reforef.ru 1


Контрольная работа по дисциплине Юридическая психология
на тему: Психология допроса.

Новосибирск 2011



Содержание.

Введение 3

  1. Учет и использование психологических закономерностей в тактике допроса. Мнемическая помощь и оценка показаний. 4

  2. Стадии допроса 6

  3. Диагностика и изобличение ложности показаний 10

Заключение 13

Список использованной литературы 14
Введение.

Являясь способом получения личных доказательств, допрос имеет свою специфику. Полнота и достоверность получаемой на допросе информации зависит не только от соблюдения установленных процессуальным законом правил, но и от осведомленности следователя в психологических механизмах формирования образных представлений и их реконструкции. Предварительное следствие по психологической сущности – процесс реконструкции прошедших событий по следам, сохранившимся в материальной среде и в психике людей, причастных к этим событиям. Многие существенные для расследования обстоятельства могут быть установлены только на основе личных доказательств. Формирование преступного умысла, мотивы и цели преступления и многое другое, можно установить лишь в результате квалифицированного допроса.

Проводя допрос, следователь работает с психическими следами, сформированными в прошлом. Эти следы не статичны, изменчивы, подвержены личностной реконструкции, «стиранию», испытывают на себе влияние других следов от многочисленных воздействий.

Память о прошлом актуализируется в сознании допрашиваемых лиц под влиянием воздействия следователя, системы его вопросов, что также влияет на особенности реконструктивной деятельности этих лиц.

Следователь при допросе сталкивается с разрозненной информацией. Его задача – систематизировать информацию, найти ее ключевые, системообразующие элементы, выдвинуть систему вопросов, восстанавливающих «каркас» расследуемого события, восстановить событие в целом, дать отдельным фрагментам события адекватную интерпретацию.


  1. Учет и использование психологических закономерностей в тактике допроса. Мнемическая помощь и оценка показаний.

Человек воспринимает информацию по двум каналам – осознанно и подсознательно. Передать он может только осознаваемую информацию. При соответствующей методике от него можно получить и малоосознаваемую им информацию. Но в любом случае следует учитывать, что осознаваемая индивидом информация постоянно находится под сильным влиянием подсознательно циркулирующих информационных процессов, связанных с установочно-личностными позициями индивида, определяющими его избирательную чувствительность к отдельным сторонам действительности.1

Объектом анализа при допросе служит сообщение – словесное описание образов и динамических представлений. Словесное описание явлений и само явление не могут полностью совпадать. Одни и те же слова, фразы в устах различных людей могут иметь различный смысл. Если в вещественных доказательствах информация «вычерпывается» из факта естественной взаимосвязи признаков объекта, то личные доказательства – сообщения – имеют знаковую сущность. В знаке должна быть выявлена его смысловая сторона. Содержание словесно выражаемого образа подлежит специальному анализу.

Выяснение того, что реально лежит за сообщением составляет основное содержание познавательной деятельности следователя при допросе.

Центральный психологический процесс, функционирующий при допросе, воспроизведение – произвольное, преднамеренное восстановление образов, нередко сопровождающееся непроизвольными, ассоциативными воспоминаниями.

При сохранении материала в долговременной памяти происходят его определенная личностная реконструкция, обобщение, фрагментаризация. Своеобразие сохранности материала зависит от его значения и личностного смысла.

Одна из основных задач допроса – выявить объективную чувственную первооснову по субъективным свидетельским описаниям. Для этого необходимы активное взаимодействие следователя с допрашиваемым лицом, оказание ему мнемической помощи.


Мнемическая помощь – содействие восстановлению в памяти допрашиваемого лица забытого им материала – сложная деятельность, требующая психологической квалифицированности следователя.2 Мнемическая помощь может легко перейти грань процессуальной дозволенности и оказаться средством внушения, средством запрещенного законом вымогательства показаний. Квалифицированная мнемическая помощь допрашиваемому лицу может стать решающим средством получения достоверной информации. Она основана на оживлении смысловых и пространственно-временных связей, ассоциаций.

Оживление ассоциаций по смежности, сходству, контрасту, логическим связям явлений, по структурно-функциональной объединенности – основные приемы мнемической помощи. Исход расследования часто зависит от правильного воспроизведения допрашиваемым лицом какого-либо ключевого обстоятельства – времени встречи с определенным лицом, момента совершения события, временного промежутка между событиями.

Для адекватного воспроизведения событий существенна мобилизация мнемической деятельности допрашиваемого лица на воспроизведение событий в той последовательности, в которой они происходили. События воспроизводятся более точно при их привязке к значительным эпизодам жизнедеятельности допрашиваемого лица.

Для уточнения пространственных представлений возможно использование фотографий, схем, выезд на место происшествия с целью реконструкции реального поведения лица в соответствующих пространственных условиях.

В припоминании различаются три его вида:


  • автоматическое – когда быстро припоминают то, что помнят хорошо;

  • конативное – требующее напряжения, усилия для припоминания;

  • рефлексивное – когда для припоминания требуется размышление.

Для автоматического припоминания характерны и автоматические ошибки. Чаще всего они допускаются при поспешных ответах, даваемых, как правило, людьми холерического и сангвинического темперамента. Во избежание автоматических ошибок можно напомнить допрашиваемому, что следует внимательно прослушать вопрос, уяснить его и лишь после этого отвечать, проверяя ответ, относясь к нему критически.



  1. Стадии допроса.

Для предварительно следствия характерно исследование генезиса различных социальных конфликтов, кульминационной фазой развития которых явилось преступление. Конфликтная ситуация редко исчерпывается событием преступления. Конфликт иррадиирует, включая в себя большое количество лиц и целые группы.3 В процессе расследования, следователь сталкивается с различными формами сопротивления поиску истины, с той или иной интерпретацией преступного события.

Основные цели участников допроса (допрашиваемого и допрашивающего) могут быть противоположны, и это приводит к различным формам конфронтации: спору, полемике и др. В подобных ситуациях переход к диалогу создает наилучшие предпосылки для обеспечения взаимодействия, взаимопонимания и в конечном счете сотрудничества.

Таким образом, в процессе предварительного следствия в условиях взаимодействия следователя с обвиняемым, а также с рядом других лиц (потерпевший, свидетель и др.) возникает диалог как одна из динамических характеристик процесса следствия.

Умение использовать диалог для поисков и установления истины можно считать признаком высокой культуры расследования. Это требует от следователя хорошего знания действующего законодательства, умения эффективно взаимодействовать в соответствии с процессуальным законом, соблюдая этические нормы.

Опытный следователь на допросе целенаправленно воздействуя на личность допрашиваемого в рамках закона, выбирает способ, открывающий душу человека.4

Первая часть допроса — вводная, следователь получает от допрашиваемо анкетные данные: фамилию, имя, отчество, год рождения, семейное положение и т. п. Подтекстом этой части, ее внутренним содержанием является определение обоими собеседниками линии своего дальнейшего поведения по отношению друг к другу.

Вторая стадия допроса — стадия перехода к психологическому контакту. Обычно на этой стадии задаются незначительные для существа дела вопросы. Речь идет о трудовом и жизненном пути допрашиваемого, может быть, даже о погоде, о видах на урожай и т. д. Но главной задачей этой части является установление контакта между следователем и допрашиваемым. На этой стадии определяются такие общие параметры беседы, как ее темп, ритм, уровень напряженности, основные состояния собеседников и главные аргументы, которыми они будут убеждать друг друга в своей правоте.


Третья часть. Именно здесь следователь организует получение от допрашиваемого основной информации, необходимой для расследования и раскрытия преступления. При правильно организованном допросе благодаря приемам, основанным на глубоко индивидуальном подходе к личности допрашиваемого, следователю удается решить эту главную задачу. Но и после получения правдивых показаний допрос еще не окончен.

На четвертой его стадии всю полученную информацию следователь сопоставляет с уже имеющейся в деле, а затем приступает к устранению всех неясностей и неточностей.

Далее следует заключительная часть допроса, в ходе которой следователь различными способами (рукопись, машинопись, магнитофонная запись, стенограмма) фиксирует полученную в результате допроса информацию и представляет эту информацию уже в письменном виде допрашиваемому, который, подтвердив правильность записанного в протокол, подписывает его.

В ходе допроса между следователем и допрашиваемым происходит обмен информацией, в которой можно выделить два аспекта: словесный обмен информацией и получение информации о состоянии допрашиваемого и даже о направлении его мыслей — путем наблюдения за его поведением (жесты, мимика, микродвижение конечностей, цвет кожных покровов и т. д.).

Следователь должен уметь организовать свое психическое состояние. Хороший следователь, обладая навыками управления своей волевой и эмоциональной сферами, умеет управлять в рамках закона эмоциями допрашиваемого: в начальной стадии допроса тонкими профессиональными приемами гасить вспышки ненависти, зла, отчаяния.5 Следователю приходится выводить людей из состояния глубокой депрессии и только после этого переходить к диалогу.

Глубина контакта обычно связана с тем, на каком уровне он осуществляется. Опытные следователи меняют различные параметры беседы, применяют определенные тактические приемы в зависимости от индивидуальных особенностей личности допрашиваемого.


Первый уровень — динамический контакт. Это темп, ритм и уровень напряженности. Первый уровень контакта связан с такими темпераментными особенностями нервной системы, как сила, подвижность и уравновешенность.

Второй - уровень аргументации. Давно известно, что одни и те же аргументы по-разному воздействуют на различных людей.

Следователь выбирает доводы, учитывая возраст допрашиваемого, его специальность, интеллект, жизненный опыт и, главное, тип его высшей нервной деятельности.

Третий — уровень социально-психологических отношений, который связан с ролевыми позициями допрашиваемого. Вся динамическая сторона допроса связана с темпераментом допрашиваемого. Если следователь хочет добиться успеха, то он должен планировать процесс допроса с учетом особенностей темперамента допрашиваемого.

Одной из важнейших проблем психологии допроса является проблема отношений, возникающих в ходе допроса, между допрашиваемым и допрашивающим, и, влияющих на разрешение последним целей допроса. Правильное разрешение этой проблемы зависит от уровня знаний, профессионального опыта и навыков следователя. Характер отношений между следователем и обвиняемым влияет на результаты допроса, во многом определяет его успех или неудачу. Следственной практике известно немало случаев, когда обвиняемый свою причастность к преступлению скрывает только потому, что не доверяет следователю, относится к нему неприязненно, даже враждебно.

Способов, с помощью которых может быть достигнут психологический контакт, множество, однако исследуя личность допрашиваемого, следователь должен планировать обращение к ее лучшим сторонам. Недопустимо, для установления контакта с допрашиваемым использовать отрицательные стороны его личности, даже если следователь хорошо знает их.

Благодаря сотрудничеству с обвиняемым следователь может получить уникальную информацию о преступном событии, которой никто другой в данным момент не владеет. Далее встает вопрос о проверке достоверности этой информации и построении общей структуры доказательств по делу.


На данном этапе следователь переходит на более высокий уровень использования диалоговой формы — реконструктивную деятельность, для которой характерно снятие концептуальной неопределенности и проверка полученного результата (детекция ошибок).6

Кульминацией диалога с допрашиваемым можно считать его исповедь как снятие комплекса противоречий, разрядку, снятие внутреннего напряжения (катарсис).


  1. Диагностика и изобличение ложности показаний.


Универсальных методов психодиагностики лжи не существует. Не являются надежными индикаторами лжи и психосоматические реакции – тремор (дрожание) конечностей, частота дыхания и т. д. Не удается диагностировать ложь и по признакам речи – паузам, интонациям, лексическим особенностям. Однако ложь распознаваема.

Ложь – средство управления поведением людей путем их дезинформации. Лицо, противодействующее следствию и дающее заведомо ложные показания, вступает со следователем в позиционное противоборство, прогнозирует возможные действия следователя, пытается рефлексивно управлять его деятельностью. Лжец оценивает, как его ложные показания будут оцениваться следователем. При активной «творческой» лжи, лжец стремится создать псевдомодель события, состыковать его элементы, выдумать причинно-следственные связи, привязать их к определенным месту и времени. Ряд повторных детализирующих вопросов неизбежно приводит к вариациям вымысла, расстыкованности отдельных узлов псевдомодели. Чем меньше правды в показаниях, тем успешнее они изобличаются.7

Сложнее случаи, когда подследственное лицо, хорошо знающее обстоятельства дела, вводит в подлинную модель события лишь отдельные ложные детали. Даже единственная вымышленная деталь события не может быть охвачена сознанием лгущего во всем многообразии ее проявлений. При повторных допросах она будет обрастать наспех придуманными особенностями, вызывать усиленную охранительную реакцию, психосоматические реакции. Заученные ложные показания выдают себя косной неизменностью, тогда как образные представления имеют соответствующую динамику. Одна и та же стереотипная речевая формулировка в показаниях нескольких лиц – свидетельство сговора о даче ложных показаний. Лгущий утрирует свое «незнание», это также изобличает его. Лгущего всегда подстерегает незнание хода расследования, имеющегося объема доказательств.


Диагностируя ложность показаний, следователь может избрать одну из двух тактических возможностей: изобличить лжеца при его первых попытках ввести следствие в заблуждение; позволить лжецу дать ложные показания и затем изобличить его.

Выбор соответствующей тактической позиции обусловлен личностными качествами допрашиваемого, его моральной чувствительностью к разоблачительным действиям следователя. Поскольку в сознании лгущего конкурируют две психические модели – модель подлинных событий и псевдомодель, он постоянно находится в состоянии повышенного психического напряжения. Это обусловливает и определенные срывы – проговорки, неадекватные действия. В процессе расследования преступники используют систему средств дезинформации.

Разновидностями дезинформации (фальсификации) являются:


  • сокрытие – действие с целью исключения выявления признаков преступления и личности преступника;

  • маскировка – действие с целью затруднения распознания признаков преступления; утаивание истинных намерений преступника;

  • инсценировка – искусственное создание какой-либо обстановки с целью введения следствия в заблуждение;

  • демонстрация – броское вызывающее поведение с целью отвлечь внимание следствия от других существенных для расследования явлений;

  • ложное алиби – ложное отрицание присутствия на месте преступления в момент его совершения.

Внося искусственные изменения в реальную взаимосвязь событий, фальсифицируя их, преступник неизбежно допускает просчеты, и профессиональный следователь опознает искусственность предлагаемых ему сведений. Ложность всегда противоречива. При анализе этих противоречий неизбежно выявляется истина. Для этого в следственной практике используется ряд тактических средств: задаются детализирующие повторные вопросы, однотипные вопросы задаются в разной последовательности, проводится ряд проверочных следственных действий, используются приемы правомерного психического воздействия.8


Заключение.

Допрос – наиболее психологизированное следственное действие, связанное с личностными особенностями допрашиваемого и допрашивающего, психическим взаимодействием между ними. Центральными психологическими проблемами допроса являются оценка показаний, система приемов правомерного психического воздействия в целях получения правдивых показаний, способы изобличения ложных показаний.

Современный следователь, проводя допрос, использует самые разнообразные области человеческих знаний, которые позволяют ему расширить и увеличить каналы информации. Психофизиология, логика и паралингвистика, уголовный процесс и тактика — эти науки в комплексе применяются следователем для организации получения необходимой информации, для раскрытия преступлений.

Список использованной литературы.


  1. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. Учебное пособие.- М.: Проспект, 2004. — 472 с.

  2. Васильев В. Л. Юридическая психология. Учебник. – Спб.: Питер, 2006 – 604с.

  3. Еникеев М. И. Юридическая психология с основами общей и социальной психологии. Учебник. – М.: Норма, 2006 – 640с.

  4. Романов В. В. Юридическая психология. Учебник. – М.: Юристъ, 2005 – 588с.

1 Еникеев М. И. Юридическая психология с основами общей и социальной психологии. Учебник. – М.: Норма, 2006 – 640с.

2 Еникеев М. И. Юридическая психология с основами общей и социальной психологии. Учебник. – М.: Норма, 2006 – 640с.

3 Васильев В. Л. Юридическая психология. Учебник. – Спб.: Питер, 2006 – 604с.

4 Васильев В. Л. Юридическая психология. Учебник. – Спб.: Питер, 2006 – 604с.

5 Романов В. В. Юридическая психология. Учебник. – М.: Юристъ, 2005 – 588с.

6 Васильев В. Л. Юридическая психология. Учебник. – Спб.: Питер, 2006 – 604с.

7 Еникеев М. И. Юридическая психология с основами общей и социальной психологии. Учебник. – М.: Норма, 2006 – 640с.

8 Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. Учебное пособие.- М.: Проспект, 2004. — 472 с.