reforef.ru 1 2 3
3. Создание сатаной анти-Рима методом подражания и причина
его борьбы против Третьего Рима

Можно было бы и сегодня приветствовать глобализацию, если бы мир объединялся на основе Божией Истины для служения ей и для сопротивления силам зла. Однако объединение идет на прямо противоположных духовных основах. Мы отметили вначале, что земная история — это драма противоборства сил добра и зла. Линия фронта в этой борьбе между Богом и диаволом, по известному выражению мудрецов, пролегает через каждую человеческую душу. Но, кроме того, силы добра и зла находят и создают себе в человечестве также особо важные точки воздействия, через которые можно влиять на ход истории.

А поскольку, в отличие от Бога, сатана не может ничего создать сам, он старается копировать внешние формы и отдельные признаки Божественной деятельности и даже похищает у Бога созданные Им части мира и его структуры — наполняя все это своим противоположным содержанием (в том числе и с целью их осквернения). Поэтому и воцарение антихриста будет происходить с внешним подражанием земной жизни и проповеди Христа, что отмечали многие святые отцы. Это, с одной стороны, дает в руки сатаны готовую внешнюю программу действий, а с другой стороны — позволяет более успешно обманывать людей, маскируя свою истинную суть.

Исходя из такого принципа зеркально-симметрично­го само­утверждения зла относительно добра, логично предположить, что «тайна беззакония» в числе самых разных средств и направлений действия должна иметь на земле не только апостасийные неорганизованные мас­сы людей, обманом совращенные во зло (или упорст­вующие в нем ради самооправдания), но и должна сформировать из наиболее пригодного матери­ала сознательные структуры активного служения сатане, «действующего ныне в сынах противления» (Ефес. 2:2).

То есть так же, как Господь Бог создал на земле Свою Церковь и Свою государственность, так и противник Бога, сатана, стремясь отвоевать у Бога человечество для своего царства земного, должен себе устроить некую организационную противопо­ложность Церкви, сатанинскую антицерковь, и организационную противоположность удерживающей римской государственности — анти-Рим, соединен­ные по принципу «симфонии», но для утверж­дения зла и подавления добра. Это необходимо и потому, что сама природа антихриста, чтобы вы­держать максимальную степень воплощенного в нем зла, должна быть выпестована в специальных условиях, в соответствующей антихристи­анской традиции, чтобы заменить в нем образ и подобие Божие — образом и подобием сатанинским.

Священное Писание ясно показывает нам, что земным оплотом и исполнителем этих планов сатаны стал отнятый им у Бога богоизбранный еврейский народ, соблазненный на расово-националистиче­скую гордыню материального земного господства. Сначала этот народ был избран Богом как точка приложения Своей силы для возвращения к Истине всего павшего человечества — к этому готовили евреев Божии пророки, возвещавшие спасительное пришествие Помазанника (по-еврей­ски — Мессии; по-гречески — Христа). Но диавол, стремясь соперничать с Богом и мешать Ему, постоянно пытался похитить у Него именно избранный народ как ключевой, чтобы сделать себе из него в человечестве свой народ и свою материалистическую религию (прообразом ее стало поклонение золотому тельцу в момент получения Моисеем десяти заповедей).

Решающего успеха сатана достиг в центральный момент истории — во время пришествия Сына Божия — через соблазнение еврейских вождей на Его убийство ради похоти сохранения своей земной власти над народом. Лишь небольшая часть еврейства, верная пророкам, поняла истинный смысл своей богоизбранности и, став первыми христианами, передала эту богоизбранность всему христианскому человечеству: «Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники» — Гал. 3:29; Мф. 23:33–38). Основная же масса евреев, не приемля Христа, под влиянием диавола продолжает ждать «иного», земного «мессию» (машиаха-антихриста), который приведет к земному господству «избранный для этого» еврейский народ. Как сказал об этом Христос: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» (Ин. 5:43).

Этот народ и стал оплотом для раз­вития сатанинской «тайны беззакония» (2 Фес. 2). «Вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего... Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего...» (Ин. 8:19, 44) — таков приговор Христа отвергнувшему Его иудейству. Эта «переполюсовка» духа избранного народа с плюса на минус внесла в ход истории не­обыкновенную драматичность.

Разумеется, народ, избравший себе «отцом» диавола и через свою похоть земного господства служащий построению царства антихриста, уже не мог быть для Бога средою, пригодной для должного устройства земной жизни. Потому и еврейская националистическая государственность стала непригодна для христианизации мира. Символичны последние еврейские цари: Ирод убийством 14 тысяч младенцев (включая собственного сына) пытался предотвратить пришествие Христа и вскоре умер, заживо пожираемый червями; его преемник Ирод Антипа вступил в кровосмесительный брак с женой брата и по ее требованию обезглавил Иоанна Крестителя; Ирод Агриппа I преследовал христиан, убил апостола Иакова, заключил в темницу апостола Петра, был поражен ангелом Господним и также умер, изъеденный червями (Деян. 12).

Поэтому и была Господом промыслительно подготовлена для вселенской христианской миссии новая, многонациональная государственность — Римская империя, которую христианам предстояло духовно завоевать мученическим подвигом веры. То есть, вновь возвращаясь к вопросу о древней государственности: в ту эпоху языческая дохристианская государственность была для Христианства более пригодна, чем иудаистская антихристианская, которая уже служила сатане, а потому и была вскоре разрушена в Божием плане предстоявшей христианизации мира. Подтверждение этому находим у пророка Иезекииля: «Так говорит Господь Бог: это — Иерусалим. Я поставил его среди народов, вокруг него — земли. А он поступил против постановлений Моих нечестивее язычников, и против уставов Моих — хуже, нежели земли вокруг него... И произведу среди тебя суд пред глазами язычников... И сделаю тебя пустынею и поруганием среди народов...» (Иез. 5).

Итак, уже в первое пришествие Христа сатане удалось превратить синагогу в свою антицерковь, борющуюся против христиан: «говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но — сборище сатанинское» (Откр. 2:9). Но свою сатанинскую империю этому «сборищу» предстояло построить лишь в завершение длительного апостасийного процесса разложения удерживающей христианской государственности под влиянием «тайны беззакония» — это стало ее следующей целью.

Первые ее успехи были достигнуты в западных народах. Сатана сыграл на их гордыне ума, побудив западную часть Церкви к соблазну политической власти с последующей целью построения «царствия Божия» уже на земле и к соответствующим вероучительным новшествам (все они в сущности сводятся к приземлению христианства для оправдания этой утопиче­ской цели). После откола Запада от Православия «тайна беззакония», не встречая там должного духовного сопротивления, стала все шире распространяться в разных сферах жизни. Именно тайно — под маской добра, свободы, справедливых реформ и т.п.; причем закулисным двигателем этого процесса стала денежная власть еврейства, к которой оно стремилось более всего. (Эту власть И.А. Ильин назвал мировой закулисой.)

Разумеется, не все ее планы удавались сразу. Ведь этому противостоят национальные интересы и традиции множества народов (поэтому мировая закулиса стремится к их денационализации и нивелировке). Отсюда внешняя хаотичность событий на малых отрезках истории, где борьба может идти с переменным успехом. Но в длительных исторических эпохах усиление «тайны беззакония» несомненно: откол западной Церкви от Православия (к земным интересам), Возрождение (дохристианского язычества), Реформация (христианства иудаизмом) и возникновение масонства (унии западных христиан с иудаизмом), Просвещение (богоборческим светом Люцифера, его имя означает «светоносный»), буржуазные демократические революции (против остаточных удерживающих монархических структур и влияния католической церкви), демократические мировые войны (для сокрушения геополитических конкурентов мировой закулисы и финансового закабаления мира) и, наконец, нынешняя глобализация (переход к антихристианскому экономическому тоталитаризму) — все это исторические этапы построения Нового Мирового Порядка антихриста с его антиримской государственностью.

Более же всего дух и методы этой иудаизированной цивилизации проявились в ее распространении на другие континенты, где переселенцы часто сбрасывали с себя последние нравственные скрепы «старого мира», остававшегося за океаном. Так масонами и еврейскими работорговцами были основаны рабовладельческие Соединенные Штаты Америки, созданные из денационализированной человеческой пыли с большой долей преступников и сектантов (различные протестантские разновидности иудейской теории «избранности»: кто богат, тот и избран).

Это совершенно особое государство было изначально основано на иудейско-масонских идеалах, с соответствующей государственной символикой, а официальной государственной политикой по отношению к коренному населению стали иудейские расистские принципы «Шулхан аруха» (неевреи — не люди). Державообразующим народом в США лишь формально были англосаксы — по степени их количественного и языкового преобладания; подлинным же, духовнообразующим народом в американской империи стали, без сомнения, евреи (как это убедительно, с похвалою им, показано в знаменитом исследовании немецкого ученого В.Зомбарта «Евреи и хозяйственная жизнь»6). И это государство в ХХ веке стало главным инструментом еврейства для господства над миром — а тем самым и господства их нового «отца» — как псевдовселенское антиримское государство, теснейше связанное с антихристианским еврейством на основе масонской «симфонии».

Совершенно очевидно, что США построены на принципе извращенного Рима лишь с внешним ему подражанием в языческом духе. В гербе США использован одноглавый древнеримский (дохристианский) орел, а для законодательной власти построен Капитолий как имитация древнеримского языческого Капитолийского храма, в котором происходили заседания римского сената. И многонациональная «вселенскость» США явно отрицательная, наглядно выраженная даже в их происхождении — в неравноправном использовании человеческого материала из разных континентов: больные метастазы европейских народов внедрились в тело Америки, уничтожили там коренные племена и построили свое благополучие трудом миллионов завезенных из Африки рабов. Никогда еще в человеческой истории не создавалось государство таким глобально-бесчеловечным способом и никогда государство, в основу которого положено столь явное беззаконие, не обретало столь глобальную мощь с использованием впервые в мире (в 1945 году) ядерного оружия массового поражения.

Эта империя отличается от дохристианского первого Рима и от западных колониальных империй тем, что развила до совершенства принцип неравенства и эксплуатации других народов — уже не голой силой, а посредством приватизированной еврейскими банкирами мировой валюты (доллара) и созданного на этой основе всемирного финансово-экономического механизма. Причем в отличие от былого колониального произвола эксплуатация теперь замаскирована под «эффективность» в качестве единственно верного рыночного строя и соответствующего международного права.

От Второго Рима эта империя отличается тем, что избрала себе религией служение не Богу, а золотому тельцу, то есть материалистическую религию диавола, и «совершенствует» ее в этом значении, распространяя по планете. Византийский принцип открытой симфонии государственной и духовной властей здесь осуществляется в виде тайной «симфонии» государственной мощи США с духовной властью иудейской мировой закулисы.

А от Третьего Рима иудео-американ­ская империя отличается тем, что противоположна ему абсолютно во всем: и в финансово-экономическом механизме (вместо справедливости — эксплуатация), и в многонациональном устройстве (вместо сохранения народов — их перемалывание в атомизированную биомассу), и в культуре (вместо одухотворения материальной жизни — материализация духа), и в религии (вместо служения Богу — служение сатане). И эта глобальная материалистическая империя анти-Рима, будучи во всем противоположна Третьему Риму, неизбежно воспринимает его как свое главное геополитическое препятствие в построении царства антихриста.

То есть иудео-американский анти-Рим уже по своей природе обязан вести войну против последнего Третьего Рима. Поэтому даже в сегодняшнем полуразрушенном виде посткоммунистическая РФ не может быть «другом» и «союзником» американ­ского мира, пока она сохраняет в себе возможность восстановления исторической православно-удерживающей России.

Таким образом, нынешняя американ­ская глобализация происходит тоже в виде вселенской империи, но с противоположным Третьему Риму духовным содержанием: если Российская империя была максимальным земным воплощением Божественного Закона, то американская империя стала максимальным воплощением «тайны беззакония» в виде той материалистической идеологии, которую диавол безуспешно предлагал Христу в пустыне. Этим и объясняется американское геополитическое чудо: оно возникло с помощью прямо противоположной духовной силы.

Причем Израиль, находящийся на американском иждивении и оказывающий решающее влияние на политику США (где евреев больше, чем в Израиле, причем они владеют ключевыми рычагами в экономике, СМИ и политике), американцы часто называют «51-м штатом» — и это добавляет по­следний штрих в картину: так же, как Христос воплотился и проповедовал на территории Римской империи (до 6 года Иудея была протекторатом Рима, затем римской провинцией), так и антихрист воплотится в той же ее части — но уже антихристианской империи.

Такова суть грядущего Нового Мирового Порядка, истинной столицей которого, конечно же, будет захваченный и оскверненный седалищем антихри­ста духовный центр мира — Иерусалим, который поэтому в Апокалипсисе «духовно называется Содом и Египет, где и Господь наш распят» (Откр. 11:8).
4. Почему четвертому Риму не бывать

Напомним еще раз преобладающее мнение святых отцов, что Римская империя благодаря воплощению в ней Сына Божия приобрела значение того Царства, которое, согласно пророку Даниилу, будет существовать до второго пришествия Христа, то есть до конца истории, как последнее. И старец Филофей, излагая учение «Москва — Третий Рим», пи­сал: «Ро­меиское царьство неразрушимо, яко Господь в Римскую власть написася» (то есть был вписан в число жителей при переписи по повелению императора Августа как раз во время рождения Христа — Лк. 2:1–5). Русь же осознала себя Третьим и последним Римом («а четвертому не быти») не из гордыни, а из предвидения того, что апостасийное развитие, охватившее уже тогда с очевидностью остальной христианский мир, не­обратимо и не оставляет возможности появления преемника. Современники старца Филофея в Московской Руси — самом христианском государстве человече­ской истории — жили в столь строгом соответствии Божию Закону, что им открывалось и эсхатологическое предвидение мирового развития.

Нынешняя же очевидная необратимость всемирной апостасии более всего проявляется в том, что она затрагивает и оплот Истины — вселенскую Православную Церковь, которой уже не по силам христианизация нового народа-преемника.

Выше был показан основной прием сатаны в его соперничестве с Богом: похищение твари и ее совращение на ложный путь. При этом сатана (это логичная стратегия) направляет свои усилия прежде всего на главных носителей и земные структуры исполнения Божия замысла — для осквернения их Божественного призвания и перемены его знака на противоположный. Так были похищены у Бога сначала часть ангелов, ставших бесами; затем первые люди, ступившие на тот же путь греховного своеволия («станете, как боги»); затем богоизбранный народ, избравший своим «отцом» сатану; затем западная часть Церкви, оторванная от Православия к земным целям, а в начале ХХ века и часть русского богоносного народа, присоединившаяся к антихристианскому богоборческому племени.

Несомненно, что теперь наибольшая энергия сатаны направлена на саму Православную Церковь для превращения ее в апокалипсическую «прелюбодейную жену» (Откр. 17), пошедшую, подобно западным церквам, на сотрудничество со «зверем»-антихристом — примеров скольжения в эту сторону ныне достаточно во всех поместных православных Церквах, и более всего — в так называемом «Вселенском» Константинопольском Патриархате (переродив­шаяся Церковь Второго Рима, по указке США претендующая на возглавление православного мира). То есть теснимая истинная Церковь сегодня в глобальной обороне, к тому же она занята и внутренней борьбой с апостасийными силами, и у нее больше нет возможности для основания где-то еще «четвертого Рима».

Лишь из-за недопонимания столь удручающего состояния современного мира и Церкви кто-то может еще предполагать, что «через тысячу лет» (!) нынешние апокалипсические страхи нашим потомкам покажутся «наивными»7; что после падения Третьего Рима может еще появиться «четвертый Рим» где-то у грузин, украинских самостийников или румын, а то и «всемирная американская империя когда-то станет православной» или китайцы, «к которым без сомнения отойдут сибирские земли в следующем [XXI] столетии... Они сами просачиваются в нашу Сибирь... И это наш шанс»8...

Нельзя не ви­деть, что нынешнее развитие «тайны беззакония» в своем глобальном натиске не остав­ляет ни шанса, ни тысячи лет, ни территорий, на которых мог бы возникнуть «четвертый Рим». Возможно лишь крат­ковременное восстановление Третьего, да и то в виде чуда, лишь с Божией помощью, если нам удастся заслужить ее.

Когда и в каких конкретных структурах вы­ступит «тайна беззакония» в по­следние вре­ме­на, нам точно знать не дано. Многое за­висит от свободной воли людей, поэтому в предска­заниях Священного Писания нет точ­ных дат и конкретных указаний — важен духовный смысл предвидимого разви­тия, открытый нам Богом и Его пророками. Чтобы люди не предавались фаталистической беспечности, а бодр­ствовали нагото­ве (Мф. 24:42), Священное Писание дает нам в заву­алиро­ванном виде прообразы событий, которые в той или иной мере применимы к разным событиям и временам — исполняясь по нарастающей: чем ближе к концу истории, тем очевиднее. Не случайно черты антихриста люди находили и в Нероне, и в Юли­ане Отступнике, и в мусуль­манах, сокрушивших Визан­тию, и в Лжедми­трии, Петре I, Наполеоне, Ленине...

Но тогда зло на земле еще не доходило до своего максимального развития, поэтому Божией милостью история продлевалась для научения людей от обратного ради их спасения: «Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2 Петр. 3:9).

Наша же эпоха приоткрывает гораздо больше примет после­днего времени, о которых мы вправе поразмыслить на материале современной истории, исходя из Священного Писания и его толкования святыми отцами.

Прежде всего, по возможной аналогии с первым пришествием Христа, можно предположить главные условия для Его второго пришествия: добро и зло на земле должны в своих полюсах свободно созреть до некоей исчерпывающей полноты, требующей Божественного вмешательства.

В первом пришествии Христа силы зла господствовали над падшим человечеством, но в лучшей его части сохранялась горячая жажда спасения от грядущего Мессии. И когда в этой духовно созревшей малой части человечества готовность воспринять Спасителя достигла максимальной степени — Он пришел в мир, победил зло Своим воскресением и основал Свою Церковь как врата спасения, возможного для всех. Центральная часть мира тогда уже была объединена под одной властью Римской империи, в которой избранное меньшинство человечества, христиане, смогли с Божией помощью сделать Христианство государственной религией и таким образом распространить ее множеству народов во всей вселенной, до того не знавших истинного Бога, дав им возможность спасения.

Но затем сатанинская «тайна беззакония» постепенно вновь охватывает мир, разлагает человечество до животного уровня и разрушает даже физическую гармонию планеты, чем делает дальнейшую жизнь на ней и дальнейшее дело спасения невозможным («приходит ночь, когда никто не может делать» — Ин. 9:4). Для завершения его и понадобится второе пришествие Христа, Спасающего из гибнущего мира все последнее достойное Его Нового вечного Царства; этим и исполнится полнота праведников в Царствии небесном, полнота Церкви как Тела Христова. Те, кто не спасется, — просто уже не способны спастись по своему глубокому духовному падению и подчиненности бесам. Для окончательного выявления этого их состояния и попускается Богом «на малое время» (Откр. 20:3) приход антихриста — после предварительной послед­ней всемирной проповеди Евангелия и предупредительной миссии пророков Илии и Еноха. То есть Бог до самого конца будет давать людям возможность познания Истины для их спасения, но в конце истории это безграничное милосердие Божие будет отвергнуто людьми.

При втором пришествии Христа зло будет вновь господствовать в мире (2 Тим. 3:1–5), но уже как земной победитель ослабевшего христианского человечества, исчерпавшего свои силы и не способного на новую христианизацию мира («Сын Человеческий пришед найдет ли веру на земле?» — Лк. 18:8). В евангельской притче о девах, ждущих грядущего Жениха, нам дано понять, что пришествие Его будет «в полночь» — когда мрак на земле будет максимальным (Мф. 25:6). То есть зло для господства над землей оформится в такую же всемирную империю, какой была Римская, но уже для повсемест­ного искоренения Христианства во всей вселенной властью антихриста. При этом подавляющее большинство людей будет знать о Христе, но добровольно выберет саморазрушительную жизнь во зле.

Только потому и «будет взят от среды удерживающий», что ему уже нечего будет защищать: земной мир потеряет смысл своего существования и придет к своему концу. Но те, кто усматривает в этом пессимизм (такие суждения приходится слышать от неверующих), не понимают смысла жизни и смысла истории. Наоборот: кончина неизлечимо больного мира, которому была преподана Истина, но он добровольно предпочел зло, будет избавлением от страданий и от смерти всего достойного в этом обреченном мире — к вечной жизни в новом, преображенном мире Царства Божия. В понимании этого — именно максимально возможный для человека оптимизм как убеждение, что зло будет побеждено и что Замысел Божий о мире завершится торжеством правды Божией.

Теперь примерим на нашу эпоху и обдумаем картины последних времен, открытых нам в Священном Писании.

Книга пророка Даниила (она занимает основополагающее место в христианской эсхатологии; на нее ссылался Сам Христос в проповеди о конце света — Мф. 24:15; Мр. 13:14) первая из библейских книг подробно описывает конец истории и его смысл. Бог открыл пророку, «что будет в последние дни» — сначала во сне вавилонского царя в образе огром­ного истукана: «У этого истукана голо­ва была из чистого золота, грудь его и руки его — из сере­бра, чрево его и бедра его — мед­ные, голени его желез­ные, ноги его частью железные, частью гли­ня­ные». Он стоял, «доко­ле камень не оторвался от горы без содей­ствия рук, ударил в истукан, в железные и гли­няные ноги его, и разбил их», а «железо, глина, медь, серебро и золото сделались как прах... ветер унес их, и следа не осталось от них; а камень, разбивший истукан, сделался великой горою и наполнил всю землю» (Дан. 2:28–35).

Пророк Даниил поясняет, что разные части истукана означают сменяющие друг друга четыре великих земных царства, после которых «во дни тех царств Бог Небесный воз­двигнет цар­ство, которое во веки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу; оно сокру­шит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно» (Дан. 2:44).

По общепринятому толкованию вос­точных и западных святых от­цев речь идет о следующих царствах: 1) Асси­ро-Вавилонское, 2) Мидо-Персидское, 3) Маке­донско-Греческое и последнее — 4) Римская Им­пе­рия, которая будет разрушена вместе со всем земным грешным миром во втором пришествии Христа ради вечного Царствия Небесного. Поскольку четвертое земное царство при­мет на себя за­ключительный удар камня (в но­ги истукана), то именно отсюда сделан вывод, что Римская империя будет существовать до конца истории. Это убеждение тоже многократно отражено в святоотеческом предании (его разделяли святые Ипполит Римский, Иоанн Злато­уст, блж. Фео­дорит, блж. Иеро­ним, Кирилл Иеруса­лим­ский и др.).



<< предыдущая страница   следующая страница >>