reforef.ru 1

                    А. И. Ландабасо Ангуло, А. М. Коновалов

 

Из истории басков


 

Ландабасо Ангуло А. И., Коновалов А. М. Терроризм и этнополитические конфликты.

Книга 1. Из истории басков. М., 2004, с. 23-49.


                                                            ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.  ВЧЕРА


                  ГЛАВА I. ГЕОИСТОРИЧЕСКИЙ, ЭТНОКУЛЬТУРНЫЙ
                            ФАКТОРЫ И ТРАДИЦИОНАЛИЗМ



    Известные баскологи, такие как Хулио Каро Бароха, Хосе Мигель де Барандиаран и другие, сходятся во мнении, что национальный политический менталитет басков во многом имеет свое объяснение с точки зрения исторического развития баскского общества. Баскский сепаратизм уходит корнями в средневековье, когда Кастилия подчинила себе неиспанские государства, "инкорпорировав" Каталонию, Галисию, баскские земли.

Ранняя история территории, которую занимает Эускади, 1 и народа, ее населяющего, захватывающе интересна, хотя пестрит парахронизмами и является предметом предположений и спекуляций. Считается, что баски -древнейшее коренное население Пиренейского полуострова; высказывается мнение, что они - потомки племен, живших в Европе около 10 тыс. лет назад, хотя по поводу их этнической принадлежности до сих пор нет единой точки зрения.Относительно достоверно лишь то, что римские авторы свидетельствовали о присутствии в этих краях племени васконов, которые обитали на землях современной Наварры.

--------------------
1 В позднеримскую эпоху страна называлась Euzkalerria; на сегодняшний день широкое распространение получило лексическое сочетание Euzkal Herria.
23

    Упоминание о васконах встречается и в одной из величайших эпических поэм Франции -"Песне о Роланде",1 поводом для создания которой послужили далекие события 778 года, когда Карл Великий вмешался в междоусобные распри мусульманской Испании, выступив по просьбе сторонников багдадского халифа против Абдеррахмана, решившего создать самостоятельную державу. Взяв несколько городов, Карл осадил Сарагосу, однако через несколько недель был вынужден вернуться за Пиренеи из-за осложнений в собственной империи. Баски при поддержке мавров напали в Ронсевальском ущелье на арьергард Карла и перебили отступающих франков. Среди других в этом бою погиб, по свидетельству Эгинхара, "агиографа" Карла Великого (Vita Caroli, между 829-836 гг.) и современных историков-медиевистов, "Хруотланд, маркграф Бретани". Впервые об этом событии сообщила хроника 829 года (Annales regios hasta 829).

 

    Васконы оказали упорное сопротивление кельтам, финикийцам, грекам, римлянам, вестготам, франкам, норманнам и даже маврам (в период арабской экспансии Страна Басков сохранила независимость и стала одной из баз Реконкисты).
 

    Представители этой народности исторически населяют провинции Алава (Араба), Бискайя, Гипускоа и Наварра (Нафарроа) в современной Испании и приграничные районы Франции по склонам Кантабрийских гор. к которой в XV веке после Столетней войны - 1337-1453 гг. - отошли три провинции нынешнего департамента Атлантические Пиренеи: Лабур (Лапурди), Суль (Субероа), Басс-Наварра (Бехенафарроа). Это пространство охватывает более 20 000 кв. км (из них 17 655 кв. км в Испании). Всю территорию этой юго-западной оконечности европейского континента можно разделить на две неравновеликие части: континентальная получила название Северная Эускади или Ипаральде, полуостровная - Южная Эускади или Эгоальде.
------------------------

1 Библиотека всемирной литературы, том 10. - М.: Художественная литература, 1976.

24

Кроме того, на территории Страны Басков можно отыскать анклавы других автономий. Наиболее значительный из них- графство Де Тревиньо (De Trevino), которое принадлежит к Старой Кастилии, конкретно к Бургосу, но находится в нескольких километрах от столицы баскской автономии г. Витории. Город Тревиньо, столица графства, находится всего в 20 км от Витории и в 90 км от города, к которому она административно приписана. Графство состоит из двух муниципалитетов и 52 населенных пунктов, расположенных на территории в 29.582 гектара. Интересно, что население двух муниципий графства (Тревиньо и Лапуэбла де Аргансон) не живет в баскских городах, хотя большинство работает именно в них, прежде всего на промышленных предприятиях г. Витория. В 1900 году обе муниципии насчитывали 4 тысячи 301 жителя. В настоящее время число жителей заметно уменьшилось и составляет около двух тысяч человек, причем в муниципии Ла Пуэбла де Аргансон сохранилось такое же количество жителей, как и в начале века, а в муниципии Тревиньо население сократилось.

 

    В настоящее время среди населения этого немногочисленного графства обсуждается вопрос о целесообразности проведения референдума по поводу присоединения к Стране Басков. Защитники "интеграции" в качестве главного аргумента выдвигают близость к столице Алавы, так как большинство там работает, там же расположены лечебные учреждения и т. д. Споры между интегристами и защитниками независимости от баскских территорий ведутся с 1904 года. Графство Тревиньо представляет собой "стратегический" анклав ("Тревиньо" переводится как "три дороги"): оно находится на пересечении трех путей: из Рьохи, Наварры и трех баскских провинций. Графство имеет своеобразную историю; территория попеременно занималась то арабами, то кастильцами и, наконец, наваррцами.
 

    Еще одним анклавом, который связан с баскскими территориями, является Петилья де Арагон {Petilla de Aragon), которая принадлежит Наварре, но находится на арагонской территории, в провинции Сарагоса. В настоящее время в этом маленьком городишке проживает не более сотни жителей. Известен он тем, что в нем родился почитаемый в Испании известный ученый-медик, лауреат Нобелевской премии Рамон-и-Кахаль, который однажды сказал: "Я появился на свет в Петилье де Арагон, маленьком наваррском селе, затерянном в землях Арагона". Во времена Рамона-и-Кахаля в нем проживало 455 жителей.
 

    На территории провинции Бискайя также есть населенный пункт Трусиос, принадлежащий Кантабрии.
25

    Население Эускади составляет немногим менее 3 млн человек; из них, по оценке, басками являются около 1 млн (более 860 тыс. в Испании и 140 тыс. во Франции, плюс еще около 120 тысяч, живущих в Латинской Америке и США). Данная оценка основывается на показателе владения баскским языком {euzkara, euzkera euzkuara 1), которым на этой территории пользуется как раз около трети населения. Сложность выделения носителей баскской этничности, носителей баскского языка (euzkaldunak) состоит в отсутствии ее четко определенных критериев, потому что большинство местных жителей, имеющих баскские корни, осознают себя одновременно басками и испанцами, басками и французами.

 

    В баскском фольклоре живут красивые легенды об Айторе - предтече эускалдунак, от которого, по преданию, и пошел род басков, его "эманации".
 

      Большинство историков склоняется к мысли, что на эускара говорили еще задолго до прихода в Европу римских легионеров. Скорее всего, корни баскского языка уходят во времена палеолита. Это единственный европейский, доримский язык, дошедший до нас из 3...2 тысячелетий до н. э. Его происхождение окутано плотной завесой тайны. Историки и филологи разных стран уже почти 200 лет безуспешно бьются над генеалогией языка басков. Существует много гипотез о его происхождении и о сохранности в уникальном виде в Европе, история которой изобилует примерами языковой ассимиляции. Ни одна из презумпций, однако, не выдерживает серьезной научной критики. На помощь были призваны герменевтика и нарративная семиотика, но и они не очень оправдали возложенных надежд.
 

    Его пытались идентифицировать Вильгельм фон Гумбольдт, немецкий языковед Хуго Шухардт, А. Люшер, Э. Бурсье, выстроившие гипотезу о том, что баскский язык генетически связан с ныне исчезнувшим иберийским и что оба эти языка построены на семито-хамитской основе. 2 Она вызвала, однако, основательные возражения у Ж. Венсона и В. ван Эйса. Французский ученый
-------------------

1 Различные диалекты.
5 При этом А. Тромбетти считал его исключительно хамитским. Хотя баскский язык и подобен иберийскому, это пока не помогло расшифровать древние иберийские надписи, обнаруженные в восточной Испании и на средиземноморском побережье Франции.
26

принц Луи-Люсьен Бонапарт считал его близким к финно-угорскому. Отечественные лингвисты А. Манделеев и А. Кикнадзе (а также К. Уленбек и Н. Я. Марр) выдвинули гипотезу о родственности баскского и кавказских языков, предположив, что прародина басков находилась на территории современной Грузии, которую они покинули примерно 3,5 тыс. лет назад (всего выявлено более трехсот прямых лексических параллелей в эускара и кавказских языках). Многочисленные теории связывали его с языками американских индейцев (К. А. Ман, А. Т. Аббади), этрусским (С. Арана Гойри). Предпринимались попытки найти сходство с японским, на-дене, корейским, обнаруживались отдаленные намеки на родство с афро-азиатской семьей языков. Но все эти увязки настолько слабы, что "постглоссаторы" всего мира договорились считать его исключительным и отдельно от всех стоящим. Бесспорно одно: согласно oбщему мнению ученых  баскский язык - единственный, реликтовый доиндоевропейский язык, существующий в наши дни, и в современных генеалогических классификациях он фигурирует как язык "вне группы".

 

    История баскского языка средневекового периода мало изучена вследствие недостатка письменных текстов. В документах Х-ХII вв. испанского и французского происхождения встречаются только отдельные баскские слова, всего около пятидесяти. Любопытно, что первые тексты, написанные на эускара, могут быть найдены уже в "Восхвалениях Эмилии", произведении Х века, считающемся одним из самых первых сборников испанского романса. В XII веке в литературе на кастильском отмечены вкрапления баскских слов и выражений с переводами. Между тем первая инкунабула, напечатанная на собственно эускара, датируется 1545 годом и называется "Языки древних басков" (Linguae Vasconum Primitiae). Авторство ее приписывается Бернарду Дечепару {Bernard Dechepare).
27

    Кстати, и русский язык кое-что вобрал в себя из эускара: помимо названия народной игры в мяч - "пелота", это еще и баскский по происхождению провинциализм "силуэт" (zilo / zulo - яма, ямка), который перекочевал во французский язык, транслитирировавшись в silhouette, а от имени французского генерального контролера финансов середины XVIII века Этьена де Силуэта (Е. de Silhouette), на которого была сделана инвектива и карикатура в виде теневого профиля, получил свою коннотацию и "путевку в жизнь" сначала в виде аллюзии и в России.
 

    Характерная черта баскского языка - его значительная локальная дифференциация. Не секрет, что по сравнению с другими историческими областями баскский "домен" относительно невелик. Несмотря на это, на 7 существующих территориях (или вальес, как называют эти провинции в Стране Басков) имеется 8 различных диалектов. Со времен лингвистических упражнений упоминавшегося Луи-Люсьена Бонапарта, автора "Писем о лингвистике" (1883 год), было общепринято разделение языка басков на семь диалектов и несколько субдиалектов. Заметим, что все это относится только к разговорной речи. Позже список был дополнен еще одним пунктом и в настоящее время общепринята следующая классификация баскских диалектов: бискайский - на нем говорит 37,7% носителей языка; гипускоанский - 37,6%; лабурдийский - 4,3%; верхненаваррский северный - 9,6%; верхненаваррский южный - 0,1%; субероанский (сулетинский) - 1,9%; нижненаваррский восточный - 4,5%; нижненаваррский западный -4,3%.9 Такое разнообразие на относительно небольшой площади объясняется исторической традицией компактного проживания сельских общин в горной стране. Подобное диалектиальное многоцветие встречается и у других этносов и весьма характерно для малых горных народов в силу их изначальной разобщенности и стремления сохранить свои особенности в обычаях, традициях, наконец, языке. Один из известных обозревателей по вопросам культуры Эдуарде Барренечеа писал, что, возможно, язык для басков является элементом, выражающим их национальную самобытность и самостоятельность в большей степени, чем это характерно для других иберийских народов. В качестве подтверждения своего

28

тезиса он приводит такой пример: в эускара нет слова "баск", но есть слово эускалдун (euscaldun) - то есть человек, говорящий на баскском языке, принадлежащий к баскскому сообществу; а также есть понятие "человек, не говорящий на баскском языке" (erdeldunak), который не является баском априори.
 

    Современные баскологи сводят литературные диалекты к двум основным группам: западную, или бискайскую (с центром в Бильбао), и центрально-восточную, включающую французскую, лабурдинскую (с центром в Байонне), нижненаваррскую (с центром в Сен-Жан-Пье-де-Пор) и сулетинскую (с центром в Молеоне). В основе современного литературного языка лежит западный (бискайский) диалект, а именно говор города Бильбао.
 

    Тем не менее, на протяжении веков эускара постепенно сдавал свои позиции. За пару тысячелетий соседства с романскими соседями этот язык был крустифицирован небаскскими неологизмами, кое-что впитав в себя из латинской лексики, а в результате конурбации и с приходом капитализма в три главные области Испании - Страну Басков, Каталонию и Галисию - этот процесс интенсифицировался, особенно в сферах, касающихся административной, коммерческой и военной деятельности. Только в Каталонии господствующий класс всегда являлся гардианом своего собственного языка, тогда как дети и из баскских, и из галисийских обеспеченных семей обычно отправлялись на учебу в Лондон либо в Вальядолид.
 

    Известные исследователи-лингвисты полагают, что в XVI веке баскский язык определился в тех границах, в каких он существует и поныне. Так, Е. Ариха утверждает, что в-начале XVI века г. Памплона был еще двуязычным, но уже на баскском языке не говорили в Рьохе. При этом на юге Алазы в свое время он доходил до Сальватьерры. В XVI же веке эускара окончательно исчез из Бискайских Энкартасьонес и из долины Мэна.
29

В начале прошлого века на карте Страны Басков, составленной опять же принцем Л.-Л. Бонапартом, нет уже тех территорий, жители которых говорили бы на баскском языке. В 1920-х годах он ушел из Памплоны и Эстельи и едва употреблялся в долине Эль Ронкаль. В 1936 году его границы очерчивались правым берегом реки Нервьон (река проходит через г. Бильбао). В начале периода. быстрого промышленного развития увеличилось за счет иммигрантов население, говорящее на испанском языке. Еще большая редукция баскского языка произошла за счет насильственного его уничтожения в период почти полувекового преследования со стороны франкизма (более чем какого-либо другого языка в Испании).

 

    В настоящее время на баскском языке говорят на севере Нафарроа, в провинции Араба. Можно услышать древнюю речь в Бильбао (Бильбо), хотя и в сельской местности он также не исчез бесследно и до сих пор популярен. Так в аграрных "диоцезах" провинций Бискайя и Гипускоа (в альпийском поясе Наваррских Пиренеев) используют преимущественно эускара и очень редко - кастильский. В промышленном же районе индустриальной столицы Страны Басков предпочитают испанский. В административном плане можно сделать следующий вывод: "баскофонами" являются провинции Гипускоа и большинство трех провинций баскско-французского департамента Атлантические Пиренеи. На этих территориях испанский или французский является второстепенным языком и применяется только на официальном уровне.
 

    Наибольшим, непререкаемым авторитетом в сфере исследований эускара пользуется Королевская Академия баскского языка. С целью унифицирования языка басков в 1918 году при активном участии наиболее консервативной части Баскской националистической партии {известная по аббревиатуре БНП) была учреждена своего рода параллельная Академия баскского языка, "Эускальцандиа" (Euskaltzaidia). Результатом работы последней, в свете развернувшегося в прошлом веке движения за пуризм, явился унифицированный литературный язык "эускара батуа" {Euskara Batua), который на сегодняшний день является самым распространенным в Стране Басков. На нем осуществляются все виды коммуникаций, включая газеты, радио, телевидение и ИНТЕРНЕТ. Кроме того, на нем, наряду с государственным испанским, печатается художественная и специализированная литература. Довольно быстро распространяется сеть специальных школ - икастолас, где преподавание ведется на родном языке, а точнее на Euskara Batua.
30

    С тех пор литература на языке басков за некоторыми периодами стагнации (и даже регресса на рубеже 1970-1980-х гг.) бурно развивалась и к концу XX века достигла расцвета. Временно прервана эта традиция была во времена Гражданской войны в Испании и диктатуры генерала Франко. Главные города Страны Басков Бильбао и Герника (в Бискайе) лежали в руинах, а всякое, даже устное употребление эускара было запрещено.

 

    В языке басков с древних времен существовала и до сих пор поддерживается богатая традиция устного стихосложения, так называемые берцоларии и песнопения (пасторали, буколики). Для традиционных берцоларии характерны рифмованные импровизации в определенном ритме. Причем темы отнюдь не ограничиваются характерными для "пастушечьего" жанра, буколического миро-созерцания и даже аристократического барокко сатирическими и комическими сюжетами, но богаты и лирической составляющей. По сей день в Стране Басков регулярно проводятся народные состязания по берцолариям. Красивое много-голосие горцев завораживает слушателей точно так же, как и тысячу лет назад. Любовь к берцолариям, скрупулезность и изыск в одежде, главным предметом которой у мужчин является берет, можно также причислить к отличительным чертам культуры всего народа.
 

      Помимо языка, хорового пения и национальной одежды до наших дней баскам удалось сохранить и иные неповторимые обычаи и единственные в своем роде традиции. Консервация древних устоев, сохранение в обостренной форме этнического самосознания, общей исторической памяти позволили баскам противостоять мощному ассимиляционному прессу и отстоять основы своей культуры. В истории Эускади нет и намека на диффузионизм. В эпоху романизации баскское общество сумело сохранить известную самостоятельность и довольно быстро пришло к антироманской эмансипации. Еще меньше коснулось народа германское влияние. Наиболее авторитетные исследователи баскской культуры не обнаруживают сколько-нибудь заметных признаков германизации басков. Арабы, основавшие на территории нынешней
31

Испании свои государства и, может быть, создавшие наиболее развитое всточное общество именно на Пиренейском полуострове, также ни в политическом, ни в экономическом или в каком-либо ином отношении не смогли повлиять на развитие баскского народа. Этого не удалось избежать их соседям — наваррцам, беарнцам, гасконцам, арагонцам и аквитанцам, к настоящему времени почти полностью утратившим свою идентичность.

 

    Согласно древним баскским традициям, все личное имущество (жилые постройки, скот, земельные наделы) передавалось единственному наследнику или наследнице. Смысл такой формы передачи собственности из поколения в поколение заключался в ограниченности роста числа сельских хозяйств в условиях нехватки земли и аграрного перенаселения в пределах горных территорий. Таким образом, единицей баскского общества издавна являлся индивидуальный для каждого рода крестьянский двор (фахверковый касерио), что в итоге способствовало сохранению патриархальных черт баскской национальной культуры.
 

    В социальной структуре современного баскского общества по-прежнему большую роль играет сельское население, хотя оно относительно немногочисленно (12%), причем в конце 1970-х годов на сельское хозяйство приходилось лишь 7% всего активного населения. Характер крестьянина Эускади объясняется формой землепользования, сложившейся на протяжении веков. База баскской аграрной культуры -хуторское хозяйство; в настоящие дни в Стране Басков существуют и процветают около 35 тыс. ферм, преимущественно небольших. Основа сельскохозяйственного производства с незапамятных времен - молочное животноводство: вдоль побережья Кантабрийского моря располагаются многочисленные пастбища.
32

Сельское население - хранитель баскских националистических традиций, патриархального духа. Крестьянство, особенно горных районов, далеких от промышленно-развитых центров, ведет замкнутый образ жизни, религиозно и отличается исповеданием крайне ортодоксальных форм католицизма. Как уже отмечалось, большинство басков - ветхозаветные католики. Но при этом родоплеменная община позволяла иметь в постоянной боевой готовности мобильные вооруженные формирования, способные противостоять даже крупным, превосходящим силам противника.
 

    При желании здесь можно усмотреть аналогии с общественным устройством некоторых кавказских народов, у которых вар - кровнородственная община, выстраивающаяся на "семеричной" основе, то есть объединяющая ближайших родственников, "людей одной крови", чья генеалогия восходит по мужской линии к единому предку в седьмом колене, - объединяется с другими (имеющими с ним "общность крови" отдаленных степеней родства) в тейп (род), которому сопоставлено свое название и локализация в границах определенной территории. Группа тейпов, связанная между собой территориальным соседством, в свою очередь образует тукхам (племя - союз родов), который, как и тейп обладает опять же своим названием и определенным субэтническим самосознанием. Каждый тукхам, если исходить из социумной вертикали, является своеобразной ступенью в национальной иерархии. Взаимоотношения внутри этой системы, как правило, регулируются теократическими постулатами, выкристаллизованными в кодексе традиционных законов (адатов), восходящих к Ветхому Завету. Подобные персистентные, а может, брадителические, плохо поддающиеся эволюции формы несложно отыскать и в других уголках планеты.

 

    Блестящую социально-психологическую характеристику баскскому крестьянству и корням его консерватизма можно встретить в книге "Баски" крупнейшего этнографа Испании академика Хулио Каро Бароха [в 2004 г. издана на русском яз.]. Он представляет баска-крестьянина человеком, свято выполняющим заветы предков, сохраняющим уклад матриархата в своей семье, чрезвычайно националистичного, в целом мирного, но агрессивного и вспыльчивого, когда нарушают привычный уклад его жизни.
33

С глубокой древности баски были первоклассными мореходами. По некоторым данным, они побывали в Америке до Колумба - иуж во всяком случае, составляли ядро его экипажа: все капитаны каравелл его экспедиции были басками. Баски сыграли ведущую рольне только в колонизации Нового Света. Именно они являются первооткрывателями бесчисленных рыбных богатств всемирно известнойНьюфаундлендской банки. Баскская символика ныне присутствует на флаге принадлежащих Франции островов Сен-Пьер и Микелон.Элькано, капитан, возглавивший экспедицию после смерти Магеллана, и композитор Морис Равель были представителями этого народа. Басками по национальности были многие знаменитые писатели. В первую очередь можно вспомнить трех "грандов" испанскойлитературы XX века: Пио Бароха, Мигеля де Унамуно и Маетзу.
 

    Приграничное положение и этническая солидарность проживавших в Испании и Франции басков привели к тому, что еще одним изих традиционных занятий стала трансграничная контрабандная торговля.
 

    Сложное историческое развитие со времен Реконкисты, когда по мере освобождения отдельных провинций от арабов на территории нынешней Испании образовалось несколько государств, и. географические условия отчасти предвосхитили стремление некоторых областей, в особенности населенных басками и каталонцами, к самостоятельности.1 В раннее средневековье на территории Эускади образовалось несколько баскских государств,2 сохраняв-ших свою независимость до Х1-Х1У вв., когда большая их частьподпала под сюзеренитет Наварры, Кастилии и Франции,3 послечего баскская государственность оказалась навсегда утраченной.4

-----------------------------------

1 Самостоятельность провинций Южной Эускади - Бискайя, Алава и Гипускоа - относится к XIII веку, когда они отошли от Королевства Наварра, куда попали после распада Испанской Марки, созданной еще при Карле Великом. В течение последующих двух веков произошла делимитация баскских границ, и эти провинции были присоединены к Испании. Сама же Наварра еще до XVI века формально сохраняла независимость. Но и она уже к 1589 году в результате очередного "международного деликта" была окончательно разделена между Францией и Испанией.
 

2 Существует несколько толкований "объединенного" баскского государства в составе Наваррского королевства. Речь идет о модальности политического объединения, которое охватывало все баскские территории. Оно имело место с 1016 по 1200 гг., когда войска Кастилии нанесли поражение наваррской армии, что послужило началом преципитации наваррского "понтификата". С этого момента три баскские провинции - Гипускоа, Алава и Бийскайя - постепенно отошли под юрисдикцию Кастилии (сеньория Бискайя — в 1379 году). Сейчас трудно документально подтвердить или опровергнуть степень вовлеченности названных баскских территорий в раннефеодальное Наваррское королевство: входили ли они на правах союза (унии) или были зависимыми субъектами. Важно другое - это, так или иначе, опыт совместного общенационального развития как политического, экономического, так и культурного. Об этом говорит уже сам факт наличия политического объединения.
 

3 С начала XVI века - в составе единого Испанского государства, внутри которого баски образовали объединение, основанное на единстве традиций, языка, фуэрос, обычаев, причем существует большое количество документальных свидетельств признания монархами независимости басков и в это время: дон Энрике II Кастильский и I Бискайский в преамбуле своего послания напоминал королю Англии в 1397 году, что жители Бискайи "не принадлежат королевству Кастилия"; короли-католики 19 апреля 1491 года называли Бискайю "обособленной нацией"; Филипп IV Испанский говорил об арабах, что "хотя они и присоединены к короне, но не являются кастильскими, а являются свободными, как графство Бискайя и моя провинция Гипускоа". Очень значительным является тот факт, что кастильские кортесы в Бургосе в 1506 году отвергли басков, которые хотели принять участие в них, потому что те баски принадлежали к "отделенным государствам". Политико-экономические связи басков в это время носили характер уний - провинции имели целый ряд соглашений, договоров и других документов, являвшихся основой для отношений на межгосударственном уровне с ближайшими соседями. В их число входили Франция, Англия, Наварра, Испания. Известны многочисленные акты и документы различных эпох, закрепляющие на договорных началах международные связи с различными баскскими территориями и свидетельствующие о признании права их подписания представителями баскских провинций как "дружественных" государств (Padre Bernandino de Estella. Historia vaska. - Bilbao, 1931. рр. 260-261). В этой же книге отца Бернардино из Эстельи под названием "История басков", которая долгие годы была наиболее авторитетным историко-этнографическим исследованием по баскологии, целый раздел посвящен внешней политики баскских территорий. Таким образом, можно говорить об историческом прецеденте международного признания, пусть лишь юридического, за баскскими территориями статуса "государства".

 

4 Попытка разделения территорий, населенных басками, имела место уже в УП-УШ вв. Землями по обе стороны Пиренеев в разное время владели то английская корона (с 1154 года), то герцогство Аквитания, то Франция или Испания.
35

    На смену суверенитету пришел своего рода "принципат", который выражался в том, что баски как в Испании, так и во Франции долгое время, на протяжении более чем пяти веков, сохраняли местную автономию и привилегии в торговле, налогообложении и военной службе, так называемый особый статус.1 Он дополнялся сводом специфических юридических актов, закрепленных испанским законодательством и предоставлявших баскским вальес следующие гарантированные "особые" права: 1) со времен средневековья испанский монарх, вступая на престол, должен был приезжать в духовную столицу Страны Басков Гернику и клятвенно подтверждать перед священным деревом (дубом) басков эти права и привилегии (представительная ассамблея, включавшая весь баскский "нобилитет": всех "бальи, сенешалей, прево, декурионов и куриалов", и избранная всем мужским населением старше 21 года, каждые два года специально собиралась в Бискайе, где была свидетелем клятвы короля или его представителя уважать права и свободы басков); 2) сам монарх и члены его семьи не имели права собственности в пределах баскской юрисдикции (это касалось как содержания военно-морских, сухопутных и прочих воинских частей и соединений, так и владения землей и другой недвижимостью, включая прекариальные формы: precaria data и precaria oblata); 3) вопросы, относящиеся к сфере финансов Испанского государства, решались выборными представителями местных органов власти;
------------------------

1 Возникает вопрос: зачем кастильско-арагонскому государству понадобилось оставлять за басками (если не северными, то по крайней мере полуостровными) особые привилегии? Кроме политической унии, отчетливо прослеживается экономический союз. Быстро развивающейся стране, стремящейся к завоеваниям, была необходима прочная экономическая база. В этом вопросе интересы главных экономических слоев обеих частей Испанского государства совпадали. За обеспечение сырьем, участие баскских мореплавателей в походах кастильско-арагонских колонизаторов и посредничество в торговле с Францией, Италией, Англией баскским территориям платили неприкосновенностью их привилегий; они даже укрепили свои позиции на внутрииспанском рынке. Кроме того, Испания была еще недостаточно мощной, чтобы прибегать к формам государственного подавления этнических периферий, но уже достаточно возмужавшей для проведения экспансионистской политики о опорой на довольно крепкие в экономическом и институционально-политическом планах национальные окраины.

36

4) функции административного управления в Стране Басков исполняли лица неиспанского происхождения из числа выбранных местными органами самоуправления; 5) налоги, устанавливаемые Испанским государством в Стране Басков, подлежали взиманию не представителями центральной власти, а лицами из числа опять же выборных членов, которые несли службу бесплатно и задачей которых было справедливое распределение собранных сумм преимущественно на внутренние нужды Страны Басков, причем сумма налога всегда оговаривалась с местными органами самоуправления; 6) во время боевых действий, которые вело Испанское государство, баски несли службу только на своей территории и освобождались от общегосударственной мобилизации; 7) испанское законодательство так или иначе юридически закрепляло определенную степень привилегий и прав басков и в области внешних сношений.
 

    Как видим, традиционно баски обладали некоторой самостоятельностью. Однако централизаторская политика кастильской короны постепенно ограничивала эти права, последовательно продолжая линию дальнейшей "доместикации" басков.
 

    Тем не менее акты, закрепляющие перечисленные привилегии, были включены в состав традиционного баскского кодекса законов, известного как фуэрос (fueros), который определял права народных ассамблей басков. Первоначально по мере отвоевывания земель у арабов возникала необходимость как военной защиты, так и экономического освоения захваченных территорий. С целью привлечения поселенцев королевская власть была вынуждена идти по отношению к ним на некоторые уступки. В начальный период Реконкисты муниципальные фуэрос фиксировали лишь местонахождение и границы поселений и прочих территориальных, атерриториальных и экстерриториальных новообразований. В дальнейшем в них определялся статус жителей, провозглашались аболиционистские принципы, оформлялось освобождение от барщины и баналитета, устанавливались цензивы, серваж и иные нормы податного обложения; общине

37

предоставлялось право на самоуправление (избрание магистрата, изъятие из сеньоральной юрисдикции, содержание собственной милиции и т. д.). Почти каждый город и прилегающие к нему деревенские общины, местечки, селения имели свои собственные фуэрос. Они определяли также права сеньора в конкретном населенном пункте. Изменить их содержание можно было лишь с согласия всех жителей-бенефициариев поселения с учетом принципа liberum veto (свободное "запрещаю"). Города ревниво отстаивали свои привилегии, закрепленные в фуэрос, от посягательств со стороны королевской власти; с этой целью создавались союзы городов - эрмандады. Вплоть до XIV века в государствах Пиренейского полуострова фуэрос всех типов являлись основной формой законодательства. В Х1У-ХУ вв. местные "особые" права действовали наравне с королевскими сводами законов. Они подтверждались монархом; к ним по мере необходимости добавлялись новые.
 

      Вплоть до середины XIX века "испанские" баскские провинции - Алава, Гипускоа и Бискайя сохраняли свои древние хартии вольностей: они имели свои кортесы, суды, перечисленные военные, таможенные и налоговые привилегии. Усилившаяся в XIX веке насильственная испанизация национальных регионов страны (баскских земель, Каталонии и Галисии) стала главной причиной участия басков в движении карлистов. Впервые они поднялись на защиту своих прав в 30-е годы XIX века. Их пылкий католицизм был использован, чтобы привлечь их в карлистскую армию в ходе одноименных войн.1 Баски составили костяк армии реакционного лагеря в войне с либералами. Первая попытка отстаивания своих прав оказалась неудачной, и в качестве ответа на мятежи в стратегически важной окраине страны мадридское правительство в 1830-40-е гг. частично отменило институт фуэрос, хотя и сохранило для басков некоторую степень местной автономии.
----------------------------

1 Карлистские войны - династические войны в 1833-1840 гг. (первая Карлистская война) и 1872-1876 гг. (вторая Карлистская война) между двумя ветвями испанских Бурбонов - представителями клерикально-абсолютистского течения, названного по имени претендента на испанский престол дона Карлоса Уго де Парма (Карла IV), племянника короля Фердинанда VII, и царствовавшей династией ("христиносами"). Фердинанд VII отменил закон, по которому кудель в Испании не наследовала (в средние века существовал закон "кудели и меча" - о наследовании трона по женской {кудель} и мужской {меч} линии), и вместо брата дона Карлоса Старшего объявил наследницей несовершеннолетнюю дочь Изабеллу II, а регентшей при ней - свою жену Марию Христину (отсюда "христиносы"). Первая Карлистская война началась 4 октября 1833 года, после смерти Фердинанда, когда дворяне - сторонники абсолютизма - во главе с
38
 

сыном Карла IV доном Карлосом Старшим, выступавшим под именем Карла V, подняли восстание в городе Талавера. В борьбе за власть карлисты использовали крестьянство Страны Басков, Наварры, Валенсии, Арагона и Каталонии, которое находилось под влиянием местной титулованной знати, верхушки армии и католического духовенства. Дон Карлос, учитывая автономистские устремления населения этих областей, обещал восстановить их старинные вольности - фуэрос. Марию Христину поддержали представители аристократии и чиновничества, выступавшие против партикуляризма отдельных областей и засилья высшего духовенства, значительная часть генералитета и армии, либеральные слои дворянства и интеллигенции, буржуазия. Они заставили регентшу в ходе развернувшейся революции 1834-1843 гг. согласиться на осуществление ряда буржуазно-либеральных реформ. Карлисты в основном придерживались тактики герильи, партизанской войны. Особенно активны были их отряды в Каталонии и Стране Басков, возглавляемые Т. Сумалакарреги и Р. Кабрерой-и-Гриньо. В 1837 году 14-тысячное войско карлистов во главе с доном Карлосом Старшим в условиях жесточайшего цейтнота пыталось овладеть Мадридом. После провала этой операции карлистское движение быстро пошло на убыль. В 1839 году дон Карлос вынужден был перейти французскую границу, а в 1840 году прекратила сопротивление армия Кабреры-и-Гриньо.. В 1854 году (по другим сведениям - в 1845 году) дон Карлос отрекся от своих притязаний на престол в пользу сына Карлоса Луиса. В 1872 году карлисты развязали новую войну, пытаясь посадить на престол внука Карла Удона Карлоса Младшего (под именем Карла VII). Карлистам, поддержанным Ватиканом и реакционными кругами некоторых европейских государств, первоначально удалось захватить значительную часть Каталонии и Валенсии. Однако вскоре (в 1876 году), потерпев ряд сокрушительных поражений, они были вынуждены сложить оружие. В дальнейшем карлисты в форме так называемого традиционалистского движения поддерживали самые реакционные силы в стране, в частности - приняли активное участие в военно-фашистском мятеже 18-19 июля 1936 года и стали сотрудничать с франкистским режимом, хотя часть из них выступила с клерикально-абсолютистских позиций против некоторых аспектов политики генерала Франко. (И. М. Майский. Испания (1808-1917). - М., 1957).

39


    Баски показали свою непреклонную приверженность ей, когда Испанское государство вновь попыталось ограничить; их суверенные права. Посягательство на местные привилегии побудило басков и во второй раз в 70-е годы XIX века выступить против центральной королевской власти. За "особые заслуги" во второй Карлистской войне в 1876 году они были лишены и оставшихся свобод. Эти исторические обстоятельства, катализирующие протестные настроения в обществе, стали дополнительным стимулом большей склонности баскских националистов к правому флангу политического спектра.
 

    Примерно в это же время начался бурный, но запоздалый процесс индустриализации Испанского Королевства, в котором Страна Басков сыграла весьма заметную роль. В начале XX века почти половина от общего количества галеонов, линкоров, крейсеров и других типов кораблей сходила с верфей в Эускади. 45% оборота торгового флота Испании обеспечивалось поставками баскских провинций. В 1930-е годы добыча половины всей железной руды и выплавка почти трех четвертей всей стали осуществлялись здесь же. Баскское происхождение имела треть всех инвестиций в испанскую экономику.
 

      В отличие, например, от Каталонии культура и искусство в то время играли в процессе баскского возрождения незначительную роль. Ирония состояла еще и в том, что многие лидеры националистов - представители среднего класса были испаноязычны и с трудом говорили на родном языке. Банкиры и крупнейшие промышленники Страны Басков были тесно связаны с испанской олигархией. В то же время мелкобуржуазные слои приняли сторону автономистского движения. Так или иначе, но Страна Басков никогда не была "регулярной" частью Испании, такой, например, как Эстремадура или Андалусия.
40

                                                    ГЛАВА II.  ФУЭРОС
 

    Проблема фуэрос, - один из базовых постулатов сабинианства, взятый на вооружение ЭТА 1, -чрезвычайно важна для понимания идеологической эволюции самой организации. Кроме того, тема фуэрос всегда была удобным рычагом политического маневрирования в руках центрального правительства Испании в отношениях со Страной Басков.

 

    Как показывает интент-анализ основных положений, содержащихся в баскской "хартии вольностей", фуэрос носили общебаскский, территориальный (провинциальный) или проблемный (как правило, касающийся экономических или военных аспектов) характер. В сфере налогообложения, предусматривающей значительные "бенефиции" для Эускади по сравнению с остальными территориями Испании, существовали так называемые донативные статьи, являвшиеся своего рода специфической формой "солидарности" с центральной властью. В случае войны или чрезвычайных обстоятельств король обращался к органам баскскогосамоуправления с просьбой об оказании экономической помощи,выражавшейся в чрезвычайном налоге. Это не было требованиеоблигато, но ad libitum. Иногда баскские органы-донаторы ("дарители") сокращали просимую сумму налога, но не известно ни одного случая, когда бы они отказались платить его вообще. Это была своего рода формула контроля и присмотра законодательных органов за исполнительными, то есть проверка лояльности структур баскского самоуправления по отношению к официальному Мадриду. Донативные статьи расходов не шли ни в какое сравнение с чиншем и другими формами денежного оброка, и в этом смысле баски не имели ничего общего ни с чиншевиками в Германии, Чехии или Польском королевстве, ни с цензитариями во Франции, ни с цензуариями в Англии. При этом в мирное время королю не платили ничего, кроме определенных, заранее оговоренных налогов. Таким образом, баскские территории делали некий посильный вклад в общий бюджет Испанского государства, обеспечивая в то же время собственные потребности. Центральное же правительство в ответ не расходовало средств госбюджета на развитие Страны Басков, а направляло их на нужды обороны или внешней политики.
---------------------------

1 ЭТА - акроним названия "Эускади та Аскатасуна" (Euzkadi ta Azkatasuna), "Страна басков и свобода", предложенного отцом основателем баскского националистического движения Сабино де Арана Гойри в XIX в.


41

    Наиболее дискуссионный момент в изучении фуэрос - это вопрос об участии басков в несении военной службы, защите Испанского государства. Нет фактов, говорящих о прямом неучастии басков в армии короля. Достаточно вспомнить о баскских частях, участвовавших в различное время в составе войск Испании в Италии, Фландрии, Америке, причем некоторые из басков занимали видные посты в испанских вооруженных силах. Фуэрос говорят лишь о том, что баски, будучи призваны в армию короля, должны нести военную службу на баскских территориях. Видимо, аберрация или просто заблуждение, что баски никогда не хотели служить в вооруженных силах Испании, порождено тем обстоятельством, что король должен был особо платить баскам за их участие в боевых операциях за пределами баскских территорий. Точно также монарх обязан был ссужать кастильских инфансонов, идальго и кабальерос, если хотел, чтобы они защищали его за пределами Кастилии. Таким образом, это положение фуэрос следует рассматривать не как особую привилегию басков, а как способность органов баскского самоуправления защищать закрепленное за басками право, тогда как кортесы Кастилии утратили его. Кстати, в настоящее время большинство политических партий Страны Басков настаивают на прохождении басками военной службы в пределах Эускади.
 

  Основные фуэрос были выработаны в ХУ-ХУII веках. В период их существования как административно-политической системы развитие баскских территорий осуществлялось через самобытные органы самоуправления. Вопросы общенациональной важности, касавшиеся компетенции провинций Эускади, рассматривались собранием представителей всех национальных (баскских) общин. встречавшихся в столице баскских территорий - Гернике. Причем никакого абсентеизма, никакого уклонения от участия в обсуждении, никакого "голосования ногами" не наблюдалось совсем. Вопросы, входившие в компетенцию исполнительной власти, находились в ведении Генеральных Хунт (Высший совет) баскских вальес. Представители как в законодательные, так и в исполнительные органы избирались всеобщим открытым голосованием.

42

  Местные органы самоуправления обладали высокой степенью самостоятельности. Участие центрального правительства Испании в таких сферах, как общественные работы и образование, вплоть до дерогации фуэрос в последней трети XIX века практически не было заметно. Например, в провинции Бискайя в XVIII веке ставился вопрос о строительстве дороги, которая связала бы ее с Кастилией. Все расходы и управление работами взяла на себя исполнительная власть-Генеральные Хунты Бискайи. Накануне отмены
фуэрос они же принимают самостоятельное решение о создании баскского университета в Бильбао.
 

    На протяжении веков баскские земли в рамках каждой провинции постепенно вырабатывали свое собственное законодательство, основанное на идеях фуэрос - фуэризме. Впоследствии оно становилось частью общебаскского, общекантонального законодательства фуэрос, с которым баскские вальес выступали перед Испанским государством. Причем смысл самого понятия этого законодательства состоял в том, чтобы "отгородить" Эускади от остальной части Испании. Самоуправление, предоставлявшееся сводом "капитуляриев" о фуэрос, позволяло сохранять известную экономическую самостоятельность благодаря специфической системе таможенных барьеров.
 

      В калейдоскопе событий, отражающих борьбу Страны Басков за фуэрос, следует выделить несколько дат, точнее, несколько этапов. Начальным из них, этапом борьбы за национальную эмансипацию, который по сути выражал установку на самостоятельный путь развития, явилась первая треть XIX века, завершившаяся первой Карлистской войной. В ее основе лежал поединок двух начал - отмиравших феодально-абсолютистских элементов с нарождавшимся новым классом буржуазии. В этой войне победа осталась за центральным мадридским правительством, которое рассчитывало использовать свой военный успех для закрепления центральной власти в "непокорных" баскских провинциях. Карлистские претенденты использовали фуэрос как щит и символ баскской независимости и, рядясь в тогу защитников баскских привилегий, подняли население территорий Эускади против центральной власти.

43

    Монархическое движение в Стране Басков и поныне занимает свое почетное место в политической системе. Парадоксально, но это движение постоянно играло роль антимонархического: баскское общество, традиционно консервативное и глубоко религиозное, с обычаями, которые не всегда сочетаются с современностью, но тем не менее сохраняются и живут, всегда выступало на стороне "того короля, который признавал их фуэрос", или "короля, который приезжал в Гернику". Отсюда такая традиционная приверженность части баскского общества идеям монархии, борющейся за особые права басков и против короля в Мадриде, который отрицает их фуэрос.
 

    На протяжении большей части XIX века карлистское движение являлось единственным движением общебаскского масштаба, выражавшим идею национального самосознания и выступающим за самостоятельность Эускади.
 

    С 1839 года начинается второй этап борьбы за фуэрос, завершившийся в 1876 году. Характерно, что в это время параллельно с постоянными боевыми действиями между противоборствовавшими лагерями шла активная законодательная борьба за фуэрос. Ее основные даты: 1839 год - декрет об отмене законодательной власти в Стране Басков; 1841 год - упразднение Генеральных Хунт трех провинций; 1848 год-декрет о замещении свободно избираемых органов местного самоуправления лицами, назначаемыми центральным правительством.
 

      С 1876 года особые права баскских территорий отменяются, система таможенных барьеров ликвидируется. Наряду с отмиранием феодально-абсолютистских институтов в Испании, в последней трети XIX века прекращает существование и совокупность политико-законодательных институтов, образовавших сложную разветвленную систему фуэрос. Баскские территории с этого времени составляют часть Испанского государства; баскских институтов самоуправления более не существует; баскские вальес становятся частью единой административно-юридической системы, обеспечивающей функционирование капиталистических отношений в буржуазном государстве.


.44
Часть первая. ВЧЕРА
    Последними (четыре десятилетия спустя) окончательно "пали" частные фуэрос, касавшиеся налоговых прав. Уже к концу XIX века был ликвидирован ряд экономических соглашений с тем, чтобы Страна Басков увеличила свои взносы в бюджет Испанского Королевства. Сборы по-прежнему производили депутации (местные органы управления), отдававшие часть собранных сумм государству, а часть оставлявшие на собственные нужды. Так как теперь не устанавливались четко компетенции государства и депутаций, различие состояло в том, что первое постепенно захватывало сферу внутреннего управления баскскими территориями, осуществляя постепенную интериоризацию. По мнению многих специалистов, те экономические соглашения могли бы иметь силу и в настоящее время. Например, известный экономист Фернандо Ордоньес полагал, что они не смогли бы нарушить целостности налоговой системы; подобные соглашения успешно функционируют в Швейцарии и США. Начиная с 1845 года, в Испании зарождается типично капиталистическая единая налоговая система. С этого времени Эускади должна была платить Испанскому государству ежегодно устанавливаемый им налог.
 

    Последняя треть XIX века была временем интенсивного развития капитализма в Европе. В Испании он распространялся от центра к периферии. Наряду со Страной Басков импульс к развитию получили и другие национальные территории, например, Каталония. Началась эпоха притягивания окраин к центру с целью обеспечить интенсивное развитие буржуазно-капиталистических отношений. Усиление централизации и внутренняя экспансия по отношению к периферии, в том числе и к Стране Басков, выражавшаяся, прежде всего, в насильственном упразднении фуэрос, ускоряли процесс перестройки форм политической борьбы за национальное самосознание и независимость. Страна Басков, став одним из наиболее капиталистически развитых районов Испании, явилась в то же время одним из центров активного формирования национального самосознания и политической борьбы за самоопределение. Баскский национализм, проходя через этап осмысления нового периода - периода становления капиталистических отношений, закладывает основы теории самостоятельного национального развития; формируется националистическая концепция права на самоопределение. В это же время на уровне зарождающихся движений определяется современная политическая система Эускади.

45

      Аброгация фуэрос означала конец одного этапа стремления к национальному самосознанию и независимому пути развития и начало нового этапа, но уже на качественно иной ступени политической борьбы - с развитой исторической базой, разветвленной, адек-ватной новому капиталистическому обществу системой политических партий, современной и более "массовой" символикой (единый баскский флаг, единый баскский День национального самосознания и т. д.). Постепенное отмирание докапиталистических социально-экономических укладов, при которых экономика Эускади, охранявшаяся системой фуэрос, "работала" на свои нужды, потребовало, таким образом, не только нового законодательного устройства, но и других "замен". С развитием капитализма, ростом промышленности фуэрос из средства защиты превращаются в своего рода оковы, мешающие выходу баскской буржуазии на более широкий испанский рынок, препятствующие свободному перемещению наемной рабочей силы.
 

    Но и сегодня все националистические организации Страны Басков, хотя и по разным причинам, в той или иной степени, в той или иной форме сохраняют в своих политических концепциях идею фу-эрос, служившую символом и стержнем баскской нации в критические минуты ее истории. Одно из самых упорных и продолжительных народных движений в Эускади, получившее название "Движение еретиков свободного духа из Дуранго", в XV веке носило фуэристский характер. Первым из главных требований в Стране Басков в период Гражданской войны также было возвращение фуэрос. Эта тема занимает заметное место в политических программах ряда ведущих политических сил в современной Эускади. Некоторые испанские и зарубежные исследователи проблемы баскского освободительного движения считают концепцию индепенденства так называемых левых аберцалес 1 одной из своеобразных форм борьбы за возвращение фуэрос.
--------------------------------

1 Партии и политические группы левонационалистического толка, имеющие не общеиспанское, а баскское происхождение. Вообще название "аберцале" (abertzale - патриот) появилось уже много веков тому назад. Первоначально этим обобщающим понятием называли тех, кто выступал за независимость Эускади. В настоящее время этот термин применяется в двух ипостасях, в двух обличьях. В общеиспанской прессе его относят ко всем политическим движениям, созданным и действующим только на территории Страны Басков, как правого, так и левого толка. Другой вариант использования слова принят в специальной литературе и масс-медиа Эускади в отношении организаций левого крыла баскского движения за самоопределение, и прежде всего Эрри Батасуна.

46

    Многие полагают, что фуэрос представляли собой систему индивидуальных гарантий по отношению к абсолютизму Испанского государства. В Конституции 1978 года система фуэрос не рассматривается в качестве механизма защиты гражданских прав, так как эта защита предусмотрена Конституцией в целом. С точки зрения сегодняшнего дня, фуэрос - это особая историческая форма интеграции баскских провинций в Испанском государстве. Поэтому-то фуэризм, который основывается на признании власти монарха над всеми народами, противоречит идее независимости. Но в то же время он противостоит и централизму, так как выступает за автономию ряда областей.
 

    Баскская национальная буржуазия отдавала себе отчет в неоднозначности, двойственности ситуации, сложившейся в период отмены фуэрос. С одной стороны, надвигалось, говоря словами С. Арана Гойри, дальнейшее "испанское закабаление", поскольку баски лишились своего главного щита - фуэрос (они были именно отняты силой, а не в результате компромисса между центром и периферией, что усиливало реакцию со стороны баскских политический организаций). С другой стороны, началось развитие капитализма в Испании, которое в Стране Басков шло ускоренными темпами. Эти обстоятельства привели к рождению новой формы социального протеста -движению за национальную самобытность, независимость от Испании.
 

    Рубеж Х1Х-ХХ вв. в Эускади ознаменовался всплеском националистической активности. Баскский национализм изначально возник в крупнейшем промышленном центре региона Бильбао и на первых порах ограничивался территорией провинции Бискайя. Источником межнациональных противоречий выступил этносоциальный барьер между баскской промышленной элитой и преимущественно небаскским пролетариатом.
47

    К началу 30-х годов позапрошлого века в среде баскских националистов оформилась программа борьбы за достижение государственной независимости. Основным пропагандистским лозунгом с этого времени становится географическое понятие Эускади. Этот термин, впервые предложенный братьями Сабино и Луисом Арана Гойри,1 означает предполагаемую в будущем суверенную баскскую конфедерацию трех провинций нынешней автономной области Страна Басков (Бискайя, Гипускоа, Алава), особой автономной области Наварра и трех районов Франции. Они же вдохнули жизнь в самостоятельную идеологию и политическую доктрину, по сути сформулировали платформу баскского национализма. Согласно утверждению одного из них - Сабино Арана, Кастилия, а затем Испания насильно колонизировали Страну Басков. Понятно, что участие в экспансионистской политике более мощного централизованного объединения неминуемо ведет к поглощению самостоятельности национальной периферии, поскольку она утрачивает роль экономической опоры. Это дало право теоретикам национального движения утверждать, что началом упадка стала эпоха роста могущества централизованного государства. С другой стороны С. Арана Гойри, гипертрофируя степень культурно-религиозного давления со стороны Испанского государства, не выделяет экономическую сторону проблемы баскско-испанских отношений. Братья Арана разработали национальную символику, ввели национальные праздники и название своей родины - Эускади, которое, как уже отмечалось, вытеснило все остальные наименования.

 

    Девиз баскского фуэризма в предсабинианский период, или на этапе зарождения баскского национализма, - "Бог и фуэрос", или "Бог и старые законы", - явился основополагающим символом вновь оформившейся старой концепции. Новаторская миссия Сабино Арана Гойри состояла не только в осмыслении с новых исторических позиций старых положений традиционного фуэризма, но в том, что движению за национальное самосознание были
--------------------------------------

1 Два брата - Сабино и Луис Арана Гойри - основатели баскского национализма. Первый - основоположник и теоретик учения, имеющего и поныне большое влияние; второй - Луис - интерпретатор идей своего брата, получивших название раннего сабинианства.
48

предложены новые формы борьбы и новые цели. Для этого создается Баскская националистическая христианско-демократическая партия (впоследствии Баскская националистическая партия  - БНП), с тех пор постоянно занимающая важное место в политической системе страны. Она была создана на расовой, политической и религиозной основе со значительной примесью провиденциализма, которая полностью определяется, - повторим дословно, - ее девизом: "Все для Эускади и Эускади для Бога".
 

    Исторические корни борьбы баскского народа за право на самоопределение, к чему сводится вся деятельность ЭТА, следует искать именно в этом времени, когда националистическое движение получило свое организационное и теоретическое оформление, появились первые харизматические лидеры, возникла его символика, в частности гимном стало стихотворение "Дуб Герники" X. М. Ипаррагирре. За начальную точку отсчета можно принять дату образования первой националистической партии Испанского государства - БНП - 31 июля 1895 года. Центральный момент - зарождение баскского национализма как теории, давшей импульс для развития политических концепций, в том числе и различной ориентации (большинство левых аберцалес вышли из БНП). В основных документах ЭТА не скрывается, что ее истоки восходят к идеям Сабино Арана Гойри.

 

    Все это происходило на фоне запоздалого развития капиталистических отношений, одним из основных стимулов которого стал колониальный вопрос. Основным ингибитором послужило то, что до этого времени у Испании (особенно у дворянства), избалованной притоком богатств Латинской Америки, не было особой нужды интенсифицировать индустриализацию страны, равно как и развитие капитализма. Еще один штрих, подтверждающий важность колониального вопроса, состоит в том, что он эхом откликнулся в программных документах почти всех националистических сил Королевства, куда именно в это время постепенно "вползает" тезис о "насильственной колонизации" этнических окраин Испании.
49

БАСКИ И АРМЯНЕ: ТАЙНЫЕ СТРАНИЦЫ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

В конце прошлого столетия английский ученый Эдвард Спенсер Доджсон совершенно случайно сделал очень интересное открытие. Будучи уже довольно известным баскологом, Доджсон решил, в целях расширения собственного кругозора, изучить армянский язык и поступил в парижский «Эколь спесиаль», в класс знаменитого филолога-ориенталиста Огюста Карьера. Результат был весьма неожиданным: после всего лишь двухмесячных курсов Доджсон заметил, что многие армянские слова практически идентичны баскским. Свои размышления об этих лексических совпадениях Доджсон опубликовал в 1884 году в журнале «Эускера» («Баскский язык») под интригующим заголовком «Баскские слова в армянском языке». Список замеченных Доджсоном параллелей включал в себя более пятидесяти слов.

Это было как гром среди ясного неба, в частности для тех ученых, которые уже долгое время находились под гипнозом баскско-грузинской гипотезы. Сам Доджсон не смог объяснить причину существования баскско-армянских соответствий и предположил, что данные слова могли попасть в армянский... из грузинского языка, несмотря на то что они не имеют параллелей в грузинском. Притом речь идет о весьма важном слое словарного запаса, традиционно считающемся исконным фондом каждого языка.


И самое любопытное в том, что обнаруженные баскско-армянские совпадения сохранились в обоих языках почти на уровне полного взаимопонимания, например: баскс. чар «плохой, злой» - арм. чар «плохой, злой», баскс. анти «оттуда» - арм. анти «оттуда», баскс. айс «ветер» -арм. айс «ветер», баскс. зати «отделять» - арм. зат «отдельно», баскc. теги «место» - арм. теги «место», баскс. арди «баран» - арм. арди «баран» и т. п.

Второе важное открытие в области этнолингвистических связей басков и армян было сделано более четверти века спустя. В 20-е годы молодой баскский филолог Бернардо Эсторнэс Ласа, впоследствии крупнейший ученый и академик, занимался сбором баскского фольклорного материала в Ропкальской долине, в восточной части провинции Наварра. Так вот, в деревне Исаба, почти на самой восточной границе Наварры, Эсторнэс Ласа записал местное предание о том, что деревня Исаба основана армянами, которые были первыми обитателями Наварры и предками баскского народа. В предании уточняется, что предводителя баскского народа звали Айтор, он приехал из Армении со своими семью сыновьями и в их честь основал семь поселений в Наварре. Говорится также, что приезжие армяне, предки басков, знали тайну обработки металла. Впоследствии в архивах деревни нашли старинную рукопись, историческую хронику, которая подтверждает устные предания. Весьма примечательно, что в баскском языке имя Исаба переводится как «След предков», и хотя это может казаться совершенно невероятным, но факт остается фактом: в деревне Исаба до сих пор существует дорога, которая носит имя Эрминия. Народная традиция связывает его с именем Армения - в честь первых поселенцев Наварры.

Все это могло показаться плодом воображения баскских стариков, как долгое время считали многие исследователи, однако в дело вступила наука, в частности лингвистика и историография, а также мифология. Оказалось, что в баскском языке имя легендарного предка басков Айтор дословно означает «Пришедший из Айа» или «Происходящий от Айа», что довольно точно соответствует армянской конструкции айи тор «внук армянина», как это показал известный немецкий ученый Йозеф Карст.


Выяснилось также, что у знаменитого предка армян Айка действительно был внук, которого звали Паскам. Впервые на возможную связь между армянским именем Паскам и этнонимом баскон указал Н. Марр. Интересно, что в баскском языке существует выражение айторэн сэмэ «чистокровный», дословно означающее «сын Айтора». Это свидетельствует о том, что в древности среди басков чистокровными считались только те, кто вел свое происхождение от одного из прямых потомков прародителя Айтора, приехавшего из Армении.

Дальнейшие поиски привели к новым открытиям. Оказалось, что все вышеуказанные факты и совпадения всего лишь верхняя часть айсберга величайшей тайны европейской цивилизации. Как выяснилось, теория армянского происхождения древнейшего народа Европы имеет глубокие корни в его исторической памяти и нашла свое отражение в баскских письменных источниках. Еще в XVI-XVII веках основоположники баскской национальной историографии Эстебан де Гарибай, Андрес де Поса и Бальтасар де Эчаве считали Армению прародиной басков и пытались это доказать на основе баскско-армянских топонимических совпадений, имея в виду, в частности. Аракс (название реки в Армении и в Басконии) и имя баскской горы Аралар, которое неоднократно сравнивалось со знаменитым библейским Араратом. Более того, Андрее де Поса прямо утверждает, что баски - пришельцы из Армении. Он даже уточняет, что город Таррагона на средиземноморском побережье Испании был основан армянами и на их языке имя Таррагона означало «община пастухов». Трудно что-либо сказать об этом переводе, но главное в том, что имя Таррагона весьма напоминает известный армянский топоним Тарон, древняя форма которого - Таравна. За три столетия мнение вышеуказанных историков об армянском происхождении басков стало национальной традицией и получило очень широкое распространение.

Список первоисточников пополняет испанский историк XVII века Гаспар Эсколано, который в своей книге об истории города Валенсии (1610 г.) пишет, что после Всемирного потопа патриарх Тубал и его люди высадились на восточном побережье Испании и что они разговаривали на армянском языке. Притом Гаспар Эсколано с чрезвычайной точностью описывает места, где, согласно преданию, были захоронены останки армян - первых обитателей Испании. Ныне на тех местах, в основном на территории современной Каталонии, расположены церкви, и это подсказывает, что данные точки еще издавна считались священными.


К сожалению, все эти сведения слишком долго оставались во тьме забвения по причине того, что в свое время баскский материал не был проанализирован и оценен в свете данных армянских источников и армянского языка. И когда в двадцатых годах нынешнего столетия немецкий лингвист Иозеф Карст приступил к подробному и всестороннему изучению баскско-армянской теории, в некотором смысле было уже довольно поздно. За прошедший период в баскологии успела крепко обосноваться гипотеза о грузинском происхождении басков, приобретшая многочисленных сторонников. Восточная, а на самом деле чисто армянская ориентация баскской национальной традиции создала благодатную почву для «картвелизации» басков, тем более что армянская сторона странным образом продолжала сохранять полное безраличие. Дело дошло до того, что с баскскими начали сопоставляться такие грузинские слова, которые были очевидными заимствованиями из армянского, как в свое время указал баскский академик Бернардо Эсторнэс Ласа.

В 1928 году известный немецкий филолог Йозеф Карст наконец опубликовал результаты своих многолетних исследований, под заголовком «Алародийцы и протобаски». Книга вышла в свет в Вене на французском языке и вызвала огромный резонанс в научном мире. В данной работе Карст представил более трехсот баскско-армянских лексических соответствий и большое количество совпадающих элементов фонетики и грамматики, включая системы склонения, спряжения и т. п. На этой основе Карст пришел к выводу, что баскский и армянский являются двумя разновидностями одного лингвистического типа, который назвал алародийским. Помимо чисто лингвистического материала Карст оперировал также данными других наук, в частности этнографии и антропологии. Он одним из первых обратил внимание на то, что антропологически баски являются арменоидами. Следует особо отметить тот факт, что Иозеф Карст пришел к своим научным выводам исключительно на основе собственных исследований, не имея никакой информации о предыдущих работах, о которых говорилось выше. Впоследствии Карст написал еще несколько книг, где продолжил обоснование теории баскско-армянского этнолингвистического единства, приводя все новые данные и доказательства.


Как и следовало ожидать, публикация книг Йозефа Карста вызвала весьма отрицательную реакцию сторонников традиционных подходов в лингвистике. Кампанию против Карста возглавил сам Антуан Мейе, знаменитый французский языковед и один из основоположников современной лингвистики. Мейе впал в такую ярость, что даже перешел границы элементарного человеческого приличия и в совершенно нехарактерных для уравновешенного француза выражениях высмеивал взгляды Карста. Причина предельно ясна: Йозеф Карст осмелился пересмотреть лингвистическую карту Европы и проложить новый путь там, где, по мнению школы Мейе, все уже было давно определено. Армянский язык считался индоевропейским, а баскский нет, и тут ничего не значили ни сотни совпадений, ни народные предания, ни исторические данные.

После отрицательных рецензий Мейе Йозеф Карст остался в полной изоляции, и хотя он продолжал усердно работать, его исследования не оказали существенного влияния на развитие баскологии и арменистики.

Впоследствии арменистика и баскология начали постепенно отходить друг от друга: в арменистике установилась теория индоевропейского происхождения армянского языка, а баскский считается обособленным языком, не имеющим близких родственников.

Несмотря на эти обстоятельства, баскско-армянская теория продолжала оставаться привлекательной для многих лингвистов, так как огромная система баскско-армянских совпадений требовала соответствующего анализа и интерпретации. Вообще проблема баскско-армянского этнолингвистического родства разрабатывалась в рамках самых различных научных теорий: И. Марр, например, говорил о яфетическом характере двух языков. Карст и Оштир выдвигали алародийскую теорию, испанский лингвист Гисасола пытался доказать индоевропейское происхождение баскского языка, и т. п. Все эти попытки, естественно, вызывали недоверие к баскско-армянской проблематике. В таких условиях возникла необходимость отделить ее от прочих лингвистических теорий и рассмотреть как самостоятельную научную проблему с условным названием «Проблема баскско-армянского этнолингвистического родства».

Однако для чисто научного решения вопроса нужно было прежде всего восстановить полную картину развития теории баскско-армянского этнолингвистического единства и оценить накопленный фактический материал критериями современной науки. Кроме того, надо было создать соответствующую научно-организационную структуру и наладить сотрудничество с баскскими учеными.

С этой целью в 1993 г. при Арменоведческом центре Ереванского Государственного университета был основан армяно-баскский международный научный журнал «Аракc», в редколлегию которого вошли многие известные арменисты и баскологи из разных стран мира. В 1994 г. в том же центре ЕрГу была открыта научная тема «Армяно-баскские сношения», которая и поныне финансируется правительством Республики Армения. С 1995 г. журнал «Аракс» тоже начал получать государственную дотацию на два номера в год.

Таким образом, армяно-баскская теория стала составной частью научной политики армянского правительства, что, несомненно, положительно повлияло на международный авторитет нашего журнала и способствовало нашему сотрудничеству с другими странами.

Создание научно-организационных структур и выделение государственной дотации открыли новые возможности для успешной разработки проблемы армяно-баскского этнолингвистического родства. За прошедший период в журнале «Аракс» было опубликовано около трех десятков научных работ, где рассматривались различные аспекты баскско-армянской проблематики, включая лингвистический материал, мифологию, этнографию, историографию и так далее. К этому следует добавить и несколько монографий, вышедших в свет за последние годы.

Следует особо подчеркнуть, что наши научные программы осуществляются в тесном контакте с соответствующими организациями Страны Басков, как в Испании, так и во Франции. Ученые разных стран охотно сотрудничают с нашим журналом, а научные периодические издания Страны Басков открыты для армянских исследователей, и мы уже начали публикацию большой серии материалов в журнале «Фонтэс Лингвэ Васконум», который выходит в свет в Наварре и финансируется органами местного самоуправления. До настоящего времени опубликовано шесть статей на испанском языке. Планируется, что серия публикаций выйдет и во Франции, в баскологическом ежегоднике «Лапурдум».


Каковы результаты армяно-баскских исследований на данном этапе развития науки? Естественно, подробный ответ на этот вопрос потребует много времени, поскольку речь идет о весьма широком круге научных разработок. Здесь мы можем остановиться только на основных направлениях развития интересующей нас проблемы, представив лишь весьма небольшую часть полученных результатов.
1. В 1998 году в журнале Аракc был опубликован свод баскско-армянских лексических совпадений, включающий в себя более шестисот слов, почти тождественных в обоих языках. Недавно по заказу баскского издательства «Чалапарта» был составлен наиболее полный список баскско-армянских параллелей, число которых достигло почти тысячи словарных единиц, включая и многие форманты грамматики. Наличие языковых аналогий позволяет достичь определенного уровня взаимопонимания: по существу, можно составить многосложные предложения, которые в основном будут понятны и баскам и армянам. Подобное количество совпадений в баскском и армянском никак не может рассматриваться как случайность, а возможность заимствования исключается из-за огромного расстояния, разделяющего два народа.

Любопытно также, что в большинстве случаев те или иные слова совпадают исключительно в баскском и армянском и вообще не имеют соответствий в каких-либо других языках, например: баскс. елки «выход» - арм. елк «выход», баскс. ете «если» - арм. ете «если», баскс. жараунси «наследовать» - арм. жарангел «наследовать», баскс. мурунча «рычание» -арм. меренчоц «рычание», баскс. мурци «кулак» - арм. мурц «кулак», баскс. орма «стена» - арм. орм «стена», баскс. теги «место» - арм. теги «место», баскс. тойл «слабый»-арм. тоил «слабый», баскс. лайно «размер, ширина» - арм. лайн «широкий», баскс. ирурден «третий» - арм. ерорден «третий», баскс. астадун «весомый» - арм. астатун «крепкий, стойкий», баскс. урти «водоносный» — арм. урти «водоносный», баскс. астату «доказать» - арм. астател «доказать» и т. п.

2. На Армянском нагорье и в Басконии существует огромное количество топонимических элементов, которые иногда доходят до уровня простого повторения, например: арм. Аштарак (название города в Армении) - баскс. Астарак (поселение на юге Франции), арм. Горис (город на юго-востоке Армении) - баскс. Горис (поселение в Басконии), арм. Деба (река на севере Армении) - баскс. Деба (название реки в Басконии), арм. Шубрия (древнее название провинции Сасун) - баскс. Шубероа (название баскской провинции во Франции), арм. Аракс (имя известой реки) - баскс. Араксес (название реки в Басконии), арм. Аран (название местности в Армении) - баскс. Аран (распространенный топоним в Басконии), арм. Каркар (название местности в Западной Армении) - баскс. Каркар (известный топоним в Басконии), арм. Карби (название деревни в Армении) -баскс. Карбе (топоним в Басконии), арм. Цавалк (поселение в Сюнике) - баскс. Сабалца (название местности в Басконии) и т. п. Раньше такого рода топонимические совпадения не представляли особого интереса для науки, так как схожие элементы могут существовать и в других регионах. Однако армяно-баскские топонимические параллели имеют немаловажную особенность - в большинстве случаев они переводятся одинаково в обоих языках, например: арм. аран «долина» - баскс. аран «долина», арм. карби «под камнем» - баскс. карбе «под камнем», арм. цавал «ширина» - баскс. сабал «ширина» и т. п.


3. Как уже отмечалось выше, по баскской народной традиция прародиной басков считалась Армения, притом разные источники отмечают, что пришельцам из Армении была известна тайна обработки металла, в частности меди и железа. В этом отношении весьма примечательно самоназвание басков эускалдун, которое происходит от корневого элемента эуск, в разных диалектах имеющего различные формы - эуск, уск, эску, аск и т. п. Данный корень, как было показано нами, этимологически связан с армянским словом воски «золото», существующим в диалектах в различных вариантах: иски, вэске, аски, уоски и т. п. Армянское слово воски «золото» перешло в собственное имя Воскан, которое дословно означает «имеющий золото» и напоминает этническое имя басков баскон, в латинских источниках зафиксированное как васкон. Любопытно, что во времена Урартского царства юго-восточное побережье озера Ван, то есть колыбель армянского народа, называлось Хубушкия, что дословно означает «долина ус-ков», то есть «золотая долина» (ср. арм. опи «яма» и воски «золото»). И весьма примечательно, что в раннесредневековых армянских источниках урартская Хубушкия, «долина усков» или «золотая долина», уже имеет другое название, а именно Айоц дзор, что означает «долина армян» или «армянская долина». С другой стороны, в урартских надписях упоминаются горы Ушкиани на северовосточном побережье озера Урмия: во времена Страбона горы Ушкиани уже назывались Армянскими горами, а в последующих армянских источниках они известны как Воскеан -«золотые». Все эти факты позволяют сделать вывод, что для наших предков понятия «золотодобыватель» и «армянин» были синонимами, что подтверждается и баскскими народными преданиями.
В настоящее время теория армяно-баскского родства успешно разрабатывается. Конечно, нельзя сказать, что все вопросы окончательно решены, но самое главное уже ясно: в баскской цивилизации существует очень глубокий армянский слой, который возник как результат миграционных процессов в доисторическую эпоху.

Общепризнано, что баски самый древний народ Западной Европы. Во всяком случае, они появились там задолго до прихода индоевропейцев, первые нашествия которых относятся к 1000 году до нашей эры. Следовательно, к этому времени армянский этнолингвистический элемент уже существовал в Западной Европе и впоследствии оказал ощутимое влияние на развитие европейской цивилизации.


В баскских народных сказаниях присутствуют странные мифологические персонажи - басаяун-ы, которые были хозяевами леса, - весьма простые и добродушные существа. Они отличались огромной физической силой, но всегда пасовали перед умом. Их тело было покрыто волосами, и они жили обособленно, вдали от обычных людей. Аналогичные персонажи существуют в мифологии разных народов, но у баскских басаяун-ов есть очень важная отличительная черта: им были известны тайна обработки металла и культивация пшеницы.

Очевидно, что в определенный период произошло слияние мифологических представлений с историческими событиями. Образ простодушных лесных великанов мог существовать в местной мифологии еще до прихода армянских племен, однако в дальнейшем пришельцы из Армении, обладавшие тайной обработки металла и культивации пшеницы, были отождествлены с басаяун-ами, так как в те времена люди, умеющие плавить металл и выращивать зерно, вполне могли считаться сверхъестественными существами.

Эти данные подсказывают, что армянские племена, помимо своего языка, принесли в Европу также важнейшие производственные достижения: обработку металла и выращивание зерновых культур. И потому совсем не случайно некоторые сельскохозяйственные термины почти полностью совпадают в баскском и армянском, например: баскс. гари «пшено» - арм. гари «ячмень», баскс. арич «дуб» - арм. арич «дуб», баскс. аси «расти» - арм. асн-ел «расти», баскс. инчауз «орех» - арм. инкойз «орех», баскс. эрка «борозда» - арм. эрк-ел «бороздить», баскс. ороц «теленок» - арм. ороч «ягненок», баскс. арди «баран» - арм. арди «баран», баскс. айнц «коза» - арм. айц «коза», баскс. ар «дикий козел» - арм. ар-н «дикий козел», баскс. ато «стадо» -арм. от «стадо», баскс. матойн «кислое молоко» - арм. мацун «кислое молоко» и т. п.

Следует добавить также, что, по данным археологии, проникновение арменоидной расы на Пиренейский полуостров относится к середине третьего тысячелетия до нашей эры. К этому времени там появляются и первые памятники мегалитической архитектуры.