reforef.ru
добавить свой файл
1

Сканирование и OCR http://vch.narod.ru/

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru

Данилин А.Г.

LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости


Данилин А.Г. - LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости – М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2001. - 521 с.

ISBN 5-227-01464-7

Новая книга А. Данилина, известного врача-нарколога, – это шокирующие откровения, непредвзятая объективность, всесторонняя освещенность, сложнейший диалог с представителями самых разных мистических, философских, психологических и псевдорелигиозных учений о феномене ушедшего тысячелетия – LSD. Необычная по широте охвата проблемы и своеобразию изложения материала книга несомненно вызовет интерес у огромной читательской аудитории, заставит задуматься о подлинном смысле многих феноменов и глубоко осмыслить проблему – почему люди употребляют наркотики.
ПРЕДИСЛОВИЕ

Читатель, вы держите в своих руках удивительную книгу. Она одновременно является и продолжением авторской серии книг о наркотиках, написанных А.Г. Данилиным, и книгой о самых глубоких тайниках души каждого из нас.

Об этой работе можно сказать очень много:

  • это первое отечественное исследование взаимосвязи наркотиков и культуры;

  • это, вообще, первая крупная опубликованная отечественная работа, посвященная психоделии и психологии нар-котизма;

  • это книга о том, что такое человеческое «Я», и о том, каким образом наше сознание взаимодействует с химическими веществами, и не только с ними одними;

  • это первая известная мне книга, описывающая зависимость как отдельный феномен человеческой психики и предлагающая теорию его возникновения и функционирования;
  • это первая отечественная работа, дающая, ясную мировоззренческую основу для диалога с психоделической культурой и образом жизни, которые в наше время, казалось бы, победили все и вся;


  • это первая отечественная монография, основанная на традиции, которая в Европе получила название «антипсихиатрия»;

  • и (возможно, это главное) это первая психологическая или медицинская работа новейших времен, которая не боится обсуждать не только психологические, но и духовные основы человеческого бытия.

Вместе с тем, об этой книге можно ничего не говорить – она захватывающе интересна, читается очень легко и скажет все сама за себя.

Я лишь считаю нужным обратить внимание всех, кто привык читать предисловие вместо книги, на некоторые аспекты

ее содержания. Они отсутствуют в заглавии, но представляют интерес для каждого человека, который профессионально занимается или просто интересуется проблемами психологии и культуры.

Для того чтобы ответить на главный вопрос всей серии книг – «Почему люди употребляют наркотики?» – А. Г. Данилину приходится «по дороге» объяснять или анализировать целый ряд феноменов, которые, по мнению автора, психологически пересекаются с проблемой зависимого поведения.

В книге, почти на равных правах с наркотиками, «участвуют» (более или менее подробно анализируются): спиритизм и Ницше, сюрреализм и социализм, эпоха Просвещения и нацизм, психоанализ и новейшая философия постмодерна, кино и компьютеры, ведьмы и зомби, русские сказки и греческие мифы, искусство концептуализма и психология современного подростка, хиппи и «жизнестойкие дети».

В ней идет речь о чудесах подлинных и мнимых, о разнице между религиозной верой и самообманом, о разных, порой самых неожиданных, трактовках грехопадения Адама и Евы, о русских мистических сектах и религиозных экстазах хлыстов и скопцов.

И это далеко не все!

Пытаясь понять механизм влияния на психику самых загадочных среди известных человечеству психоактивных веществ, автор анализирует первоистоки таких, невероятно важных для современного мышления понятий, как внушение или манипуляция сознанием. Следуя логике исследования, он описывает потаенные психологические и духовные механизмы возникновения феномена групповой психотерапии и повальной увлеченности восточными «эзотерическими» учениями.


Для того чтобы читателю было легче понять, что такое зависимость и независимость, жизненный стиль, автор приводит адаптированную им тестовую методику Д. Роттера и дает практические рекомендации по ее использованию.

Обратите внимание на 28-ю главу книги! Она посвящена популярной музыке и ее связи с наркотиками. Инструментов для анализа молодежной музыкальной культуры у современных педагогов и психологов нет вообще. Это первый отечественный опыт описания механизмов влияния музыки на психологию молодого человека. Главное – в главе (и снова впервые, насколько мне известно) предлагается альтернатива разрушительному натиску рейв-движения. Причем эта альтернатива найдена автором в структуре самой популярной музыки. Он приводит, в частности, некоторые образцы, на осно-

4

вании которых думающий педагог или психотерапевт может построить систему профилактики наркоманий или музыкальной терапии.

В главах, следующих непосредственно за «музыкальной», автор исследует советскую подпольную субнаркотическую, или «эзотерическую», культуру. Насколько мне известно, никто ранее не пытался рассматривать мистические искания нашей интеллигенции как самостоятельный (и массовый) культурно-психологический феномен – «отечественную психоделию». Я думаю, что большинство из нас – психологов нынешнего поколения сорокалетних – в юности ощущали себя причастными к отечественному «эзотерическому» движению. Ощущали, но попыток анализа того, что с нами происходило, не делали. И вновь автор книги идет по непроторенной дороге.

Я думаю, эти главы вызовут множество споров...

В этой книге спорно вообще все.

Но разве возможно существование бесспорных истин в области человеческого духа?

Логика книги подкупает, несмотря на эвристичность многих ее положений. Монография позволяет объединить в единую мировоззренческую концепцию самые страшные и загадочные социальные и психологические феномены только что завершившегося века – она повествует в конечном итоге о разнообразных ликах зла.


Чем больше я думаю о работе Данилина, тем больше я понимаю – по-другому об LSD написать было просто нельзя. О необычных феноменах души можно сделать только необычную книгу.

Вполне вероятно, таких книг не существовало до сих пор потому, что потенциальные их авторы прекрасно понимают всю сложность проблем, с которыми придется столкнуться, и отсутствие у официальной (совсем недавно советской) науки психологического инструментария для их анализа. Все это требует от автора первой подобной книги смелости и почти невероятной эрудиции.

Может показаться удивительным то, что автор этой книги не психолог и не ученый, а практикующий врач – психиатр, заведующий отделением известной московской клиники. Лично мне это не кажется ни удивительным, ни странным. Врач, а сегодня еще и психолог-практик – это профессии, которые первыми сталкиваются с насущной необходимостью объяснить пациенту, что именно является причиной возникновения тех или иных проблем, вносящих сумятицу в жизнь его души.

5

Конкретного пациента не волнует ни уровень развития науки, ни разновидность образования, которое получил консультирующий его специалист. Он хочет лишь знать ответы на два вопроса: «Почему это со мной происходит?» и «Что делать?»

У терапевта или хирурга есть «вооружение» для ответа на эти вопросы – это таблетки или скальпель. Единственным «оружием» педагога, психолога или психотерапевта является его мировоззрение – ясность и глубина его взглядов, позволяющих убедить пациента в том, чтобы он изменил свой взгляд на мир и на самого себя.

В сегодняшнем калейдоскопе теорий и взглядов нам не хватает этого «оружия», как никогда раньше.

Книга А.Г. Данилина – это попытка дать всем, кто в этом заинтересован, подобное психологическое вооружение, позволяющее убедить наркомана или просто человека зависимого в его неправоте или непонимании сути того, что с ним происходит. Имея возможность работать с рукописью этой книги до ее выхода в свет, я выписал для себя множество цитат, порой просто необходимых для практических бесед с нашими пациентами (да и студентами тоже). Кроме интереснейшей теории, материал этой книги, видимо, именно потому, что она написана врачом, предоставляет массу возможностей для его применения в каждодневной психологической, педагогической или психотерапевтической работе.


Я думаю, что в этом убедится любой человек, давший себе труд внимательно ее прочесть.

А.Н. Шурыгин

доцент Московского городского

психолого-педагогического института,

сектор проблем медико-социальной реабилитации

при наркотической зависимости

ГАЛЛЮЦИНОГЕНЫ, ПСИХОДЕЛИЯ И ФЕНОМЕН ЗАВИСИМОСТИ

Каждый час имеет свою ось, около которой он вращается.

И всякое «я» вращается по оси своего «я».

Это мы называем «эгоизмами» и плачем. Несимпатично.

Некрасиво. Но что же делать? Иначе бы мир рассыпался. Мир уплотняется. Камешками, а не песком. Звездочки, а не «туман материи». Мог бы ведь и «туман». Так Бог сказал всему: «Смотри в себя». И вот мир эгоистичен.

14.IV. 1916, В.В. Розанов

ВВЕДЕНИЕ

Эта книга написана ради ответа на вопрос, который автор считает главным во всей нашей серии книг о наркотиках и, возможно, главным вопросом всех наук, которые занимаются зависимостью человека от факторов окружающей среды.

Это вопрос – почему люди употребляют наркотики ?

Перед началом работы над этой книгой автор имел возможность в неформальной обстановке задать несколько иной (но имеющий непосредственное отношение к первому) вопрос ряду ведущих московских специалистов по наркологии и психиатрии – профессорам и руководителям клиник.

– Скажите, пожалуйста, – спрашивал автор, – почему LSD – это плохо!

Действительно, что ужасного в малотоксичном химическом соединении, когда-то бывшем официально признанным лекарством, которое воспевал целый ряд врачей, например знаменитый С. Гроф. Ведь его наркотические свойства, например способность вызывать физическую зависимость, являются недоказанными и спорными? Ведь автору нужно именно это объяснить своим читателям.

Все специалисты – абсолютно разные люди – ответили примерно одно и то же.


– На самом деле ничего плохого в LSD нет, – говори ли они, – просто существуют знания, которые не должны покидать стены медицинских институтов.

И только... часть вечного как мир разговора о разнице между «толпой», которая недостойна получать знания, и «научной элитой» общества.

9

В действительности, думается автору, даже такая мысль не приходила в голову отвечавшим мне людям. Проблема заключается не в амбициях, не в претензии на элитность собственных знаний, а в узости медицинских представлений о взаимодействии человеческой психики с этой группой химических веществ.

Заданный вопрос затрагивает массу других, мировоззренческих, по самой своей сути, проблем. Он «тянет» следом за собой вопросы о том, что «плохо» и что «хорошо» для сферы восприятия вообще. Он заставляет задуматься о том, какие формы познания мы будем считать «нормальными», а какие «болезненными». Он затрагивает проблему различия между галлюцинациями и... религиозным откровением и в конечном итоге упирается в наше понимание человеческого «Я».

По всей видимости, с нежеланием медицины ответить на вопрос «чем плохи галлюциногены?», связана и крайняя скудность информации о самих этих веществах и, тем более, о последствиях их хронического применения, содержащаяся в отечественных и зарубежных руководствах по наркологии. В любом из них галлюциногенам посвящено не более нескольких страниц.

Но неспособность профессионалов ясно ответить на вопрос, чем плох тот или иной наркотик, означает нашу беспомощность в диалоге с пациентами.

Отсутствие информации в книгах, написанных нами же, приведет (на самом деле уже давно привело) к тому, что сведения об этих наркотиках молодые люди могут получать только из книг, написанных... наркоманами –. людьми, которые возвели прием LSD в ранг духовного, религиозного откровения (!).

Ни для кого больше не является секретом, что «психоделическая» литература представляет собой крайне влиятельное направление современной культуры, которое включает в себя как «научные» и «мистические» труды, так и целый поток инспирированной употреблением наркотиков художественной литературы. И не только литературы, разумеется...


За последние 10 лет все основополагающие «психоделические» книги переведены на русский.язык и пользуются большим спросом у молодых.

Более того, все описания галлюцинаторных переживаний, приводимые автором в первой трети книги, взяты из лите-

10

ратуры, опубликованной тиражами несравненно большими, чем тираж нашей работы.

Воспользоваться привычным советским методом и просто запретить их больше не получится.

Их придется читать. С ними придется спорить.

И первыми людьми, которые вынуждены принимать участие в этом споре, становятся врачи и учителя – люди, профессия которых обязывает убеждать пациентов и учеников в необходимости выбора правильного образа жизни и правильного отношения к действительности.

Правильный образ экизни и мыслей сегодня понимается как приемлемый для ббщества. Но что делать, если врачи и учителя сами на понимают, какой образ жизни и какое отношение к действительности приемлемы для этого общества!

По всей видимости, для того, чтобы спорить с «психоделией», профессионалам не хватает той мировоззренческой базы, которая на сегодняшний день имеется у них в наличии.

Некоторые специалисты считают, что проблема LSD сегодня «не актуальна». Но наркотик по-прежнему почти свободно продается в ночных клубах, и неизвестно, что произойдет завтра со степенью его «актуальности».

На наш взгляд, еще более актуальной, чем сами химические вещества, является проблема их явного и неявного влияния на культуру. Массовое употребление галлюциногенов в Америке и Европе 60-х годов («психоделическая революция») привело не только к созданию соответствующей литературы, но и к изменению отношения человека к своей собственной личности – к заметному колебанию и без того зыбкой грани между нормой и патологией.

Эта книга не претендует на полноту истины. Она лишь дает почву для размышлений. Автор писал ее ради того, чтобы спор с «психоделической» культурой хотя бы начался, стал возможным. А если мы начнем думать и спорить, то сможем сформулировать и честный ответ на вопрос: чем ужасны галлюциногены?


ЧТО ТАКОЕ ГАЛЛЮЦИНОГЕНЫ?

Наркотики этой группы способны изменять человеческое восприятие и сознание весьма необычным образом. Биохимический механизм их действия до конца не ясен. Многие

11

из них содержатся в растениях, которые с древнейших времен люди использовали в религиозных ритуалах. Некоторые синтезированы в химических лабораториях и стали использоваться в мистических ритуалах новейших времен.

Ряд подобных веществ с точки зрения химической структуры являются индолами (соединениями, сочетающими пятигранную пентаксиловую группу с бензольным кольцом). Однако тоже не все. Мескалин химически гораздо ближе к амфетаминам, чем к индолам.

С 60-х годов XX века об этих наркотиках написаны тысячи книг. В них содержится явно больше гипотез, чем доказанных фактов. Известно, что открытие и использование LSD-25 привело к подлинному перевороту в познании душевной жизни; но до сих пор непонятны ни истинные причины, ни следствия этого переворота.

Даже названия этой группы веществ применялись и применяются разные. В первых публикациях – «Fantastic drugs» (фантастические лекарства или «наркотики-фантастики»), в последующих – «Психотомиметики». Некоторое время наука считала, что галлюциногены моделируют или имитируют симптомы шизофрении.

Сегодня это название практически не используется, так как выяснилось, что специфический эффект от употребления наркотиков и течение «естественного» психического заболевания отличны друг от друга. Среди сторонников широкого применения данных веществ появился уже знакомый нам термин «психоделики».

Это слово, введенное в оборот одним из пионеров исследований LSD Хамфри Осмондом, в дословном переводе с греческого означает «расширяющий сознание» или «помогающий психике».

После законодательного запрета на использование подобных веществ в обиход вошел термин «галлюциногены» (по их главному свойству – способности вызывать галлюцинации).


Однако и это название (именно оно будет использоваться при дальнейшем изложении материалов данной книги) применяется не всеми специалистами, так как оно не вполне точно. Изменения, происходящие в сознании под влиянием наркотиков этой группы, затрагивают не только восприятие, но и гораздо более тонкие и глубокие структуры психики.

12

Не привился, к сожалению, из-за психиатрических споров и отражающий подобные изменения наиболее полно термин «диссоциирующие психоактивные вещества».

Для того чтобы как-то начать ориентироваться в этой группе наркотиков (известно 96 (!) видов растений и не поддающееся подсчету количество искусственно синтезированных препаратов), давайте разделим основные из них на восемь условных групп.


  1. Соединения типа LSD. большинство из них синтезируется искусственно. Однако их аналоги обнаружены по крайней мере в трех видах вьюнков и в грибнице спорыньи (из которой, собственно, LSD и был синтезирован).

  2. Триптаминовые галлюциногены. К ним относятся: ди-метилтриптамин (ДМТ), псилоцин и псилоцибин. ДМТ можно обнаружить в человеческом мозге (это соединение участвует в обмене веществ нервной клетки) и в различных высших растениях: в деревьях семейства Вирола, в химическом составе семейства бобовых. Псилоцибин и псилоцин встречаются в некоторых грибах. Эти соединения близки LSD по химической структуре.

  3. Бета-карболины. Соединения, относящиеся к бета-карболинам, такие, как гармин и гармолин, встречаются в некоторых тропических лианах и являются основой галлюциногенного снадобья аяхуаска, которое употребляют в религиозных церемониях индейцы, живущие на берегах Амазонки.
  4. Соединения, близкие амфетаминам. К ним относятся: мескалин, который содержится в кактусе пейоте и в некоторых других кактусах, MDM и MDMA («Экстази»). MDM и «Экстази» не вызывают галлюцинаций и уже описаны нами в книге, посвященной психостимуляторам.


  5. Антихолинергические галлюциногены. Эта группа наркотиков распространена меньше из-за связанной с их приемом опасностью отравления. Несмотря на это, их очень любят использовать доморощенные отечественные «колдуны» и «ведуньи». Сюда относятся такие вещества, как атропин и скополамин, содержащиеся в корне мандрагоры, в белене, беладонне и дурмане. Антихолинергический алкалоид мускарин содержится в ряде грибов.

  6. Псевдогаллюциногены (диссоциативные анестетики и холинолитики). К этой группе относятся такие вещества, как фенциклидин («ангельская пыль» или РСР), кетамин и

13

каллипсол. Все они были открыты как средства анестезии при хирургических операциях.

Внутренне близки к этой группе холинолитические лекарства, применяемые медициной для лечения паркинсонизма.

  1. Ибогаиновое семейство веществ. Единственные растительные галлюциногены африканского происхождения. Содержатся в корнях Tabernanthe iboga – невысокого кустарника, близкого родственника кофейного дерева. По структуре ибогаины похожи на бета-карболины.

  2. Марихуана. В нашей книжке о марихуане не были подробно описаны галлюциногенные свойства препаратов индийской конопли – это заставило бы поднимать все проблемы, которым посвящена данная работа.

Перечисленные группы химических веществ можно классифицировать по-разному. Вместе их объединяют только шесть основных свойств:

  1. Способность вызывать яркие, разнообразные, преимущественно зрительные и слуховые образы событий и предметов, отсутствующих в окружающей человека реальности, то есть галлюцинации. Для психоделических галлюцинаций характерен феномен эйдетизма слитности ощущений, происходящих из различных органов чувств.
  2. Кроме этого, острые эффекты галлюциногенов включают в себя иллюзии – искаженное или измененное восприятие реально существующих объектов окружающего мира. Иллюзии возникают на фоне дереализации – ощущения тотального изменения реальности, изменения времени, попадания грезящего в «иной мир», в «иные измерения»; и деперсонализации – чувства измененности размеров собственного тела и структуры своего «Я».


  3. Прием наркотиков этой группы время от времени вызывает необычное эмоциональное состояние, которое можно сравнить с чувством открытия или религиозного откровения. Для описания подобных феноменов существует редкий психиатрический термин «эйкноя». Причем здесь имеет место не просто подъем настроения (эйфория), но и ощущение внезапного прозрения, открытия истины и т. п. Некоторые исследователи называют подобное состояние сознания мистическим или «визионерским».

Для эмоций человека, принявшего галлюциноген, характерно также чувство доверия и распахнутости по отношению к окружающим.

14

Экстатические видения (галлюцинации и иллюзии) не обязательно сопровождаются положительно окрашенными эмоциями. Ощущения могут быть сопряжены с тревогой, страхом, чувством безнадежности, доходящими до уровня панической реакции.

  1. В основном переживания, испытываемые после приема наркотиков этой группы, абсолютно индивидуальны (это не относится к группе псевдогаллюциногенов). Острые эффекты галлюциногенов, вероятно, подлежат классификации, но невозможно предсказать характер галлюцинаций, которые будет испытывать индивид. Доказано, что они зависят от конкретной структуры бессознательных психических процессов. Как и в сновидении, могут возникать образы и символы забытого человеком опыта, вытесненных переживаний.
  2. Содержание переживаний, которые испытывает человек под влиянием галлюциногенов, напрямую зависит от установки (смотрите нашу книгу «Кокаин...»), происходящей как от психического состояния человека, так и из внешнего мира. Доказано, что под воздействием нар-котиков^этой группы люди разных культурных традиций испытывают разные по содержанию видения. Эксперименты 60-х годов показали, что и сам «визионер», и внешний наблюдатель (врач, шаман или просто партнер по приему наркотиков) способны «направлять» опьянение и изменять образы, которые видит грезящий.


Вообще, человек под воздействием галлюциногенов чрезвычайно внушаем. Внушенные в подобном состоянии мысли и действия будут определять («программировать») поведение человека гораздо более долгий срок, чем, например, сеанс гипноза.

6. Наркотики этой группы не вызывают явлений физической зависимости. Психическую зависимость от них многие исследователи тоже ставят под сомнение (мы будем обсуждать эти феномены в специальной главе).

Говоря о психическом состоянии, возникающем как результат приема подобных наркотиков, довольно трудно пользоваться привычным словом «опьянение». Гораздо уместнее здесь термин «трип» (дословно – «ходка», путешествие), принятый в психоделической литературе. Время от времени мы будем его использовать.

15

ГАЛЛЮЦИНОГЕНЫ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Ибога

В тропических лесах Западной Африки живет загадочное племя фангов. Считается, что свою религию «бвити» они заимствовали от еще более загадочного племени пигмеев во время своих миграций по Африканскому континенту. Так как ни у фангов, ни у пигмеев нет родственного нашему летоисчисления, хронологию религии «бвити» проследить невозможно. Ясно только, что ее начало теряется в седой древности тысячелетий.

В основе этой религии лежит культ кустарника ибоги. Массовые трансы, в которые впадает племя под воздействием выжимки из корней ибоги, являются главным религиозным действом. По «рецепту» фангов надо съесть «много граммов коры» кустарника, для того чтобы «голова открылась и духи вошли в нее». Куст ибоги в тропическом лесу встречается крайне редко, поэтому фанги выращивают его искусственно.

Интересно, что, по мнению антропологов, растение ибога послужило главной причиной того, что фанги сохранились и до наших дней как отдельное племя, имеющее независимую религию и культуру. Туземцы просто не принимали истин, не подтверждаемых духами, с которыми в процессе ритуального приема растения они общались. Тем самым они практически не были подвержены влиянию ни других племен, ни современной цивилизации.


Возможно, не стоило бы вовсе говорить об ибоге, если бы она не стала первым галлюциногеном, с которым познакомилась Европа. В середине XIX века появились первые торговые контакты между континентом и Западной Африкой. На всемирной парижской выставке 1867 года публике был представлен как сам кустарник, так и тонизирующее лекарство ламбарен, которое рекомендовалось в качестве панацеи от всех болезней: от бессонницы до сифилиса.

Главная надежда возлагалась на «ламбарен» как на аф-родизиак (то есть средство, усиливающее сексуальную потенцию у мужчин и женщин). Реклама тех лет подавала его как лекарство для лечения импотенции.

16

В 1901 году из корня кустарника был выделен алкалоид (алкалоиды – активные химические соединения, выделенные из растений), который назвали ибогаином.

Тогда же появились сообщения об «отравляющей» способности этого алкалоида. При больших дозах ибогаина пациент начинал видеть «тени» и образы ярких, цветных объектов. Видения не отличались от реальности, вызывая у пациентов панику.

Вполне вероятно, на подобные ощущения накладывались модные в начале века спиритические настроения. Характерна фраза одного из пациентоз, принимавших ламбарен:

«Я не хочу быть импотентом, но и медиумом я становиться не собираюсь...»

Во всяком случае, и в Европе, и в Америке к 1910 году ибогаин был запрещен. Дальнейшие его исследования прервались; до сегодняшнего дня его психоактивные свойства до конца не изучены.

Очевидно, европейское сознание в лице законодателей испугалось галлюцинаций, вызываемых корой ибоги. Причем испугалось настолько, что растение не стали даже изучать.

Аяхуаска, вирола и ДМТ

Индейцы Южной Америки словами «аяхуаска», «аяваз-ка» или «хаапи» называют известный им с незапамятных времен галлюциногенный напиток.

Первое сообщение о его существовании принесли в Европу ботаники Р. Спрус и А.Р. Уоллес, которые в 1850 году исследовали флору Амазонки. .


С языка индейских племен слова эти переводятся как «вино душ» или «вино мертвых». Относится это и к растениям – лианам Banisteriopsis caapi и Banisteriopsis inebrians, являющимся основным компонентом шаманского напитка.

Сколько веков их галлюциногенные свойства известны аборигенам, не знает никто.

Местных лекарей-шаманов называют «аяхуаскерос», то есть люди, изготавливающие аяхуаску и врачующие с ее помощью.

Европейские путешественники по Амазонке (у нас известен Гарри Райт и его книга «Свидетель колдовства»)

17

рассказывают, что действие хаапи продолжается около 6 часов, вызывая чрезвычайно богатую мозаику зрительных галлюцинаций, преимущественно естественного, «природного» характера:

«Я как будто превратилась в растение. Вокруг меня в каком-то невообразимом сексуальном танце, медленно, но в завораживающем ритме, плыли ветви – руки, листья – лица и лианы – тела. Я чувствовала себя такой же мерно колеблющейся живой лианой, и мне хотелось двигаться в этом удивительном танце. Одновременно с удовольствием в глубине души таился страх. Это был не мой танец. Это был танец людей и растений, думающих совершенно не так, как я...»

Допкин де Риос

Галлюцинации, возникающие под воздействием напитка, легко, с помощью собственного голоса, управляются самим грезящим. Культура индейцев кечуа основана на «икарос» – магических песнях. Они служат шаманам для звукового управления галлюцинациями.

Во время лечебных сеансов и пациент, и целитель поют. Содержание и звуковая сторона песни предназначены для направления целительной энергии в различные части тела и души пациента.

Индейцы утверждают, .что во время такого сеанса пациент и шаман испытывают одни и те же галлюцинации. По сути, сеанс описывается этнографами как телепатический.

К сожалению, эксперименты европейских исследователей не смогли ни доказать, ни опровергнуть существование телепатии во время коллективных приемов галлюциногенного напитка.


Ткани лиан богаты алколоидами бета-карболинового ряда. Самым важным бета-карболином в составе лозы является гармин. Однако гармин не вызывает галлюцинаций, если только не употреблять его в дозах близких к смертельным.

Считается, что в напиток индейцы добавляют кору различных видов деревьев семейства вирола. Однако это всего лишь догадки этнографов.

Дело в том, что деревья вирола, содержащие мощный алкалоид – галлюциноген ДМТ (диметилтриптамин), произрастают в других районах Южной Америки. Шаманы Бразилии, Колумбии и Венесуэлы для эффекта галлюциноген-

18

ных переживаний используют порошок коры, смолу и сок этих родственников мускатного ореха.

Нередко порошок виролы используется в погребальных ритуалах, причем его съедают вместе с костями умерших. Цель – проводы души умершего в загробный мир.

Интересно, что гармин никогда не был запрещен в Европе, так как наша культура никогда не использовала его галлюциногенные свойства. Зато это открытое шаманами древней Амазонки соединение стало предшественником современных антидепрессантов (ингибиторов моноаминокси-дазы).

Этого нельзя сказать об алкалоиде виролы – диметил-триптамине, или ДМТ. В 1956 году чешский химик Стивен Жера, исследуя порошок виролы (попутно он обнаружил, что некоторое количество этого вещества содержат в себе и бобовые растения), синтезировал алкалоид ДМТ, который и по сей день остается одним из самых сильных среди известных галлюциногенов.

По структуре ДМТ близкий родственник серотонина – одного из основных метаболитов нервной клетки. ДМТ при попадании в организм на очень непродолжительный срок вытесняет серотонин из химических реакций и встает на его место в рецепторах нервных окончаний.

Исследования ДМТ в условиях нормального обмена веществ в нервной системе показали, что он играет активную роль в процессах воображения и образного мышления вообще.

По всей видимости, процесс временной (ДМТ, независимо от способа введения, действует не более 15 минут) подмены естественных процессов воображения психоактивным веществом и является основой действия ДМТ на человеческую психику.


Знаменитый теоретик психоделического образа жизни и страстный поборник ДМТ Т. Маккена так описывал свои ощущения от его приема:

«Переживание, захватывающее все существо, проскальзывающее под покров экстаза ДМТ, ощущается как проникновение через какую-то мембрану. Ум и «я» буквально разворачиваются перед глазами. Такое ощущение, будто обновился, хотя и не изменился, как будто был сделан из золота и просто перековался в новую форму в горниле своего рождения. Дыхание нормальное, сердцебиение ровное, ум ясный и наблюдательный. Но что это за мир ? Что воспринимают чувства ?

19

Под влиянием ДМТ мир становится лабиринтом, дворцом, каким-то более чем возможным марсианским сокровищем, наполненным мотивами, затопляющими изумленный ум невыразимым восторгом. Цвет и ощущение раскрывающей реальность тайны буквально пронизывают все переживание. Есть ощущение иных времен, а также собственного детства, чуда, чуда и еще раз чуда. Это аудиенция у чужестранца-нунция. В глубине этого переживания – в конце человеческой истории сторожевые врата, которые открываются под ревущим вихрем невыразимой межзвездной пустоты в Вечность.

Вечность, как прозорливо заметил Гераклит, это дитя, играющее цветными шарами.

Здесь находится много мини-сущностей малышей, самопреобразующихся механических эльфов гиперпространства. Может, это дети, которым предназначено быть человеку отцами; впечатление вхождения в экологию душ, скрывающихся за порталами того, что мы наивно зовем смертью ? Не знаю. Может, они синестезийное воплощение нас как Иного или Иного как нас? А может, это эльфы, утраченные нами с угасанием магического света детства ? Здесь – потрясение, которое едва ли можно выразить, богоявление за пределами наших самых диких грез. Здесь царствие того, что страннее всего, что мы можем предположить. Здесь тайна живая, невредимая, все еще столь же новая, как и тогда, когда наши предки переживали ее пятнадцать тысяч лет назад.


Триптаминовые сущности предлагают дар нового языка: они поют жемчужными голосами, которые рассыпаются цветными лепестками и разливаются в воздухе, как горячий металл, чтобы стать игрушками и такими подарками, какие, наверное, боги дарили своим детям. Ощущение эмоциональной связи потрясающее и жуткое. Раскрытые таинства реальны, и, если когда-нибудь их высказать целиком, они не оставят камня на камне в том малом мире, в котором мы стали так больны».

В отчетах Теренса Маккены стоит обратить внимание на ощущения от встреч с мини-сущностями, которых визионер сравнивает с эльфами.

В своей книге «Психоанализ и алхимия» Карл Густав Юнг рассказывает о «кабири» – алхимических детях, чье появление или присутствие является обязательным условием последних стадий на путях получения философского камня – главного алхимического делания.

20

«Кабири» для Юнга – один из магических архетипов-символов, присущих очень древним бессознательным воспоминаниям человечества.

ДМТ, по всей видимости, способен высвободить такие воспоминания, сделав их на какое-то время частью актив
ного воображения.

Однако никто из тех, кто использовал ДМТ, не смог войти в контакт с сущностями, увиденными во время «трипа».

Индейцам Амазонки удается общаться со «светящимися сущностями». Кто же они для этих людей: духи природы? души собственных предков?

Ясно одно – они естественная часть картины мира древнего человека. Это знание составляет основу его миропонимания и жизнеустройства.

Для «визионера»-европейца «трип» с помощью ДМТ является зрелищем. Необыкновенным по силе ощущений, но все-таки зрелищем, чем-то вроде «внутреннего телевизора» с непривычной объемной передачей. «Кабири» не несут для него смыслового значения.

Почему?

Чем отличается эффект действия хаапи у индейца от действия ДМТ на нашего современника?


Можно ли в этом случае вообще говорить о наркотическом действии алкалоида? Может ли зрелище (телевизионное шоу, например) вызвать зависимость? С точки зрения взглядов, принятых сегодня в медицине, – нет, не может. Ни шоу, ни ДМТ не вызывают никаких значимых последствий для биологии мозга и физического тела человека.

В отличие от LSD
для ДМТ не было обнаружено отрицательного воздействия на хромосомы и общетоксического действия на организм. Не было выявлено ни синдрома отмены, ни феномена роста толерантности, ни других характерных для наркотиков закономерностей (возможно, наука просто не успела до конца исследовать новое психоактивное вещество – страх и запрет «успели» раньше).

Исследования ДМТ были запрещены вместе с исследованиями LSD в 1965 году.

Следовательно, – и это можно утверждать, – европейская и американская культура снова «испугалась» тех состояний сознания, к которым приводил наркотик.

21

Большинство людей, использовавших ДМТ, утверждают, что продолжали эксперименты, потому что им было «безумно интересно» участвовать в «трипах».

Похоже, что культура испугалась именно этого интереса.

Почему?

Может ли интеллектуальный интерес, естественное стремление человека к познанию мира, перерасти в зависимость?

И если да, то как отличить болезненный интерес от той обычной заинтересованности, без которой немыслима человеческая жизнь?

Пейота и мескалин


Совершенно особую роль в религиях ацтеков и всех индейцев Центральной Америки (насчитывающих, как