reforef.ru 1 2 3

Мы уже показали выше, что общее такое святоотеческое понимание Римской империи в ее удерживающем качестве явно положительное. Тем не менее другие ее образы в Священном Писании, относящие­ся к тому же «железному» царству в его последние дни, даются с ужасными чер­тами как оплот антихриста.

Так, во втором видении Даниила три первых царства отождествляются со львом, медведем и барсом, а чет­вертое цар­ство — некий «зверь четвертый, страшный и ужасный, и весьма сильный; у него — большие железные зубы; он пожирает и сокрушает, остатки же попирает ногами; он отличен был от всех прежних зверей, и десять рогов было у него... И вышел между ними еще небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем исторг­нуты были перед ним, и вот в этом роге были глаза, как глаза человеческие, и уста, говоря­щие высокомерно».

В объяснении, полученном пророком от одного из «предстоящих» Богу, сказано: «Зверь четвертый — четвертое царство будет на земле, отличное от всех царств, которое будет пожирать всю землю, попирать и сокрушать ее. А десять рогов значат, что из этого царства восстанут десять царей, и после них восстанет иной, отличный от прежних, и уничтожит трех царей, и против Всевышнего будет произносить слова и угнетать святых Все­вышнего; даже возмечтает отменить у них праздничные времена и закон, и они преданы будут в руку его до времени и времен и полу­времени». После чего зверь будет убит, и «Сын чело­веческий» получает для святых от Бога-Отца «влады­чество вечное, которое не прейдет, и царство его не разрушится» (Дан. 7).

Это описание последних дней земной истории продолжается в Апокалипсисе апостола Иоанна, где также показан красный «зверь с семью головами и десятью рогами: на рогах его было десять диадим, а на головах имена богохуль­ные... И дал ему дракон силу свою и престол свой и великую власть. И видел я, что одна из голов его как бы смертельно была ранена, но эта рана исцелела. И дивилась вся земля, следя за зверем; и поклонились дракону, который дал власть зверю... И даны были ему уста, говоря­щие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца... И дано было ему вести войну со святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем. И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца» (Откр. 13).

Далее дается пояснение: «Семь голов его суть... семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть. И зверь, который был и которого нет, есть восьмый, и из числа семи, и пойдет в погибель. И десять ро­гов... суть десять царей, которые еще не полу­чи­ли царства, но примут власть со зверем, как цари, на один час; они имеют одни мысли и передадут силу и власть свою зверю...» (Откр. 17).

Бесспорно, что дракон — это сатана, а зверь — его антихрист. Но какие «цари» тут имеются в виду под семью головами зверя (они же «семь гор», на которых сидит жена-блудница), — судить трудно; мнения толкователей противоречивы. Во всяком случае, эти семь «царей» явно не имеют отношения к четырем царствам в видении Даниила.

Учтем также, что число «семь» используется в Священном Писании для обозначения некоей символической полноты (начиная с семи дней творения мира — до снятия семи печатей в конце мира, семи ангелов с семью трубами и семью чашами, семи громов, семи язв). В Откровении упоминаются также у Агнца-Христа «семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных на всю землю» (Откр. 5:6), семь звезд как семь Ангелов церквей и семь светильников как семь церквей вокруг Христа (гл. 1) — что означает духовную полноту вселенской Церкви, в которой также семь таинств. Возможно, по аналогии с этим семь голов антихриста означают полноту противоположности семи церквам и семи духам Божиим — символический образ всех наиболее антихристианских сил истории, которыми пользовался диавол, борясь против Церкви и ее православной государственности (например: языческие императоры против первых христиан, татаро-монголы против Руси, магометане против Византии, масонство и его инструмент Наполеон против России в XVIII–XIX веках и т.п. — вплоть до богоборческого большевизма и нынешней жидовствующей империи США).

Под десятью же царями при воцарении антихриста можно понимать главные государства последнего времени, добровольно объединенные единой идеологией служения антихристу.

При виде этих ужасных картин у кого-то может возникнуть мысль, что столь неприглядное «железное» царство-зверь не может относиться к удерживающему Римскому, ибо в нем ведь были два православных периода, в Византии и в России, — чего не видно ни в голенях истукана, ни уж тем более в страшном железном звере. Поэтому некоторые толкователи предлагают понимать под разбивающим истукан «камнем» само Христианство, разрушающее языческий мир то ли в первое пришествие Христа, то ли в момент христианизации Римской империи. Но ведь тогда Христианство не разрушило «все царства» и это еще не было «последними днями» истории с наступлением «вечного» царства — как это описано у пророка Даниила. И во втором видении страшный «железный» зверь (он соответствует железной части истукана) относится именно к «последним временам»: десять царей должны быть современниками «зверя»-антихриста, ибо «примут власть со зверем, как цари, на один час», и сам «зверь»-антихрист появляется именно в конце истории и побеждается Христом в Его втором пришествии.

Это противоречие между страшным обликом последнего «железного» Рим­ского царства и нашим пониманием удерживающей и спасительной (о чем скажем далее) последней миссии Третьего Рима, по нашему мнению, можно устранить следующим образом.

1. Как уже сказано, библейские прообразы могут в той или иной мере относиться к разным явлениям на разных уровнях обобщения. Поэтому нам не столько важно, к каким именно историческим царствам, предшественникам Рима, относить первые три части истукана — важен конечный смысл: завершает земную историю все более слабеющая Римская империя. В поочередной смене в истукане более благородных металлов на менее благородные, вплоть до глины, можно видеть также и общий символ апостасийного разложения человеческой государственности как таковой, без применения к указанным четырем царствам — ведь не были же они благороднее Римского. Образ неодушевленного истукана может указывать и на то, что государственность — лишь форма, не обладающая абсолютным значением.

2. «Железная» Римская империя в видении Даниила внешне не обнаруживает в себе наиболее достойного православного периода, поскольку, возможно, после воцерковления Империи православная государственность уже является составной частью Церкви (где Государь — «епископ внешних дел Церкви»), — а к Церкви данный истукан не относится. Пророк Даниил лишь говорит, что «вечное» Царство воздвигается Богом уже «во дни тех царств» — это, возможно, подразумевает существование в истукане и ветхозаветной Церкви в языческие времена, и христианской Церкви на всем последующем протяжении истории до ее конца. О Церкви же и верных христианах говорится во многих других местах Священного Писания как о новозаветном Израиле и «народе Божием».

3. Страшный облик «железного» зверя в последние времена объясняется просто: все больше обольщая людей и подражая Христу, сатана похитит у Бога и наполнит иным содержанием уже и огромную территорию и структуры Римской государственности, как ранее похитил богоизбранный народ и совратил богоносный. (Этот смысл можно видеть и в изображении Даниилова четвертого зверя в Третьей книге пророка Ездры, гл. 11–12, — в виде трехглавого орла, которого Господь «поставил царствовать в веке Моем», но затем тот стал угнетать народы вселенной.)

Уже в опи­сании пророком Дани­илом последней импе­рии в нижней части истукана, к концу времен, обнаруживается некая двойст­вен­ность и разделенность: сначала во внешней форме (две голени исту­кана), а затем и в составе материала — из глины и железа: «Ноги и пальцы на ногах частью из гли­ны горшечной, частью из железа, то будет цар­ство разделенное... И как персты ног были частью из железа, а частью из глины, так и царство будет частью крепкое, частью хрупкое. А что ты видел железо, смешанное с глиною горшечною, это значит, что они смешаются чрез семя человеческое, но не сольются одно с другим, как железо не смешивается с глиною» (Дан. 2:40–43).

Две голени можно истолковать как восточную и западную части Римской империи: именно это разделение было судьбоносно для христианской эпохи. В крепком железе сначала еще можно видеть сохранявшееся даже в западных монархиях удерживающее назначение власти: сокрушать анархи­ческие силы зла. Однако примешивающаяся далее глина — явно апоста­сийный признак духовного ослабления государственности. Причем это каса­ется всех десяти пальцев обеих ног, кото­рые, похоже, соот­вет­ствуют десяти апокалипсическим рогам-государствам (воз­можно, эту цифру не следует понимать буквально), возникающим из обеих частей империи.

Западная часть Римской империи (в I–V вв. в нее входила и Англия) имела свою преем­ственность в виде «Священной Римской Импе­рии», разделившейся затем на Германию, Ав­стрию, Францию, Италию и т.д., которые распространили западноевропейскую цивилиза­цию на но­вые континенты, создав и США (их мо­жно считать кульминацией апостасийной ли­нии римской преемственности). Преемственность от вос­точной части Империи перешла через Византию к Рос­сии, выродив­шейся затем в СССР, и к его осколкам, включая главный: РФ — ныне явно апостасийную государственность, подражающую США (историческую Россию в качестве Третьего Рима мы отличаем от нынешней РФ).

Таким образом, скорее всего в послед­ние времена (когда «удерживающий» уже взят и железо становится орудием сатаны) и в пророчестве Дани­ила, и в Апокалипсисе, под «десятью рогами» имеются в виду различные преемники обеих линий Римской госу­дарст­вен­ности, которые «примут власть со зверем, как цари, на один час». А также, возможно и некоторые части народов трех предыдущих империй, поскольку четвертый, железный зверь всесмесительно соединяет в себе их черты (льва, медведя и барса — ср.: Дан. 7; Откр. 13:2). Антихрист, конечно, постарается контролировать максимальное число стран, хотя, быть может, и необязательно все в одинаковой степени, ибо малоразвитые народы для него вряд ли будут представлять такой же интерес, как ведущие — христианские по происхождению. Кто кон­кретно войдет в десятку госу­дарств — опреде­лит­ся накануне воцарения ан­тихриста. Для захвата всемирной власти антихрист, утвердив­шись через малый высоко­мерный «рог», пре­одолеет сопротивление трех из этих государств, «истор­гая их с корнем», а оста­ль­ные семь подчинит.

Трудно сомневаться в том, что этот «рог» — иудейско-сионистское госу­дарство Израиль, которое ждет и воплотит антихри­ста. Прообра­зом прорезания этого «рога» было падение трех последних консервативных монархий — Российской, Германской и Австро-Венгерской — в конце Первой миро­вой войны, одновременно со знаменитой Декларацией Бальфура в ноябре 1917 г. о создании «еврей­ского нацио­нального очага» в Палестине, что было утверждено обра­зованной после войны масонской Лигой Наций... В конце истории могут быть исторгнуты с корнем иные государства, которые будут мешать глобальному еврейскому царству антихриста.

Подчеркнем в связи с этим, что даже США не имеют собственной ценности в еврейских глазах. Это государство нужно лишь как инструмент постольку, поскольку требуется внешняя сила для установления мирового господства. Не исключено, что с подавлением всех национальных очагов сопротивления и с установлением эффективного механизма финансово-экономического и информационного контроля еврейства над миром из Израиля надобность в сохранении США как привилегированного и очень затратного (потребляющего 40% мировых ресурсов) государства отпадет. Оно может оказаться в числе тех трех, которые будут «исторгнуты с корнем» при воцарении антихриста — в том смысле, что он выйдет из него как из уже ненужной изъеденной скорлупы; та же судьба может ожидать и объединенную американизированную Европу, и лояльные США мусульманские государства, ныне включающие в себя территории будущего «Великого Израиля» (от Нила до Евфрата). Ведь идеология правителей Нового Мирового Порядка будет основана на предписаниях «Шулхан-аруха», и это значит, что весь мир будет поделен уже не на государства, а на избранных для господства людей (евреев, которые единственные вправе владеть мировыми ресурсами) и на скотов-нелюдей (неевреев, чья участь «божиим» промыслом состоит в обслуживании первых).

Во всяком случае, начатая 11 сентября 2001 года иудео-американским анти-Римом перманентная превентивная Мировая война без правил не только не оставляет надежд на появление «четвертого Рима», но и имеет своей целью окончательное разрушение православных остатков Третьего Рима — как главного своего препятствия.
1. Соответственно церковная молитва о властях может иметь разный смысл. Можно с благодарностью призывать благословение Божие для праведной власти — для умножения ее деяний. И можно просить у Бога исправления власти неправедной (по заповеди Христа: «молитесь за обижающих вас и гонящих вас» — Мф. 5:44), — и с этим уже не должно быть связано благословение таких неправедных властей. Скорее уместно молиться об избавлении от них, как это делала при большевиках и продолжает делать при преемственном от них олигархическом строе Русская Зарубежная Церковь, а также катакомбники. Их правоту в этом вопросе теперь косвенно признали принятые соборно в 2000 году «Основы социальной концепции» Русской Православной Церкви, где вопреки прежнему конформистскому толкованию апостольских слов «нет власти не от Бога» наконец-то верно сказано: «Если власть прину­ждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отка­зать государству в повиновении» (п. 3.5).

2. Из общедоступных источников по этой теме см. научный сборник текстов: «Учение об антихристе в древности и средневековье» (СПб., 2000); им можно пользоваться, несмотря на неудовлетворительные комментарии. См. также подробный обзор различных мнений по этому вопросу в двухтомнике профессора дореволюционной Московской Ду­ховной академии: Беляев А.Д. О безбожии и антихристе. Сергиев Посад, 1898. Правда, профессор тоже уклоняется от правильного вывода и даже отвергает идею Третьего Рима: «В старину иные русские Москву и Россию назы­вали треть­им Римом; но это название не привилось. В настоящее время никто из ученых не упо­требляет этого названия, а народу оно даже совсем неизвестно. Да и действительно, что общего у православ­ной России с Римом?..» (с. 508). В анонимно переизданном в 2003 г., содержащем много сомнительных суждений и приписанном св. Иоанну Кронштадтскому двухтомнике «Начало и конец нашего земного мира» (1901–1904; по данным А.Н. Стрижева, подлинный автор совсем иной — см.: Благодатный огонь. 2003. № 11), также отвергается какое-либо отношение России к римской преемственности. Но эти примеры в книгах, прошедших духовную цензуру, свидетельствуют лишь об упадке православно-государственного сознания в дореволюционной России, даже в православной академической среде, что и стало одной из причин падения Третьего Рима.

3. См.: Шмурло Е.Ф. Курс русской истории. СПб., 2000. Т. 2. С. 167.

4. См.: БСЭ. 3-е изд. Т. 7. С. 598; Похлебкин В.В. Словарь международной символики и эмблематики. М., 1995. С. 294–296; Лебедев В. Державный орел России. М., 1995. С. 33. Тем не менее, вопреки этому общепринятому факту, некоторые авторы утверждают, что «знаком власти византийских императоров двуглавый орел никогда не был», а появился в таком качестве лишь на Западе в восстановленной «Священной Римской империи», откуда и был перенят Иваном III в виде подражания «высокому положению западных императоров» (Соболева Н.А. Российская государствен­ная символика. М., 2003. С. 12–42). Но, во-первых, западные монархи использовали двуглавого орла именно потому, что претендовали на преемственность от константиновской Империи. И во-вторых, для русского Царя это было не подражание (да и кому: еретикам-латинянам?!), а законное отнятие римско-византийской преемственности и ее символики (несомненно не западного происхождения) у ее узурпаторов — западных императоров; женитьба на Софье тем более подтолкнула к этому естественному шагу.

Еще один исследователь считает византий­скую версию происхождения русского орла «недостаточно убедительной» по иной причине: мифологические изображения двуглавой птицы издавна известны на Руси (но ведь это еще не двуглавый орел); двуглавого орла мы находим с Х века на одеянии князя Ярослава Всеволодовича, на фреске храма Спаса-Нере­дицы 1199 года, на одежде свв. Бориса и Глеба на фреске 1380 года в одном из монастырей, на монетах Великого князя Тверского Михаила Борисовича, брата первой жены Ивана III (но не результат ли это давних тесных связей Руси с Византией?) — и лишь потом «двуглавый орел покинул периферию монументального и декоративно-прикладного искусства Древней Руси и перелетел на великокняже­скую печать». Однако этот же автор признает, что Иван III видел в этом «значение всемiрного центра истинной веры — Православия. Эта преемственность, поднимавшая Русскую державу на уровень решения становящихся вселенскими национальных проблем, и оказалась решающим фактором при формировании векового герба нашего Отечества» (Силаев А.Г. Истоки русской геральдики. М., 2003. С. 39, 35, 37, 81, 86–87, 90).

В любом случае речь идет именно о преемственности от Римско-византийского Царства, и двуглавый орел как символ вселенской Империи был принят на Руси именно в таком значении. Даже если современники не до конца понимали такое значение русского герба, оно Божиим промыслом было дано русскому народу как задание и было осознано позже.

5. См.: Синицына Н. Третий Рим. М., 1998.

6. Русский перевод: Зомбарт В. Евреи и хозяйственная жизнь. СПб., 1912.



7. Кураев Андрей, диакон. Христианство на пределе истории. М., 2003. С. 119.

8. Настоящее время. М., 1998. Сент. Цит. по: Братский вестник. Бад Киссинген. 1999. № 14.

<< предыдущая страница