенках содержались мятежники с заводов. Положение рабочих на заводах, принадлежавших Зотову и Харитонову, было совершенно невыносимым. Злодеяния заводчиков были настолько велики, что в 1836г. оба они были сосланы в Финляндию, в город Кексгольм (вместо каторги и наказания шпицрутенами), по "Высочайшему Его Императорского величества повелению за покушение к лиходейству" и при этом лишены "доброго имени". С 1840-х годов дом долго пустовал, затем некоторые помещения наследники стали сдавать в аренду под квартиры и конторы. Здания усадьбы без ухода постепенно разрушались. В начале 70-х годов 19в. дворец представлял собой великолепную развалину: карнизы обвалились, крыша проржавела и отстала во многих местах от стропил целыми полосами; массивные колонны облупились; половина дома стояла незанятой и печально смотрела своими почерневшими окнами без рам и стекол; оранжереи и службы были превращены в склады водки и спирта.


Предлагается сделать небольшое отступление и поговорить о Вознесенской горке, посмотреть, какой вид на город открывается с этого места. Именно Вознесенская горка первой дала свой вековой лес на строительство города-крепости на Исети. Как эта высота называлась раньше, точных сведений не имеется, но после строительства здесь церкви Вознесения Господня (позже ее перевезли в Нижне-Исетск, а на этом месте в 1792 году заложили каменный храм), за этой горкой прочно закрепилось название Вознесенской. Склон, как и вся Вознесенская горка, счастливыми человеческими судьбами мало отмечен. Одни объясняют это тем, что вокруг горы якобы проходит тектонический разлом, образуя «черную дыру». Другие связывают несчастья со старым языческим кладбищем. На этом месте еще при закладке города-крепости в 1723 году нашли несколько древних захоронений. Кладбище относилось к заречной Мельковской слободе. По историческому положению, по наличию сохранившихся уникальных памятников архитектуры, по разыгравшейся здесь в Ипатьевском подвале трагедии, Вознесенская горка в Екатеринбурге самая, пожалуй, уникальная историческая территория. О ней в народе столько темных историй, легенд, былей и небылиц. С Вознесенской горки открывается величественная панорама города.

Именно здесь, на возвышенном месте левобережья городского пруда, решил построиться купец второй гильдии Лев Иванович Расторгуев. В деле "О даче купцу Расторгуеву разрешения на строительство каменного дома", начатом 2 декабря 1799 года, содержится "объявление" купца о том, что он имеет "недвижимое имение", то есть дом, купленный им у вдовы губернского секретаря Семена Алексеевича Исакова за две тысячи рублей, о чем свидетельствует приложенная к делу купчая от 18 декабря 1798 года. Основой для дома послужили недостроенные "каменные палатки", заложенные еще в 1794 году. В декабре 1799г. Расторгуев просит оценить "вновь возводимый двухэтажный каменный дом с каменным подвалом". Таким образом, вся усадьба начиналась с углового двухэтажного дома, построенного в 1794-1799гг.


2 января 1814г. Расторгуев подал в городскую думу прошение о выдаче свидетельства уже на два принадлежащих ему дома. Здесь же имеется "опись каменному дому, состоящему по течению р. Исеть на левой стороне в 3-й части города в приходе Вознесенской церкви... выстроенного на сухом возвышенном месте... с бутовыми каменными фундаментами... покрытому листовым полуторааршинным с огрунтовкой железом... а кроме того два амбара, две конюшни, один каретник и баня... все оные архитектурнической работой возвышенные сверх фундамента". Кроме того, приложена опись "каменному Флигелю при большом каменном доме".

В начале ХХ века усадьбой Расторгуева-Харитонова заинтересовалось акционерное общество Кыштымских заводов, которое в 1905г. "вошло во владение" усадебными постройками, купив их у наследников Расторгуева за 61 000 рублей. Парк, с конца XIX в. сданный в аренду, стал любимейшим местом прогулок горожан. В годы революции в доме размещался отряд Красной гвардии. Дворец дал приют раненым бойцам, его ступени помнят шаги красногвардейцев, готовящихся к битве с колчаковцами. В 1919г. под его сводами создавался уральский комсомол, затем здесь сели за парты слушатели Урало-Сибирского коммунистического университета имени В.И. Ленина, Высшей коммунистической сельскохозяйственной школы, и, наконец, было решено передать ансамбль лучших в городе зданий детям. В 1935-1937гг. была проведена капитальная реконструкция усадьбы с целью приспособления ее под Дворец пионеров и школьников.

В 1824 г. комплекс зданий пополнился двухэтажной вставкой, соединившей главный дом с флигелем под бельведером. Более позднее сооружение органично вошло в объемно-пространственную композицию усадьбы, что указывает на профессиональное мастерство зодчего. Все эти постройки объединены стилевым единством. Южный фасад усадьбы - сложная и асимметричная в целом композиция, образованная объединенными в одно здание объемами. Соединительная часть, равная по высоте флигелю под бельведером, кажется ниже, так как плоский купол как бы придавливает здание. Сейчас здесь крыльцо и вход во дворец.





Многочисленные легенды и предания, связанные с историей создания усадьбы, ее автором и владельцами, красота архитектуры - все это издавна привлекало внимание историков, краеведов, исследователей и просто любителей архитектуры. Однако многие загадки так и не разгаданы: много еще неточностей и неясностей в датах строительства усадьбы, неизвестен автор главного дома. Кто он, этот талантливый зодчий? Почему не сохранилось ни одного документа об оплате работы заказчиком, ни одного чертежа, подписанного автором? Частично проливает свет на поставленные вопросы интересная архивная находка челябинского краеведа И. Борисова. Ему удалось ознакомиться с перепиской владельца Кыштымских заводов А. Зотова (одного из наследников Л. Расторгуева) с управляющим заводами Деви. В одном из писем А. Зотов коснулся вопроса о строительстве дома и его архитекторе. Отрывок из этого письма опубликован в журнале "Уральский следопыт": "Вы давно интересуетесь судьбой архитектора в строительстве моего дворца, то есть Харитоновского. Со слов моего отца, а он получил эти сведения от моего деда по матери Льва Ивановича Расторгуева и деда по отцу Григория Федотовича Зотова: с начала 1796г. мой дед Лев Иванович решил блеснуть перед екатеринбургской знатью тем, что построит небывалый еще в городе дворец... Денег была уйма, но не было даровитого зодчего. Из Петербурга отказались приехать. Здесь же, в Екатеринбурге, не имелось... Это затруднение мой дед Лев и поведал начальнику канцелярии Пермского губернатора. На это начальник ответил, что в Тобольской каторжной тюрьме содержится узником очень важный государственный преступник и в то же время даровитый зодчий. Если дать кому следует, то в Петербурге могут временно из Тобольской каторги узника отчислить в екатеринбургскую тюрьму в ваше распоряжение на стройку дворца... Расторгуев так и сделал. Через шесть месяцев перевели узника в екатеринбургскую тюрьму. До свидания деда с зодчим главный директор тюрьмы предварил моего деда о том, что ни в коем случае не расспрашивать фамилии узника. Он умершим считается, только его номер можете знать... кроме того, и узник под страхом наказания шпицрутенами 500 ударов не скажет свое имя и тем более звание. Встреча моего деда с узником состоялась. Узник сказал: "Сударь, я даровитый архитектор. Для того, чтоб моя фантазия превратилась в действительность, нужны большие деньги. Располагаете ли вы ими?" Мой дед подтвердил. Через 12 лет дворец был готов. Но слово мой дед не сдержал в части досрочного освобождения узника или устройства побега. Надломленный и обиженный моим дедом узник впал в ипохондрию. По дороге в Тобольск он повесился в тюменской пересыльной тюрьме". Приведенная в письме печальная история о безвестном зодчем-узнике тобольской тюрьмы - объясняет отсутствие документов об авторе расторгуевского дома. Однако это только одна из версий о безвестном архитекторе. В дальнейшем формировании усадьбы принимал участие М.П. Малахов.


Здания усадьбы образовали единый ансамбль, в котором каждому архитектурному объему отведено строго определенное место, соответствующее его практическому назначению и роли в общей художественной композиции. Такая объемная композиция зданий созвучна традиционной схеме древнерусского жилого комплекса - с его "хоромностью", когда несколько объемов соединялись крытыми переходами и гульбищами в единый живописный ансамбль, имеющий общую художественную уравновешенность. Помимо градостроительных требований, предъявляемых к сооружению как к элементу улицы и города в целом, в усадьбе были учтены потребности частной жизни владельца. Планировка всей усадьбы и внутренняя организация жилища отразили жизненный уклад крупнейшего представителя екатеринбургской купеческой элиты - старообрядца, окруженного многочисленной родней и прислугой.



Помещения главного дома были связаны с соединительным флигелем под куполом, переходящим во флигель под бельведером, в котором размещалась домовая церковь. Ось симметрии фасада двухэтажного флигеля под бельведером подчеркнута большим арочным окном и круглым купольным бельведером-ротондой, зрительно увеличивающим высоту здания. Старообрядческую церковь хозяин не без умысла разместил здесь - прямо перед входом в православную. По легендам, в тайные молельни по подземным путям приходили наставники уральского старообрядчества, теми же путями, никем не замеченные, они уходили через глухие дальние углы сада, а иконы завешивались картинами.


Крупномасштабные ордерные композиции, многократно повторенные на фасадах основных построек, играют важную роль в создании гармоничного масштабного строя сооружения и придают стилевое единство ансамблю. Декорировка фасадов находится в полном созвучии с эстетическими принципами зрелого классицизма. Максимальная художественная выразительность ордерных и арочных композиций, а также разнообразных лепных деталей сочетается с экономным использованием их в качестве элементов, подчеркивающих материальность стены. Можно сравнить флигель под бельведером и соединительный флигель с виденными ранее зданиями конюшни и другими хозяйственными постройками, отметить их величие и роскошь в сравнении с функциональной простотой первых, и в то же время подчеркнуть стилевое единство.


Желание расширить владения возникла у Расторгуева давно. 3 августа 1808г. он подал прошение начальнику 5 екатеринбургских заводов, в котором предлагал передать ему в "потомственное владение" "пустопорожнее место", лежащее за валом вблизи церкви Вознесения. Он писал, что место это болотистое, топкое и "от засорения и скопления в нем нечистот причиняет гнилостью воздуха в здоровье человеческом тягость". Расторгуев собирался место это очистить и "довести до того, что, наконец, не будет не только безобразить, но и составит приятный вид сада - украшение города". К этому времени купец уже заявил свой капитал по первой гильдии, стал владельцем Кыштымского, Нязепетровского, Каслинского заводов, хозяином десяти тысяч приписных крестьян и 500 тысяч десятин земли. Через своих дочерей богатый купец породнился с золотопромышленниками и заводчиками Г. Зотовым и П. Харитоновым. Однако дело об отводе места под сад длилось довольно долго, и план на первый участок был выдан наследникам Расторгуева лишь летом 1826г., спустя три года после его смерти. К этому времени владельцем усадьбы стал зять Расторгуева - П. Харитонов, который активно принялся за расширение усадьбы. Так на северном крутом склоне Вознесенского холма был разбит сад с искусственным озером, тенистыми аллеями, беседками и гротами - действительно ставший украшением города.




Несколько автономное положение сада объясняется не только городским характером усадьбы, но и тем, что он был разбит значительно позднее основных построек. Сад был сразу открыт для посетителей. Это первый общественный сад в городе. Деревья для него, уже взрослые, тридцати-сорокалетние, отбирались в лесу поздней осенью и привозились в усадьбу. Этим липам и лиственницам около двухсот лет - это самые старые деревья в Екатеринбурге. С возникновением живописного сада вся усадьба получила свое градостроительное и архитектурное завершение. Сад был разбит в английском стиле со свободным сочетанием регулярной планировки верхней, прилегающей к дому части и нижней, решенной в живописном плане - извилистые тропинки, насыпные холмы, группы деревьев. Верхняя площадка перед домом уравновешена зеркалом небольшого искусственного озера, от которого лучами расходятся три тенистые аллеи. В композицию сада включены различные садовые сооружения, характерные для ландшафтной архитектуры начала XIX в., - беседки, гроты.


Следует обратить внимание на восточный фасад соединительной части, обращенный в парк, акцентирован четырехколонным коринфским портиком. Эта часть ансамбля носит более интимный характер, так же как и фасады, выходящие во двор. Недалеко отсюда, на площадке перед домом, стояла замечательная круглая купольная беседка-ротонда, которая, к сожалению, не сохранилась. Это было деревянное, круглое в плане, сооружение, цилиндрический объем которого расчленен двумя рядами оконных проемов, а простенки декорированы двенадцатью коринфскими полуколоннами. Облик беседки находился в полном созвучии с архитектурой основных зданий усадьбы, а венчающий ее купол перекликался с бельведером флигеля. В 1924 году в парке перед входом во дворец произошел провал и открылся тоннель. По одной из версий, этот тоннель соединял дом с беседкой, а его ответвления открывали входы в другие подземные помещения.

Пруд представляет собой искусственное водохранилище, раньше здесь плавали лебеди. В 1924 году при очистке пруда открылось отверстие в склоне северо-западного берега, можно было пройти в него примерно на 20 метров. Нынешние архитекторы допускают, что здесь были подземные ходы: например от ротонды к острову, дому Зотова, Вознесенскому собору. Но молва говорит о ходах к Ипатьевскому дому или под городским прудом. Горячие головы до сих пор будоражат мысли о несметных сокровищах Расторгуевых-Харитоновых, так и не найденных в лабиринтах подвалов и темных ходов усадьбы и парка.

На генеральных планах усадьбы XIX века отсутствуют сооружения на островках озера. После реконструкции в 1937г. под руководством архитектора В.В. Емельянова на острове был устроен фонтан в виде открытой круглой беседки, а к берегу был перекинут висячий мостик. Включение этих построек в сложившийся ансамбль было проведено достаточно тактично. Отвечая величественной архитектуре зданий усадьбы, изящные и в то же время простые формы беседки в сочетании с массивными устоями моста органически вошли в ансамбль сада. Малые архитектурные формы хорошо сочетаются с естественным окружением; серый камень и белизна колонн, ажурный рисунок ограды, окружающей сад, прекрасно гармонируют с сочной зеленью деревьев и зеркальной гладью озера. Сад усадьбы Расторгуева сегодня - единственный в Екатеринбурге сохранившийся образец ландшафтного искусства первой половины XIX века.


Заключение.


Первоначально земельным участком владел губернский секретарь С. А. Исаков. В 1794 он приступил к строительству каменного дома, но в 1795 умер. Купец Лев Иванович Расторгуев «недвижимое имение» приобрёл у вдовы С. А. Исакова. К 1814 году Расторгуев воздвиг два дома, в том числе один флигель «глаголем» в два этажа с бельведером и оранжерею. В 1820 в усадьбе были встроены ещё два флигеля по улице Вознесенской и т. н. «внутренний» флигель во дворе.

В 1823 году усадьба отошла к П. Я. Харитонову — зятю Расторгуева и стала быстро расширяться, Харитонов скупил прилегающие участки и на 9 гектарах разбил «английский сад» с парковыми сооружениями. По другим данным, после 1808 года пустырь был примежеван к дому Расторгуевым. После 1824 года флигели были соединены одноэтажными переходами. К 1836 году выполнены украшения фасадов. Легенды сообщают о подвалах, где томились мятежники с заводов, о целой сети подземелий, расходящихся от дома во все стороны. После высылки в 1837 году Харитонова, по указу Императора, в Кекскольм, за зверское обращение с рабочими, усадьба опустела, затем некоторые помещения сдавались под квартиры и конторы.


В годы революции здесь размещался отряд Красной гвардии, работал Урало-Сибирский коммунистический университет. В ноябре—декабре 1917 года в здании дворца проходили заседания первого областного съезда Социалистического союза рабочей молодёжи Урала, в честь этого события площадь перед дворцом названа Комсомольской.

В 1924 в парке перед входом во дворец произошёл провал и открылся тоннель. В 1960-е годы, при очистке пруда, открылось отверстие с ходом на 20 м в склоне северо-западного берега. Эти события подтвердили легенды о подземных ходах под усадьбой.

В 19351937 здание было капитально отремонтировано и передано Дворцу пионеров и школьников (ныне Дворец детского и юношеского творчества). Летом 2000 усадьбу попытались передать для резиденции полномочного представителя Президента РФ в УрФО П. М. Латышева (президент Путин 28 июля 2000 подписал соответствующий Указ), однако под давлением общественности (прежде всего родительского комитета Дворца творчества), усадьба передана не была.

Сегодня усадьба сохранилась почти полностью. В ее композиции успешно решены утилитарные, градостроительные и художественные задачи. Вся территория организована на основе четкого разграничения и взаимосвязи отдельных составных частей в соответствии с их функциональным назначением.



Дом Расторгуева-Харитонова. 2008 г.