reforef.ru 1

Наталия Белопольская

Такие неformatные взрослые

Психологические новеллы

Оглавление:

•От автора

•Соври, если сможешь

•Сын коммуниста

•Вино из одного одуванчика

•Вещие сны

•Услышь меня сердцем

•Физик-лирик

•Василиса Премудрая

•Гений среди уродов

•Сверхъестественные способности

•Запах старости

От автора
    Я час­то раз­мыш­ляю над тем, что та­кое сов­ре­мен­ный фор­мат? Это по­ня­тие уже проч­но обос­но­ва­лось в на­шем соз­на­нии. Осо­бен­но ин­те­рес­но, ког­да речь идет о лю­дях.

    Несомненно, с од­ной сто­ро­ны, мы все стре­мим­ся уло­жить­ся в оп­ре­де­лен­ный со­ци­аль­ный фор­мат, а с дру­гой - все ощу­ща­ем се­бя нем­но­го не­фор­мат­ны­ми…

    Порой из впол­не фор­мат­ных де­тей вы­рас­та­ют со­вер­шен­но не­фор­мат­ные взрос­лые лю­ди!

    И по­рой из, ка­за­лось бы, со­вер­шен­но не­фор­мат­но­го ре­бен­ка вы­рас­та­ет аб­со­лют­но фор­мат­ный, со­лид­ный взрос­лый че­ло­век!

    Кому-то суж­де­но всю жизнь про­жить бла­го­по­луч­ной, фор­мат­ной сов­ре­мен­но­му об­щес­т­ву лич­нос­тью. Ве­зет не­ко­то­рым!

    А кто-то бук­валь­но с рож­де­ния не ук­ла­ды­ва­ет­ся ни в ка­кой фор­мат и так про­жи­ва­ет всю свою взрос­лую жизнь.

    Досадно, ког­да та­кие ка­чес­т­ва, как по­ря­доч­ность, до­вер­чи­вость и ис­к­рен­ность пе­рес­та­ют быть ка­чес­т­ва­ми, при­су­щи­ми сов­ре­мен­ной фор­мат­ной лич­нос­ти.

    Обидно, ког­да лю­ди бо­ят­ся по­лю­бить и лю­бить дру­го­го че­ло­ве­ка по-нас­то­яще­му, по­то­му что это не со­от­вет­с­т­ву­ет сов­ре­мен­но­му фор­ма­ту от­но­ше­ний!

    Жалко, ког­да сов­ре­мен­ные жен­щи­ны счи­та­ют, что быть фор­мат­ной стер­вой впол­не оп­рав­дан­но, да еще обу­ча­ют это­му дру­гих жен­щин, осо­бен­но мо­ло­день­ких.

    Больно, ког­да мо­ло­дые муж­чи­ны счи­та­ют, что офи­ци­аль­ный брак и за­бо­та о соб­с­т­вен­ном ре­бен­ке - ус­та­рев­шие по­ня­тия, и выс­ту­па­ют за но­вый фор­мат сов­ре­мен­ных сво­бод­ных и бе­зот­вет­с­т­вен­ных от­но­ше­ний.

    Но как мно­го во всех этих по­зи­ци­ях мас­ки­ро­вок, бо­ли, ре­ак­ций на пе­ре­жи­тые ра­зо­ча­ро­ва­ния и ду­шев­ных мук!

    Жизнь мно­го­об­раз­на, и лю­ди час­то по­па­да­ют в слож­ней­шие жи­тей­с­кие си­ту­ации, пе­ре­жи­ва­ют кон­ф­лик­ты, всту­па­ют в жиз­нен­ный кри­зис, про­хо­дят че­рез жес­то­кие ис­пы­та­ния. И тог­да не­фор­мат­ных лич­нос­тей ста­но­вит­ся боль­ше…


    Некоторые проб­ле­мы и пе­ре­жи­ва­ния на­шей взрос­лой жиз­ни тя­нут­ся из дет­с­т­ва, не­ко­то­рые - из от­ро­чес­т­ва, мно­гие - из юнос­ти. Дру­гие проб­ле­мы и пе­ре­жи­ва­ния воз­ни­ка­ют еще поз­же: в зре­лом воз­рас­те, в ста­рос­ти…

    Так по­яв­ля­ют­ся не­фор­мат­ные взрос­лые…

Соври, если сможешь
    Молодая жен­щи­на вы­зы­ва­юще пос­мот­ре­ла мне в гла­за и спро­си­ла:

    - А по воп­ро­сам суп­ру­жес­ких из­мен вы кон­суль­ти­ру­ете?

    - Смот­ря что вас вол­ну­ет, - без осо­бо­го эн­ту­зи­аз­ма отоз­ва­лась я.

    - Да вот, хо­чу ре­бен­ка ро­дить от пос­то­рон­не­го муж­чи­ны, - неб­реж­но про­из­нес­ла моя кли­ен­т­ка.

    - И чем же я, соб­с­т­вен­но, мо­гу вам по­мочь? - уди­ви­лась я.

    - Мне не­об­хо­ди­ма пси­хо­ло­ги­чес­кая под­дер­ж­ка на про­тя­же­нии всей мо­ей бе­ре­мен­нос­ти, а мо­жет быть, и даль­ше, - опять вы­зы­ва­юще от­ве­ти­ла жен­щи­на.
    Детство и юность Ла­ри­сы скла­ды­ва­лись весь­ма неп­ло­хо. Нес­мот­ря на то, что ро­ди­те­ли раз­ве­лись, ког­да де­воч­ке бы­ло пят­над­цать лет, она ни­ког­да не чув­с­т­во­ва­ла се­бя оди­но­кой или оби­жен­ной. Ро­ди­те­ли рас­ста­лись, как те­перь го­во­рят, «как ци­ви­ли­зо­ван­ные лю­ди». Ла­ри­са ос­та­лась жить с ма­терью, но с от­цом встре­ча­лась час­то. Ма­те­ри­аль­ных проб­лем в семье не бы­ло, и на Ла­ри­се ник­то не эко­но­мил. Об­ще­ния с ро­ди­те­ля­ми так­же бы­ло впол­не дос­та­точ­но. Так что на фо­не се­мей­ных проб­лем од­нок­лас­сни­ков Ла­ри­си­ны проб­ле­мы бы­ли сов­сем нез­на­чи­тель­ны. Ну, ро­ди­те­ли пе­рес­та­ли жить вмес­те. Отец и рань­ше мно­го вре­ме­ни про­во­дил в дли­тель­ных ко­ман­ди­ров­ках, так что стиль его об­ще­ния с Ла­ри­сой, по су­ти, ос­тал­ся преж­ним. И с ма­мой у Ла­ри­сы бы­ли теп­лые от­но­ше­ния.

    Лариса окон­чи­ла шко­лу и пос­ту­пи­ла в ин­с­ти­тут. На пос­лед­нем кур­се она поз­на­ко­ми­лась с Ва­си­ли­ем, влю­би­лась и выш­ла за­муж. На­чал­ся но­вый этап ее жиз­ни.


    Молодые по­се­ли­лись от­дель­но, в не­боль­шой, но уют­ной квар­ти­ре. Ва­си­лий ока­зал­ся спо­кой­ным, пок­ла­дис­тым и обо­жа­ющим свою суп­ру­гу му­жем. Оба лю­би­ли и це­ни­ли уют и с эн­ту­зи­аз­мом за­ня­лись обус­т­рой­с­т­вом сво­ей квар­ти­ры.

    Примерно че­рез год пос­ле свадь­бы мо­ло­дые ре­ши­ли по­ехать от­дох­нуть. Мо­ре, сол­н­це, про­гул­ки под лу­ной! Что мо­жет быть ро­ман­тич­ней и прек­рас­ней для лю­бя­щей па­ры?!

    Вскоре пос­ле воз­в­ра­ще­ния до­мой Ла­ри­са со­об­щи­ла му­жу, что у них бу­дет ре­бе­нок. Ва­си­лий был по-нас­то­яще­му счас­т­лив. Они пош­ли в дет­с­кий ма­га­зин, рас­по­ло­жен­ный не­да­ле­ко от до­ма, и дол­го раз­г­ля­ды­ва­ли про­да­ющи­еся там кро­хот­ные коф­точ­ки и пол­зун­ки.
    Через во­семь ме­ся­цев ро­дил­ся ре­бе­нок. Уже в род­до­ме Ла­ри­са уз­на­ла, что ре­бе­нок не­пол­но­цен­ный, с не очень ред­ким нас­лед­с­т­вен­ным за­бо­ле­ва­ни­ем, и что ему не­об­хо­ди­мо соб­лю­дать стро­жай­шую ди­ету, ина­че он бу­дет дег­ра­ди­ро­вать и мо­жет прев­ра­тить­ся прак­ти­чес­ки в рас­те­ние…
    Нет, лю­бя­щие ро­ди­те­ли ни­ког­да не мо­гут при­нять та­кой при­го­вор! Они на­чи­на­ют бо­роть­ся и не ве­рят, не ве­рят вра­чам в на­деж­де на чу­до, в на­деж­де на ка­кую-то выс­шую си­лу, ко­то­рая им по­мо­жет. В кон­це кон­цов, вра­чи то­же мо­гут оши­бать­ся.

    - За что мне все это? - ду­ма­ла Ла­ри­са, ко­то­рая пе­рес­та­ла спать по но­чам. Ва­си­лий от­ка­зы­вал­ся ве­рить в про­ис­шед­шее нес­час­тье.

    Врачи ус­по­ка­ива­ли и обе­ща­ли по­мочь. Они уве­ря­ли, что за­бо­ле­ва­ние под­ле­жит ле­че­нию и что все не так страш­но. Та­ких де­тей ока­за­лось до­воль­но мно­го.
    Лариса ре­ши­ла схо­дить на встре­чу од­нок­лас­сни­ков. Нем­но­го пе­рек­лю­чить­ся, раз­ве­ять­ся. Она ведь те­перь не ра­бо­та­ла: за­ни­ма­лась боль­ным ре­бен­ком.

    Она мед­лен­но пе­ре­би­ра­ла свою одеж­ду в шка­фу и вне­зап­но по­ня­ла, что одеж­да вся ста­рая, все ма­ло и на­деть в прин­ци­пе не­че­го. Ла­ри­са дав­но ни­че­го се­бе не по­ку­па­ла, как-то за­бы­ла об этом.


    Пришлось по­ехать в ма­га­зин. По­том пой­ти в па­рик­ма­хер­с­кую. И вот Ла­ри­са уви­де­ла се­бя в зер­ка­ле преж­ней, и да­же улыб­ну­лась сво­ему от­ра­же­нию - так, чуть-чуть.

    Лариса дав­но не встре­ча­ла ни­ко­го из сво­их школь­ных дру­зей. И ни­че­го о них не зна­ла. Ну и они ни­че­го о ней знать не мог­ли. В этом бы­ло ко­лос­саль­ное пре­иму­щес­т­во пе­ред встре­чей, нап­ри­мер, с од­но­кур­с­ни­ка­ми. По­это­му Ла­ри­са и ре­ши­лась по­ехать на этот ве­чер в ка­ком-то ка­фе. На­ро­ду соб­ра­лось до­воль­но мно­го, и бы­ло ин­те­рес­но уз­на­вать во всех этих взрос­лых лю­дях ре­бят, с ко­то­ры­ми Ла­ри­са учи­лась чуть ли не с пер­во­го клас­са.

    И тут она уви­де­ла Жень­ку. И он ее уви­дел.

    Да как же она по­за­бы­ла о нем? Ведь имен­но Жень­ку бы­ло очень ин­те­рес­но встре­тить. С ним свя­за­но так мно­го чу­дес­ных вос­по­ми­на­ний. Ее пер­вая лю­бовь. Та­кая чис­тая, та­кая ро­ман­тич­ная. И он был очень влюб­лен в Ла­ри­су! Да­же боль­ше, чем она в не­го. Да что там го­во­рить, го­раз­до, го­раз­до боль­ше.

    Вечер как-то быс­т­ро оп­ре­де­лил­ся. Жень­ка сел ря­дом и с улыб­кой пог­ля­ды­вал на Ла­ри­су. Бы­ло ве­се­ло. Ког­да-то очень друж­ный класс встре­тил­ся вновь, и все бы­ли по-нас­то­яще­му ра­ды.

    Среди об­ще­го шу­ма Жень­ка нак­ло­нил­ся к Ла­ри­се и ска­зал: «А я дол­го не мог те­бя за­быть. Все-та­ки пер­вая лю­бовь».

    - Ты же­нат? - спро­си­ла Ла­ри­са, нем­но­го сму­ща­ясь сво­ей пря­мо­ты.

    - Еще как же­нат, - от­ве­тил Жень­ка, - двое де­тей: маль­чик и де­воч­ка. Да и ты, я слы­шал, за­му­жем. А де­ти есть?

    - Да, я за­му­жем, - от­ве­ти­ла Ла­ри­са, - и де­ти есть, - до­ба­ви­ла она с за­пин­кой, - один ре­бе­нок.

    - А кто - маль­чик, де­воч­ка? - спро­сил Жень­ка.

    - Маль­чик, - с уси­ли­ем про­из­нес­ла Ла­ри­са. Она по­ня­ла, что обыч­но ду­ма­ла о сво­ем сы­не прос­то как о ре­бен­ке, о боль­ном ре­бен­ке, ко­то­ро­му нуж­но то од­но, то дру­гое.


    Женька, к счас­тью, ни­че­го не за­ме­тил.

    - Ты кра­си­вая, - ти­хо ска­зал он, - еще кра­си­вее ста­ла, чем бы­ла в шко­ле.

    Женька по­ехал про­во­жать Ла­ри­су. «По ста­рой па­мя­ти», - ска­зал он. На про­ща­ние они об­ме­ня­лись но­ме­ра­ми те­ле­фо­нов. Так, на вся­кий слу­чай, не ве­ря в то, что бу­дут зво­нить друг дру­гу. Да и за­чем зво­нить?
    Лариса с Ва­си­ли­ем по­вез­ли сво­его ре­бен­ка к вра­чу на оче­ред­ной ос­мотр. Ре­бе­нок раз­ви­вал­ся пло­хо, нес­мот­ря на за­ве­ре­ния вра­чей, что при стро­гом соб­лю­де­нии ди­еты раз­ви­тие бу­дет прак­ти­чес­ки нор­маль­ным.

    - Тя­же­лая фор­ма за­бо­ле­ва­ния, - ска­зал врач, - пло­хо под­да­ет­ся ле­че­нию. Хо­тя по­ло­жи­тель­ные сдви­ги все-та­ки есть. Бу­дем наб­лю­дать даль­ше.

    Растерянные ро­ди­те­ли выш­ли на ули­цу.

    - Все-та­ки есть по­ло­жи­тель­ные сдви­ги, - ска­зал Ва­си­лий, - бу­дем на­де­ять­ся на луч­шее.

    «А го­то­вить­ся на­до к худ­ше­му», - с тос­кой по­ду­ма­ла Ла­ри­са.

    Василий от­вез Ла­ри­су с ре­бен­ком до­мой и уехал на ра­бо­ту. Он то­же очень пе­ре­жи­вал, но ста­рал­ся дер­жать­ся. С Ла­ри­сой Ва­си­лию ста­но­ви­лось все слож­нее.
    …И Ва­си­лий ре­шил ус­т­ро­ить Ла­ри­се праз­д­ник. Он до­го­во­рил­ся со сво­ей те­щей, ма­терью Ла­ри­сы, что­бы она по­бы­ла с ре­бен­ком и от­пус­ти­ла их с же­ной на весь ве­чер. Ва­си­лий приг­ла­сил Ла­ри­су в рес­то­ран.

    Лариса приг­ла­ше­ние при­ня­ла, но осо­бой ра­дос­ти не вы­ра­зи­ла.

    - С че­го это вдруг? - спро­си­ла она.

    В рес­то­ра­не она нем­но­го ожи­ви­лась, но раз­го­вор у суп­ру­гов не кле­ил­ся. Де­лить­ся меч­та­ми и пла­на­ми не по­лу­ча­лось, вспо­ми­нать счас­т­ли­вое прош­лое не хо­те­лось. Все сво­ди­лось к од­но­му: что же бу­дет с их ре­бен­ком?

    Василий поп­ро­бо­вал рас­ска­зать о сво­ей ра­бо­те, но Ла­ри­са яв­но да­ла ему по­нять, что очень стра­да­ет из-за то­го, что вы­нуж­де­на не ра­бо­тать. Ва­си­лий по­чув­с­т­во­вал раз­д­ра­же­ние. Так, мо­жет быть, ему то­же бро­сить ра­бо­ту? И вмес­те с же­ной си­деть до­ма? А кто их всех бу­дет кор­мить?


    Взаимное раз­д­ра­же­ние толь­ко уси­ли­лось.

    Через нес­коль­ко дней Ла­ри­се вдруг поз­во­нил Жень­ка. Вер­нее, те­перь уже Ев­ге­ний. Он ска­зал, что силь­но по­ру­гал­ся с же­ной и ему нуж­но с кем-то по­го­во­рить, по­со­ве­то­вать­ся. Он поп­ро­сил Ла­ри­су о встре­че. Раз­ве мог­ла она от­ка­зать ста­ро­му дру­гу, тем бо­лее, ког­да у не­го по­яви­лись проб­ле­мы? И ког­да у нее прак­ти­чес­ки не ос­та­лось ни дру­зей, ни под­руг? И они встре­ти­лись. Они вновь уз­на­ва­ли друг дру­га, по­ни­ма­ли друг дру­га и со­чув­с­т­во­ва­ли друг дру­гу. Оба смог­ли всласть по­жа­ло­вать­ся на се­мей­ную жизнь.

    Вечером Ва­си­лий за­ме­тил, что Ла­ри­са выг­ля­дит спо­кой­ной и поч­ти ве­се­лой. И у не­го ста­ло лег­че на ду­ше. Мо­жет быть, у них еще все на­ла­дит­ся?
    Лариса тай­ком от му­жа ре­ши­ла об­ра­тить­ся в ге­не­ти­чес­кую кон­суль­та­цию. Ее ин­те­ре­со­ва­ло: мо­гут ли они с Ва­си­ли­ем иметь здо­ро­вых де­тей? Она вни­ма­тель­но выс­лу­ша­ла ин­фор­ма­цию о те­ории ве­ро­ят­нос­ти, по ко­то­рой вы­хо­ди­ло, что они с Ва­си­ли­ем мо­гут ро­дить здо­ро­во­го ре­бен­ка. По­том выс­лу­ша­ла ин­фор­ма­цию по ста­тис­ти­ке и по­ня­ла, что риск слиш­ком ве­лик. Глав­ная неп­ри­ят­ность сос­то­яла в том, что и Ва­си­лий, и Ла­ри­са мог­ли иметь здо­ро­вых де­тей с дру­ги­ми пар­т­не­ра­ми. Ес­ли бы они не встре­ти­лись, не по­лю­би­ли друг дру­га, не по­же­ни­лись, то мог­ли бы и не уз­нать о за­бо­ле­ва­нии, но­си­те­ля­ми ко­то­ро­го яв­ля­лись, бу­ду­чи са­ми аб­со­лют­но здо­ро­вы­ми людь­ми. Кро­ме то­го, те­оре­ти­чес­ки, опять же по те­ории ве­ро­ят­нос­ти, и у них с Ва­си­ли­ем мог ро­дить­ся здо­ро­вый ре­бе­нок. Ес­ли бы им очень по­вез­ло. Но им очень не по­вез­ло…

    - А где га­ран­тия, что я не встре­ти­ла бы дру­го­го муж­чи­ну, то­же но­си­те­ля это­го за­бо­ле­ва­ния? - спро­си­ла Ла­ри­са у вра­ча.

    - Ну, это уже очень ма­ло­ве­ро­ят­но, - от­ве­тил док­тор.

    Опять эта прок­ля­тая те­ория ве­ро­ят­нос­ти! А в ин­с­ти­ту­те она Ла­ри­се нра­ви­лась!


    Лариса шла до­мой мед­лен­но, пеш­ком. Вот ес­ли бы жизнь сло­жи­лась ина­че! Она бы встре­ти­ла дру­го­го муж­чи­ну, ро­ди­ла здо­ро­во­го ре­бен­ка и бы­ла бы сей­час счас­т­ли­ва.

    Она по­ду­ма­ла о Ев­ге­нии - сво­ей пер­вой люб­ви. Он то­же не очень счас­т­лив со сво­ей же­ной! Не без гор­дос­ти Ла­ри­са по­ду­ма­ла, что ее Жень­ка лю­бил, ко­неч­но, боль­ше. Она нем­но­го раз­меч­та­лась. Ва­си­лия в ее меч­тах не бы­ло.
    Лариса и Ев­ге­ний ста­ли встре­чать­ся. Сна­ча­ла они мно­го го­во­ри­ли, мно­го гу­ля­ли, взяв­шись за ру­ки. Все бы­ло очень ро­ман­тич­но: опять пер­вый бу­ке­тик цве­тов, пер­вый по­це­луй, пер­вое нас­то­ящее сви­да­ние. И да­же приз­на­ние в люб­ви. Обо­им хо­те­лось ви­деть­ся ча­ще, но не по­лу­ча­лось. Они бы­ли ис­к­рен­ни в сво­их чув­с­т­вах, и тайн друг от дру­га у них поч­ти не бы­ло. Толь­ко у Ла­ри­сы бы­ла од­на тай­на, ко­то­рой она не хо­те­ла де­лить­ся с Жень­кой, нет, те­перь уже с Ев­ге­ни­ем Ми­хай­ло­ви­чем.

    Ребенок Ла­ри­сы и Ва­си­лия под­рас­тал, но ос­та­вал­ся очень сла­бень­ким, плак­си­вым и пло­хо раз­ви­вал­ся, нес­мот­ря на все уси­лия вра­чей и ро­ди­те­лей. Ла­ри­са бы­ла вни­ма­тель­ной и тер­пе­ли­вой ма­терью. Ро­ман с Ев­ге­ни­ем, ка­за­лось, толь­ко по­мо­гал ей пре­одо­ле­вать все нев­з­го­ды.
    Однажды Ла­ри­са, вер­нув­шись до­мой со сви­да­ния, уви­де­ла му­жа, си­дя­ще­го в крес­ле с ре­бен­ком на ру­ках. Он смот­рел в од­ну точ­ку, его взгляд по­тух, что-то стар­чес­кое прос­ту­пи­ло во всем его об­ли­ке. Сы­ниш­ка на его ру­ках зап­ла­кал, и муж стал неж­но его по­ка­чи­вать, ус­по­ка­ивать. Он слы­шал, что приш­ла Ла­ри­са, но не спе­шил поз­вать ее.

    Ларисе ста­ло стыд­но. Ли­цо го­ре­ло, ру­ки дро­жа­ли. Она пош­ла на кух­ню, что­бы ус­по­ко­ить­ся. В кух­ню во­шел Ва­си­лий. Он мол­ча об­нял же­ну и стал по­ка­чи­вать ее - так же, как толь­ко что ка­чал ре­бен­ка.

    «Милая ты моя, бед­ная де­воч­ка, - ска­зал он Ла­ри­се, - ска­жи, что я мо­гу для те­бя сде­лать?»


    И Ла­ри­са вдруг осоз­на­ла, что Ва­си­лий был, есть и бу­дет са­мый луч­ший, са­мый близ­кий и са­мый до­ро­гой ей че­ло­век. И он не ви­но­ват, что у них та­кое го­ре. И Ла­ри­са дол­ж­на бо­роть­ся! И она бу­дет бо­роть­ся! В кон­це кон­цов, она что-ни­будь при­ду­ма­ет. Она уже при­ду­ма­ла. Но од­ной ей не спра­вить­ся! А до­ве­рить­ся не­ко­му. Нуж­но най­ти аб­со­лют­но пос­то­рон­не­го че­ло­ве­ка, ко­то­ро­му она смо­жет до­ве­рять, луч­ше спе­ци­алис­та. И она ре­ши­ла об­ра­тить­ся за кон­суль­та­ци­ей к пси­хо­ло­гу.

    - Итак, - ска­за­ла Ла­ри­са ре­ши­тель­но, - я выб­ра­ла вас. Вы не зна­ете ни­ко­го из мо­их зна­ко­мых, и я вам до­ве­ряю. Вы бу­де­те мне по­мо­гать. При­чем за­меть­те: жа­лость, со­чув­с­т­вие мне не нуж­ны, мне нуж­на ре­аль­ная под­дер­ж­ка.

    Я улыб­ну­лась кли­ен­т­ке.

    - Вам не ка­жет­ся, что вы за­бы­ли ме­ня спро­сить: мо­гу ли я вам чем-то по­мочь? Я уж не го­во­рю о сво­их же­ла­ни­ях.

    В гла­зах Ла­ри­сы я за­ме­ти­ла сле­зы, та­кие не вып­ла­кан­ные сле­зы, ко­то­рые прос­то сто­ят в гла­зах и не льют­ся, но об­рат­но не ухо­дят. Ла­ри­са под­ня­ла ли­цо вверх, ви­ди­мо, для то­го, что­бы сле­зы все же вли­лись об­рат­но, и по­ма­ха­ла ру­ка­ми, как бы зас­тав­ляя их вер­нуть­ся об­рат­но в глу­би­ну глаз.

    - Ну вот, до­ве­ли ме­ня до слез, - до­воль­но гру­бо ска­за­ла она.

    Я не вы­дер­жа­ла. Хо­тя и не жда­ли от ме­ня жа­лос­ти и со­чув­с­т­вия, но я же не же­лез­ная!

    - Да­вай­те-ка, - ска­за­ла я, - выпь­ем с ва­ми чаю, и вы мне рас­ска­же­те, что вы за­ду­ма­ли, а по­том уж я ре­шу: смо­гу я вам по­мочь или нет. Мо­жет быть, я ре­ко­мен­дую вам дру­го­го спе­ци­алис­та, или вы са­ми по­ище­те бо­лее под­хо­дя­ще­го, на ваш взгляд, пси­хо­ло­га.

    - Нет, - от­ве­ти­ла моя кли­ен­т­ка, - об этом не мо­жет быть и ре­чи. Вто­рой раз я бу­ду прос­то не в си­лах об­ра­тить­ся к ко­му-ли­бо…


    Мысли о Ла­ри­се вол­но­ва­ли Ев­ге­ния. Дей­с­т­ви­тель­но, пер­вая лю­бовь не за­бы­ва­ет­ся. Тем бо­лее что ес­ли Ев­ге­нию че­го-то и не хва­та­ло, так это ро­ман­ти­ки! Суп­ру­га Ев­ге­ния сов­сем не бы­ла ро­ман­тич­на. Так что сви­да­ния с Ла­ри­сой вос­пол­ни­ли оп­ре­де­лен­ный про­бел. Кро­ме то­го, Ев­ге­ний был страш­но горд, что у не­го по­яви­лась лю­бов­ни­ца! Это как-то под­ни­ма­ло его в соб­с­т­вен­ных гла­зах, да и в гла­зах при­яте­лей, ко­то­рым он на­мек­нул, что у не­го есть связь на сто­ро­не. Под пи­во сло­жил­ся та­кой кра­си­вый муж­с­кой раз­го­вор! А то рань­ше Ев­ге­нию и рас­ска­зать-то в муж­с­кой ком­па­нии бы­ло не­че­го!

    Но суп­ру­га сле­ди­ла за Ев­ге­ни­ем зор­ко. Она за­ме­ти­ла, что муж ни с то­го ни с се­го по­хо­ро­шел и по­ве­се­лел, и ре­ши­ла прис­мот­реть­ся к не­му пов­ни­ма­тель­нее.

    В жиз­ни Ев­ге­ния на­ча­лась по­ло­са ежед­нев­ных уп­ре­ков и по­доз­ре­ний, соп­ро­вож­дав­ших­ся об­ню­хи­ва­ни­ем и вы­во­ра­чи­ва­ни­ем кар­ма­нов бди­тель­ной суп­ру­гой. По­том нас­ту­пи­ло вре­мя доп­ро­сов, так ска­зать, с прис­т­рас­ти­ем. В этом де­ле же­на Ев­ге­ния ока­за­лась про­фес­си­ональ­но гра­мот­ной. Осо­бен­но по час­ти прис­т­рас­тий…

    И Ев­ге­ний стал нем­но­го тя­го­тить­ся сви­да­ни­ями с Ла­ри­сой. По край­ней ме­ре, он счи­тал, что встре­чать­ся мож­но и ре­же. Вро­де как и ро­ман­ти­ка в жиз­ни при­сут­с­т­ву­ет, и с друзь­ями есть о чем по­го­во­рить, и суп­ру­га до­воль­на. Ев­ге­ний мно­го ра­бо­тал, был неж­ным от­цом и за­бот­ли­вым му­жем. Да, он не очень ла­дил с же­ной, ко­то­рая бы­ла до­воль­но тре­бо­ва­тель­ной и ле­ни­вой од­нов­ре­мен­но. Но что-то ме­нять в сво­ей жиз­ни? Об этом Ев­ге­ний и не ду­мал. Как го­во­рит­ся, и так проб­лем хва­та­ет.
    - Рас­ска­жи­те мне, что вы со­би­ра­етесь де­лать, - поп­ро­си­ла я Ла­ри­су.

    - У ме­ня план, - от­ве­ти­ла она, - по­ни­ма­ете, у ме­ня есть муж, хо­ро­ший муж. Я хо­чу его сох­ра­нить, не хо­чу с ним раз­во­дить­ся.


    - Это весь­ма пох­валь­но, - отоз­ва­лась я, - а в чем же план?

    - План - в том, что я хо­чу ро­дить ре­бен­ка от дру­го­го муж­чи­ны, с ко­то­рым встре­ча­юсь, но му­жу об этом не го­во­рить.

    - А че­го же вы от ме­ня хо­ти­те? - спро­си­ла я.

    - Как че­го? Ка­кая вы не­по­нят­ли­вая! Пси­хо­ло­ги­чес­кой под­дер­ж­ки, - от­ве­ти­ла моя кли­ен­т­ка.
    Я не люб­лю чи­тать мо­ра­ли. Я не люб­лю объ­яс­нять сво­им кли­ен­там, что «все тай­ное ста­но­вит­ся яв­ным», что для то­го что­бы из­ме­нять му­жу, не нуж­но бла­гос­ло­ве­ние пси­хо­ло­га, и что муж­чи­ны впра­ве знать, яв­ля­ют­ся ли они от­ца­ми де­тей, ко­то­рых ро­ди­ли их же­ны.

    Но как ска­зать все это нес­час­т­ной жен­щи­не? Ма­те­ри тя­же­ло­боль­но­го ре­бен­ка?
    - Как зо­вут ва­ше­го сы­ниш­ку? - спро­си­ла я.

    - Пе­тень­ка, - ти­хо от­ве­ти­ла мать.

    - Сколь­ко ему лет?

    - Уже че­ты­ре го­ди­ка.

    - Вам очень тя­же­ло с ним? - очень ти­хо спро­си­ла я.

    - Ни­че­го, я уже при­вык­ла, - не гля­дя на ме­ня, от­ве­ти­ла Ла­ри­са. - Но я очень хо­чу ро­дить здо­ро­во­го ре­бен­ка. Ду­мать боль­ше не мо­гу ни о чем. А ро­жать от му­жа бо­юсь. По­ни­ма­ете, сей­час, ког­да у ме­ня есть Ев­ге­ний, это до­воль­но прос­то. Но у ме­ня не всег­да есть под ру­кой лю­бов­ник, - гру­бым го­ло­сом до­ба­ви­ла она пос­лед­нюю фра­зу.

    - По­го­во­ри­те с му­жем о воз­мож­нос­тях ро­дить здо­ро­во­го ре­бен­ка, - пред­ло­жи­ла я, - пос­лу­шай­те его точ­ку зре­ния.

    - Да ка­кой же вы пси­хо­лог! - рас­сер­ди­лась моя кли­ен­т­ка. - Ну, ка­кой му­жик на это сог­ла­сит­ся?

    - Но мож­но сде­лать ис­кус­ствен­ное оп­ло­дот­во­ре­ние, - пред­по­ло­жи­ла я. - Мо­жет быть, на это ваш муж сог­ла­сит­ся? Это для муж­чи­ны, на­вер­ное, мо­раль­но лег­че пе­ре­жить, чем ва­шу из­ме­ну. Вы хоть по­ин­те­ре­суй­тесь его точ­кой зре­ния!


    - Не­че­го его и спра­ши­вать, - от­ве­ти­ла Ла­ри­са гнев­но. - Муж­чи­ны - как де­ти. И во­об­ще, мень­ше зна­ет, креп­че спит.

    - Вы его не ува­жа­ете? - спро­си­ла я на вся­кий слу­чай.

    Лариса вста­ла и быс­т­ро пош­ла к вы­хо­ду…

    Лариса за­ме­ти­ла, что Ев­ге­ний нем­но­го тя­го­тит­ся их от­но­ше­ни­ями, и ре­ши­ла дей­с­т­во­вать быс­т­ро. Ей и са­мой уже под­на­до­ели их од­но­об­раз­ные сви­да­ния. Все бы­ло уже рас­ска­за­но, да и страс­ти пош­ли на убыль. Но Ла­ри­са изоб­ра­жа­ла силь­ные чув­с­т­ва, кля­лась в люб­ви и льсти­ла муж­с­ко­му са­мо­лю­бию Ев­ге­ния без заз­ре­ния со­вес­ти. Ей бы­ло не­об­хо­ди­мо убе­дить­ся в том, что она бе­ре­мен­на, и Ла­ри­са тя­ну­ла вре­мя, как мог­ла. На­ив­ный Жень­ка не мог гру­бо бро­сить бе­зум­но влюб­лен­ную в не­го жен­щи­ну…

    Но суп­ру­га Ев­ге­ния не дре­ма­ла. Она ста­ла кон­т­ро­ли­ро­вать каж­дый его шаг, а за­тем ус­т­ро­ила па­ру ди­ких скан­да­лов. Жень­ка ре­шил рас­стать­ся с Ла­ри­сой.

    Он объ­явил ей об этом по те­ле­фо­ну, так как уже не мог от­лу­чать­ся из до­ма без­на­ка­зан­но.

    Евгений ска­зал, что пер­вая лю­бовь, ко­неч­но, шту­ка серь­ез­ная, но она уже прош­ла. Он еще что-то мям­лил про дру­зей, но Ла­ри­са не ста­ла его слу­шать: де­ло бы­ло сде­ла­но.
    Через два ме­ся­ца Ла­ри­са сно­ва приш­ла и се­ла в крес­ло пе­ре­до мной.

    - По­мо­ги­те мне. Мне боль­ше не к ко­му об­ра­тить­ся.

    Я сра­зу по­ня­ла, что она бе­ре­мен­на.

    - Вы сде­ла­ли то, что со­би­ра­лись? - спро­си­ла я.

    Женщина пос­мот­ре­ла на ме­ня умо­ля­юще.

    - Вы ме­ня осуж­да­ете? - спро­си­ла она.

    - Я по­мо­гу вам, чем толь­ко смо­гу, - не­воль­но ска­за­ла я, гля­дя на ее нес­час­т­ное ли­цо.

    - Мне пло­хо и страш­но, - ска­за­ла Ла­ри­са, - но я дол­ж­на это вы­дер­жать. А я не вы­дер­жи­ваю. Не знаю, что го­во­рить му­жу, что вра­чу. Не сплю, все­го бо­юсь. Бо­юсь сор­вать­ся и ска­зать му­жу прав­ду. Бо­юсь, что ес­ли он уз­на­ет прав­ду, то уй­дет от ме­ня. Что я тог­да бу­ду де­лать од­на с боль­ным ре­бен­ком? Нет, уже с дву­мя деть­ми? А вдруг вто­рой ре­бе­нок то­же ро­дит­ся боль­ным?


    Лариса зап­ла­ка­ла. Я по­ня­ла, что она не ос­та­ви­ла мне вы­бо­ра. Во­лей-не­во­лей я ста­но­ви­лась учас­т­ни­ком этих дра­ма­ти­чес­ких со­бы­тий.
    - Да­вай­те, Ла­ри­са, сна­ча­ла вы у ме­ня нем­но­го под­рем­ле­те, - пред­ло­жи­ла я, - от­дох­не­те. У ме­ня есть те­ра­пев­ти­чес­кий се­анс «Счас­т­ли­вое сно­ви­де­ние». Вы зна­ете, что нес­час­т­ные лю­ди ни­ког­да не ви­дят счас­т­ли­вых снов? Они им прос­то не снят­ся. А вы пря­мо сей­час уви­ди­те во сне мно­го-мно­го сим­во­лов счас­тья, ко­то­рые бу­дут су­лить вам на­яву здо­ровье, уда­чу, лю­бовь, доб­ро. Хо­ти­те?

    - Очень, - про­шеп­та­ла Ла­ри­са. - Я как раз тот нес­час­т­ный че­ло­век, ко­то­ро­му ни­ког­да-ни­ког­да не снит­ся счас­т­ли­вых снов. И я страш­но ус­та­ла.
    Я ска­за­ла Ла­ри­се, что ес­ли она ре­ши­ла ро­дить здо­ро­во­го ре­бен­ка, то дол­ж­на ус­по­ко­ить­ся и сос­ре­до­то­чить­ся на сво­ем здо­ровье и ду­шев­ном рав­но­ве­сии. И боль­ше по­ка ни о чем не ду­мать. Ни об от­но­ше­ни­ях с му­жем, ни, тем бо­лее, о Ев­ге­нии.

    Я да­ла ей за­да­ние сшить кра­си­вое платье «для бе­ре­мен­ных». Но сна­ча­ла выб­рать цвет, ткань и при­ду­мать фа­сон, ко­то­рые мы бу­дем об­суж­дать вмес­те на сле­ду­ющей встре­че. Мне приш­лось сог­ла­сить­ся на встре­чу с ее му­жем Ва­си­ли­ем.
    Василий про­из­вел на ме­ня хо­ро­шее впе­чат­ле­ние. Он выг­ля­дел спо­кой­ным, урав­но­ве­шен­ным че­ло­ве­ком, а ведь ему то­же бы­ло не­лег­ко. Же­на со­об­щи­ла ему о том, что бе­ре­мен­на и что не со­би­ра­ет­ся де­лать аборт. Ва­си­лий ви­дел, что она стра­да­ет, но объ­яс­нял это по-сво­ему. Он и сам очень бо­ял­ся то­го, что вто­рой ре­бе­нок ро­дит­ся боль­ным. Ва­си­лий был рас­те­рян и на­пу­ган. Ла­ри­са от­ка­зы­ва­лась об­суж­дать с ним лю­бые воп­ро­сы, свя­зан­ные с бе­ре­мен­нос­тью. Она от­ка­зы­ва­лась так­же ид­ти с Ва­си­ли­ем к вра­чу.

    Василий ска­зал, что рад то­му, что с Ла­ри­сой бу­дет ра­бо­тать пси­хо­лог.


    Я поп­ро­си­ла его наб­рать­ся тер­пе­ния. Объ­яс­ни­ла, что Ла­ри­се сей­час очень труд­но, что ее не сто­ит ни о чем рас­спра­ши­вать, что она дол­ж­на ус­по­ко­ить­ся. Ска­за­ла, что все жен­щи­ны, име­ющие боль­ных де­тей, осо­бо нер­в­ни­ча­ют во вре­мя пос­ле­ду­ющей бе­ре­мен­нос­ти.

    Я не ска­за­ла Ва­си­лию ни сло­ва неп­рав­ды, но и всей прав­ды я ему ска­зать не мог­ла.

    - В кон­це кон­цов, я не знаю, от ко­го бе­ре­мен­на эта жен­щи­на, - рас­суж­да­ла я са­ма с со­бой. - Для ме­ня она прос­то бе­ре­мен­ная жен­щи­на, у ко­то­рой уже есть тя­же­ло боль­ной ре­бе­нок и ко­то­рая на­хо­дит­ся сей­час в та­ком сос­то­янии, что я не мо­гу ее бро­сить…
    Мы ре­гу­ляр­но встре­ча­лись с Ла­ри­сой до са­мых ро­дов. Она по­лю­би­ла се­ан­сы «Счас­т­ли­вых сно­ви­де­ний», и я да­ла ей до­мой кас­се­ту с за­писью «снов».

    Мы мно­го бе­се­до­ва­ли, скро­или ей два кра­си­вых ши­ро­ких платья, ко­то­рые Ла­ри­са по­том сши­ла до­ма.

    Однажды ут­ром мне поз­во­нил Ва­си­лий и ска­зал, что Ла­ри­са ро­ди­ла де­воч­ку. Здо­ро­вую. По­че­му-то мне по­ка­за­лось, что в го­ло­се Ва­си­лия не бы­ло дос­та­точ­но ра­дос­ти для столь за­ме­ча­тель­но­го со­бы­тия. «Пе­ре­вол­но­вал­ся», - ре­ши­ла я.

    Потом поз­во­ни­ла Ла­ри­са. Она бы­ла счас­т­ли­ва по-нас­то­яще­му! Она ска­за­ла, что ро­ды прош­ли хо­ро­шо, и дев­чуш­ка - прос­то чу­до! А са­мое глав­ное - она здо­ро­ва!!!
    К Ев­ге­нию на ра­бо­ту ус­т­ро­ил­ся быв­ший од­нок­лас­сник - Па­вел Бе­лов. В пер­вый же день при­яте­ли пош­ли вмес­те обе­дать. Об­ме­ни­ва­лись све­де­ни­ями о быв­ших уче­ни­ках род­ной шко­лы.

    - А ты зна­ешь, ка­кое у Ла­рис­ки Сы­со­евой нес­час­тье? - спро­сил Па­вел Ев­ге­ния.

    - Нет, - ис­пу­гал­ся тот. - А что слу­чи­лось?

    - Да это уже ста­рая ис­то­рия, - ска­зал Па­вел. - Она ро­ди­ла ка­ко­го-то очень боль­но­го ре­бен­ка, он прак­ти­чес­ки не раз­ви­вал­ся: не го­во­рил, не хо­дил. Ему сей­час лет пять. Но не­дав­но она ро­ди­ла вто­ро­го ре­бен­ка, аб­со­лют­но здо­ро­во­го, де­воч­ку, ка­жет­ся. Мне Люд­ка Ро­ди­на рас­ска­зы­ва­ла, она Ла­рис­ку ви­де­ла не­дав­но.


    Евгению ста­ло не по се­бе. Ла­ри­са кля­лась ему в люб­ви, го­во­ри­ла, что он един­с­т­вен­ный муж­чи­на в ее жиз­ни, а са­ма вдруг ро­ди­ла от му­жа, ед­ва рас­став­шись с Ев­ге­ни­ем. Не пой­мешь этих жен­щин! И по­че­му она ни­ког­да не го­во­ри­ла ему, что у нее та­кой боль­ной ре­бе­нок?

    А вдруг… Ев­ге­ний гнал от се­бя эту неп­ри­ят­ную мысль, но она все же чет­ко осе­ла в его соз­на­нии. А вдруг Ла­ри­са ро­ди­ла ре­бен­ка от не­го, Ев­ге­ния? А вдруг ре­бе­нок то­же не­пол­но­цен­ный? Мо­жет, у Сы­со­евой что-то там не так в ор­га­низ­ме, и она не мо­жет иметь здо­ро­вых де­тей? А вдруг ее муж бро­сил, уз­нав о ее свя­зи с Жень­кой? Ой, а ес­ли его суп­ру­га уз­на­ет об этом? Ой, а ес­ли Ла­рис­ка по­даст на али­мен­ты? До­ка­жет Жень­ки­но от­цов­с­т­во и по­даст на али­мен­ты?!

    «Так, спо­кой­но, - ска­зал се­бе Ев­ге­ний Ми­хай­ло­вич. - Еще ни­че­го не из­вес­т­но. Мо­жет, ре­бе­нок не от ме­ня. Тог­да ка­кой он там ро­дил­ся - боль­ной или здо­ро­вый - ме­ня не ка­са­ет­ся. Глав­ное, что­бы же­на ни­че­го не уз­на­ла».

    Прошла не­де­ля, но Ев­ге­ний не смог ус­по­ко­ит­ся. Он ре­шил при­ехать к Ла­ри­се до­мой без приг­ла­ше­ния днем, ког­да, как он знал, Ла­ри­са бы­ва­ла до­ма од­на.
    Лариса толь­ко что по­кор­ми­ла и уло­жи­ла спать Пе­тень­ку, а по­том с нас­лаж­де­ни­ем за­ня­лась кор­м­ле­ни­ем доч­ки. Даш­ка со­са­ла жад­но, сос­ре­до­то­чен­но, крях­тя от удо­воль­с­т­вия. Зво­нок в дверь прер­вал идил­лию. Ла­ри­са, не от­ни­мая дочь от гру­ди, по­дош­ла к две­ри. Она уви­де­ла в гла­зок Жень­ку и от не­ожи­дан­нос­ти рас­пах­ну­ла дверь.

    - При­вет!

    Ее пер­вая лю­бовь Ев­ге­ний смот­рел нас­то­ро­жен­но и мрач­но. Ла­ри­са мо­мен­таль­но соб­ра­лась с ду­хом и улыб­ну­лась.

    - Здрав­с­т­вуй, Ев­ге­ний! За­чем по­жа­ло­вал?

    Но та­ко­го раз­го­во­ра Ла­ри­са не ожи­да­ла. Ев­ге­ний во­шел в квар­ти­ру и плот­но прик­рыл за со­бой дверь.


    - Ну ты, мать уро­дов, - ска­зал он Ла­ри­се, сво­ей пер­вой люб­ви. - Да­же не ду­май на­вя­зы­вать мне это­го ре­бен­ка. Те­бе не на что рас­счи­ты­вать, по­ня­ла? Ду­ма­ешь, наш­ла ду­ра­ка, да? На чув­с­т­вах мо­их сыг­рать за­хо­те­ла? Раз­ве­ла тут ро­ман­ти­ку, по­ни­ма­ешь. Са­ма ка­шу за­ва­ри­ла, са­ма и рас­х­ле­бы­вай.

    Лариса грудью чув­с­т­во­ва­ла теп­ло Даш­ки­ной ще­ки. Она уди­ви­лась сво­ему рав­но­ду­шию к Жень­ки­ным сло­вам и ска­за­ла:

    - Ус­по­кой­ся, Ев­ге­ний. Это не твой ре­бе­нок. Зря ты сю­да при­бе­жал. А вот то­го, что наз­вал ме­ня «ма­терью уро­дов», я те­бе не про­щу. Жаль, му­жа нет до­ма, он бы те­бя с лес­т­ни­цы спус­тил. Ухо­ди. Ви­дишь, у ме­ня ре­бе­нок на ру­ках, а то я и са­ма бы те­бя выг­на­ла.

    Евгений от­к­рыл бы­ло рот, по­том его зак­рыл и вы­шел из квар­ти­ры. На ду­ше у не­го бы­ло пар­ши­во. Ла­рис­ка все-та­ки та­кая кра­си­вая!
    Лариса по­ло­жи­ла Даш­ку в кро­ват­ку, по­то­му что бо­ялась ее уро­нить. Ее ко­ло­тил оз­ноб, под­ня­лась тем­пе­ра­ту­ра, а ру­ки ста­ли ле­дя­ны­ми. По­те­ряв соз­на­ние, она рух­ну­ла на пол…
    Оправившись от пот­ря­се­ния, Ла­ри­са при­еха­ла на встре­чу со мной. До это­го мы го­во­ри­ли с ней по те­ле­фо­ну, и я зна­ла, что про­изош­ло.

    - Дол­го мне еще стра­дать? - спро­си­ла ме­ня Ла­ри­са го­ло­сом, пол­ным от­ча­яния.

    - А что вас сей­час му­ча­ет? - спро­си­ла я, про­иг­но­ри­ро­вав ее воп­рос.

    - Бо­юсь, что Жень­ка за­хо­чет по­го­во­рить с мо­им му­жем, пот­ре­бу­ет ус­та­нов­ле­ния от­цов­с­т­ва.

    - Так, еще че­го вы бо­итесь?

    - Бо­юсь, что муж уз­на­ет, что Даш­ка не его дочь, и бро­сит ме­ня с деть­ми. Как тог­да мы бу­дем жить и, из­ви­ни­те, на ка­кие сред­с­т­ва?

    - Еще че­го-ни­будь вы сей­час бо­итесь? - де­ло­ви­то спро­си­ла я.

    - Нет, - от­ве­ти­ла Ла­ри­са рас­те­рян­но, - а раз­ве это­го ма­ло?


    - А мо­ло­ко у вас не про­па­ло? - опять де­ло­ви­то спро­си­ла я.

    - Нет, не про­па­ло, - сно­ва рас­те­рян­но от­ве­ти­ла Ла­ри­са.

    - А ес­ли бы про­па­ло, вы бы рас­стро­ились?

    - Ко­неч­но, Даш­ке же по­лез­но груд­ное кор­м­ле­ние!

    - Вот, - ска­за­ла я, - ду­май­те луч­ше об этом. А с муж­чи­на­ми при­дет­ся ра­зоб­рать­ся. В од­ном прав Ев­ге­ний: вы ка­шу за­ва­ри­ли, вам и рас­х­ле­бы­вать! Но де­ти пос­т­ра­дать не дол­ж­ны. Вы со мной сог­лас­ны?

    Лариса мол­ча кив­ну­ла.
    Я пы­та­лась раз­ра­бо­тать план дей­с­т­вий, но ме­ня сму­ща­ла чрез­мер­ная от­вет­с­т­вен­ность, ко­то­рую я не­воль­но взя­ла на се­бя. Фак­ти­чес­ки все выш­ло так, как хо­те­ла Ла­ри­са. Я соп­ро­вож­да­ла всю ее бе­ре­мен­ность и да­же боль­ше. Но как от­ка­зать жен­щи­не, ока­зав­шей­ся в та­кой слож­ной си­ту­ации? Для ме­ня бы­ло очень важ­но, что Ла­ри­са бы­ла прек­рас­ной ма­терью для обо­их сво­их де­тей. Ну что ж! Ей при­дет­ся ре­шать са­мой. Нес­ти ли свой крест лжи даль­ше или рас­ска­зать всю прав­ду. Ис­ти­на, как обыч­но, ока­за­лась по­се­ре­ди­не.
    - Нет, - ска­за­ла Ла­ри­са, - я не ска­жу му­жу прав­ды. Луч­ше вы поз­во­ни­те Ев­ге­нию, ска­жи­те, что вы врач и что Даш­ка - не его дочь.

    - Да что вы го­во­ри­те, - уди­ви­лась я. - А кто у нас тут ко­го кон­суль­ти­ру­ет?

    - Вы дол­ж­ны мне по­мочь, - нас­та­ива­ла Ла­ри­са.

    - Оши­ба­етесь, - приш­лось мне пос­та­вить ее на мес­то. - Это вы при­хо­ди­те ко мне на кон­суль­та­ции и зво­ни­те, ког­да вам пло­хо, а я к вам не при­хо­жу и не спра­ши­ваю, что мне де­лать. Бо­лее то­го, - до­ба­ви­ла я сер­ди­то, - я вас к се­бе да­же не приг­ла­шаю. Хо­ти­те, жи­ви­те, как жи­ве­те.

    Я ду­ма­ла, что Ла­ри­са уй­дет, но она про­дол­жа­ла си­деть.

    - А что вы пред­ла­га­ете? - на­ко­нец с уси­ли­ем про­из­нес­ла она. - Ска­зать Жень­ке, что Даш­ка - его дочь?


    - Ну за­чем с этим то­ро­пить­ся, - не­охот­но про­из­нес­ла я. - Как я по­ня­ла, ре­бе­нок его не ин­те­ре­су­ет. Он пред­по­чел бы, что­бы Да­ша ока­за­лась не его до­черью.

    - Вот и я го­во­рю, - ожи­ви­лась Ла­ри­са. - Поз­во­ни­те ему, он вам по­ве­рит!

    - Ла­ри­са! - про­из­нес­ла я очень серь­ез­но. - По­го­во­ри­те преж­де все­го со сво­им му­жем. Воз­мож­но, у не­го есть свои пе­ре­жи­ва­ния и мыс­ли, ко­то­рые вы не впра­ве иг­но­ри­ро­вать. Рас­ска­жи­те ему о сво­их стра­да­ни­ях, о меч­те иметь здо­ро­во­го ре­бен­ка. И о том, что вам труд­но скры­вать прав­ду. И будь что бу­дет…

    - Да-а… - про­тя­ну­ла Ла­ри­са. - Вам лег­ко го­во­рить. Да он тут же ме­ня бро­сит! А на что я бу­ду жить? На Пе­тень­ки­ны али­мен­ты?

    - Я не юрист, - су­хо от­ве­ти­ла я. - Ко­неч­но, в этом слу­чае вам при­дет­ся тя­же­ло. На­до бу­дет ус­та­нав­ли­вать Да­ше от­цов­с­т­во и по­да­вать на еще од­ни али­мен­ты. Но, с дру­гой сто­ро­ны, ес­ли ваш муж до­га­да­ет­ся о том, что Да­ша - не его ре­бе­нок, или у Ев­ге­ния прос­нут­ся от­цов­с­кие чув­с­т­ва, все мо­жет обер­нуть­ся еще ху­же.

    - Не знаю, не знаю, - про­из­нес­ла Ла­ри­са. - Я по­ду­маю. Не уве­ре­на, что смо­гу соз­нать­ся му­жу во всем. Мне лег­че все от­ри­цать. Ну по­че­му, по­че­му вы не хо­ти­те поз­во­нить Ев­ге­нию?!
    Дашка под­рас­та­ла, ей ис­пол­ни­лось пять ме­ся­цев. Ла­ри­са ви­де­ла, как Ва­си­лий неж­но, с вос­хи­ще­ни­ем смот­рит на дочь, и ей бы­ло не по се­бе. Каж­дый день она бо­ялась, что поз­во­нит Жень­ка. Бо­ялась не­ожи­дан­ных звон­ков в дверь. Бо­ялась раз­го­во­ров о том, на ко­го по­хо­жа Да­ша. Всег­да их пре­ры­ва­ла.

    Лариса ре­ши­ла по­го­во­рить с му­жем, но все тя­ну­ла. Раз­го­ва­ри­вать о та­ких ве­щах в пос­то­рон­нем мес­те бы­ло не­ле­по, а до­ма не­удоб­но, по­то­му что де­ти мог­ли от­в­лечь в лю­бую ми­ну­ту. По­го­во­рить на ули­це, по­ка с деть­ми по­бу­дет ба­буш­ка? Но ре­ак­ция му­жа не пред­с­ка­зу­ема! А ба­буш­ка, ес­тес­т­вен­но, ни­че­го не зна­ет!


    И Ла­ри­са выб­ра­ла ночь. Са­ма без со­ве­та пси­хо­ло­га при­ня­ла ре­ше­ние. Впер­вые за пос­лед­ний год она при­ня­ла ре­ше­ние са­ма. По­го­во­рить с му­жем ночью. В то вре­мя, ког­да де­ти обыч­но спят.

    Она нак­ры­ла стол на кух­не. Пос­та­ви­ла бу­тыл­ку вод­ки, ви­но и сок. Две рюм­ки. На­ре­за­ла хлеб. На­ре­за­ла сыр. Еще что-то на­ре­за­ла. Дол­го мы­ла два яб­ло­ка. По­том их то­же на­ре­за­ла ак­ку­рат­ны­ми тон­ки­ми до­леч­ка­ми. Пос­то­яла, по­ду­ма­ла. Дос­та­ла сал­фет­ки. С сал­фет­ка­ми в ру­ках вош­ла в ком­на­ту, где муж смот­рел те­ле­ви­зор.

    - Ва­ся. Пой­дем на кух­ню. По­си­дим, выпь­ем. Мне по­го­во­рить с то­бой на­до.

    Василий пос­мот­рел удив­лен­но, но под­нял­ся. По­шел сле­дом за Ла­ри­сой на кух­ню. Уви­дев нак­ры­тый стол, прис­вис­т­нул, но про­мол­чал, сел. Мол­ча от­к­рыл бу­тыл­ку ви­на, на­лил.

    - О чем пой­дет раз­го­вор?

    Лариса сто­яла.

    - По­ни­ма­ешь, Вась­ка, я очень стра­да­ла…

    - Мы оба стра­да­ли, - отоз­вал­ся Ва­си­лий.

    - Не пе­ре­би­вай. Я стра­да­ла. И у ме­ня был лю­бов­ник. И, воз­мож­но, - Ла­ри­са ре­ши­ла смяг­чить удар, - Да­ша не твоя дочь.

    Она сто­яла, а Ва­си­лий си­дел и пил ви­но. Он пос­мот­рел на Ла­ри­су, но она от­ве­ла взгляд.

    - Ну, что ж, - на­ко­нец отоз­вал­ся он, - ска­жу те­бе на это, что я то­же из­ме­нял те­бе с од­ной весь­ма прив­ле­ка­тель­ной жен­щи­ной. Те­перь пред­с­тавь се­бе, что она то­же ро­ди­ла от ме­ня здо­ро­во­го ре­бен­ка. Как те­бе та­кой ва­ри­ант?

    Лариса смот­ре­ла на му­жа во все гла­за.

    - Это прав­да? - толь­ко и смог­ла про­из­нес­ти она.

    - А как ты ду­ма­ла? - сно­ва спро­сил Ва­си­лий. - Ты хо­те­ла здо­ро­во­го ре­бен­ка, и я хо­тел. Ты зна­ла, что мо­жешь иметь здо­ро­во­го ре­бен­ка, и я знал, что мо­гу.

    - Что же те­перь бу­дет? - с ужа­сом спро­си­ла Ла­ри­са. - Ты уй­дешь от ме­ня? Бро­сишь ме­ня с Пе­тень­кой и Даш­кой? Соз­дашь но­вую семью? - Ла­ри­са пла­ка­ла. - По­че­му ты ни­че­го не го­во­рил мне рань­ше?


    Василий по­мол­чал.

    - По­ни­ма­ешь, я до­га­дал­ся, что у те­бя есть лю­бов­ник. Не сра­зу, ко­неч­но. На­обо­рот, бли­же к ва­ше­му раз­ры­ву. А мол­чал, по­то­му что у ме­ня то­же в этот мо­мент по­яви­лась жен­щи­на.

    Я не знал, от ко­го ты бе­ре­мен­на. Я пы­тал­ся вы­чис­лить, и у ме­ня по­лу­чи­лось, что ре­бе­нок мог быть и от ме­ня. Я уло­вил тот мо­мент, ког­да ты рас­ста­лась со сво­им дру­гом. Ког­да я уз­нал, что ты бе­ре­мен­на и ре­ши­ла ро­дить ре­бен­ка, я не смог про­дол­жать от­но­ше­ния со сво­ей под­ру­гой, хо­тя она в тот мо­мент под­дер­жи­ва­ла ме­ня. А ты бы­ла со­вер­шен­но не­вы­но­си­ма. А по­том ро­ди­лась Даш­ка, и я уви­дел, как ты рас­ц­ве­ла, как ты счас­т­ли­ва. И уви­дел Даш­ку.

    - И что? - рас­те­рян­но спро­си­ла Ла­ри­са.

    - Да то, - от­ве­тил Ва­си­лий, - что она на ме­ня по­хо­жа. Та­кие же круг­лые гла­за и нос кур­но­сый. И паль­цы на руч­ках, и но­гот­ки. Ни­ка­кой эк­с­пер­ти­зы не на­до. Ты что, не об­ра­ти­ла вни­ма­ния?

    Ларису всю пе­ре­дер­ну­ло. Го­ло­ва ее шла кру­гом. Она вспом­ни­ла рас­ко­сые гла­за Жень­ки.

    - Что же те­перь со все­ми на­ми бу­дет? - спро­си­ла Ла­ри­са, ко­то­рой, нес­мот­ря на труд­ный раз­го­вор, ста­ло нес­рав­ни­мо лег­че.

    Василий по­до­шел к ней и об­нял за пле­чи.

    - Как что бу­дет? Бу­дем жить даль­ше. Хо­ро­шо, что те­перь у нас не один Пе­тень­ка. А ты за­ме­ти­ла, как Даш­ка ра­ду­ет­ся, ког­да я при­хо­жу с ра­бо­ты?

    - По­дож­ди, по­дож­ди, - про­бор­мо­та­ла Ла­ри­са, - а как же твой ре­бе­нок от той, дру­гой жен­щи­ны? Она что, не за­му­жем? Или за­му­жем? И кто там, маль­чик или де­воч­ка?

    - Ка­кой ре­бе­нок? - уди­вил­ся Ва­си­лий. - Я же те­бе ска­зал: ПРЕД­С­ТАВЬ се­бе, что у ме­ня то­же ро­дил­ся ре­бе­нок. По­ня­ла? Ты се­бе это пред­с­та­ви­ла? Ну, вот и все. У те­бя бо­га­тое во­об­ра­же­ние.

    Давным-давно Ла­ри­са не спа­ла так слад­ко, как в ту ночь. Ей сни­лись счас­т­ли­вые сны. Все, что му­чи­ло ее в пос­лед­нее вре­мя, ис­па­ри­лось без сле­да, и она спа­ла без­мя­теж­но. И де­ти спа­ли креп­ко.

    Лариса при­еха­ла ко мне с Даш­кой. Она выг­ля­де­ла спо­кой­ной и ве­се­лой. Мы по­го­во­ри­ли о Пе­те, че­му его мож­но учить и как вос­пи­ты­вать. По­том о Даш­ке. Ла­ри­са прит­вор­но жа­ло­ва­лась на доч­ку, ка­кая та озор­ни­ца.
    А че­рез ме­сяц ко мне на при­ем при­ехал Ва­си­лий. Ед­ва взгля­нув ему в ли­цо, я мыс­лен­но про­из­нес­ла: «О, нет!»

    Василий прек­рас­но по­нял вы­ра­же­ние мо­его ли­ца.

    - Да, - ска­зал он уг­рю­мо, - не смот­ри­те на ме­ня так. У ме­ня есть ре­бе­нок от дру­гой жен­щи­ны. Здо­ро­вый. И я скры­ваю это от Ла­ри­сы.

    Я се­ла в свое крес­ло и об­х­ва­ти­ла го­ло­ву ру­ка­ми.