reforef.ru
добавить свой файл
1
Тема 1.1. Социология молодежи как специальная социологическая теория.


  1. Предметное поле социологии молодежи.

  2. Особенности молодежи как объекта социологического исследования

  3. Функции социологии молодежи.


Литература

  1. Головатый Н.Ф. Социология молодежи: Курс лекций. – К., 1999

  2. Социология молодежи: учебник / под ред. В.Т. Лисовского. СПб., 1996.

  3. Волков Ю.Г., Добреньков В.И. и др. Социология молодежи: учебное пособие / под ред. проф. Ю.Г. Волкова. Ростов-на-Дону, 2001.

  4. Садриев М.М. Социология молодежи: учебное пособие. Уфа, 2005

  5. Иконникова С.Н. Молодежь: социологический и социально-психологический анализ. – М., 1998.

  6. ЗУ «Про сприяння соціальному становленню та розвитку молоді в Україні» від 05.02.1993


1. Предметное поле социологии молодежи.

Социология молодежи.... Уже сочетание двух понятий («социология» и «молодежь») во многом определяет направление анализа и предметную область проводимых исследований.

Действительно, социология молодежи это:

  • социология молодежи – специфический (социологический) подход к изучению молодежных проблем;

  • социология молодежи – выявление характерных черт и особенностей социального облика молодежи, изучение её интересов, потребностей, ценностных ориентаций, ее социальной жизни.


Все авторы отечественных учебников по социологии молодежи сходятся в понимании её статуса специальной отраслевой социологической теории. Но в определении проблемного поля, объекта и предмета социологии молодежи есть определенные различия.

Одно из первых таких определений в отечественной социологии было дано В.Т. Лисовским:

«Социология молодежи – отрасль социологической науки, изучающая молодежь как социальную общность, особенности социализации и воспитания вступающих в жизнь поколений, процесс социальной преемственности и унаследования молодежью знаний и опыта от старших поколений, особенности образа жизни молодежи, формирование её жизненных планов и ценностных ориентаций, в том числе профессиональных, социальную мобильность, выполнение социальных ролей различными группами молодежи»


В определении известного отечественного социолога И.С. Кона акцентируется ориентация социологии молодежи на исследование проблем молодежи как социальной группы, её места и роли в социальной структуре, становления личности молодого человека, влияния социальных различий на выбор профессии и социальное продвижение молодежи, её ценностные ориентации

Весьма значим и отмеченный Ж.Т. Тощенко аспект социологии молодежи: изучение «степени, уровня и формы новаторства молодежи при решении общественных проблем»

Еще шире характеризуется проблемное поле социологии молодежи Ю.Г. Волковым и соавторами. По их мнению, оно также включает роль и место молодежи в воспроизводстве общества, её потребности и способы деятельности, неформальные молодежные объединения и движения. Особый интерес представляет их идея о внимании социологии молодежи к общесоциологическим проблемам, которые в то же время затрагивают молодежь или находят своеобразное преломление в молодежной среде

Расширительный подход характерен и для М.М. Садриева (что выражается уже в используемом термине «молодежеведение»). Но привлекает его акцент на исторический анализ:

«Отечественная социология молодежи в своем развитии прошла довольно сложный и трудный путь от упрощенного представления о молодежи как объекте социального контроля и воспитания до постепенного утверждения её концепции как особого социально-физиологического и психологического периода жизненного цикла с собственными интересами и своим, хотя и до конца не утвердившимся, социальным статусом и занимаемым местом и ролью в социуме»

Вряд ли стоит рассматривать эти и многие другие определения социологии молодежи как более или менее «правильные», «полные». Скорее – в духе «принципа дополнительности» Н.Бора – нужно выходить на комплексное, интегративное понимание проблемного поля социологии молодежи.

И тут исходным является представление о многомерности молодежи, тем более что оно отражается в разнообразии социологических подходов к проблемам молодежи:


  • стратификационный подход: молодежь – общность, определенная социально-демографическая, возрастная группа, выступающая компонентом социальной структуры общества и характеризующаяся специфическим социальным статусом. Серьезным развитием данного подхода с акцентом на динамику социального развития является воспроизводственный подход.
    В.И. Чупров, подчеркивая социальное качество молодежи, связывает его с ролью молодежи в процессе воспроизводства социальной структуры. Молодежь, по его справедливой оценке, выступает как «становящийся субъект общественного воспроизводства». Плодотворно и исследование молодежи в ракурсе решения её социальных проблем.

  • проблемный – подход к молодежи (молодежь – проблема; самое главное в социологии молодежи – изучение и решение социальных проблем молодежи). В этом плане правомерна реализация в социологии молодежи подхода наших казанских коллег, обосновывающих необходимость «социологии социальных проблем» (Социология: учебное пособие / под ред. С.А. Ерофеева и Л.Р. Низамовой. 2-е изд. Казань, 2001. гл. 15).

Также, в весьма содержательной работе Е.Л. Омельченко (Молодежь: Открытый вопрос. Ульяновск. 2004) третий раздел, посвященный основным ориентирам социологии молодежи в современных условиях, озаглавлен «От проблемного конструкта молодежного вопроса – к анализу молодежной повседневности». Не отвергая акцента автора на реализацию и в социологии молодежи качественных методов (вообще в споре «количественников» и «качественников» в нашей социологии нам ближе идея их взаимодополнительности, хотя наши собственные практики – в основном количественные, массовые опросы, изучение молодежного общественного мнения), уверены, что потенциал «проблемного конструкта» (особенно – в современной отечественной социологии молодежи) крайне далек от исчерпания.
  • институционально-функциональный подход: молодежь – социальный институт, молодежное движение (организация и функционирование молодого поколения, его отношения с другими поколениями; характер, формы и тенденции развития молодежного движения). В рамках этого подхода происходят серьезные изменения. Они отражают развитие институционального подхода в целом. Традиционно (шло от структурного функционализма) социальный институт определялся как «устойчивый комплекс формальных и неформальных правил, принципов, норм, установок, регулирующих различные сферы человеческой деятельности и организующих их в систему ролей и статусов, образующих социальную систему»


Современный институционализм четче разграничивает институты и организации. Характерна позиция Д. Норта: «Если институты – это правила игры, то организации являются игроками». Сегодня появились работы, рассматривающие в данном ракурсе отдельные социальные институты (образование, профессии)

Новые перспективы открываются и перед социологией молодежи. В центре внимания исследователей обычно были или проблемы участия молодежи в функционировании того или иного социального института, или деятельность специфических «молодежных» институтов – формальных и неформальных общественных объединений молодежи. Но сегодня все более настоятельной становится потребность в изучении институционализации молодежи. «Молодость (свойство возраста) институционализируется, приобретая социально-статусные и ролевые конфигурации, знаковую атрибуцию, специфику деятельности и организации».

Примечательны в этом смысле и требуют серьезного научного обоснования попытки – с помощью культурных традиций, символов, ритуалов, обрядов, правовых, законодательных норм – закрепить возрастную сегментацию общества, уточнить границы тех или иных возрастных групп, переход от одной стадии жизненного цикла к другой;
  • культурологический, аксиологический (ценностный) подход: молодежь – специфический образ жизни, система ценностей, установок; нормы поведения, стиль жизни, мироощущение, мировоззрение (субкультура). В рамках этого подхода чаще в поле внимания оказываются лишь отдельные, наиболее яркие (или шокирующие, эпатируюшие?) проявления молодежной субкультуры. Гораздо реже целостно анализируется молодежный образ жизни, хотя некоторые авторы связывают представление о молодежи именно с современным образом: «Молодежь – это такая часть населения (в возрасте от 14 до 30 лет), которая связана с современным образом жизни, участвует, по крайней мере, в одном из видов жизнедеятельности и труда и является носителем и потребителем всех современных форм культуры»;


  • ресурсный подход: молодежь – серьезный потенциал социального развития. Исходной является идея К. Манхейма о молодежи как скрытом ресурсе. Решая актуальные, сегодняшние проблемы молодежи, общество, тем самым, закладывает фундамент своего последующего развития – ведь сегодняшняя молодежь, проходящая первичную социализацию, уже завтра будет активным субъектом социальной жизни, основной производительной и творческой силой общества. Но данный подход получил дальнейшее развитие лишь сравнительно недавно. В связи с дискуссиями об «обществе знания», «информационном обществе», «инновационной экономике» особенно значима ориентация на анализ «инновационного потенциала» молодежи и социальных условий для его полного развития и реализации (что противоречит бытующей абсолютизации «инновационности» молодежи, которая проявляется сама собой);
  • еще более «молод» тезаурусный подход. В русле этого подхода предпринята попытка социологической интерпретации понятия «тезаурус»: «оно маркирует ментальные структуры, придающие смысл обыденным действиям людей и их сообществ, но кроме этого предопределяющие самые различные отклонения от обыденности и оказывающие воздействие, возможно – решающее, на весь комплекс социальных структур, социальных институтов и процессов». При этом подчеркивается противоречивость состава тезауруса: «по определению, его характеризует полнота, но это свойство субъективировано, оно соединяет вместе, ставит в одну плоскость то, что в реальности разделено пространством и временем, оно захватывает не только реальность, но и предположение о реальности (не только прошлое и настоящее, но и будущее)». Тезаурус рассматривается «как иерархическая система, которая имеет целью ориентацию в окружающей среде», «как часть действительности, освоенная субъектом (индивидом, группой)». Соответственно делается вывод: «Уникальность жизненных миров и составляет основу их связанности, различающейся на разных этажах общественной организации, в том числе имеющей особые формы и способы реализации на уровне повседневности»


Обогащение достижениями современной социальной мысли (в частности, идеями символического интеракционизма, постструктурализма, теорией «социального конструирования реальности» П. Бергера и Т. Лукмана) открывает перед социологией молодежи новые методологические перспективы. Конкретной реализацией социального конструирования применительно к молодежи выступают попытки исследовать молодежь (молодежный вопрос) как особый социальный конструкт;

  • еще одним новым современным подходом в социологии молодежи является рискологический подход. На основе общесоциологического понимания растущей неопределенности современного общества (по определению У. Бека, – «общества риска») ряд отечественных социологов (Ю.А. Зубок, В.И. Чупров и др.) рассматривают разнообразные риски, с которыми сталкивается молодежь в процессе социализации и жизненного самоопределения. Важно подчеркнуть и то, что молодежь не только рассматривается как группа, система, которой риск присущ имманентно и может быть признан её своеобразным группообразующим фактором

Существенен и акцент на социальные риски, если «воспроизводственный, инновационный потенциал» молодежи не сможет реализоваться как можно полнее. При этом подчеркивается не только значимость самореализации (самоактуализации, самоосуществления) для личности. Она рассматривается как важная социальная потребность, ограничивая которую общество рискует. Соответственно выделяется – как характерная черта общества риска – риск ограниченных возможностей самореализации: «Чем шире возможности, раскрываемые обществом перед молодым человеком в реализации его интересов и способностей, тем больше вероятность его восходящей мобильности. Способствуя самореализации молодежи в образовании, в профессиональной ориентации, в повышении квалификации и в других сферах, общество развивается, совершенствует собственную структуру. И наоборот, не участвуя в этих процессах, отдавая их на откуп самим молодым людям и их родителям, такое общество повышает риск нисходящей мобильности и социального исключения молодежи, обрекая себя на деградацию».


Итак, не только молодежь рискует в современном социуме, но и социум рискует недооценить возможности и ресурсы молодого поколения. Это более соответствует классической постановке проблемы К. Мангеймом: «Задача исследователей состоит в том, чтобы рассказать, что общество может дать молодежи и что может ожидать общество от молодежи (скрытого ресурса)».

Представляется, что определение социологии молодежи должно охватывать все указанные аспекты. Уже в середине 1960-х гг. были предприняты попытки комплексного определения ее предмета. Одна из них – характеристика ее как «особой социологической дисциплины, исследующей специфические черты, социальный статус, интересы, потребности и ориентации молодого поколения» (В.Т. Лисовский). Все более исследователи приходили к пониманию: социология молодежи не может быть сведена к изучению специфики молодежи как социально-демографической группы; не менее важно исследовать все многообразие процессов социодинамики поколений, социокультурных факторов институциональной целостности и самостоятельности молодежи.

Исходным и достаточно общим может быть следующее определение: социология молодежи – это отраслевая социология, изучающая социальную жизнь молодежи во всем многообразии ее проявлений. Так как же мы можем определить собственно понятие «молодежь»?


  1. Особенности молодежи как объекта социологического исследования

Определение понятия "молодежь" важно не только для выработки единого подхода к установлению возрастных границ молодежи, но и для выяснения вопроса о сущности молодежи, ее место в социальной структуре общества, социальные показатели, в которых отражается специфика социального статуса молодежи.

Существует несколько подходов к определению понятия "молодежь".
  • Простейшим из них является использование возрастных признаков как главного параметра, который характеризует молодежь как определенную социально-демографическую группу.


  • Распространенным является подход, который рассматривает молодежь как переходную фазу от социальной роли ребенка к социальной роли взрослого.

  • Иногда молодежь определяют как социально-демографическую группу, главной характеристикой которой является процесс социализации. Эта позиция предполагает, что важнейшими показателями, которые позволяют раскрыть сущность молодежи, является не столько возрастные параметры, сколько социальные показатели процесса социализации.

  • Конкретным является разделение молодежи на внутренние группы по социально-профессиональным и возрастным признакам во взаимодействии с их духовным миром и поведением. Такой подход позволяет адекватно анализировать отдельные контингенты молодежи во время эмпирических социологических исследований.

  • Украинские исследователи А. Вишняк, Н. Чурилов, С. Макеев определяют молодежь как социальную общность, занимает определенное место в социальной структуре общества и приобретает социального статуса в различных социальных структурах (социально-классовые, профессионально-трудовые, социально-политические и т.д.),имеет общие проблемы, социальные потребности и интересы, особенности жизнедеятельности и т.п..

Молодежная социальная общность - это совокупность людей молодого возраста во всех сферах их деятельности и проявлениях их духовной жизни.

Дискуссионным и до сих пор является вопрос возрастной периодизации молодежи.Согласно распространенной точке зрения, возрастными границами молодежи считается период от 16 до 30 лет. Но в социологической литературе существуют и другие взгляды. Некоторые социологи к молодежи относят лиц в возрасте 11-25 лет, другие 15-28, 16-24 года и т.д..

Однако современные учёные считают, что границы весьма условны и примерно молодёжь можно определить в возрасте от 14 до 35 лет. Весь этот интервал можно поделить на 3 подраздела:


  1. подростки до 18 лет

  2. молодёжь в возрасте от 18 до 24 лет

  3. молодые взрослые от 24 до 35 лет.

В основу этой точки зрения (14-35 лет) положен тезис о "продолжении юности", увеличение времени вхождения в трудовую жизнь. Расширение общепринятых в 60-70-е годы возрастных границ молодежи (16-30 лет) до 14-35 лет отражает объективные процессы в жизни и развитии человечества.
С одной стороны, жизнь все настойчивее выдвигает задачу более ранней социализации молодежи, привлечение ее к трудовой практики на ранних этапах жизни, с другой - расширяются границы среднего и старшего возраста, продолжительность жизни в целом, удлиняются сроки обучения и социально-политической адаптации, стабилизации семейно -бытового статуса молодежи.
Дальнейший анализ может наполнить это определение конкретным содержанием.

Основные аспекты такого анализа:

 специфика молодежи как социально-демографической группы, ее возрастные границы и социальный статус;

 характер и факторы социализации молодежи;

 процесс самоидентификации молодежи, ее самооценки своей роли и взаимоотношений с другими поколениями;

 особенности молодежной культуры, стиля и образа жизни молодежи;

 молодежь как целостное поколение и особенности социальной жизни молодежи различных групп, регионов, стран;

 социодинамика поколений, механизмы преемственности поколений и их роль в социальном обновлении общества;

 формы, уровни, механизмы участия молодежи в различных сферах социальной жизни;

 включенность молодых людей в функционирование социальных институтов;

 динамика ценностных ориентаций и установок, интересов и мотивов молодежи;

 возрастной символизм - образы молодежи в массовом общественном сознании; обряды, ритуалы и традиции, с которыми общество связывает переход человека из одной возрастной страты в другую, от одного возрастного этапа к другому


 степень развития и реализации молодежи как социального ресурса;

 социальное конструирование и проектирование реальности молодежью.

Другой исследовательский ориентир обусловлен выбором парадигмы социологического познания. Удачно определил социологию П.А. Сорокин, один из крупнейших социологов ХХ в.: «наука, изучающая поведение людей, живущих в среде себе подобных». Социолог изучает человека в его социальном качестве – как личность, во всем многообразии ее потребностей, интересов, мотивов, установок, ценностей. Личность интересует социологию не в ее единичности, индивидуальности, а во взаимодействии с другими людьми, в различных социальных связях и отношениях. Речь идет о социальном типе – в типичных ситуациях и отношениях.

Уже тут проявляется серьезное противоречие социального познания: изучая социальный тип личности, обобщая и абстрагируясь от многих конкретных проявлений ее жизнедеятельности, важно не упустить «живого человека». Предметом социологии и выступает социальная жизнь – реальное многообразие видимых и невидимых, прямых и опосредованных социальных связей и отношений.

Общесоциологическая парадигма «от человека» особенно важна в социологии молодежи. Она ориентирует на изучение ценностно-мотивационного компонента личности молодого человека, человека, вступившего в один из наиболее сложных, противоречивых и динамичных периодов его жизни – период социализации, взросления, достижения социальной зрелости. Акцент на стратегию «от человека...» тем более значим в обществе, преодолевающем авторитарные и тоталитарные традиции, идеологию и психологию «маленького человека», «винтика» государственной машины. Эта идеология накладывала отпечаток и на принципы воспитания молодежи. Молодые рассматривались в основном как объект воспитания – со стороны родителей, педагогов, взрослых, общества.

Подчеркивая сегодня продуктивность понимания молодого человека как субъекта социальной жизни, социологи отражают серьезные изменения в посттоталитарном обществе. Но нужно видеть и другое. Идеи свободы, самостоятельности, независимости и активности субъекта нельзя доводить до абсурда. Ведь их безграничность чревата индивидуализмом, асоциальным поведением, нарушением социальных норм, что порождает психологию вседозволенности, нигилистического отрицания социально значимых ценностей. Дело не только в разрушительных социально-нравственных последствиях вседозволенности. Ошибочно выводить поведение человека, его мотивы и установки, его ценностные ориентации и интересы только из субъективных устремлений. За рамками анализа по сути дела остается социализирующее воздействие социокультурной среды. Человек искусственно вырывается из всей ткани реальной социальной жизни


Преобладание социоцентризма сказалось и на отечественной социологии молодежи. Дело даже не в том, что групповой портрет нашей молодежи рисовался приукрашенным. Сегодня трудно определить, что тут шло от «художника» (социолога), а что от «натуры» (респондентов, ориентировавшихся в своих ответах на «как надо»). Главное в другом: обобщаемые социологами типичные черты представлялись как обязательная норма, эталон поведения для каждого молодого человека. Это и питало установку «быть как все».

Парадигму социологии молодежи «от молодого человека» нельзя реализовать, изучая индивидуальные особенности каждого. Такая задача – не социологическая, а психологическая.

Для социолога же указанная антропоцентристская парадигма означает: нужно изучать, насколько данная социокультурная среда, данный социальный институт способствуют (или препятствуют) саморазвитию, самореализации каждого молодого человека. Такой подход («способствуют – препятствуют») помогает преодолеть одностороннее понимание процессов адаптации, социализации молодых людей как обязательного усвоения каждым норм и стереотипов официальной культуры.

Уже отмеченное различие социологического и психологического подходов к изучению молодых людей ставит проблему самоопределения социологии молодежи как науки в иной плоскости. Речь идет об ее соотношении с другими науками, изучающими молодежь. Для обозначения всего комплекса этих наук утвердилось понятие «ювенология» («ювенис» в переводе с латыни – «молодой») или «юнология». Общий знаменатель ювенологических наук – исследование разнообразных проблем молодежи

Различия между ними идут от характера рассматриваемых проблем и своеобразного – социологического, психологического, историко-этнографического, культурологического, педагогического, демографического, медико-физиологического и т.д. – угла зрения. Интересна попытка В.В. Павловского уточнить сущность ювенологии, ее соотношение с социологией молодежи. Суть его позиции: «Сумму научных подходов к подрастающим поколениям можно определить как ювенологические исследования. Ювенология изучает общие проблемы становления и развития подрастающих поколений, имеет свои предмет и объект исследования, имеет исследовательскую логику, методологию и т.д., выступает как теоретическая и методологическая основа изучения молодежи, основание для обобщения и систематизации совокупности знаний о подрастающих поколениях, формирования научного знания о них, соответствующих методов. Она позволяет определить и учитывать биообщественную природу новых поколений, возрастные стадии молодости, социальную структуру новой смены людей в конкретно-исторических условиях природы и общества, виды, ступени и закономерности ее вхождения в природные и общественные сферы, проблемы отчуждения и его преодоления, типы личностей индивидов молодежного возраста и др. Ювенология может служить базой междисциплинарных исследований проблем названной возрастной группы, рассматривая экообщественные явления, процессы, которые обеспечивают становление и развитие подрастающих поколений, а также регуляторы, воздействующие на молодежь».


Ювенология – наука о молодежи – сама молода и переживает сегодня этап становления. Отдельные ее отрасли достигли разной степени зрелости. Одни из них (социология молодежи, психология юношества как раздел возрастной психологии) уже сложились как самостоятельные научные дисциплины. Другие – развиваются в рамках конкретных наук (демографии, этнографии, культурологии и т.д.). Соответственно и целостность ювенологии еще достаточно относительна. Пока преимущественно понятия «ювенолог», «юнолог» применимы к специалистам разных наук, объектом изучения которых выступает молодежь. Конечно, такой подход имеет право на существование. Возможно комплексное изучение молодежи как социокультурного явления с позиций разных наук о человеке и обществе. Но подобный характер ювенологии создает предпосылки для не совсем четкого определения места социологии молодежи в ее структуре.

Чаще всего проявляются две крайности:

С одной стороны, ставится знак равенства между социологией молодежи и ювенологией в целом. В ряду подходов к разработке социологических теорий молодежи оказываются и психологический, и культурологический. Они действительно близки к социологии молодежи, но достаточно самостоятельны и относительно автономны.

С другой – социологические исследования растворяются в других подходах к изучению проблем молодежи, чаще всего – в социальной и возрастной психологии, что имеет предпосылки – размытость границ между социологией и социальной психологией. При анализе соотношения социологии молодежи и ювенологии важно учитывать проблему, на которую обратил внимание в начале ХХ в. М. Вебер: «Всякий раз, когда исследователь вторгается в соседнюю область, как это порой у нас бывает, – у социологов такое вторжение происходит постоянно, притом по необходимости, – у исследователя возникает смиренное сознание, что его работа может разве предложить специалисту полезные постановки вопроса, которые тому при его специальной точки зрения не так легко придут на ум».


Отметим и тенденцию разграничить различные виды ювенологических исследований.

Для самоопределения отечественной социологии молодежи важное значение имело выделение С.Н.Иконниковой трех уровней описания молодежи как социального явления:

 индивидуально-психологический уровень – соотнесение с конкретным человеком;

 социально-психологический уровень – описание наиболее существенных свойств, качеств, черт, настроений, стремлений, интересов отдельных групп;

 социологический уровень – описание места молодежи в системе материального и духовно-

го производства и потребления, в социальной структуре общества.
Ряд исследователей – по аналогии с общей социологией – выделяют и в социологии молодежи три уровня анализа:


  • общетеоретический уровень (исследование места молодежи в обществе);

  • специально-теоретический уровень (изучение молодежи как особой возрастной и социокультурной группы со своими социальными и психологическими особенностями, ценностями, установками и т.д.);

  • уровень эмпирических социологических исследований социальных проблем молодежи

Такой подход правомерен. Но в рамках отраслевых социологий более продуктивен анализ, интегрирующий и теоретический, и эмпирический уровни.
3. Функции социологии молодежи.

Как и социологии в целом, социологии молодежи присущ ряд функций:

Исследовательская функция связана с изучением социальных отношений и социальных процессов. Эта функция должна быть определяющей – от нее в первую очередь зависит качество социологической информации.

Идеологическая и ценностно-ориентирующая функции взаимосвязаны. Идеологическая функция социологии выступает частным случаем взаимосвязи науки и идеологии. Идеологии отражают интересы различных слоев, социальных групп, общностей. Важен и их побуждающий аспект. Они влияют на иллюзии и надежды людей, их установки и ценностные ориентации, формы, способы и характер их деятельности. В рамках социологии важен идеологический плюрализм, чтобы социологи усиливали научность проводимых исследований, стремясь дать как можно более объективную картину социальных процессов в обществе.


Практическая, социально-инженерная функция связана с разработкой и внедрением в социальную практику – на основе эмпирических исследований – социальных технологий. реализацией системы стандартных методов и приемов, которые могли бы быть реализованы в массовом, серийном масштабе.

Прогностическая функция социологии призвана сформировать у людей ориентацию на перспективу.

Процесс реализации функций социологии молодежи весьма противоречив. Показательно соотношение исследовательской и прогностической функций. В истории социологии молодежи имеются своеобразные «провалы». Социальный портрет молодежи того или иного периода оказывался порой неадекватным. На основе данных предшествующих достаточно серьезных исследований оказалось невозможным предвидеть резкие перемены в поведении молодежи, в ее установках и ориентациях. Объяснительная и прогностическая возможности социологии молодежи оказывались нереализованными. Наиболее заметно такие сбои выявились в западной социологии на рубеже 1960-1970-х гг., в социологии социалистических стран – на рубеже 1980-1990-х гг.: всплеск молодежного протеста, развитие контркультуры, альтернативных стилей жизни, движения «неформалов» оказались неожиданными для социологов и потому – для общественного мнения.

Каковы же причины этих провалов? Характерна оценка П. Бергером «молодежного протеста» в Америке и Франции в конце 1960-х гг.: «Как случилось, что самые привилегированные люди в стране, а по существу и в мире, восстали против своего общества? В чем причины? Как социологи, мы не верим, что люди заразились большими идеями. Все, наверно, проще. Но теория не смогла дать ответ. Социологи были обескуражены и находятся в таком положении и сейчас, когда вспоминают о тех событиях... Потерпели поражение две теории: марксистская – с ее классовым подходом, который уже давно перестал работать, и буржуазная – с ее идеями стратификации, где люди по мере роста их благополучия занимают все более правые позиции. А в нашем случае влево двинулись состоятельные люди. Одним мешает идеология. Они хотят видеть лес революционного пролетариата за буржуазным кустарником. Другие грешат тривиальностью. Они бродят среди кустарника, исследуют различные социальные группы, и не видят леса в целом».


Проще было бы списать «провалы» на недостаточный профессионализм исследователей. Но с этим нельзя согласиться: социология молодежи была одной из продвинутых отраслей социологического знания. Несомненный факт и наличие среди социологов молодежи серьезных профессионалов. Это заставляет осмыслить более глубинные факторы указанных провалов. Наиболее общая причина – методологическая ограниченность традиционного обществознания (вне зависимости от идеологических, мировоззренческих позиций). Социологи следовали жесткому детерминизму. В центре их внимания оказывались причинно-следственные связи. Ведущим методом прогноза выступала экстраполяция (продление в будущее сегодняшних тенденций). Но взрывы молодежного протеста относились к вероятностным, флуктуационным (резко отклоняющимся) изменениям. Их объяснение возможно в рамках качественно иной – синергетической – парадигмы социального познания. Если исходить из нее, то молодежная революция 1968 г. и активность молодых в демократических движениях в СССР и в Восточной Европе были флуктуациями, отклонениями, моментами выбора нового пути. Анализ событий, неожиданных с точки зрения предыдущего развития, требует освоения синергетической методологии.

Нужно иметь в виду и серьезные трудности любого предвидения, прогнозирования, тем более, когда речь идет о столь подвижном явлении, как молодежь. Ведь даже исследования предыдущих лет порой рисуют картину не сегодняшней молодежи, а вчерашней, говорят об ориентациях людей, уже выходящих из молодежного возраста. Научное прогнозирование может быть эффективным именно тогда, когда оно обращается не к конкретным событиям, а к долгосрочным, устойчивым тенденциям. Между тем «неожиданные» явления молодежного протеста и означали «прерыв постепенности», переход от устойчивого, стабильного развития к неустойчивому, нестабильному. К тому же нужно учесть, что отклонения в поведении молодежи в период стабильности не выходили за «рамки системы». Более того – эти отклонения нередко становились основным объектом социологии молодежи, когда – по справедливой оценке немецкого социолога К. Хурельмана – исследования молодежи в основном сводились к «болевым точкам» поведения молодежи. Соотнесение «девиантного» и «делинкветного» поведения исключительно с молодежью проявилось в зарубежной социологии даже в появлении неологизма «delinquescent», объединивший слова «преступник» и подросток». Поэтому рисуемый социологами социальный портрет молодежи, даже включавший черты отклоняющегося поведения, был ориентиром для выводов о необходимости совершенствования работы с молодежью, преодоления этих внутрисистемных отклонений. Примечательно совпадение рекомендаций западных социологов в начале 1960-х гг. и отечественных –на заре перестройки. И те, и другие говорили о необходимости «улучшить», «усилить», «углубить», «повысить эффективность системы социального контроля». Серьезные различия в адресатах, в конкретных социальных институтах, к которым обращены были эти предложения, не отменяют сходства подходов.


Сказываются и внутринаучные проблемы. Чем более развивалась социология молодежи в периоды относительной стабильности, тем более точным, обоснованным казался – в том числе и самим социологам – рисуемый ими социальный портрет молодежи. При всех различиях «в рисунках» западных социологов в начале 1960-х гг. преобладали черты сходства. Подтверждая выводы друг друга, социологи тем самым убеждали себя и других, что оснований для предположений о грядущем взрыве нет.

Ряд исследователей (К. Аллерб, Р. Будон, А.И. Ковалева, В.А. Луков и др.) соотносят указанный разрыв с несовпадением установок и методов теоретического и эмпирического анализа. «Эмпирики», проводя многочисленные конкретно-социологические исследования, далеко не всегда поднимаются до теоретических обобщений. Поэтому в интерпретации полученного богатейшего фактического материала они ограничиваются частными, ситуативными выводами. У теоретиков проявляется другая слабость – игнорирование эмпирических данных. Они нередко оказываются в плену собственных теоретических конструкций.

Добавим к этому и субъективные факторы. Многие социологи молодежи или уже были немолодыми, или успевали постареть за годы исследований. Писать о молодежи людям старшего возраста трудно. Довлеют представления, навеянные воспоминаниями о своей молодости. Не менее важно избегать назидательности и морализаторства. И тут важно и в исследовании, и в работе с молодежью руководствоваться мнением классика социологии М. Вебера в отношении обучения в целом: «Настоящий учитель остережется навязывать слушателю с кафедры какую-либо позицию, будь то откровенно или путем внушения»; ему следует стремиться к тому, «чтобы слушатель был в состоянии найти пункт, исходя из которого он мог бы занять позицию в соответствии со своими высшими идеалами». Продолжая мысль М. Вебера, что «проповеди не место в аудитории», подчеркнем – и в исследовании проблем молодежи.

Понятно, что на выводы и позиции социологов (особенно – немолодых) вольно или не-вольно накладывается отпечаток трудностей взаимопонимания между людьми разных поколений. Любому взрослому человеку чрезвычайно трудно увидеть мир и проблемы молодых их глазами. На характере проводимых социологами молодежи исследований (от рабочих гипотез – до интерпретации полученных результатов) сказываются их социально-нравственные позиции, отношение к молодежи. А такие позиции и отношения могут быть разными. И дело не только в идеологических, мировоззренческих различиях, но именно в тональности – как относиться к молодежи?


Есть три основных подхода к оценке молодежи и ее места в обществе:

 критически – осуждающий , в рамках которого молодежь называют «рассеянным», «равнодушным», «взрывающим», «потерянным» и т.д. поколением. Расхожую формулу «не та нынче пошла молодежь» трактуют при этом однозначно: не та = хуже;

 прямо противоположный по своему значению – восторженно-оптимистический. Для него характерно мнение: не та = лучше;

 третий подход – объективистский – предполагает учет и положительной роли молодежи, и негативных тенденций, которые реально существуют в молодежной среде. Для него присуща позиция: не та = другая.

Сказываются и определенные идеологические, мировоззренческие пристрастия. Это, в частности, помешало социологам из социалистических стран увидеть в антисистемном протесте западной молодежи конца 1960-х гг. более общий феномен, направленный не против капиталистической системы (что обычно и подчеркивалось), а против мира взрослых в целом, против индустриального общества. Сегодня – в условиях идейного плюрализма – нередки случаи обращения к социологии молодежи не в научных, а в идеологических целях. И задача социологии молодежи – как отрасли социологической науки – оставаться на позициях научного, объективного анализ