reforef.ru 1

МУ ЦБС Ленинского района

библиотека им. Маршака






Н. Новгород

2007 г.

Пол Гэллико (Paul Gallico, 26 июля 1897 – 15 июля 1976) родился в Нью-Йорке в 1897 году в семье итальянца и эмигрантки из Австрии. В 1921 году окончил Колумбийский университет. Некоторое время работал кинообозревателем в газете New York Daily News, но на этом поприще показал себя не очень удачно и был переведен в спортивный отдел. Для того, чтобы написать статью о знаменитом боксере Джеке Демпси, Гэллико напросился на поединок с ним - журналисту хотелось знать, каково это - быть сбитым с ног чемпионом в тяжелом весе. Он продержался две минуты, написал блестящую статью и прославился на всю Америку. В 1923-м он стал редактором отдела спорта и одним из лучших спортивных журналистов США. Однако Гэллико с детства мечтал стать писателем – и поэтому, помимо статей о спорте, предлагал журналам Vanity Fair и Saturday Evening Post рассказы. В 1936 году он переехал в Европу и посвятил себя писательству. В начале 40-х годов он внезапно стал знаменит, выпустив трогательную и увлекательную книгу «Снежный гусь». С тех пор все его книги – бестселлеры. Самые известные из них – «Дженни» (1950), «Ослиное чудо» (1952), «Любовь к семи куклам» (1954), «Томасина» (1957), «Цветы для миссис Харрис» и «Миссис Харрис едет в Нью-Йорк» (1960). Он написал книгу о Святом Патрике – покровители Ирландии. Сам Пол Гэллико был добрым покровителем животных: в доме у него жили большой дог и двадцать три кошки.


По книге «Любовь к семи куклам» поставлен фильм «Лили». Повесть «Томасина» экранизировал Уолт Дисней. В этом игровом фильме «Три жизни Томасины» играла настоящая кошка. Экранизированы также «взрослые» книги Гэллико – «Приключение «Посейдона» (дважды - в 1972 году («Приключение «Посейдона», режиссер Рональд Ним) и в 2006-м («Посейдон», реж. Вольфганг Петерсен) и ее продолжение – «После приключений «Посейдона» (фильм с тем же названием поставлен в 1979-м режиссером Ирвином Алленом). Телеканал Hallmark также осуществил свою экранизацию «Приключения «Посейдона», несколько видоизменив сюжет.

По мотивам «Снежного гуся» английская прогрессив-рок-группа Camel записала один из своих самых удачных альбомов – «The Snow Goose» (1974). Группа даже обращалась к Гэллико с просьбой написать тексты песен для альбома, но писатель, для которого название Camel ассоциировалось прежде всего с торговой маркой сигарет, отказался; более того, он даже подал на группу в суд с требованием запретить использование названия книги в качестве названия альбома. Этого ему, однако, добиться не удалось. Результатом судебного разбирательства стала надпись на обложке диска: «music inspired by» (музыка, вдохновленная книгой).

«Томасина» и «Дженни» переведены на русский язык Натальей Трауберг, «Беззвучное мяу» (The Silent Miau: A Manual for Kittens, Strays and Homeless Cats, NY, 1964) - Александром Агапьевым. В периодической печати появлялись также рассказы «Колдовская кукла» и «Страшный секрет мсье Бонваля», переведенные Екатериной Доброхотовой-Майковой.

«Макдьюи считали честным, умелым и прямым, но слишком странным, чтобы доверить ему бессловесных Божьих тварей. Он их не любил; не любил он и Бога. Был он неверующим или не был, но в церкви его не встречали, хотя со священником он дружил. Шёл слух, что со смерти жены сердце его окаменело и живым остался только тот кусочек, где гнездилась любовь к семилетней дочери — Мэри Руа. Дочь эту никто никогда не видел без рыжей кошки Томасины…»

Кто же такая Томасина? Это обычная кошка, любимица Мэри Руа, дочери деревенского ветеринара. А кто такой ветеринар? Это врач, который лечит животных. Возможно ли, чтобы ветеринар не любил животных? Кто может растопить холодное сердце? Любимая дочь? Странная женщина из леса? Друг-священник? Или рыжая кошка Томасина? И такая ли уж она обычная? Может, она – живое воплощение богини Баст – владычицы Востока и звезды утренних небес? Если так, то ей многое по силам!

«…Если вас интересуют родословные, вы будете приятно поражены, узнав, что я сродни Дженни Макмурр из Глазго, о которой написали и напечатали целую книгу.

По матери мы из Эдинбурга, где мои предки подвизались в университете, причем некоторые из них не только косвенно, но и прямо послужили науке. По отцу мы из Глазго. Дженни — моя двоюродная бабушка. Она была истинная красавица, в самом египетском стиле: головка маленькая, усы длинные, глаза раскосые, уши круглые, небольшие и крепенькие. Считают, что я на неё похожа, хотя цвет у нас разный. Говорю я об этом не из хвастовства: просто это показывает, что обе мы вправе возвести свой род к тем дням, когда у людей хватало ума нам поклоняться.

Сейчас поклоняются ложным богам, а тогда, в Египте, наших предков чтили в храмах, и людям вроде бы это приносило больше счастья. Однако время это ушло, и рассказать я хочу не о том. И всё же, когда знаешь, что тебе поклонялись, как-нибудь это да скажется.

Не буду вас томить: речь пойдёт об убийстве.

Такой истории вы ещё не читали и не слышали: ведь убили-то меня…»

Повести «Дженни» и «Томасина» стали образцами по глубине проникновения в кошачью психологию, знания поведения и повадок кошек. Сборник наставлений «Беззвучное Мяу» впервые увидел свет в 1964 г. и сразу завоевал популярность у читателей. И неудивительно: ведь «автором (рукописи) является не человек, а кошка, и притом весьма незаурядных ума и способностей, которая, очевидно, жила в доме, где имелась электрическая пишущая машинка. Утонченная изощренность, коварство и хитрость, содержащиеся в тексте практически всех разделов этого весьма откровенного и назидательного пособия, однозначно указывали на принадлежность его автора к прекрасному полу. Лично я принадлежу к «кошатникам». В моем доме постоянно жили кошки, некоторые из которых пытались пользоваться моими пишущими машинками или по крайней мере играли и забавлялись с ними. Однако, к моему большому сожалению, мне не повезло: меня так никогда и не «приручила» кошка, обладавшая литературными способностями…

…И чем дальше я углублялся в работу над «переводом», тем больше убеждался, что эта рукопись является, пожалуй, самой поразительной находкой за последнее столетие.

Автор этой нашей рукописи так и не обнаружился…

Само же существование книги является самым наглядным примером и убедительным доказательством того, каким образом одно из этих восхитительных, пушистых созданий так ловко сумело заполучить в свое распоряжение одновременно и редактора-переводчика, и издателя для публикации своего произведения и тем самым приблизить день неизбежного, окончательного и полного «приручения» человека кошками».

Вот, что думает по этому поводу автор рукописи: «У каждой из нас есть врожденный и очень сильный инстинкт – «владеть и приручать», благодаря которому мы выжили и сохранились неизменными на протяжении тысячелетий в этом постоянно меняющемся мире. Мы всегда знаем, как постоять за себя, и нет практически предела тому, чего мы можем добиться. Вам достаточно только оглянуться на нашу собственную историю, чтобы убедиться в этом. Каких-нибудь пять тысяч лет назад в Египте мы заставили людей относиться к себе как к Божеству. Любой мог позволить себе обидеть или ударить собаку, но если кто-либо оскорбил бы одну из нас, ему бы непремено отрубили голову…»



Читайте, и приятного Вам порабощения!!!
«Котенка он (Питер) хотел, сколько себя помнил, лет с четырех, когда летом на ферме увидел целую корзину белых и рыжих меховых клубочков и белорыжую кошку, которая гордо и нежно облизывала их одного за другим. Она была теплая, мягкая, и внутри у нее что-то урчало и подрагивало. Потом он узнал, что это бывает, когда кошке очень хорошо...»

Но обстоятельства сложились так, что ему пришлось узнать и о том, как может быть плохо одинокой, всеми покинутой кошке, как жесток бывает окружающий мир. О том, как вести себя в этом чужом мире, он узнал от уличной кошки Дженни, которая пришла к нему на помощь в самую трудную минуту. Ее правило: «Когда тебе трудно – мойся! Когда не знаешь, что делать - мойся!»

«Как я уже говорила, – сказала она, проснувшись, – зовут меня Дженни и во мне, прибавлю, есть шотландская кровь. И моя мать, и я сама родом из Глазго. Собственно, род наш восходит к Африке. Предки мои попали в Испанию и служили на кораблях Великой Армады. Одна из них приплыла на доске к шотландскому берегу. Фамилия наша – Макмурр.»

«Питер подумал, что его сшибла машина, хотя помнил только, как он вырвался от няни и побежал через дорогу к скверику, где полосатая уличная кошка грелась и умывалась на весеннем солнышке.

А сейчас, лежа в постели, он решил поплакать громко, но почему-то не смог. Да и все было как-то непонятно: кровать качало, она куда-то плыла, нянино лицо становилось все меньше, и ему казалось даже, что это не няня, а кошка, к которой он бежал через дорогу, когда его сшиб грузовик.

Собственно, это кошка и была, она сидела перед ним, улыбалась и ласково смотрела на него большими глазами, круглыми, как нянины очки. Он заглянул в них, и ему стало легче, словно он окунулся в прохладное изумрудное озеро. От кошачьей улыбки, наоборот, становилось уютно и тепло. Одно удивило его: в глазах, как и в очках, он отражался, но не мог узнать своего отражения. Голова была круглая, как будто кошачья. Он посмотрел на свои руки и увидел белые кошачьи лапы. И тогда он понял, что, собственно, лежит не в постели, а на постели. Одеяла на нем нет, а сам он покрыт белым шелковистым мехом. Полосатая кошка куда-то исчезла, и вместо нее у кровати появилась огромная няня.

– Брысь! – заорала она. – Ах ты, опять кота притащил!

– Няня! – закричал Питер. – Это я! Я не кот!

– Я тебе помяукаю! – возопила няня и замахнулась на него шваброй. Он забился в угол. Она схватила его за шкирку и понесла к дверям на вытянутой руке, хотя он беспомощно болтался и жалобно кричал. Причитая и бранясь, она пробежала вниз по лестнице, вышвырнула его на улицу и с силой захлопнула дверь…»

Если вы едете в Ассизи мимо олив и кипарисов, по белой пыльной дороге, с которой то виден, то не виден этот маленький город, вы должны, достигнув развилки, выбирать между нижним и верхним путём.

Если вы решите ехать низом, вы скоро увидите арку, сложенную ещё в XII веке. Если же вам захочется подойти поближе к синему итальянскому небу и охватить взором дивные долины Умбрии, и вы и ваша машина попадёте в самую гущу волов, козлов, мулов, осликов, свиней, детей и тележек, толпящихся на рыночной площади.

Именно здесь, вероятно, вы и встретите Пепино с Виолеттой, предлагающих свои услуги всякому, кому могут понадобиться маленький мальчик и выносливая ослица, и кто готов заплатить им немного денег, чтобы они могли поесть и переночевать в хлеву у Никколо.

Пепино и Виолетта очень любили друг друга. Жители Ассизи привыкли встречать на улицах и за городом худенького босого мальчика с большими ушами и серого, как пыль, ослика с улыбкой Моны Лизы.

Десятилетний Пепино уже не первый год как осиротел, но сиротою он был необыкновенным, ибо ему в наследство досталась Виолетта.. Работящая, смирная ослица с мягкой тёмной мордочкой и длинными бурыми ушами отличалась от своих собратьев и сестер одной особенностью: уголки её губ были чуть-чуть приподняты, словно она деликатно улыбалась. Потому, какая бы тяжкая работа ей ни выпадала, казалось, что она довольна. Улыбка её и сияющие глаза Пепино могли умилить кого угодно, и мальчик с ослицей не знали особой нужды, даже откладывали немного про чёрный день.

Так начинается рассказ П. Гэллико «Ослиное чудо»

Литература о жизни и творчестве П. Гэллико:





  1. Гэллико Пол Уильям // Писатели нашего детства: биографический словарь. Ч. 2: 100 имен / гл. ред.

С. И. Самсонов – М.: Либерея, 1999. – С. 191 – 193.
  1. Трауберг Н. Л. От переводчика // Гэллико П. Томасина. – М.: Сов. Композитор, 1992. – [См. на обороте тит. листа].

Произведения П. Гэллико, которые есть

в нашей библиотеке


  1. Гэллико П. Беззвучное Мяу: Сборник наставлений для бездомных котят и бродячих кошек. – М.: АСТ; Гея итэрум, 2001. – 167 с.: ил.

  2. Гэллико П. Дженни // Наука и жизнь. – 1980. – № 1, 2, 3 – («ДАЙТЕ ПРОЧИТАТЬ РЕБЯТАМ»)

  3. Гэллико П. Томасина. – М.: Сов. композитор. – 1992. – 94 с.

А эти книги Вы можете найти в нашей библиотеке



в электронном виде:


  • Страшный секрет мсье Бонваля

  • Колдовская кукла

  • Ослиное чудо