reforef.ru   1 ... 16 17 18 19 20 21

Тема 16. Неоконсерватизм

  1. Общая характеристика неоконсервативных экономических теорий.


  2. Американский монетаризм. М. Фридмен.

  3. Экономическая теория предложения.

  4. Основные положения теории рациональных ожиданий.


Общая характеристика неоконсервативных экономических теорий.

Период 70-х гг. стал очередным переломным моментом в развитии экономической науки. Как мы помним, кризис 30-х гг. и «Великая депрессия» затронул, прежде всего, неоклассическое направление, концеп­ции невмешательства государства в экономическую жизнь общества. Этап 70-х гг. был трудным для всех школ и направлений, но наибольшие потери понесло кейнсианство, которое испытало настоящий кризис, затронувший и теорию, и практику кейнсианства. Происходило разочарование правительственных и деловых кругов в кейнсианских методах государственного регулиро­вания, в научных кругах все сильнее звучали критические оценки кейнсианской теории.

Эти критические оценки можно свести к следующему:


  • общее ухудшение хозяйственной конъюнктуры в 70-х—начале 80-х гг, проявившееся в глубоких циклических спадах, понижении темпов эко­номического роста дискредитировало инструментарий неокейнсианства, направленный именно на поддержание устойчивого динамического равновесия и против циклических колебаний.

  • кейнсианская теория не могла объяснить и предложить эффективное решение проблемы галопирующей инфляции. Более того, на кейнсианство возлагалась ответственность за ускорение инфляционного процесса. Стимулирование экономического роста по рекомендациям кейнсианцев осуществлялось за счет увеличения государственных расходов и дефицитного финансирования.
  • совершенно не вписывалось в кейнсианскую теорию и стагфляция (сочетание циклического спада и высокой безработицы — с одной стороны, и инфля­ции — с другой). Кейнс утверждал, что экономика не сталкивается одновременно с тем и с другим злом, что одно из них можно уменьшить только за счет другого.


  • кейнсианцы не могли объ­яснить кризисы мирового хозяйства (прежде всего структурные кризисы - энергетический, сырье­вой, экологический) и сформулировать программы их уре­гулирования, поскольку анализировали экономику с позиций спроса, а кризисы 70-х гг. были вызваны причинами, находящимися на стороне предложения.

  • кейнсианская теория имела непосредственное отношение к инициированию мирового валютно-финансового кризиса. Сама концепция введения институтов наднациональ­ного регулирования и придания доллару статуса резервной валюты, на основе которой была создана Бреттон-Вудская система, была по духу кейнсианской. Крах этой системы был связан с общим расстройством экономики США - хронический дефицит бюджета США в сочетании с общим дефицитом пла­тежного баланса ослабил позиции доллара, и в 1971 г. было объявлено о прекращении обмена долларов на золото.

Под давлением всех этих обстоятельств кейнсианство утратило роль ведущего направления экономической теории Запада и вынуждено было перейти на вторые позиции.

На первые позиции вышли неоклассические теории, неоклассики заняли ведущие посты в экспертных советах при правительствах и приобре­ли огромное влияние в академических кругах. Поэтому период 80-х гг. принято называть «неоклассическим возрождением» или «неоконсервативной контрреволюцией».


Неоконсерватизм — понятие более широкое, чем неоклас­сика, он составляет общую мировоззренческую платформу современного неоклассического направления и поло­жен в основу идеологии и политики «тэтчеризма» и «рейганомики».

Неоконсерватизм дословно означает — курс на сохранение старых цен­ностей в новых условиях. В собственно эко­номической сфере неоконсерваторы предлагают вернуться к экономической свободе, частной собст­венности, к системе свободного предпринима­тельства. Поэтому они критикуют кейнсианство за их идею активного вмешательства государства в экономику. Они считают, что реализация кейнсианской модели хозяйствования разрушает стимулы частного бизнеса, многократно увеличивая налоговый пресс и подчиняя либо прямо заменяя предпринимателя государственным бюрократом. Кроме того, широкие социальные программы порождают в обществе иждивенческие настроения, смещают предпочтения рабочих в пользу незанятости, одним словом подрывают такие старые ценности, как трудолюбие, ответственность, расчет на свои силы.

Поэтому главными ориентирами неокосервативных правительственных про­грамм стали: со­кращение масштабов государственного регулирования, сокращение государственной соб­ственности, реприватизация экономики, либерализация налоговой системы, общее сокращение налогов и радикальное свертывание социальных программ.

Таким образом, на рубеже 70—80-х гг. в большинстве развитых стран с рыночной экономи­кой произошел сдвиг вправо как в области идеологии, так и в области экономической и социальной политики. Теоретической базой этого сдвига явилось неоклассическое направление, которое значительно усовершенствовало свой аналитический аппарат и приспособило его к решению практических задач.

В рамках обновленного неоклассического направления (экономического неоконсерватизма) можно выделить: монетаризм, экономическую теорию предложения, школу рациональных ожиданий (новая классическая макроэкономика).


Американский монетаризм. М. Фридмен.

Монетаризм – самое влиятельное течение современного экономического консерватизма. Лидер монетаризма - Милтон Фридмен (род. в 1912 г.) — профессор Чикагского университета, лауреат Нобелевской премии по экономике 1976г.

Основные работы: «Исследование в области количественной теории денег»(1956)

«Монетарная история Соединенных Штатов, 1867-1960». (совместно с А.Шварц)1960

«Капитализм и свобода» (1962)

«Относительная стабильность скорости обращения денег и мультипликатор инвестиций в США 1897-1958 гг.» (1963) совместно с Д.Мейсельменом.

«Оптимальное количество денег и другие очерки» (1969)

«Монетарная статистика США» (1970)

«Тренды денежной массы в США и Соединенном королевстве: их отношение к доходу, ценам и ставкам процента, 1867-1975» (1982)

«Количественная теория денег» (1989)

Формирование основных концептуальных положений монетаризма происходило одновременно с критикой кейнсианства. По мнению Фридмена, теория Кейнса базируется на трех взаимосвя­занных «предположениях» (10;113).



  1. спрос на деньги («функция предпочтения лик­видности») в условиях неполной занятости является неустойчивым, поскольку скорость обращения денег и отношение запаса денег к доходам пассивно приспосабливаются к неза­висимым изменениям в номинальных доходах и в денежной массе. Иначе говоря, по Кейнсу получается, что денежно-кредитная система, а с нею и весь рыночный механизм, крайне неустойчивы.

  2. безработица является неотъемлемой характеристикой экономической системы. Поэтому долговременное равновесие в экономике — это равновесие при неполной занятости.

3) негибкость цен и заработной платы в рамках краткосрочных колебаний следует рассматривать как «институциональный факт», выражающий «рациональную реакцию на состояние равновесия при неполной занятости» (а не как преходящий результат нарушений в системе конкуренции либо циклических волн). Очевидно, что система негибких цен и зарплаты не может служить регулятором восстановления равновесия при его нарушении — таким регулятором становятся колебания объемов производства и занятости.

Все эти ключевые предположения кейнсианства Фридмен считает ошибочными. Он выдвигает два ряда аргументов: методологические и эмпирические.

Методологические аргументы сводятся к тому, что Кейнс в своей теории исходит, во-первых, из использования дохода, а не богатства. Этот тезис требует, чтобы денежные доходы населения были неустойчивы, а «богатство» среднестатистическо­го индивида не составляло значительной величины по сравнению с его те­кущим доходом. Во-вторых, глубоко укоренившаяся неполная занятость, предопреде­лившая особый характер долговременного рыночного равновесия может сложиться лишь при хронической ограниченности инвестиционных возможностей, с одной стороны, и при стремлении населения сберегать часть своих денежных доходов «в чулке» — с другой стороны. В-третьих, «жесткость» системы цен и зарплат в краткосрочном плане, которую можно рассматривать как проявление монополизма фирм и профсоюзов, а также государственного регулирования.

Эмпирический ряд аргументов: на­чиная с 70-х гг., реальное развитие вступило в противоречие с кейнсианской теорией и политикой, что доказывает ее изначальную ошибочность.

Этот последний ряд аргументов нельзя признать состоятельным, т.к. предмет экономической науки изменчив, и поражение кейнсианской теории в 70-е гг. не означает ее изначальную ошибочность. Мы знаем, что в до- и послевоенные годы она была исключительно эффективна. Более того, в период 70-х гг. обнаружи­лась неэффективность не только кейнсианского макроэкономического регулирования, но и многих других социально-экономических институ­тов, возникших в период 30—60-х гг.

В этих условиях и одержал свою победу над кейнсианством современ­ный монетаризм с его новым пониманием рыночного механизма, с требо­ваниями демонтировать значительную часть сложившихся институтов и с предложениями принципиально иной макроэкономической политики.



Общетеоретические позиции монетаризма. По своему духу монетаризм – это неоклассическая теория, в основе монетаристской модели лежит предположение о наличии свободной конкуренции на рынках товаров, ресурсов и т.д., а также тезис об устойчивости и эффективности рыночного хозяйства

В отличие от традиционной неоклассики, в центр анализа выдвигаются не факторы производства, а богатство во всех его видах как источник разнообразных (денежных и неденежных) доходов — с одной стороны, и как причина из­держек по его сохранению и воспроизводству — с другой стороны. К пяти основным формам богатства Фридмен относит деньги (агрегат М1), облигации, акции, физические блага, человеческий капитал. Каждая из этих форм богатства способна приносить доход как в денежной, так и в неденежной форме. Например, деньги могут приносить доход не только в виде процентов по бессрочным депозитам, но и в виде удобства, надежности, гарантий и т.д.

Связь между доходами и богатством М.Фридмен определил двояко: с одной сто­роны, доход есть функция богатства, но, с другой — богатство следует рассматривать как капитализированный доход.

Определяющей основой монетаристской модели является богатство «первичных собственников» (то есть населения) и богатство фирм, служащие источни­ками потока доходов. В рамках данной модели центральной проблемой, которую решает каждый собственник, является оптимизация структуры принадлежаще­го ему богатства с целью максимизировать совокупную полезность своих доходов. Тем самым максимизируется и полезность самого богатства. Отсюда вытекает ключевой тезис современного монетаризма. Если деньги и для населения, и для фирм — это одна из форм богатства, приносящих доход, то спрос на деньги определяется их предельной доходностью в сопоставлении с предельной доходностью других форм богатства. Поскольку структура богатства инерционна, и деньги занимают в ней устойчи­вое место, то отсюда следует заключение: совокуп­ный спрос на деньги должен быть величиной устойчивой, изменяющейся лишь пропорционально долговременному темпу изменения ВНП и национального богатства. И, наконец, если спрос на деньги в каждый данный момент устойчив, — это главная гарантия устойчивости платежеспособного спроса и всей рыночной системы.

Таким образом, монетаризм опровергает центральный тезис кейнсианства о неустойчивости рыночного механизма.

Другой фундаментальный тезис кейнсианства — о склоннос­ти рыночного хозяйства к установлению равновесия на уровне неполной занятости ресурсов также опровергается с точки зрения монетаристского понимания богатства. Как форма богатства, ресурсы взаимо­заменяемы. Соответственно, если одни из них оказывается в избытке и вследствие этого начинает приносить меньше дохода, то население и фирмы постараются изменить структуру своего богатства и равновесие восстановится.

Поскольку признается, что такого состояния, как перманентное равновесие при непол­ной занятости, в принципе не может быть, то отпадает и кейнсианский вывод о реакции на него в виде жесткости цен и зарплаты. Следовательно, монетаристы исходят в своих теоретических построениях из гибкости цен.

Исходя из критики основных постулатов кейнсианкой теории, монетаристы отвергают и кейнсианскую программу государственного регулирования экономики, суть которой состояла в «точной настройке» под цикл. В связи с этим представляет интерес трактовка М.Фридменом причин кризиса 1930-х гг. и стагфляции 1970-х гг.: в 30-е гг. центральные банки проводили политику денежной рестрик­ции, то есть сжатия денежной массы по отношению к ВНП, итогом явилось сокращение платежеспособного спроса, понижение цен и хроническая де­прессия. В 50—60-е гг. наоборот, правительства и центральные банки, действуя на основе кейнсианских рекомендаций, создали чрезмерное предложение денег. Перманентная инфляция искусственно подстегивала конъюнктуру, вызвала неконтролируемый рост потребления, подорвала сбережения, ослабила кон­куренцию и эффективность хозяйства. В итоге, в 70-е гг. наступила стаг­фляция.

Такой образом монетаристы еще раз подкрепили свой центральный вывод: главная причина неустойчивости рыночной экономики – это неустойчивое предложение денег. Действительно, если спрос на деньги, определяемой базовыми условиями рыночной экономики, есть величина устойчивая, то предложение денег до сих пор зависело от политической психологии и других внерыночных обстоятельств, вызывая то угрозу хронической депрессии, то стагфляции.

Отсюда предложение денег должно быть подчинено следующему правилу - ежегодный рост предложения денег должен строго соответствовать долговременному среднегодовому росту спроса на них. Другими словами, темп роста денежного агрегата М1 в данном году должен строго соответствовать долговременному среднегодовому темпу роста реального ВВП и не должен зависеть от циклических колебаний конъюнктуры (денежное правило М.Фридмена).

Итак, остановившись на ключевых исходных моментах монетаризма и сути их дискуссии с кейнсианцами, отметим, что рассматривать монетаризм как общеэкономическую теорию вряд ли представляется возможным. Монетаризм известен прежде всего как теория и политика денежно­го обращения, а не как общеэкономическая теория; он также сыграл важную роль в идеологическом обосновании идеи экономического либера­лизма.

В своем развитии монетаристская теория прошла ряд этапов: 1) 50-е гг. – разработка теории перманентного дохода (монетаристы исследовали особенности потребительского поведения и делали выводы о постоянстве значений склонности к потреблению и сбережению на длительных отрезках времени, о неоправданности пессимизма по поводу ограниченности инвестиционных возможностей рыночной экономики, об устойчивости рыночной экономики, обладающей большими возможностями к эффективному саморегулированию); 2) 60- е гг. – создание монетарной теории хозяйственного цикла (все колебания уровня экономической активности сопровож­даются значительными изменениями в предложении денег, де­нежные изменения обычно на несколько месяцев предшествуют изменениям дохода на всех стадиях экономического цикла. Вели­кая депрессия, как и инфляция последних десятилетий, были вы­званы, главным образом, непредсказуемыми изменениями предло­жения денег); 3) 70-е гг. — создание монетарной концепции номинального дохода и объяснение вли­яния денег на основные экономические параметры («передаточный меха­низм»).

Основные положения классического (фридменовского) моне­таризма таковы:

1) Изменение денежного запаса, а не уровня совокупного спро­са является главной причиной изменения уровня цен, а потому и величины номинального дохода. Поэтому существует яв­ная связь между темпом роста количества денег и темпом роста но­минального дохода, которую можно выразить посредством той или иной версии количественной теории денег. Однако эта связь не мгновенна. Текущие изменения в доходе зависят от того, что происходи­ло с деньгами в прошлом. Лаг между изменением предложения денег и доходом достаточно велик и переменчив, от 3 месяцев до 3 лет. При этом денежные сдвиги влияют на величину номинального дохода не только благодаря изменению нормы процента, но и в результате из­менения цен всех активов.

2) Изменение количества денег противоречиво влияет на нор­му процента: рост предложения денег сначала вызовет понижение нормы процента, а затем рост затрат и инфляции увеличивает спрос на займы, что ведет к росту величины процента. Кроме того, высокая инфляция увеличивает различие между номинальным и реальным процентом, а предвидение еще большей инфляции еще сильнее по­вышает процент. Поэтому норма процента наиболее высока в тех странах, где имеет место быстрый рост денежной массы.

Более медленный денежный рост сначала повышает норму процента, а затем ее понижает. Поэтому наименьшая норма процен­та там, где имеет место наименьший темп роста денежной массы.

3) В условиях долгосрочного равновесия деньги нейтральны. Это означает, что имеет место долгосрочная пропорциональность между деньгами и ценами, основанная на стабильности денежного спроса (или обратной ему величины — скорости обращения денег). Напротив, предельная склонность к потреблению и мультипликатор считаются неустойчивыми величинами.

Деньги, как считают монетаристы, — всего лишь вуаль в длинном периоде. Поэтому дол­госрочную реальную процентную ставку невозможно изменить посредством денежной политики с тем, чтобы стимулировать ин­вестиции и накопление капитала. Долгосрочная процентная став­ка определяется реальными факторами - производительностью и бережливостью.

4) В короткие и средние периоды времени (до 5-7 лет) деньги, напротив, не нейтральны и могут стать причиной реальных измене­ний в экономике. В силу краткосрочного воздействия на выпуск деньги важны для определения реального уровня занятости и дохо­да (а не только цен). Движущей силой денежных импульсов являет­ся расхождение между фактической и желаемой величиной реаль­ных кассовых остатков, непредсказуемое изменение предложения денег. При этом исключительно важен также способ, каким измене­ние предложения денег влияет на цены через бесчисленные каналы процентных ставок, меняя структуру портфеля активов.

Изменение спроса на деньги влияет на скорость обращения де­нег. Последняя зависит от издержек хранения денег (величины про­центной ставки и темпа инфляции), от величины реального дохода на душу населения. Одновременно принимается тезис о том, что элас­тичность спроса на деньги по проценту весьма мала.

5) Деловой цикл усиливает влияние изменения предложения денег на величину дохода. Денежный кризис, приводящий к умень­шению предложения денег, образует необходимое и достаточное ус­ловие серьезной депрессии. (Вспомним трактовку Фридменом причин Великой депрессии).

6) Предложение денег экзогенно. Отношения резервы — депо­зиты и наличные деньги — депозиты достаточно устойчивы и пред­сказуемы. Это означает, что Центральные банки могут регулировать общее количество денег в обращении.

Для обоснования этого тезиса монетаристы исходят из извест­ного равенства, определяющего количество денег в зависимости от величины денежного мультипликатора:

М = mH, m = (l +c/D)/(R/D+C/D),



где Н денежная база (сумма выпущенных в обращение наличных денег + остатки на резервных счетах коммерческих банков в Центральном банке), т денежный мультипликатор, С — сумма наличных денег, находящихся в частном секторе и у насе­ления, D — банковские депозиты, R — деньги, хранящиеся в качест­ве банковских резервов. Поскольку Центральный банк может контролировать эти величины, то он может контролировать и М.

7) «Инфляция всегда и везде есть денежное явление в том смыс­ле, что она может возникнуть только тогда, когда количество денег растет быстрее, чем темп роста производства». Следовательно, единственная причина инфляции – более быстрый рост номинальной денежной массы по сравнению с темпами роста реального ВНП. В механизме инфляции монетаристы важную роль отводят ожиданиям хозяйствующих агентов, которые формируются с учетом прошлого инфляционного опыта.

Исходя из этого, монетаристы выделяют ожидаемую инфляцию (это долгосрочный темп роста цен, соответствующий ожиданиям хозяйствующих субъектов) и непредвиденную инфляцию. Если инфляция является ожидаемой, то она «нейтральна» с точки зрения воздействия на реальный сектор экономики, имеет естественный характер, т.е. соответствует условиям долгосрочного рыночного равновесия. Непредвиденная инфляция, наоборот, искажает индивидуальные рыночные решения и воздействует на реальный сектор экономики. Сам рыночный механизм не может нейтрализовать инфляцию (т.к. инфляция – явление денежное, а в денежной сфере «царит» государство). Поэтому главная задача государства – превратить инфляцию в ожидаемую и избежать «непредвиденной» инфляции. Рост государственных расходов не вызывает инфляции, если он не использует дополнительного выпуска денег. Для сдерживания инфляции достаточно устойчивого замедления роста М.

8) Причина стагфляции – краткосрочное кейнсианское регулирование безработицы. Для иллюстрации используется графическая модель, построенная на основе кривых Филлипса.


P


5






P4 e5





e3 e4

P3 • •

P2 e2

e1

P1



U3 U4 Un U1 U

Пусть экономика характеризуется уровнем безработицы U1 и темпом инфляции P1. U1 – вынужденная безработица, с которой кейнсианское государство борется методами денежной и фискальной политики. В результате безработица сокращается до «естественного» уровня Un, но возникает непредвиденная инфляция Р2. Государство продолжает политику краткосрочной стабилизации, в результате – безработица уменьшается до U3, а непредвиденная инфляция увеличивается до Р3. Таким образом, мы движемся вдоль краткосрочной кривой Филлипса (e1►e2►e3). Это движение монетаристы объясняют наличием трудовых соглашений (не содержащих поправок на ускорение инфляции), а также запаздыванием реакции занятых на снижение реальных доходов («денежная иллюзия»). Поэтому при переходе e1►e2►e3 номинальная заработная плата не растет, а при росте производительности труда происходит снижение затрат на единицу продукции, рост прибылей, увеличение инвестиций, занятости, совокупного спроса и цен.

К моменту экономической ситуации e3 занятые осознали, что их реальные доходы сократились из-за инфляции и продолжают сокращаться. В результате профсоюзы требуют пересмотра трудовых соглашений и повышения номинальной заработной платы. Это, в свою очередь, ведет к росту издержек производства, сокращению инвестиций и увеличению безработицы. Экономика попадает в ситуацию e4, характеризующуюся «естественным» уровнем безработицы, но уже при темпе инфляции Р3. Государство средствами краткосрочной стабилизации снова стремится увеличить занятость, и по краткосрочной кривой Филлипса экономика перемещается в состояние е5.

Итак, в результате действий государства и профсоюзов мероприятия краткосрочной государственной политики дали долгосрочный отрицательный эффект – экономика из состояния е3 переместилась в положение е5, которому присущи более высокие значения инфляции и безработицы. Линия е3 - е5 получила название долгосрочной кривой стагфляции.

9) Бюджетная политика не имеет важного значения. По мнению М. Фридмена, для того, чтобы бюджет играл роль балансира, достаточно рассматривать только доходную часть бюджета, а не расходную. Действительно, уменьшение ВНП автоматически уменьшает налоги и толкает бюджет в сторону дефицита. Рост ВНП автоматически действует в обратном направлении. Если желательно делать больше, то следует понижать налоги в период спада и увеличивать их в период бума. Это способствует росту эффективности экономики в большей степени, чем варьирование государственных расходов.

Решающее значение имеет кредитно-денежная политика, но и здесь возникают серьезные трудности. М.Фридмен показал, что в течение последних 75 лет в США изменения денежной массы регулярно предшествовали поворотам экономического цикла. Среднее запаз­дывание «пиков» составляло 16 месяцев, среднее запаздывание «ям» —12 месяцев. Это ограничивает возможности проведения активной кредитно-денежной политики, поскольку граница надежных пред­сказаний конъюнктуры не превышает года.

10) Денежная политика важнее бюджетной. Однако в силу того, что существуют непредсказуемые лаги в отношениях между деньга­ми, доходом и ценами, то политика «тонкой настройки», основанная на тщательно разработанной дискреционной денежной политике, трудно осуществима и может иметь своим последствием дестабили­зирующий эффект. Поэтому лучше использовать простое правило ежегодного увеличения денежной массы постоянным темпом, про­порциональным долговременному ежегодному темпу экономическо­го роста (для США это 3-5% в год), независимо от состояния конъ­юнктуры и фазы цикла. Важнее контролировать количество денег, чем норму процента и объем кредита.

Сопоставим эти утверждения монетаризма со взглядами Кейнса. Если не принимать во внимание пункт об инфляции (Кейнс, как мы уже знаем, сравнительно мало занимался этой проблемой) и ограни­читься короткими периодами времени, то его расхождение с монета­ризмом сводятся всего к двум пунктам: 1) спрос на деньги (а потому и скорость обращения денег) неустойчив, устойчива, напротив, предель­ная склонность к потреблению. Поэтому основным орудием экономиче­ского анализа должна быть не количественная теория денег, а мультипликаторная модель. 2) основным способом, каким деньги влияют на реальную экономику, является норма процента и ее изменение. Поэто­му, когда воздействие нормы процента на величину дохода затруднено, то только бюджетная политика является эффективной.


Практическая программа монетаризма. Являясь сторонниками либеральной рыночной модели, монетаристы ориентируются на максимальную свободу рыночных сил. С позиций своей концепции они разработали комплекс регулятивных мероприятий следующего характера:


  • категорически отвергается использование бюджетных средств для стимулирования спроса,

  • предлагается максимальное сокращение государственных расходов на социальные программы и бюджетного дефицита.

  • монетаристы ориентируются на минимальные ставки заработной платы, на ослабление влияния профсоюзов.

  • большое место отводится кредитно-денежной политике, направленной на повышение процентных ставок, регулирование денежной массы в обращении,

  • использование налоговой системы с целью либерализации экономики.

Отношение к монетарисиской концепции в экономической литературе paзлично. Не прекращается критика его основных теоретических положений и практической программы, поскольку, как считают критики, монетаризм демонстрирует слабость позиций в обеих этих областях. Как считают критики монетаризма, они не раскрывают внутренний механизм, истоки долговременных тенденций в экономике, которые они только фиксируют и отражают. По существу, обходится молчанием вопрос о том, каким образом денежный фактор воздействует на динамику и результаты производства. Ссылки монетаристов на многолетний опыт, статистические данные из истории денежного обращения многими воспринимаются скептически.

Вместе с тем нельзя не признать, что представители этой школы сделали определенный шаг вперед в исследовании хозяйственного механизма, в изучении функциональных связей рыночной экономики, факторов, влияющих на инфляцию, безработицу, на стабилизацию экономики. В известной мере монетаристы оказали положительное воздействие на разработку системы антиинфляционных мероприятий в США и Великобритании в 80-е годы. Заслуживает внимания также монетари­стская оценка негативных последствий кейнсианских методов государственного регулирования. Монетаризм как концепция и система практических рекомендаций оказывается эффективным в условиях устоявшейся, цивилизованной и в целом благополучной рыночной экономики. Практика свидетельствует о том, что монетаристская доктрина не дает желаемого эффекта в условиях кризисной, высокомонополизированной и огосударствленной экономики. Об этом свидетельствуют опыт проведения так называемой «шоковой терапии» в ряде стран, включая СНГ.


Экономическая теория предложения.

Другой составляющей неоконсерватизма на рубеже 80-х годов наряду с монетаризмом явилась еще одна разновидность неоклассической концепции, получившая название «экономика предложения» (от англ. supply-side economics). Ее представители (А. Лаффер, Р. Мандел, М Фелдстайн, Дж. Гильдер, М.Эванс и др.) оказали определяющее влияние на формирование экономической политики администрации Р. Рейгана в США и правительства М. Тэтчер в Англии.

Экономическая теория предложения сформировалась как непосредственная реакция на кризис 70-х гг., и носит вследствие этого не явно выраженный теоретический характер, как монетаризм и теория рациональных ожиданий, она представляет собой скорее набор практических рекомендаций по оздоровлению рыночной экономики. Теоретические положения экономики предложения призваны обосновать предложенные реформы. Эти реформы можно сгруппировать по следующим направлениям:

широкие программы приватизации и дерегулирования экономики, налоговые

реформы и реформы социальной политики.

Программы приватизации и дерегулирования, по замыслу сторонников теории предложения призваны избавить экономику от разрушающего государственного регулирования. Они имели ввиду кейнсианскую политику стимулирования эффективного спроса. Причем, их опасение вызывали не только такие ее видимые последствия как рост государственных расходов, огромные бюджетные дефициты, высокие налоги на корпорации, расстройство кредитно-денежной системы, стагфляция, катастрофическое снижение темпов роста, но и более глубокие - ослабление главного стимула хозяйственной деятельности — частной инициативы, без которой невозможно нормальное функционирование рыночной экономики. По мнению теоретиков предложения, активная государственная политика, оказывает на воспроизводственный процесс разрушающее действие. Отсюда низкий уровень использования ресурсов, недостаточное их предложение, низкая эффективность производства. Они убеждены в том, что экономика может успешно развиваться только на основе свободного рынка, обеспечивающего экономическим агентами свободный выбор видов деятельности и принятие оптимальных хозяйственных решений, реализацию предпочтений в потреблении. Только вернувшись к свободному рынку можно остановить стагнацию и обеспечить экономический рост.

Поэтому регулирующая деятельность государства должна строго ограничиваться задачами оживления рыночного механизма, любая регламентация деятельности частного бизнеса недопустима. Как отметил А. Лаффер, «теория предложения — это, по сути дела, та отрасль экономической теории, которая концентрирует внимание на самых личностных и самых частных стимулах и мотивах» (цит. по 15;352). Отсюда вытекают предложения всемерного сокращения не только государственной собственности и государственного предпринимательства, но и других экономических мероприятий государства.

Широкие программы приватизации, реализованные неоконсервативными правительствами, имели еще одно позитивное последствие. Они избавляли государственный бюджет от необходимости дотировать убыточные отрасли, находившиеся ранее на «попечении» государства, и приносили ощутимые доходы в государственный бюджет за счет продажи государственных предприятий в частные руки. Этим в некоторой мере решалась еще одна острейшая проблема 70-х гг. – дефицит бюджета, огромные размеры которого усиливали инфляцию.

Другое важнейшее направление реформ, реализованных неоконсерваторами – это налоговые реформы. Их необходимость обосновывалась стремлением создать условия для роста сбережений, нехватку которых теоретики предложения рассматривали как главную причину замедления темпов экономического роста. В отличие от кейнсианцев, сторонники теории предложения убеж­дены, что рост сбережений оказывает не отрицательное, а положительное влияние на экономический процесс как источник наращивания инвестиций и повышения темпа экономического роста. Главным препятствием роста сбережений и активизации деятельности хозяйствующих субъектов, по их мнению, являются высокие налоговые ставки. Увеличение налогов по своим последствиям аналогичгно росту издержек. Политика высоких налоговых ставок приводит к снижению предельной эффективности затрат капитала, сокращению сбережений, и как следствие, - сокращение инвестиций. Поэтому государство должно снизить налоговые ставки до оптимального уровня. Теоретическим обоснованием налоговых реформ неоконсерваторов стала так называемая «кривая Лаффера». Эта модель отражает зависимость между доходами государственного бюджета и величиной налоговых ставок.

Согласно кривой Л. Лаффера, с ростом налоговых ставок рост государственных доходов происходит лишь до определенного момента. В некой критической точке государственные доходы достигают максимума, и при дальнейшем росте налоговых ставок доходы в бюджет начинают сокращаться и достигают нулевой отметки при 100% ставке налога. Лаффер объясняет это тем, что с ростом налогов снижаются стимулы к хозяйственной деятельности, сокращаются темпы роста производства, а при критических значениях налоговых ставок рост производства вообще прекращается. Из кривой Лаффера вытекает, что один и тот же объем поступлений в бюджет может быть получен при двух различных значениях налоговой ставки – более низком и более высоком. Согласно теоретикам предложения, однозначно предпочтительной будет ситуация с более низкими ставками налога, поскольку она будет стимулировать хозяйствующих субъектов к увеличению сбережений и инвестиций. Поэтому они рекомендовали провести масштабное снижение налоговых ставок, особенно на прибыли корпораций, уменьшение прогрессивности налогообложения, подчеркивая, что последующее за этим положительная динамика сбережений, усиление инвестиционного процесса, сокращение безработицы, снижение темпов инфляции увеличит так называемую налоговую базу и в долгосрочном плане обеспечит рост доходов бюджета.

Теоретики предложения отдавали отчет в том, что сокращение налоговых ставок на доходы населения и прибыль корпораций в краткосрочном периоде приведет к сокращению доходов в бюджет, а значит, будет оставаться острой проблема бюджетного дефицита и инфляции. Поэтому эти краткосрочные негативные последствия снижения налоговых ставок они предложили нейтрализовать с помощью широкомасштабного сокращения государственных расходов.

Прежде всего, по мнению теоретиков предложения, это сокращение должно касаться расходов на социальную сферу. Они объясняют это тем, что такие расходы не только имеют огромный удельный вес в общих расходах бюджета, но и разрушают стимулы хозяйственной деятельности. Другими словами, социальная политика государства инициирует рост незанятого населения. Неоконсервативными правительствами было осуществлено широкомасштабное сокращение государственных социальных программ и предприняты шаги по ограничению деятельность профсоюзов.

Практическая реализация рекомендаций школы теории предложения правительствами Рейгана в США и Тэтчер в Великобритании принесла позитивные результаты: резко снизился уровень инфляции, сократилась безработица, возросли темпы экономического роста. Стимулирование частной инициативы, стимулирование рыночной конкуренции способствовали оживлению хо­зяйственной конъюнктуры. Однако не все мероприятия имели ожидаемый эффект: динамика нормы сбережений оказалась не столь позитивной как ожидали теоретики предложения, не удалось полностью справиться с дефицитом бюджета (впоследствии это побудило правительство США к постепенному росту налогообложения с целью сокращения бюджетного дефицита), в валютной области также довольно быстро пришлось отказаться от системы неограниченных валютных курсов и частично вернуться к антициклическим мероприятиям.

В целом надо признать, что теория предложения обратила внимание на важные макроэкономические зависимости, предложила четкие программы борьбы с негативными явлениями, обогатила не только хозяйственную практику, но и способствовала дальнейшему развитию теории.



Основные положения теории рациональных ожиданий.

Теорию рациональных ожиданий можно рассматривать как еще одну идейную реакцию на кризисные явления в экономике и экономической теории 70-х гг. ХХ века. Ее главными представителями являются Дж. Мут, Р. Лукас, Т. Саржент, Р. Берроу, Л Лейдерман, П. Миндорф и др.

Основные работы:

Дж.Мут «Рациональные ожидания и теория движения цен» (1961)

Р. Лукас и Т. Саржент «Исследование теории делового цикла», «Рациональные ожидания и экономическая политика» (1989); «Рациональные ожидания и экономическая практика»(1991).

Т. Саржент и Н. Уоллес «Теория рациональных ожидании и экономическая политика (современная макроэкономика)»(1991) и др.

Школа рациональных ожиданий представляет собой еще одну попытку применения неоклассических подходов к решению новых теоретических и практических проблем, таких как эффективность государственного вмешательства, безработица, экономический рост, цикличность, нейтральность денег и др. В ее рамках получает развитие теория общего экономического равновесия Л.Вальраса, субъективный подход, модель рационального поведения хозяйствующих субъектов и сама центральная неоклассическая идея о преимуществах экономики свободной конкуренции и нежелательности любого государственного вмешательства в экономику. В области практики эта школа обнаруживает родство с монетаризмом.

Вместе с тем, существует целый ряд моментов, отличающих школу рациональных ожиданий от монетаризма. Прежде всего, ее сторонники развивают макроподход. Поэтому они сами называют себя «новой классической макроэкономической теорией» или «новой классикой». Причем, новые классики попытались подвести под свое обоснование решения макроэкономических проблем традиционный микроэкономический подход, используя собственную модель поведения человека.

В отличие от монетаристов, использовавших для объяснения поведения хозяйствующих субъектов модель адаптивных ожиданий, новые классики применили гипотезу рациональных ожиданий. Гипотеза адаптивных ожиданий исходит того, что хозяйствующие субъекты формируют свои решения, основываясь только на информации и опыте прошлого периода, что, строго говоря, не обеспечивает полного учета динамики цен. Поэтому признается возможность ошибок в прогнозах, что отрицательно сказывается на результатах хозяйственной деятельности. По мнению новых классиков, гипотеза адаптивных ожиданий не соответствует неоклассическому принципу оптимального поведения субъекта на рынке и его абсолютной рациональности.

Поэтому они взяли на вооружение другую концепцию поведения человека, которую предложил в начале 60-х годов Дж. Мут. Он ввел в экономический оборот понятие «рациональные ожидания». Это ожидания, формирующиеся на базе всей имеющейся на данный момент информации о современном состоянии и перспективах хозяйства. Введением понятия рациональные ожидания, новые классики стремились преодолеть известное противоречие традиционных теорий: рациональное поведение человека в условиях определенности на микроуровне и его отсутствие в поведении субъектов в условиях неопределенности на макроуровне. Новые классики доказывают, что субъекты в ситуации неопределенности ведут себя весьма осмотрительно, используя для оценки этой ситуации весь имеющийся у них опыт. Таким образом, в стабильной системе люди ведут себя адаптивно, т.е. формируют ожидания исходя из прошлого и экстраполируя его на будущее, в условиях же динамики и быстрого изменения конъюнктуры они ведут себя на основе предвидения будущего. Например, в условиях инфляции, хозяйствующие субъекты будут формировать ценовые ожидания исходя не из динамики цен в прошлом, а исходя из своих представлений о будущих тенденциях их изменений. Важным условием при этом является доступность информации.

Такая информация составляет первичный материал для построения моделей рациональных ожиданий, формирующихся с применением новейших математических методов (теория вероятностей, стохастическое программирование и др.). Первые модели рациональных ожиданий предложили Дж.Мут в 1961 г., Сарджент, Уоллес и Лукас в конце 1980-начале 1990 – х гг. Эти модели имели две задачи: моделирование поведения экономических субъектов и моделирование последствий государственной политики в условиях неопределенности.

В таких моделях признается, что большинство хозяйствующих субъектов способны предвидеть возможные мероприятия государственной политики с учетом фазы цикла. Поэтому, в отличие от монетаристов, теоретики рациональных ожиданий доказывают, что любые государственные мероприятия фискальной или денежной политики не могут привести к изменению реальных величин ни в долгосрочном, ни в краткосрочном периоде. (Напомним, что монетаристы также отвергали возможность повлиять на реальные параметры экономики в долгосрочном плане, но признавали, что это возможно в краткосрочном периоде в случае, если правительство принимает неожиданные решения.). Отсюда отрицается сама возможность влияния со стороны государства на реальные экономические показатели, экономическая политика ведет к изменению только номинальных параметров экономической деятельности.

Очевидно, что такая позиция направлена, как против кейнсианской политики точной настройки, так и против монетаристских рецептов государственного вмешательства. Принципиальная позиция сторонников теории рациональных ожиданий состоит в том, что надо отказаться от любого государственного вмешательства и вернуться к системе свободного предпринимательства.

Наряду с государственным вмешательством, дестабилизирующим фак­тором экономики теоретики новой классики называют несовершенство ин­формации, ее ограниченность и искаженность. Р.Лукас привел пример, иллюстрирующий влияние несовершенства информации на развертывание циклических колебаний. Например, товаропроизводитель в условиях ограниченной информированности сталкивается с фактом роста цен. Он склонен объяснять этот рост, исходя из двух причин: как следствие общего роста цен, и как результат изменения относительных цен. Даже если цены выросли только под влиянием инфляции, субъект будут полагать, что здесь присутствует и фактор изменения относительных цен производимого им товара. Поэтому он станет расширять производство. Аналогично, но в обратном порядке будут развиваться события в ситуации снижения цен. Рациональные субъекты отреагируют на него сокращением производства.

При этом, по оценке новых классиков, ошибки в оценке характера наблюдаемых изменений являются временными. И если брать долгосрочные тенденции, то в среднем реальные параметры экономики и прогнозируемые субъектами хозяйствования совпадают. Между тем, являясь несистематическими, такие ошибки могут порождать экономические колебания (кстати, действия направленные на исправление этих ошибок, также фактор колебаний).

Поэтому главную заботу государства новые классики видят в организации достоверных источников информации и обеспечении ее доступности всем хозяйствующим субъектам. Например, в ситуации инфляции, главным средством должно быть обнародование пределов дефицита государственного бюджета с тем, чтобы население стало больше доверять правительству. Только в таких условиях инфляционные ожидания станут рациональными, и будут созданы условия для преодоления инфляции. Эти рекомендации перекликаются с монетаристскими предложениями борьбы с непредвиденной инфляцией и «денежным правилом» М.Фридмена.

Одно из центральных положений теории рациональных ожиданий состоит в том, что рациональные ожидания способствуют «расчистке» всех видов рынков и приведению их в состояние, обеспечивающее устойчивость экономической системы. Основа этого, как утверждают теоретики новой классики, - гибкое реагирование хозяйствующих агентов на любые отклонения конъюнктуры, их действия в соответствии с принципами оптимизации, ориентация на реаль­ные экономические показатели и результаты.

В рамках теории рациональных ожиданий разрабатывается собственная теория динамического равновесия в соответствии с принципами оптимального поведения хозяйст­вующих агентов. В частности - равновес­ная модель цен, рассматриваемая в качестве основы функционирования хозяйства. В этой модели равновес­ные цены ставятся в зависимость от денежной массы в обращении и ее движения, поскольку последняя непосредственно воздействует на устойчивость цен. Стабильность цен ставится в зависимость денежной политики. Как мы выяснили, она должна быть обоснованной и стабильной. Это важное условие, поскольку как подчеркивает Р. Лукас, даже на небольшие колебания цен предпри­ниматели отвечают резкими изменениями производства и занятости.

Это связано с тем, что динамика денежной массы является важнейшим ис­точником информации. Увеличение денег в обращении вызывает рост цен, что в свою очередь является сигналом к увеличению производства. Следующее за сокращением денежной массы снижение цен, напротив, дает сигнал к сни­жению объемов производства. С такой динамикой экономические агенты по­стоянно согласуют свои действия. Степень отклонения от намеченного уров­ня производства, отмечает Р. Лукас, зависит от того, считают ли экономиче­ские агенты обнаруженные колебания цен временными или устойчивыми. Стабилизация рыночной экономики показывает, насколько правильны были их действия, повлекшие за собой либо расширение, либо сокращение произ­водства.

Таким образом, дискрецион­ное управление предложением денег, должно быть заменено управлением, ориентирующимся на тот или иной вариант правила роста денежной массы. Это предложение напоминает «денежное правило» М. Фридмена.

Оценивая значение теории «новых классиков» отметим, что они упрочили позиции либеральной науки и нанесли ощутимые теоретические удары по противникам идеи свободы предпринимательства. Они существенно развили неоклассическую теорию равновесия, их исследования пробудили интерес к проблемам неопределенности, ожиданий. Думается, что оценка Нобелевского комитета, вклада Р. Лукаса в экономическую науку может быть в полной мере отнесена ко всей школе рациональных ожиданий: «за разработку и применение гипотезы рациональных ожиданий, которая привела к изменению макроэкономического анализа и углублению понимания экономической политики».

Среди критических замечаний в адрес теории рациональных ожиданий надо отметить то, что модели школы рациональных ожиданий достаточно абстрактны, предполагают идеальную экономическую систему, далекую от реальности. Среди таких нереалистических предположений - предположение о существовании рынка с полной информационной прозрачностью, допущение о том, что хозяйствующие субъекты обладают знанием основных параметров экономической деятельности (цены, издержки, прибыль, заработная плата и т.д.). Между тем, в реальной жизни доступность информации может быть различной в зависимости от того, о какой группе населения идет речь (рядовой потребитель или государственный чиновник, например), могут существовать так называемые временные лаги (время, необходимое для того, чтобы информация дошла до экономических субъектов), наконец, существуют издержки получения информации, сегодня – это дорогостоящий ресурс. Остается под сомнением допущение об абсолютной гибкости цен. Любой из перечисленных моментов может послужить «затемнению» рынка и разрушать гипотезу рациональных ожиданий.





<< предыдущая страница   следующая страница >>